Южный Кавказ - возвращение к статус-кво: интервью депутата парламента Армении Армена Ашотяна

Баку, 26 января 2007, 15:08 — REGNUM  

ИА REGNUM: Г-н Ашотян, на сегодняшний день отсутствуют какие-либо предпосылки для стабилизации ситуации на Южном Кавказе. В регионе продолжают развиваться противоречия, и многие аналитики приходят к тому выводу, что Армения оказалась в наиболее сложной ситуации. Сколько бы ни говорили о диверсификации, очевидно, что значимые энергетические и коммуникационные проекты обходят республику стороной. Предполагаете ли вы, что влияние Азербайджана и Турции на Грузию будет в дальнейшем нарастать, а в связи с тем, что Грузия теряет свое значение в глобальной политике, возникает риск образования некоего регионального триумвирата. Какую политику может противопоставить этому Армения, кроме демаршей?

Во-первых, хотелось бы подчеркнуть, нынешняя ситуация на Южном Кавказе укладывается в логику борьбы сверхдержав за энергоносители и их транспортировку. Ясно, что, во всяком случае, до 2020-2025 гг., глобальная политика будет диктоваться именно борьбой за энергоресурсы и контроль над маршрутами их транспортировки. С этой точки зрения, проецирование глобальной борьбы на наш маленький геополитический регион имеет большой риск для Армении.

Я полностью согласен с формулировкой, что триумвират Турция-Грузия-Азербайджан, будучи по сути антироссийским, опасен для Армении, поскольку изолирует ее от стратегического партнера.

Посмотрите, что произошло с дипломатией Азербайджана. Осень 2006 года ознаменовалась активным заигрыванием азербайджанской стороны с Россией: визиты Фрадкова и Грефа, инвестиционные проекты российских компаний РУСАЛ, КАМАЗ, ЛУКОЙЛ, мероприятия в рамках года России в Азербайджане, реверансы Алиева, заявления Мамедъярова и других высокопоставленных лиц относительно того, что Россия является гарантом урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Однако уже к концу прошлого года позиция Азербайджана резко сменилась на антироссийскую. Это не возвращение к статус-кво, это новая внешнеполитическая ориентация. Отношения изменились в худшую сторону - прекращение вещания российских телеканалов, которые создавали общее информационное пропагандистское пространство на постсоветском пространстве, отказ от закупа российского газа, так называемая братская помощь Грузии поставками газа Шах-Дениз, простой нефтепровода Баку-Новороссийск и очевидное сооружение барьера между Россией и Арменией со всех сторон, с севера, востока и запада.

В этой ситуации, конечно, можно было бы на горячую голову предложить противопоставить оси Восток-Запад, ось Север-Юг: Россия-Армения-Иран. К сожалению, такая геополитическая конструкция, по всей видимости, будет политически несостоятельной в силу ее географической неполноценности и значительных разногласий как между Россией и Ираном, так и определенных проблем в российско-армянских и армяно-иранских отношениях. Это проблемы, которые не являются камнем преткновения, не афишируются, но, тем не менее, существуют. Понятно, что самым слабым звеном в этой цепочке государств является Армения и, следовательно, весь геополитический удар придется по нашей стране. То есть, сооружение альтернативной оси, по всей видимости, нереально, тем более, учитывая не спадающую напряженность вокруг Ирана, прогнозы международных институтов по поводу нефтяного кризиса в этой стране, неоднозначный подход различных кругов российской и армянской политических элит и прочее.

Накладывает свой отпечаток на невозможность реализации этого проекта и непредсказуемость российской внутренней и внешней политики. Выборы в России, так или иначе, повлияют на ее внешнюю политику, в том числе, и на отношения с Арменией. В этом плане, очень трудно с уверенностью говорить о том, что Армения в лице России может иметь 100%-но надежного союзника именно с точки зрения реализации альтернативных "судьбоносных" геополитических программ.

ИА REGNUM: Да, но ведь комплементарный внешнеполитический курс Армении, по идее, должен был позволить осуществить эти программы с помощью других партнеров...

