Виктор Якубян: "Электоральное цунами" и новая политическая ситуация в Армении

Баку, 31 Января 2007, 14:17 — REGNUM  

Главная интрига внутриполитического процесса в Армении - предстоящие 12 мая 2007 года парламентские выборы. Ясно, что грядущий избирательный процесс, который определит состав будущего парламента - лишь прелюдия к президентским выборам 2008 года. Кандидат в президенты Армении, который, что называется, на виду - министр обороны страны Серж Саркисян. Является ли его кандидатура безальтернативной - вопрос риторический. Процессы, происходящие внутри власти и, в первую очередь, тактические маневры действующего президента Роберта Кочаряна, не позволяют делать однозначных прогнозов. Сам Кочарян, лишенный возможности выдвинуть свою кандидатуру на третий срок, намерен продолжить политическую карьеру, о чем прямо заявил общественности страны. В какой новой ипостаси он планирует предстать - перспективная интрига, все более связанная с главной политической баталией за пост президента Армении.

Социально-экономическая ситуация

Общее состояние населения Армении в преддверии крупных по региональным масштабам политических процессов можно охарактеризовать как латентную депрессию. Водораздел между общественностью и политическим бомондом в 2003 году значительно увеличился, и сегодня не остается сомнений в том, что общественность относит политику к прибыльному виду бизнеса, который доступен лишь ограниченному кругу лиц. В результате, электорат может быть втянут в политический процесс исключительно благодаря прямой финансовой или карьерной заинтересованности.

2006 год стал для Армении периодом некоторого торможения темпов экономического развития, спада промышленного производства.

Наиболее болезненным ударом по общей системе обеспечения социальной стабильности Армении стало значительное падение курса доллара. Уже сегодня можно констатировать, что политика ЦБ, нацеленная на удержание темпов инфляции в заданных рамках, бьет по интересам основной массы граждан, обеспечивающих свое существование за счет долларовых трансфертов. В условиях фактически автономного жизнеобеспечения, население Армении впало в крайнюю зависимость от финансовой помощи из-за рубежа, и падение курса американской валюты стало тяжелым ударом по его покупательской способности. Ежегодно в Армению по линии частных трансфертов поступает сумма, сопоставимая по размеру с государственным бюджетом, в связи с чем в обществе фигурирует версия о том, что власти фактически обирают население с тем, чтобы покрыть расходы аппарата.

Наряду с почти 40-процентным "подорожанием драма", как называют обвал местного финансового рынка функционеры ЦБ, цены на основные виды потребительских товаров либо остались неизменными, либо же, что парадоксально, выросли.

Руководство страны с бюджетом свыше одного миллиарда долларов, в которую по линии частных переводов ежегодно втекает такое же количество финансовых средств, не может предложить четких программ развития малого и среднего бизнеса, который мог бы поглотить огромную долларовую массу, в конечном итоге, планомерно убивающую экономику Армении. Вместо этого, внедрена фискальная политика, действующая в режиме принуждения и полностью подотчетная главе государства.

Политическая ситуация в регионе, одной из результатов которой стала практическая блокада Армении, позволяет властям страны мотивировать сложное социально-экономическое положение объективными причинами. Однако, за довольно длительный период правления команда Кочаряна так и не предложила внятных сценариев преодоления латентного кризиса, сфокусировав все свои усилия на раздроблении политических оппонентов и создании механизмов воспроизводства власти.

Несмотря на заявления различных ответственных структур, тенденций, свидетельствующих о возвращении армян на историческую родину, не наблюдается. Наоборот, существует риск увеличения оттока населения, главной причиной чего является высокий уровень безработицы, крайне неблагоприятная социальная среда обитания, отсутствие соприкасающихся с общественными реалиями и эффективных правительственных программ, непозволительная поляризация общества по материальному признаку, коррупция.

Властная пирамида, свято чтящая принцип круговой поруки, живет в отрыве от общества, ограничиваясь выдвижением популистских лозунгов. Общество, в свою очередь, находится в ожидании действенной программы обустройства страны, прекрасно осознавая опасность радикальных призывов оппозиции. Вместе с тем, большинство населения пребывает в режиме ожидания момента, когда появится удобный вариант покинуть страну.

