Арис Казинян: Карабахский конфликт и армянский вопрос - история антагонизма

Баку, 16 Декабря 2006, 21:57 — REGNUM  

Последние события в Армении, связанные с арестом и депортацией члена правления Демократического Альянса "Единый Джавахк" Ваагна Чахаляна, а также арестом ветерана Карабахской войны, командира отдельного батальона "Шуши" Жирайра Сефиляна позволяют обсудить один, весьма важный, на наш взгляд, вопрос, который, быть может, и не имеет непосредственной связи с указанными событиями. Тем не менее, сама политическая плоскость, в которой они разворачивались, равно как и сугубо хронологическая их связь, объективно допускают определенные параллели. Более того, наличествует ряд иных деталей, позволяющих воспринимать оба этих громких дела в едином контексте: в частности, и Чахалян и Сефилян являются поданными иностранных государств (первый - Грузии, второй - несмотря на многочисленные обращения к властям Армении на предмет предоставления ему армянского гражданства - Ливана). Данное обстоятельство, особенно в контексте предъявленного последнему обвинения (публичные призывы к свержению конституционного строя в Республике Армения - ст. 301 УК РА), по мнению некоторых экспертов, объективно укладывается в рамки существующих в Армении прецедентов.

Напомним, что еще в ноябре 2000 года президенту независимой ассоциации "XXI век", гражданину РФ Аркадию Вартаняну было предъявлено обвинение по статье - "призывы к насильственному свержению государственного или общественного строя". 30 октября того же года Аркадий Вартанян организовал в Ереване многотысячный митинг с требованием отставки президента Армении Роберта Кочаряна. В тот же день он был задержан правоохранительными органами на десять суток. Следует отметить, что данное событие так и не удостоилось широкого общественного резонанса, в том числе и по той причине, что персона самого Аркадия Вартаняна воспринималась населением страны далеко не однозначно.

Куда больший резонанс вызвало решение первого президента Армении Левона Тер-Петросяна о приостановке деятельности партии АРФ Дашнакцутюн на территории Армении, "ввиду нелегитимного функционирования последней в Армении, и подготовки к государственному перевороту". Деятельность партии была приостановлена в декабре 1994 года, причем особым пунктом указывался также факт "иностранного характера" этой организации; ранее, в 1992 году фактический лидер партии, руководитель Афинского бюро АРФ Дашнакцутюн Грайр Марухян по личному распоряжению Левона Тер-Петросяна был депортирован из Армении. Именно эти события и вызвали в республике широчайший резонанс, ибо сама партия, равно как и ее фактический лидер, воспринимались армянским обществом в качестве подлинно национальной силы, альтернативной правящей в стране партии АОД. Особый характер этому событию придавал и тот факт, что депортация Марухяна имела место в период Карабахской войны.

Несмотря на то, что фигура Грайра Марухяна - объективно иного калибра, однако само обстоятельство депортации 4 декабря 2006 года Ваагна Чахаляна и, возможно уже очень скоро, Жирайра Сефиляна, трактуется со стороны некоторых армянских экспертов в едином политическом контексте, а именно - в русле национального течения армянской истории, перманентно заграждаемого "плотинами международного сообщества".

В частности, арест командира отдельного батальона "Шуши" представляется в качестве сигнала к тому, что руководство Армении готовится к передаче в обозримой перспективе Азербайджану части подконтрольных Армии обороны НКР территорий.

В числе мотивов, обусловивших "целесообразность" ареста Жирайра Сефиляна, отмечается общественно-политическая деятельность последнего в качестве руководителя движения "В защиту освобожденных территорий". Следует подчеркнуть, что сам факт становления указанной организации явился следствием провозглашенного официальным Ереваном курса на урегулирование Карабахской проблемы "на основе компромисса и взаимных уступок". Позиция армянских властей, предполагающая возможность передачи Азербайджану контролируемых Армией обороны НКР определенных районов, была крайне негативно воспринята со стороны многих ветеранов Карабахской войны, и имела своим косвенным итогом рождение указанной инициативы.