По всей видимости, Армения и дальше будет продолжать политику геополитического дрейфа, потому что государству с ограниченным потенциалом "двигателя" сложно будет идти в определенном четком направлении в штормовом пространстве Южного Кавказа. То, что Армения оказалась вне двух региональных мегапроектов, это уже свершившийся факт и исходить из обратного - либо политическая спекуляция, либо проявление политической наивности. Говорить о том, что третий мегапроект, на этот раз железнодорожный, Карс-Ахалкалаки-Тбилиси-Баку будет осуществлен с вовлечением Армении, тоже, скорее, из области фантастики. Скорее всего, нам надо будет смириться с тем, что за отстаивание наших национальных и государственных интересов нам необходимо платить геополитическими отступлениями. Именно они являются платой за принципиальную позицию в отстаивании наших интересов.

ИА REGNUM: Считаете ли вы, что Армения могла бы ввести некоторые коррективы в свои отношения с Грузией?

Что касается Грузии, то, по всей видимости, ей не удастся пройти между Сциллой - Азербайджаном и Харибдой - Турцией. К моему огромному сожалению, эту страну в долгосрочной перспективе ожидает геополитическая катастрофа. Вопрос не столько в демографическом состоянии Грузии, сколько в том, что ни одна страна в истории не выходила сухой из воды взаимодействия с Турцией по таким серьезным вопросам, как геополитика. К сожалению, мы тут будем иметь Грузию, закованную в кандалы своих региональных воздушных замков. Вместе с тем, я не думаю, что энергозависимость от Азербайджана лучше, чем энергозависимость от России, потому что дешевый сыр, тем более азербайджанского производства, бывает только в мышеловке, которая, в данном случае, расставлена для Грузии и уже явно очерчена.

Что делать Армении в этой ситуации - сложно сказать, потому что у нас также год предвыборный, парламентские, а затем и президентские выборы не позволяют сконцентрировать политическую и интеллектуальную элиту страны для ответа на новые вызовы международной политики. Скажу больше, на нашей авансцене будут силы, которые попытаются использовать внешнеполитические вызовы для внутриполитической борьбы. Будут силы, которые более рьяно станут обслуживать внешнеполитические силы внутри страны. К сожалению, это, наверное, самая большая угроза для внутренней политики Армении. Пятая колонна внутри государства, окажись она в будущих руководящих структурах, поставит жирный крест на государственности, на третьей Республике Армения. Позвольте не называть конкретные политические силы, от которых следует ожидать подобных попыток, но, к сожалению, наш истеблишмент имеет в своем составе такую прослойку, которая не будет гнушаться определенных разменных монет для обеспечения своего политического успеха.

В этой связи хочется высказаться относительно шума из-за кандидатуры посла США в Армении. Для меня, как для гражданина Армении, он немного непонятен. Может, я слишком прагматично мыслю, но я не помню дипломата, который при назначении в Армению употреблял слово "геноцид", тем более послов стран, которые геноцид пока и не признавали. Почему, например, не было такого ажиотажа при назначении и смене послов Великобритании или Германии.

Я уверен, что потенциал армянского лобби в США достоин лучшего применения. Мы помним историю с экс-послом Эвансом. Он начал говорить о геноциде лишь после того как приехал в Армению, познакомился с страной, ее историей и людьми. Я думаю, что лучше дать шанс гражданину США поработать в Армении, ознакомиться с культурой, традициями, историей и уже потом ставить вопрос признания или не признания геноцида. Тем более, я не могу понять посла любой страны, который будет вести политику, идущую идти вразрез с позицией его страны. Скорее всего, армянские интересы в Америке становятся жертвой внутрипартийной борьбы за утверждение климата в новом Сенате США. И это очень удобный повод показать, кто в доме хозяин. Эмоциональный патриотизм может быть нам и по душе, но говорить, что вся эта шумиха вокруг господина Хогландла имеет под собой объективную основу и вытекает из интересов Армении, я думаю рано. Надеюсь, что вне зависимости от разрешения этого конфликта, армянское лобби в США будет работать над более важными вопросами, чем назначение посла.