Именно в этих условиях высшая власть Армении создает партию "для униженных и оскорбленных", которая получает громкое название "Процветающая Армения". Суть проекта состоит, в том числе, в примитивной скупке оппозиционного электората. Руководителем проекта назначен приближенный президенту олигарх Гагик Царукян, по всей видимости, лишенный политических амбиций, но имеющий задачу гарантирования собственного капитала.

Ситуация в регионе

Крупные политические процессы на Южном Кавказе не обходятся без того, чтобы аналитики не постарались спроецировать на них интересы внешних сил. Вместе с тем, электоральные процессы в Армении и Азербайджане, неминуемо, влияют на темп переговорного процесса вокруг проблемы Нагорного Карабаха. В этом плане, 2007-2008 гг. не станут исключением, о чем недавно прямо заявил президент Роберт Кочарян. Еще больше оснований для того, чтобы Ереван временно закрыл "переговорный клапан" дают надвигающиеся выборы президента Нагорного Карабаха. Они пройдут летом 2007 года.

Таким образом, после парламентских выборов весной в Армении и президентских - летом в Нагорном Карабахе, политическая авансцена Армении заметно видоизменится, и, как это представляется сегодня, обнажится вся логика президентской кампании.

(Сами же по себе, президентские выборы в Нагорном Карабахе интересны лишь с точки зрения отслеживания логики и динамики взаимоотношений правящих систем в Ереване и Степанакерте, возможных сценариев совпадения и расхождения интересов отдельных групп, а также с точки зрения личности нового президента. Однако это тема для другого материала).

Главная интрига, связанная с процессом урегулирования нагорно-карабахской проблемы, заключается в выжидательной позиции общественности. Она практически не втянута в процесс выработки или обсуждения позиции Армении, не говоря уже о разработке путей разрешения проблемы. Но, вместе с тем, очевидно, на решающем этапе переговоров роль общественности резко повысится, что повысит рискованность принятия решений по части карабахского процесса для любого политика, который к тому времени будет занимать пост президента Армении.

Значительное воздействие на ситуацию в Армении продолжают оказывать политические тенденции в регионе. Достигнув пика напряжения, несколько нормализовались российско-грузинские отношения, что приветствуется не только политиками, но и общественностью Армении.

Дуэт Азербайджан-Турция продолжает оказывать политическое и экономическое давление на Армению, и присоединение Грузии к проектам Баку и Анкары может губительно сказаться на стратегических позициях Армении. Причем, интенсивность сближения Тбилиси с азербайджано-турецким тандемом во многом связывается армянскими аналитиками с состоянием взаимоотношений Грузии с Россией. Последнее определяет и надежность поставок стратегического сырья из России в Армению, а также стабильность осуществления значительной доли армянского экспорта.

С другой стороны, процессы, связанные с определением внешнеполитического вектора Грузии, являются неким лакмусом для оценки общих ориентиров стран Южного Кавказа и, в особенности, Армении.

В случае присоединения Грузии к НАТО, Армения будет вынуждена интенсифицировать отношения с Альянсом, вплоть до членства в нем, поскольку в противном случае будет выпадать из общей логики конструирования системы региональной безопасности. С другой стороны, ясно, что для самого Еревана подобный ход событий не является наиболее приемлемым, поскольку нынешняя стратегия балансирования позволяет Армении довольно тесно сотрудничать с Ираном, поддерживать статус-кво в отношениях с Азербайджаном и Турцией, обеспечивать равномерный диалог с Россией, США и ЕС, а также некоторым образом корректировать временами слишком амбициозную политику Грузии.

Вместе с тем, наблюдаемые в последние несколько недель события в Грузии дают Еревану не мало поводов для оптимизма по части перспективы нормализации отношений Тбилиси-Москва. Односторонняя ориентация президента Саакашвили на США, по видимому, медленно, но верно приводит к единственно возможному результату - откату назад и внешнеполитическому вакууму. По сути, политический истеблишмент Грузии на полпути к пересмотру доктрины Саакашвили, и возврату в естественное русло отношений с соседними странами.