Для более полного понимания сути и характера антагонизма, возникшего между организацией "В защиту освобожденных территорий" и официальной властью, еще раз обратимся к самому предмету разногласий. Им являются семь районов бывшей Азербайджанской ССР, ныне контролируемые Армией обороны НКР. Они известны международному сообществу под следующими названиями: Агдамский, Физулинский, Джебраильский, Кубатлинский, Зангеланский, Кельбаджарский и Лачинский (названия районов приводятся в соответствии с советской административной схемой, которая к моменту Карабахского конфликта оставалась в силе). Суммарная площадь упомянутых единиц составляет 8810 кв. км, или чуть больше 10% территории Советского Азербайджана (86600 кв. км).

1) Кельбаджар - 1936 кв. км;

2) Лачин - 1835 кв. км;

3) Кубатлы - 802 кв. км;

4) Джебраил - 1050 кв. км;

5) Зангелан - 707 кв. км;

6) Агдам - 1094 кв. км;

7) Физули - 1386 кв. км.

Принимая во внимание тот факт, что Агдамский и Физулинский районы контролируются Армией обороны НКР лишь частично, соответственно на 35% и 25% (383 кв. км и 347 кв. км), то общая площадь подконтрольных НКР территорий составляет 7060 кв. км, или менее 10% от общей площади, признанной мировым сообществом территорией Азербайджана. Примечательно, что площадь подконтрольных Баку территорий Нагорного Карабаха - частей Мартакертского и Мартунинского районов, а также Шаумяна составляет 15% от общей территории НКР.

Вопрос самоопределения и международного признания НКР армянским обществом практически не оспаривается, как и, впрочем, не ставится под сомнение неизбежность наличия общей сухопутной границы между Арменией и Нагорным Карабахом. В данном контексте особое внимание уделяется Лачинскому и Кельбаджарскому коридорам, связывающим НКР с Сюникской и Гегаркуникской областями Армении. Официальный Ереван, который в настоящее время представляет в переговорном процессе также и интересы НКР, неоднократно заявлял о своей соответствующей позиции - в вопросе Карабахского урегулирования он придерживается и добивается соблюдения трех основополагающих принципов:

1) Нагорный Карабах не может быть в составе Азербайджана;

2) Нагорный Карабах не может существовать как анклав и должен иметь с Арменией сухопутную границу;

3) Должны быть обеспечены четкие международные гарантии безопасности НКР.

Армянское общество в целом поддерживает позицию официального Еревана; определенные разногласия вызывает другой вопрос - политический статус окаймляющих НКР семи районов, образующих в настоящий момент "пояс безопасности" вокруг Нагорного Карабаха.

Конфликт, возникший между организацией "В защиту освобожденных территорий" и действующей властью, обусловлен готовностью последней к урегулированию проблемы на основе "взаимных уступок". Такой подход воспринимается членами организации "пораженческим", таковым он воспринимается и среди некоторых слоев общества.

Следует обратить внимание на один весьма существенный момент: изначально Карабахский вопрос воспринимался армянским обществом в качестве неразрывного звена "Армянского вопроса", известного мировой дипломатии как целый комплекс задач политической жизни армянского народа, связанных с национальным стремлением восстановить суверенное государство на исторической родине.

Получивший четкое оформление после русско-турецкой войны 1877-1878 гг. "Армянский вопрос" впервые заявил о себе в ходе переговоров в Сан-Стефано и занял определенное место в международных отношениях и политике великих держав на Ближнем Востоке. Национальное стремление армян являлось удобным инструментом давления европейских держав на Турцию, а также яблоком раздора в их борьбе за сферы влияния в Османской империи и раздел ее владений. Уповающим на благосклонность Европы армянским делегациям оставалось в лучшем случае маневрировать между державными противоречиями, что уже изначально было обречено на бесславную гибель всех надежд. Именно осознанием этого и обуславливается традиционный для многих современных армянских организаций скептицизм в отношении деятельности международных организаций.