ИА REGNUM: В обрисованной вами логической цепи, оказалось, что слабым звеном является Грузия. Как Армении строить отношения с этой страной, и какой путь избрать для решения региональных задач?

Армения должна строить свои внешнеполитические отношения, исходя из собственных интересов. Увязывать армяно-грузинские отношения с грузино-российскими или грузино-американскими я бы не хотел, потому что у каждого игрока в данном регионе свои интересы, и они не всегда совпадают с нашими. Формулировка - получить максимум от столкновения интересов внешних игроков, опасный, но практически безальтернативный инструмент нашей внешней политики Армении. Мы не должны подстраиваться под какое-то политическое течение, которое, как видим, в нашем регионе очень резко и часто меняется. Не хотелось также быть более грузином, чем сами граждане Грузии и больше думать о судьбе этого государства в будущем. Однако, исходя из позиции Армении, я думаю, мы действительно заинтересованы в независимой и стабильной Грузии. Если Грузия окажется последним шлагбаумом для выхода Армении в Европу, я думаю, здесь действительно есть большая угроза нашим национальным интересам. Диалог Армения-Грузия должен приобрести более конструктивный характер. Я не хочу загадывать и предрекать развитие внутриполитической ситуации в самой Грузии, но, я считаю, что население этой страны ясно поняло уже, что даже после так называемой демократической революции, страна не решила две важные проблемы, стоящие перед ней до революции - социально-экономический кризис и проблемы Абхазии и Южной Осетии. Даже служение атлантическому культу не помогло стране решить национально-государственные проблемы. Ясно, что ситуация в дальнейшем будет ухудшаться в этом плане, потому что конфронтация с северным соседом, по всей видимости, прошла точку возврата, и при данном грузинском руководстве конструктивные отношения с Россией невозможны.

Очень трудно говорить, когда выбираешь из плохого и очень плохого варианта. По всей видимости, в данном случае необходимо выбирать между гибельным и неприятным. Я думаю, вовлечение Грузии в цепочку Азербайджан-Турция неприятно, но идти на конфронтацию с Грузией на данном этапе армянской государственности я считаю неприемлемым.

Единственным рычагом влияния Армении на Грузию, по мнению экспертов, является Джавахк, а проблема Джавахка, к сожалению, не является только проблемой армяно-грузинских отношений. В этом омуте пытаются поймать свою рыбу многие другие. И здесь сложно разделить, где армянские интересы, а где интересы других стран, замаскированные под армянские. Я, конечно, в определенной степени знаком с ситуацией и знаю, что проблемы социально-экономического развития региона остаются, несмотря на обещания со стороны Тбилиси. Но идти на конфронтацию с соседним государством из-за проблемы, где перепутано слишком много интересов - не только армянских и грузинских, я думаю, было бы опасно не только для Грузии, но и для Армении. Необходимо продолжать и в будущем "мягкое" отстаивание интересов армян Грузии.

ИА REGNUM: Вы высказали свою позицию относительно той или иной модели, которую должна применять Армения в своей внешней политике. А вот интересно ваше мнение относительно недавнего заявления главы МИД Вардана Осканяна, который фактически, озвучил готовность Армении участвовать в проекте строительства Транскаспийского трубопровода? Как стоит данное заявление вообще воспринимать?

Во-первых, известно, что Транскаспийский газопровод находится в стадии разработки еще с 90-ых годов прошлого столетия. ЕС действительно выделял деньги на его экологическую и финансово-техническую экспертизу. Однако все разговоры по этому проекту при Ниязове были отложены в долгий ящик.