Еще более внимательно в Ереване наблюдают за генезисом взаимоотношений Азербайджана и России. Армянские эксперты, в общем-то, высказывают сомнения по поводу того, что при преобладающем или, вернее, почти 100% потоке азербайджанских энергоресурсов в западном направлении, возможен конструктивный политический диалог Азербайджана с Россией.

Конец 2006-го года отмечен их значительным охлаждением. Характерными событиями по этой части можно считать отказ Баку от закупок российского газа и прокачки азербайджанской нефти в направлении Новороссийска, а также решение властей Азербайджана прекратить вещание на территории страны ведущих российских телеканалов.

Результат не заставил себя долго ждать. Москва, уже многие годы делающая попытки вести сбалансированную политику с Арменией и Азербайджаном, заявила о намерении инвестировать в Армению полтора миллиарда долларов. В числе новых инициатив высветилось намерение прокинуть нефтепровод из Ирана в Армению, а также построить НПЗ в стратегическом регионе Мегри. Этот населенный пункт находится на острие клина, упирающегося между Турцией и Азербайджаном вплоть до иранской границы и в свое время фигурировал в контексте переговорного процесса по мирному урегулированию карабахской проблемы. Повышенный интерес Москвы в этому региону позволяет надеется, что вариант обмена так называемого "мегринского коридора" с лачинским (соединяет Армению с Нагорным Карабахом), снят с повестки армяно-азербайджанского переговорного процесса.

Внутриполитический процесс

Логика текущего политического процесса в Армении становится более понятной, если берутся в расчет некоторые знаменательные тенденции, тянущиеся с 2003 года.

Оппозиционные силы и лидеры, возглавившие движение протеста после президентских и парламентских выборов в 2003 году, заметно дискредитировали себя. Не удивительно, что после того, как стало ясно, что сопротивление властям в формате блока "Справедливость" - пустая трата времени и денег, лидер этого блока - глава "Народной партии" Степан Демирчян практически демонстративно ушел в тень. Таким образом, он сохранил себя как политика, но потерял все шансы стать ядром оппозиционного движения в будущем.

Не обладает таковыми и его коллега - глава партии "Национальное Единение" Арташес Гегамян. Для последнего 2003-2004 гг. стали периодом значительной активности, результатом которой стало частичное достижение личных целей, но существенная потеря авторитета в глазах протестного электората. Гегамян продолжает пользоваться имиджем "мины замедленного действия", который в решающий момент может подорвать весь лагерь соратников.

Вместе с тем, обе эти политические силы продолжают эксплуатировать оппозиционную нишу, и могут в определенный момент синхронизировать свои действия с другими оппозиционными силами. Ближайшей же стратегической целью "Народной партии" и "Национального единения", как представляется, является обеспечение присутствия в Национальном Собрании нового созыва.

Особое внимание среди оппозиционных сил привлекает к себе партия "Оринац Еркир". После выхода из состава правящей коалиции, она развивает деятельность в оппозиции к действующим властям и, по всей видимости, не против подтвердить амбиции на лидерство.

Прежде чем детальнее обрисовать перспективы оппозиционного лагеря, обратимся к некоторым особенностям политического поля Армении.

Из активных внутриполитических игроков, пожалуй, за исключением АРФ "Дашнакцутюн" - партии с богатым историческим опытом и особой миссией, остальные армянские партии созданы не под идеологию или программу, а под личности. Электорат же местный льнет к специальному статусу партийного лидера. Чем выше этот статус, тем реальнее шанс чем-то да поживиться. Ясно, что в стане оппозиции особыми благами не наделяют, почему и рождение новых политсубъектов на электоральном раскладе не отражается - разве что "ветераны" и "новички" воруют друг у друга голоса.

Именно в эту логику вмещается проект создания и дальнейшей раскрутки партии "Процветающая Армения". За сравнительно короткий промежуток времени (чуть более года) данная политическая сила стала законодателем политической моды в стране, заставляя аналитиков путаться в оценках. При этом, до конца не выяснена не только идеологическая база этой партии, но и личности ее лидеров. Все это не помешало "Процветающей Армении" спустя 3-4 месяца после появления на свет набрать, по оценкам самих партийцев, почти 400 тысяч членов, или треть всего электората.