Следует признать, что Карабахский вопрос вообще не просматривается на оси мнимого антагонизма между тиражируемыми полярными понятиями о нерушимости государственных границ и праве наций на политическую свободу. Вопреки стараниям аккуратных дипломатов, он был и остается в плоскости "Армянского вопроса", причем это прекрасно осознается и азербайджанскими властями - стороной переговоров. Собственно, этим и объясняется (по крайней мере, в первую очередь) факт столь пристрастного отношения и предвзятой позиции к данной проблеме со стороны Турции.

"Вопрос именно в том, что оба государства (Азербайджан и Турция) просто не могут позволить себе отказаться от Нагорного Карабаха, именно как от фактора регионального и международного давления на армянскую государственность, - заявлял в свое время один из членов организации "В защиту освобожденных территорий". - Вектор окончательного изживания армянского политического и демографического элемента из региона был и остается в повестке пантуранской идеологии, и в этом отношении лучший "рычаг", чем Арцах (Нагорный Карабах), трудно придумать. Это именно тот фактор, который не только "аргументирует" обоснованность блокады армянских путей, но и вбирает в себя целый спектр вопросов, полностью "разоблачающих" историческую необоснованность всяких армянских притязаний. В частности, придуманная и тиражируемая статистика относительно "20% оккупированных территорий и миллиона перемещенных лиц" полностью вписывается только в этот контекст.

Серьезность ситуации в том, что и Анкара, и Баку рассматривают Карабахскую проблему в контексте "Армянского вопроса" - таким он воспринимается ими! - и, следовательно, они пытаются, как можно дольше, не упускать из рук столь "естественный" инструмент давления на Ереван, каким и представляется Арцах. Посему, это далеко не территориальный спор, а реальная возможность полностью изолировать Армению. Именно по этой причине официально озвученная готовность Еревана на уступки не может быть принята Азербайджаном. В противном случае (в случае разрешения данного конфликта) родственному тандему придется придумать новый очаг напряженности, который едва ли может вобрать в себя весь спектр карабахского противостояния. Именно (и только) в этом кроется ценность Нагорного Карабаха для Азербайджана. Официальный же Ереван не склонен рассматривать проблему в плоскости "Армянского вопроса".

Следует отметить, что, по мнению ряда аналитиков, нынешнее руководство Армении предприняло попытку обособить Карабахскую проблему от "Армянского вопроса", несмотря на то, что именно в этом контексте он объективно воспринимается армянством! - и представить его международному сообществу в качестве отдельной проблемы. Есть мнение о том, что первый президент Армении Левон Тер-Петросян прекрасно осознавал изначальную и объективную подчиненность Карабахской проблемы более обширному "Армянскому вопросу" и, будучи противником вынесения последнего на суд мировой общественности, осуществлял политику уступок именно в Карабахском вопросе. Следует между тем отметить, что нынешнее руководство Армении, если оно действительно пытается обособить Карабахскую проблему, осуществляет это с определенной осмотрительностью.

Еще в январе 2001 года при вступлении Армении в Совет Европы президент Роберт Кочарян, отвечая на вопрос турецкого журналиста относительно возможности выдвижения Ереваном территориальных претензий к Турции в случае, если Анкара все же признает Геноцид армян, заявил: "Вопрос признания Геноцида и вопрос территориальных притязаний являются двумя разными проблемами и не имеют непосредственного отношения друг к другу. Вопрос территориальных претензий к Турции следует рассматривать не в аспекте признания с ее стороны Геноцида, а в рамках Севрского мирного соглашения". Это крайне принципиальное заявление в течение прошедших лет не претерпело изменений и, даже, несколько раз повторялось.

18 апреля 2005 года глава внешнеполитического ведомства Армении Вардан Осканян в свою очередь, заявил, что в настоящее время внешнеполитическая повестка Армении ориентирована (в том числе) и на курс международного признания и осуждения Геноцида армян и не предполагает выдвижения территориальных претензий к Турции. "Возможно, этот вопрос поднимет уже следующий президент Республики Армения".