Есть, конечно, большой соблазн связать смерть Ниязова с геополитическими изменениями и перераспределением энергоресурсов из Средней Азии через Южный Кавказ в Европу, но это, скорее всего, из области псевдоаналитики. Конечно, совпадения бывают, но, в любом случае, оживление разговоров вокруг Транскаспийского газопровода именно в этот момент наводит на мысль, что американские и европейские центры хотят использовать ситуацию в Туркменистане для своих собственных энергетических проектов. Но, если нет конкретного проекта, мне будет трудно сказать, как Армения может в этом участвовать. Большой шум подняла азербайджанская пресса по поводу заявления господина Осканяна, и определенные российские круги, потому что, ясно, что Транскаспийский газопровод в случае своего сооружения будет очередным антироссийским проектом на территории постсоветского пространства, который лишит Россию рычагов влияния на среднеазиатские республики, еще более независимые возможности приобретут Грузия и Азербайджан и, ясно, что интересы Армении в данном случае не увязываются с интересами Европы в данном проекте. Я думаю, что влияние Китая на Туркменистан в течение этого времени должно усилиться с тем, чтобы перенаправить энергоресурсы Туркменистана, как и было задумано, в азиатское направление. А наше участие в проекте, в который вовлечен и Азербайджан и где будет, естественно, наложено вето на участие Армении - из области научно-политической фантастики.

ИА REGNUM: То есть, вы хотите сказать, что министр иностранных дел просто озвучил готовность Армении участвовать в антироссийском проекте, четко осознавая, что сам проект лишен перспектив?

Это был скорее пропагандистский реверанс. Тот же самый господин Осканян несколько раз повторял, что цена карабахского вопроса не измеряется, грубо говоря, баррелями нефти, прокаченными через соседние страны. Я не думаю, что стоит менять эту позицию, тем более что это позиция не столько господина Осканяна, сколько государства и руководителя государства. А какая будет единица измерения цены карабахского компромисса: баррель нефти или кубометр газа, я думаю, в данном случае не суть важно.

Резюмируя этот вопрос, отмечу, что, во-первых - проект еще долго не будет реализован в силу внешнеполитических проблем, известно, что против реализации этого проекта выступают и Иран, и Китай, и Индия, которым обещан туркменский газ. Я думаю, что прессинг вокруг Транскаспийского газопровода будет нарастать и, по всей видимости, Армении стоит предпринять все посильные возможные шаги для недопущения его реализации, поскольку роль Азербайджана в противном случае будет несоизмеримо выше.

Было изначально ясно, что Баку-Тбилиси-Эрзрум, и последующий за ним проект NABUCCO, предполагающий транспортировку газа из Турции в Южную Европу, Австрию, Венгрию, Болгарию, Румынию, являются проектами, рассчитанными не только и не столько на азербайджанский газ. Подключение Ирана к NABUCCO стоит под вопросом, египетского газа не хватит, в Ираке нет запасов газа экспортного назначения и, понятно, что замкнуть эту цепь, которая будет проходить параллельно России, возможно только Транскаспийским газопроводом. То есть, транспортировать туркменский газ, с надеждой на смену режима в Иране и привлечения иранского газа к этой альтернативной артерии с целью повышения энергетической независимости Европы. Вся эта глобальная игра приведет в конечном итоге к усилению Азербайджана, несоизмеримо большему, чем наше спокойствие за диверсификацию газовых поставок.

ИА REGNUM: В последнее время муссируется тема давления международного сообщества на Армению, в частности, по части карабахского конфликта. Об этом постоянно говорит оппозиция, а временами и провластные политики. Насколько это соответствует действительности, насколько ощутимо давление международных структур, и насколько Армения должна опасаться такого давления?

Мне трудно судить на счет давления в целом, поэтому я отвечу на вопрос, исходя из своей "информационной колокольни". Статус депутата НС позволяет быть осведомленным и вовлеченным в определенные международные отношения, но не позволяет судить о процессах, происходящих в целом в нашей внешней политике. Насколько я понимаю, этот феномен давления на Армению или на Карабах - плод информационной войны, который вели и очень удачно до сих пор ведут против нас азербайджанские СМИ, и эта война была подхвачена некоторыми армянскими СМИ. Это нагнетание напряженности вокруг вопроса Нагорного Карабаха и "международной изоляции" Армении - скорее, плод информационных фантазий и войн определенных кругов. В Армении не найдется человека, который выступал бы против урегулирования нагорно-карабахского конфликта. К счастью, позиция властей и общественное мнение в Армении совпадают и в этом вопросе. Так, согласно прошлогодним опросам Gallup-а, никто из респондентов не принял формулировку решения конфликта Карабаха в составе Азербайджана.