В самых широких кругах муссируется версия о том, что проект "Процветающая Армения" подготовлен непосредственно президентской администрацией. Стоит отметить, что ставка на в общем-то аполитичного, но провластного парламентария-олигарха, председателя Национального Олимпийского комитета Гагика Царукяна была безошибочной. Последний слывет отцом-благодетелем одной из центральных областей Армении - Котайкской, оказывает всемерную помощь местному населению, всячески поддерживая имидж бесхитростного, доброго и богобоязненного выходца из народа, достигшего высот своим трудом.

Среди целей проекта "Процветающая Армения" указывается как привлечение разбросанного после провала оппозиции в 2003 году протестного электората, так и обеспечение некоего резерва влияния для уходящего президента Кочаряна. Обе эти версии являются приемлемыми и логичными.

Существует и третий сценарий, несколько более широкий, который упирается в довольно жестко поставленную позицию европейских структур и США. Согласно третьей версии, объясняющей появление "Процветающей Армении", распределение основной массы электората по нескольким партиям позволит провести более или менее чистые выборы, что, несомненно, является если и не приоритетом, то важным условием безболезненной эволюции политической системы Армении.

Судя по всему, первая цель действительно принималась за основу, поскольку, несмотря на заметно пошатнувшиеся позиции, оппозиция Армении продолжала и продолжает создавать напряжение, прежде всего, безостановочным поиском путей и форматов объединения, а также консультациями с внешними силами. Как уже было отмечено, к оппозиционной возне, хотя и с потерями, но присоединилась партия экс-спикера парламента Артура Багдасаряна "Оринац Еркир". Сосредоточение традиционно ропщущего периферийного электората под сени "Процветающей Армении" не могло не ударить по интересам оппозиции. Между тем, довольно скоро ропот, пока, впрочем, подковерный, поднялся и в провластном стане. Хотел того Царукян или нет, но он посягнул на интересы и партий правящей коалиции - в частности, Республиканской партии, электорат которой в основном поставляется партийными бонзами - министрами, губернаторами, мэрами, промышленниками и прочее. Теперь же ситуация кардинально меняется, народ подается в "Процветающую Армению", день ото дня осложняя жизнь в первую очередь республиканцам. С этой проблемой и связывается недавнее снятие с должностей двух губернаторов - Армавирского и Лорийской областей, якобы, не достаточно активно повышающих рейтинг некогда партии номер один (РПА). Еще более тревожным сигналом стало убийство руководителя муниципальной общины села Налбандян Армавирской области Армении Рональда Мкртчяна, который на момент избрания являлся членом партии "Процветающая Армения", но до этого продолжительное время симпатизировал РПА. В народе заговорили о войне интересов, и премьер-министр Армении, глава РПА Андраник Маргарян был вынужден прокомментировать инцидент. Он назвал обвинения по поводу причастности Республиканской партии Армении (РПА) к убийству Рональда Мкртчяна черным PR-ом. Маргарян заметил, что РПА принимает участие в выборах практически во все органы местного самоуправления. "Естественно, в некоторых случаях мы терпим поражение, однако это не является поводом для потасовок, не говоря уже об убийстве", - заявил Маргарян. РПА не намерена мстить кому-либо за поражение, это не в традициях партии, заметил премьер.

Итак, стоит зафиксировать, что "проект власти", нацеленный исключительно на раздробление оппозиционного электората, не мог и не должен был затронуть интересы самой власти, тем более внести раскол в его лагере. С другой стороны, если цель раздробления оппозиционного электората достигается, но при этом затрагиваются интересы других игроков властной команды, то значит сама властная команда либо действует неосторожно (что сложно предположить), либо же в ней существуют определенные разногласия. Если принять на веру причастность президента к проекту "Процветающая Армения", а также учесть, что локомотивом Республиканской партии на президентских выборах будет министр обороны Армении Серж Саркисян, то разногласия эти, следуя такой логике, развиваются на достаточно высоком уровне. С другой стороны, ни тихий ропот республиканцев, ни, тем более, локальные столкновения кандидатов на выборах в органы местного самоуправления, не могут служить достаточным основанием для такого рода оценок, а посему, вторая цель проекта "Процветающая Армения" (обеспечение резерва влияния для уходящего президента Кочаряна) плавно допускает существование третьей (договорной передел основной массы электората между несколькими главными претендентами на политическое лидерство).

