Мнимая безопасность коммуникаций за реальный геноцид армянства Джавахка: интервью Ваагна Чахаляна

Баку, 7 марта 2007, 00:01 — REGNUM  

Интервью члена президиума Демократического Альянса "Единый Джавахк" Ваагна Чахаляна

ИА REGNUM: Г-н Чахалян, 4-го декабря прошлого года суд первой инстанции Ширакской области Армении признал вас виновным в "незаконном пересечении государственной границы Республики Армения в непредусмотренном законом месте". После оглашения приговора, согласно которому вы были осуждены на полтора года условного заключения и выхода из зала суда на основании распоряжения главы Полиции Армении Айка Арутюняна, вы в сопровождении полицейского спецназа были депортированы из страны. По вашему мнению, чем могла быть продиктована необходимость вашей депортации, и как вы оцениваете перспективы начавшегося 5 марта в Ереване апелляционного судебного процесса по вашему делу?

Распоряжение главы Полиции Армении о моей депортации было принято на основании запроса СНБ Республики Армения, мотивы которого для меня так и остались не совсем ясными.

Мне достаточно сложно объяснять столь неадекватный шаг. В ходе предварительного следствия и суда я, исходя из презумпции независимости судебных органов, не считал возможным строить свою защиту не в правовой, а в политической плоскости. К сожалению, вердикт суда первой инстанции Ширакской области, оказался ущербным как с процессуальной, так и правовой точек зрения, показав, какой еще долгий путь предстоит пройти армянскому правосудию до подлинной независимости и беспристрастности.

Исходя из уже имеющегося опыта, у меня изначально было мало иллюзий относительно возможности вынесения по моему делу оправдательного приговора в ходе нынешних апелляционных слушаний. В первый же день суд, в нарушение духа и буквы процессуального кодекса, отказал мне в праве пригласить свидетелей от защиты. Суд также отказал мне в ходатайстве рассмотреть в ходе судебного следствия таможенный журнал, в котором зарегистрированы номерной знак и время прохождения моего автомобиля через пункт пересечения государственной границы Армении. Мне было отказано даже в праве провести экспертизу, которая, несомненно, показала бы, что в данном районе пересечь границу на автомобиле в каком-либо "непредусмотренном для этого месте" просто невозможно.

ИА REGNUM: Вы хотите сказать, что апелляционный суд лишил вас права на свидетелей от защиты?

Именно так. Апелляционный суд, со столь же удивительным пренебрежением к процессуальным нормам, отказал мне в праве на свидетелей, показания которых были способны оспорить факт моей виновности. То есть все обвинение оказалось выстроено на показаниях свидетелей от обвинения - сотрудников СНБ Армении.

Я еще раз утверждаю, что пересек границу в установленном законом месте через контрольно-пропускной пункт Бавра (армяно-грузинская граница - ред.). При этом были предъявлены все необходимые документы, а машина прошла процедуру регистрации на таможенном пункте. Позднее, уже на въезде в Ереван, на меня и членов моей семьи было совершено покушение, которое, по существу, так и не заинтересовало правоохранительные органы Армении.

Рассмотрение в качестве свидетелей только представителей государственных органов, объективные показания которых могли бы послужить основанием для возбуждения служебного расследования и наказания за халатность, является, мягко говоря, не совсем адекватным. Если я пересекал границу в Бавре, то, очевидно, что пограничник, дав такие показания, должен будет затем давать объяснения, почему он не зарегистрировал данный факт надлежащим образом. Не говоря уже о более широких вопросах, касающихся самого режима пересечения границы, которыми должна была бы задаться СНБ Армении в этом случае. Но оба суда посчитали возможным опереться только на показания такого рода свидетелей, отказав мне в праве привлечь к рассмотрению дела других. Тут, как говорится, комментарии излишни.

ИА REGNUM: Вы считаете, что исход слушаний предрешен и имеет политическую подоплеку?

Несмотря на неприкрытую предвзятость первого дня слушаний, я хотел бы воздержаться от окончательных оценок. Судебное расследование пока не закончено, хотя уже очевидно, что политическая конъюнктура, как и во время суда первой инстанции, витает в воздухе и, по всей видимости, резко ограничивает возможность вынесения вердикта исключительно в рамках правового поля.