Свидетельством тому, что Карабахская проблема впечатана в генетическую память армянской нации в качестве звена "Армянского вопроса", является и сама логика обретения Арменией государственной независимости. Следует отметить, что во второй половине 80-х годов прошлого столетия армянский народ не был изначально настроен на обеспечение суверенитета; это объяснялось совершенно особым настроем армян 20 века, которые, в отличие от своих предшественников, ощущали себя представителями нации, у которой отнята уже не государственность, а именно Родина.

К началу Первой мировой войны автохтонное армянское население еще продолжало составлять демографическое, хозяйственное и культурное большинство на исторической Родине, и стремление народа было в первую очередь ориентировано на восстановление государственности на пока еще обживаемом Армянском нагорье. В 1915-1922 гг. нация практически лишилась 90% территории Родины, и это чувство обуславливало наследственную информацию армян 20 века. Именно по этой причине во второй половине 80-х годов армянский народ был в большей степени настроен на возвращение частей расколотой Родины, пусть даже в рамках Советского Союза. В течение 20-го столетия именно Нагорный Карабах предстал для армян в качестве приоритетной цели, укладывающейся в рамки данного настроения. В среднем через каждые 10 лет руководство Советской Армении обращалось к союзным властям с просьбой о воссоединении Нагорного Карабаха (НКАО) с Армянской ССР. Посему, нет ничего удивительного в том, что процесс суверенизации Армении начался с Нагорного Карабаха, причем речь шла о воссоединении двух армянских земель в рамках СССР.

1 декабря 1989 года идея "Миацум" ("Воссоединение") обрела юридическое воплощение. Именно в этот день Верховный Совет Армянской ССР и Национальный Совет НКАО приняли совместное постановление "О воссоединении Армянской ССР и Нагорно-Карабахской автономной области". В этой связи напомним выступление председателя Верховного Совета Армении Левона Тер-Петросяна на парламентской сессии 22 октября 1990 года: "Время предоставило нам реальную возможность заложить основу для осуществления наших национальных чаяний, и будет непростительной глупостью не воспользоваться этой возможностью".

Уже 23 августа 1990 года парламент Республики Армения принял "Декларацию о независимости", которая основывалась на трех базовых позициях:

а) Республика Армения и Нагорный Карабах - неделимое политическое целое;

б) восстановление исторической справедливости;

в) единая история, единая нация, единая перспектива.

Примечательно, что в настоящее время - особенно в контексте официально озвученной готовности Еревана пойти на "территориальные уступки", многие слои армянского общества вновь обращаются к "Армянскому вопросу" и заявляют о недопустимости передачи Азербайджану освобожденных земель. Вместе с тем, указывается на необходимость упования на собственные ресурсы.

"Результатом тщетных дипломатических маневров армянских общественных организаций и их следования букве и духу европейских положений и обещаний явилась минимизация усилий по координации соответствующих действий на территории исторической Армении на рубеже 19-20 вв., - заявил один из членов инициативы "В защиту освобожденных территорий". - Совершенно безразличная позиция великих держав в отношении судьбы армянского народа обусловила и полное истребление на родине автохтонного армянского элемента, вследствие чего армянство двадцатого века лишилось Отечества. Замещение армянского присутствия курдским предопределило трансформацию "Армянского вопроса" в "курдский", который, в свою очередь, предстает в качестве механизма политического давления на Турцию. Столь циничная метаморфоза проблемы - ясное свидетельство того, что с точки зрения интересов западной дипломатии, судьбы целых народов ровным счетом ничего не значат. В этом контексте связывать какие-то конкретные надежды с международным сообществом, которое даже не является преемником и без того сомнительных ценностных установок начала прошлого столетия - очередная национальная иллюзия. Следует надеяться и уповать лишь на собственные силы, ибо только в этом случае можно приобрести более надежных не покровителей, но союзников".

Факт рассмотрения Карабахской проблемы в контексте "Армянского вопроса" определяет специфику армянской характеристики указанных районов именно как "освобожденных". В апреле 2005 г. Жирайр Сефилян заявил: "вся территория до Куры, а также Нахиджеван (Нахичевань) вскоре должны будут называться освобожденными".