Вожделенный парламентский мандат РПА, естественно, получит. Но каков будет вес этого мандата вследствие "электорального цунами", устроенного "процветающими"? Если в нынешнем парламенте республиканцы были большинством в правящем коалиционном большинстве, получив тем самым премьерское кресло, важнейшие министерские портфели и губернаторские места, а после ухода "Оринац Еркир" и кресло спикера парламента, то перспектива меньшинства в большинстве столь эксклюзивного статуса не сулит. Это, в свою очередь, грозит спровоцировать эффект домино с совершенно непредсказуемыми последствиями. И не только для РПА. Не стоит также доказывать и то, что на столкновение "титанов" с трепетным волнением надеется весь оппозиционный фронт, некоторые представители которого, как к примеру Арташес Гегамян, по сути, не выдерживают напряжения и выкидывают в эфир заявления, нацеленные на эскалацию отношений между РПА и партией Царукяна.

Несмотря на все указанные тенденции, создается стойкое впечатление, что, во всяком случае на настоящем этапе у властей все под контролем. К такому выводу приводит оглашенный еще в декабре прошлого года главой парламентской фракции РПА Галустом Саакяном прогноз результатов выборов, согласно которому, партии власти (кроме РПА, это АРФД и Объединенная трудовая партия - ОТП) вновь окажутся в парламенте. Вакансию же ушедшей в оппозицию партии "Оринац Еркир" займет "Процветающая Армения". Этот прогноз Саакяна в дальнейшем подтвердил и президент Роберт Кочарян, дав тем самым публике понять, что победа этих партий желаема, а посему и должна стать действительной. Что ситуация развивается по утвержденному сценарию свидетельствует и запланированный уход в политику первого замминистра обороны Артура Агабекяна. Было заявлено, что он восстанавливает свое членство в АРФД, очевидно, с целью войти в парламент по спискам этой партии, чтобы затем быть делегированным на должность министра обороны. Стремление "Дашнакцутюн" к силовому блоку - процесс давний, и результат, в случае если таковой будет достигнут - несомненно, продукт политической договоренности в высшем эшелоне.

Какую же должность займет нынешний министр обороны Серж Саркисян, оказавшись в парламенте по мандату РПА, и займет ли вообще - не суть важно: может продолжить деятельность главы оборонного ведомства, а может и ограничиться статусом председателя политсовета партии, каковым и является в настоящее время, или даже парламентской фракции РПА, а в дальнейшем включиться в гонку президентских выборов. Но воплотиться ли столь многопрофильный сценарий в жизнь? Годом ранее сомнений не возникало. Ныне же следует спросить у Гагика Царукяна. Олигарх, его благотворительный фонд, его партия, вобравшая треть электората, по сути, способны поставить под сомнение беспроигрышный сценарий "дирижируемой и прогнозируемой демократии".

Возвращаясь к перспективам оппозиции и, в частности, партии "Оринац Еркир", хочется указать на главную болевую точку этой политической силы. Несмотря на здоровую амбициозность ее лидера, его молодость и неплохие ораторские способности, качество команды экс-спикера оставляет желать лучшего. Общественность прекрасно помнит, как субъекты, занявшие министерские посты по квоте "Оринац Еркир", когда последняя была во власти, оскандалились совершенно нелепым образом. Череда отставок министров - представителей этой партии, свидетельствовала лишь об отсутствии элементарной партийной дисциплины и профессионализма, без чего переломить хребет действующей власти будет очень и очень непросто.