ИА REGNUM: Вы были депортированы из Армении. На каком основании вам позволили вернуться?

Апелляционный суд обратился в полицию Армении с просьбой обеспечить мое физическое присутствие на процессе. Разрешение было дано, однако моя первая попытка за несколько дней до процесса приехать в Ереван для консультации с адвокатом и подготовки защиты, оказалась трагикомичной. Проконсультировавшись со столичным руководством, мне разрешили въехать в Армению. На этот раз процедура была соблюдена и в паспорте уже была поставлена печать о пересечении границы. Однако несколькими минутами позже те же ереванские инстанции вдруг поменяли решение и попросили меня вернуться в Ахалкалаки.

На этот раз, по настоянию суда, проявившего достойную уважения принципиальность в этом вопросе, право на мой въезд в Армению было все же реализовано. Однако срок моего пребывания в Армении республиканской полицией был ограничен сутками, хотя СНБ оказалась более "щедрой" и предоставила мне целых два дня на право защищать себя в апелляционном суде. На момент окончания первого дня слушаний председательствующий судья, несмотря на отчетливо проявившееся противодействие одного из судей, удовлетворила единственное из ходатайств защиты о предоставлении мне 5 дней на подготовку последнего слова, взявшись обеспечить законность моего нахождения в республике до конца судебного разбирательства.

ИА REGNUM: Большинство аналитиков считают, что все происшедшее с вами, действительно, напрямую связано с вашей политической деятельностью в Джавахети (армянонаселенный регион Грузии - ред.). Какова на данный момент политическая обстановка в регионе?

Политическая ситуация в Джавахке постоянно ухудшается, что, теоретически, должно было бы вызывать обеспокоенность как со стороны Грузии, так и Республики Армения, заинтересованных в сохранении стабильности и мира в регионе. Однако, вместо осмысленного и ответственного подхода к проблеме, с обеих сторон мы наблюдаем шаги, которые только усугубляют взрывоопасные тенденции.

ИА REGNUM: Вы можете раскрыть содержание последнего утверждения?

В настоящее время Армения полностью сосредоточилась на внутренних проблемах, а партии власти заняты исключительно вопросами сохранения и упрочения своих внутриполитических позиций. Оппозиция, по большей части, занята междоусобной грызней за сохранение своих кресел в законодательном органе будущего созыва. Общественность Армении находится в глубокой апатии и так же, как и политические силы, не в состоянии адекватно реагировать на военно-стратегические вызовы, стоящие перед армянской государственностью. Ставятся под сомнение и предпринимаются попытки "сдать" победы, достигнутые армянским народом за последние десятилетия. Геноцид постепенно превращается в мелкую разменную монету армянской политики, и мы начинаем забывать, что наши безмерные жертвы, наши потери - есть абсолют мировой истории, а не конвертируемая политическая валюта. Признание Геноцида, недопущение его повторения - должны стать краеугольным камнем армянской политики. В реальности мы наблюдаем непонимание роли и места Джавахка в национальной и региональной системе безопасности. Остается беспомощной и безответственной позиция армянского МИД относительно проекта строительства железнодорожной ветки (имеется ввиду проект строительства железной дороги из Турции в Азербайджан через Грузию в обход Армении, которая пролегает по территории в основном армянонаселенного грузинского региона Самцхе-Джавахети - ред ). Мы, как и в начале 20 века, не хотим видеть тревожных тенденций, вполне ясно и четко оформившийся вектор, направленный на изменение демографической ситуации в Джавахке, выдавливания армян из региона. По сути дела, реализуется политика, разрушающая добрососедские грузино-армянские отношения, которая в случае продолжения будет квалифицироваться джавахским армянством как геноцидальная.

Пока что с огромным сожалением можно привести слова Амаяка Ованисяна (депутат парламента Армении - ред.) о том, что за все эти годы единственным примером армяно-грузинского стратегического сотрудничества стал мой арест, осуждение по надуманному обвинению и выдворение из Армении. Многим в Армении искренне кажется, что, принося в жертву интересы и будущее джавахского армянства, Армения, тем самым, обеспечивает безопасность своих коммуникаций. Мы утверждаем прямо противоположное. Именно Джавахк является важнейшим фактором сохранения региональной стабильности, нейтрализующим несовместимые с жизненными интересами армянской государственности тенденции в грузинской политике.