Естественно, что для европейского сообщества выгодно видеть интегрированный единый регион Южного Кавказа, что, по всей видимости, не совсем совпадает с планами США и России. Я думаю, что сохранение статус-кво отвечает интересам двух из трех геополитических игроков в нашем регионе. И, в данном случае, позиция европейского сообщества будет важной, но не определяющей. Здесь, конечно, еще необходимо помнить о том, что председательствующая в ЕС Германия, еще до своего руководства упомянула о том, что "Южный Кавказ" является приоритетом внешней политики ЕС. Понятно, что вопрос упирается в энергоресурсы, а урегулирование конфликтов и является необходимой основой для сооружения всех интеграционных геополитических конструкций, которые, по планам европейских стратегов, должны быть в нашем регионе. Вписать интересы Армении в этот проект на данном этапе не удается, потому что не секрет, что Армения представляет собой меньший геополитический интерес в сфере определенных проблем с ресурсами. Поэтому, если есть давление, оно должно быть отражено именно в общественным мнением. Единственным демократическим козырем, против которого не пойдет ни одна международная инстанция - это общественное мнение, мнение народа страны, vox populi. И именно в этой среде здесь ведется целенаправленная работа по сеянию хаоса и паники в рядах населения в связи с тем, что если мы не сдадим на определенных условиях Карабах, то мы окажемся в ситуации блокадного Ленинграда. Это - абсурд, здесь больших проблем у нас не будет, потому что и нынешнее и, я надеюсь, будущее руководство будет также гибко сопротивляться прессингам, которым подвергается наше государство.

ИА REGNUM: Изоляция, или ее угроза, деструктивно влияют на общественный климат внутри страны и создают ситуацию весьма похожую на деградацию. Какие меры необходимо предпринять, что поднять уровень общественно-политической культуры в Армении?

По моему глубокому убеждению, у нас в стране вместо цивилизованной политической системы сложился непонятный гибрид из советского политического квази-наследия, европейских политических стандартов и американских политических методов. Мы имели советское наследие, взяли на вооружение европейские политические идеалы, но методы внутриполитической борьбы - американские, они скорее напоминают бой боксеров, чем шахматный поединок.

С этой точки зрения, говорить о состоявшемся политическом консенсусе внутри Армении пока рано. При встрече с азербайджанскими коллегами я задал один вопрос: есть ли у вас в стране политические партии, которые критикуют правительство за недостаточный конструктивизм в диалоге с Арменией, на что последовал удивленный взгляд и ответ, что, конечно, таких политических сил у них нет. С этой точки зрения, мы можем себя лишь тешить той мыслью, что у нас более цивилизованное, плюралистическое политическое общество, у нас более высокая культура, и мы можем и создали атмосферу, когда можем критиковать правительство даже по такому вопросу и таким способом. Но мне, как гражданину страны обидно, что в политической элите есть люди, которые не прочь использовать национальные государственные интересы во благо реализации своих политических амбиций. Исходя из принципа свободы слова и политического плюрализма, которые заложены в нашей Конституции, естественно, создалась основа для выражения подобных мнений. Но насколько будут жизнестойкими семена такого рода пропаганды, которые сеются сугубо определенными политическими кругами, сказать сложно.

Я думаю что, будущие власти должны обращать больше внимания на PR государства внутри государства, поскольку оценка института государственности в обществе еще не завершена. Мы прошли, как утверждают специалисты, три трансформации - из федеративного государства в независимое, из плановой экономики в рыночную, из тоталитарного общества в демократическое. В процессе этих продолжающихся трансформаций, главное сохранить хребет нации и государственности - это национальная и государственная идеология. В этом плане, я думаю, что работы непочатый край.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.