По сути, ключевым вопросом армянской политической действительности является то, как планирует свою дальнейшую карьеру президент страны Роберт Кочарян. Очевидно, ответ на этот вопрос расставил бы по местам многие непонятные пока детали. Наиболее активно муссируемой версией является намерение Кочаряна возглавить после отставки пост премьер-министра. Новая Конституция Армении, основные положения которой будут зафиксированы на уровне законодательства в ближайшее время, наделяют премьера и парламент весьма значительными полномочиями. Очевидно, в случае доминирующего присутствия в парламенте нового созыва партии "Процветающая Армения", премьер-министр Кочарян продолжит держать руку на пульсе страны. Важна в этом случае и кандидатура спикера парламента, которым прочат нынешнего министра юстиции Давида Арутюняна. Тандем премьер-спикер способен превратить должность президента в относительно формальную, что никак не устроит претендента на высший пост от РПА. Именно в этой логической цепочке предстает вероятность неожиданного появления на арене альтернативного кандидата на пост президента от власти. Таковым может стать нынешний министр иностранных дел Вардан Осканян, который в последнее время все чаще начал выступать с тяжеловесными заявлениями двоякого смысла. К последним стоит отнести его высказывание о готовности Армении присоединиться к проекту строительства Транскаспийского газопровода, что иначе как антироссийской риторикой назвать сложно.

Таким образом, резюмируя ситуацию, стоит зафиксировать следующие основополагающие пункты:

1. Проект "Процветающая Армения" - продукт власти и одновременно механизм балансирования во власти.

2. Исход парламентских выборов далеко не предрешен, но будучи обнародован заложит всю логику дальнейшей борьбы за президентское кресло.

3. Внешние силы, связывающие свои интересы с тем или иным политиком, должны четко осознавать всю противоречивость ситуации, когда явный фаворит вдруг может оказаться неожиданным аутсайдером.

4. Действующий президент, по всей видимости, не назовет имя преемника, поскольку не желает брать ответственность за его будущую политику в той сложнейшей ситуации, в которой сегодня пребывает Армения.

5. В случае эскалации внутривластных противоречий может возникнуть форс-мажорная ситуация, когда оппозиция перехватит инициативу и получит поддержку внешних сил как фактор, способный вернуть ситуацию в русло стабильности.

Виктор Якубян - эксперт аналитического центра "Кавказ"

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
07.12.16
У белгородского губернатора заканчивается срок... но закончились ли силы?
NB!
06.12.16
Венесуэла: переговоры власти с оппозицией сорваны
NB!
06.12.16
Бабич не стал комментировать президентство Минниханова после Путина
NB!
06.12.16
«Начальнику Генштаба Украины не дают покоя лавры схоластов»
NB!
06.12.16
Липчане устали от «статусного» губернатора, но у оппозиции нет альтернативы
NB!
06.12.16
«Румыны прижали нас к стенке»: Венгрия готова ударить кулаком по столу
NB!
06.12.16
Командование «по-деревенски»: в Госсовете Чувашии раздали зарплаты не тем
NB!
06.12.16
В России за кибератаки будут сажать в тюрьму на 10 лет
NB!
06.12.16
Ульяновские оружейники начнут выпуск новых видов патронов
NB!
06.12.16
«Здесь постоянная война»
NB!
06.12.16
Эрдоган одобрил ратификацию «Турецкого потока»: когда это сделает Москва?
NB!
06.12.16
Рейтинг курского губернатора падает, показатели экономики региона — растут
NB!
06.12.16
Заплати налог… Жителям Карачаево-Черкесии налоговики не дали спать спокойно
NB!
06.12.16
Экономика с протянутой рукой и перспективы главы Зауралья
NB!
06.12.16
«Долго не удержатся» — депутаты Госдумы о руководстве Чувашии
NB!
06.12.16
Бабич посоветовал главам регионов не лезть в работу федеральных ведомств
NB!
06.12.16
Рейтинг доверия Сергею Аксёнову осложняют невыполненные обещания
NB!
06.12.16
В Самаре будет, как во Владивостоке
NB!
06.12.16
Искушение святым Антонием: католики Львова требуют от Украины вернуть свое
NB!
06.12.16
Прокуратура внесла представление главе Севастополя за ледяную блокаду
NB!
06.12.16
«Слабое место» челябинского губернатора и слухи об отставке
NB!
06.12.16
Путин назвал идиотским решение Литвы о запрете на въезд судьям из РФ