Однако, вместо конструктивного и принципиального диалога с Грузией, в Армении предпочитают проводить "страусиную" политику, пряча голову в песок. Подобная политика Армении в джавахкском вопросе неизбежно обернется эскалацией и переходом проблемных вопросов на новый уровень.

Проблема обеспечения безопасности, соблюдения гражданских прав и свобод армян Джавахка должна стать составной частью армянской политики по признанию и повторному недопущению геноцида армянского населения. Стратегические устремления Турции и Азербайджана в Джавахке, на фоне стремительно теряющей в пользу последних политический суверенитет Грузии, являются продолжением геноцидальной политики отрицания права Армении на существование.

ИА REGNUM: Какова, на Ваш взгляд, политическая линия грузинского руководства в джавахкском вопросе?

После подписания трехстороннего рамочного соглашения между Турцией, Азербайджаном и Грузией по строительству железнодорожной магистрали Карс - Ахалкалак -Тбилиси - Баку уже сложно говорить о собственно грузинском политическом курсе в джавахкском вопросе. Очередное ухудшение грузино-российских отношений привело к системному и качественному увеличению политической зависимости Грузии от Турции и Азербайджана. Эти страны не только используют ее территорию в качестве геостратегического моста, но и стремятся создать прямой тюрконаселенный этнический коридор. Железнодорожная ветка Карс- Ахалкалак является ключевым звеном в реализации этих планов, а единственной преградой в реализации данной политики остается армяно-населенный Джавахк.

Благодаря "усердию" армянских силовиков в деле моего задержания и дискредитации Демократического Альянса, в Джавахке стал возможен немыслимый ранее силовой произвол. Грузинские власти после нового года резко активизировали деятельность силовых структур, нагнетающих атмосферу террора против политически активных армян нашего края.

По сфабрикованным обвинениям арестовываются крупные импортеры армянской продукции, которые, по мнению, представителей грузинских политтехнологов, путем "засилья" армянских товаров создают психологическую иллюзию о "формальности нахождения Джавахети в составе Грузии". Демонстративные акции устрашения с привлечением вооруженного боевым оружием спецназа стали почти еженедельным явлением. Без ведома джавахкцев, живущих и трудящихся на своей земле, в Тбилиси организуются аукционы, на которых с молотка продаются их земельные угодья, месторождения и объекты инфраструктуры. Особую обеспокоенность вызывает упорное стремление грузинского руководства как можно быстрее ввести в окончательно выводящуюся на днях российскую военную базу собственные вооруженные силы. В военном городке уже в течение многих лет проживают многие сотни армянских семей. Вы можете представить себе последствия их насильственного выдворения...

ИА REGNUM: Как Вы намерены довести до внимания армянского и грузинского руководства Ваши опасения. Не считаете ли Вы целесообразным сотрудничать в этих целях с общественно-политическими структурами "грузинских армян в Армении"?

Безусловно, теоретически конструктивное обсуждение проблем со всеми заинтересованными силами, в том числе придерживающимися отличных друг от друга позиций, явление исключительно положительное. Мы, как и прежде, открыты для диалога, но данный процесс трудно назвать таковым, если стороны придерживаются противоположных целей.

От имени Альянса и от себя лично, я не раз заявлял, что мы не считаем корректным и правомерным прямо или косвенно участвовать во внутриармянских политических процессах. Мы также осуждали действующие в правовом поле Армении "земляческие организации", грубо вмешивающиеся в общественно-политическую жизнь Джавахка. Такие организации, как "Единство грузинских армян", партия "Могучая Родина", ее придаток - "Земляческий союз "Джавахк" преследуют лишь одну цель, - пробраться в парламент или "продать" той или иной партии 400-тысяч виртуальных голосов "грузиноармянского" электората. Оценка деятельности этих сил в Джавахке ни для кого не секрет и не раз была озвучена нами. Повторяться еще раз на сей счет, считаю более чем нецелесообразным.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.