Помимо сугубо стратегической важности территорий особое внимание обращается на их "армянскую принадлежность". В частности, функционирующий в Армении организационный комитет - "В защиту Нагорного Карабаха", объединяющий около трех десятков политических и общественных организаций (председатель оргкомитета, депутат НС РА Арам Саркисян (ДПА), в президиуме - политолог Александр Манасян, академик Рафаэл Казарян и др.) выступает против перспективы территориальных уступок.

Профессор Александр Манасян в частности заявляет: "в 1923 г. от Карабаха, каким он понимался даже при принятии постановления Кавбюро от 5 июля 1921 года, были отчуждены Лачинский, Кельбаджарский, Кубатлинский, Джебраильский, Шаумяновский, Ханларский, Гетабекский районы и другие территории, и на основе оставшейся площади была создана Автономная область Нагорного Карабаха; часть исконно армянских отчужденных территорий была принесена в жертву виртуального образования "Красный Курдистан"; территория, которая в настоящее время контролируются Армией обороны НКР, не выходит за рамки Карабаха, каким он понимался даже в период его искусственной передачи Азербайджанской Советской республике".

Все это свидетельствует о том, что самые разные круги армянского общества склонны рассматривать Карабахскую проблему в контексте "Армянского вопроса".

Примечательно, что уже в ноябре 2006 года бывший чрезвычайный и полномочный посол Армении в Канаде Ара Папян заявил, что имеются все предпосылки для установления правового протектората над историческими армянскими землями, находящимися на территории нынешней Турции. По его словам, армянской стороне следует обратиться в судебные инстанции ООН. "Наша страна должна добиваться признания силы Севрского договора, так как только этот документ подписан властями в тот период, когда Армения была еще субъектом международного права. В случае международного признания правового протектората Армении над частью территории современной Турции можно будет добиться использования транзитных путей, находящихся на территории исторической Армении, а также подать в суд на "Бритиш петролеум" за несогласованное с РА строительство нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан". "Подход Ара Папяна вполне реалистичен", - поддержал мнение бывшего посла РА в Канаде ответственный в бюро АРФД за "Армянский вопрос" Киро Маноян. "Согласно 89-й статье Севрского договора, право очерчивать границы между Арменией и Турцией, было предоставлено президенту США Вудро Вильсону, и он выделил Армении территорию в 160 тысяч квадратных километров".

Наиболее острым образом объективный антагонизм между сдерживающим фактором официального Еревана и национальным стремлением выявился именно в сфере деятельности организации "В защиту освобожденных территорий". Еще в сентябре 2004 года Жирайр Сефилян заявил о том, что в НКР и прилегающих районах преднамеренно не осуществляется программа по заселению. Именно в тот период, начальник Управления по вопросам миграции, беженцев и переселения при правительстве НКР Серж Аветикян выступил с ответным заявлением: "На этих землях нет необработанных территорий. Для нас нет ограничений, все земли подлежат перезаселению и обработке. В 2002 году мы перезаселили 105 семей, в 2003 году - 165 человек. За 9 месяцев текущего года перезаселили более 160 семей и до конца года попытаемся эту цифру довести до 200. Динамика перезаселения год от года растет на 30-35%. Правительство НКР имеет программу перезаселения, стоимостью 110 миллионов долларов, согласно которой число переселенцев к 2010 году должно составить 68 тысяч человек. В пределах возможного перезаселяется и долина Аракса. В частности, по положению на сегодня в Зангелане обосновались 130 семей, Джебраиле - 70. Южнее этих населенных пунктов, по программе на 2004 год будет основан населенный пункт на 20 семей. В настоящий момент 700-800 семей изъявили желание поселиться в НКР, однако средства правительства позволяют обустроить только 200 семей в год".

Заявление начальника Управления по вопросам миграции, беженцев и переселения при правительстве НКР вызвало резкий отклик в Азербайджане; в результате была организована Миссия ОБСЕ по сбору фактов о заселении прилегающих к Нагорному Карабаху территорий. В марте 2005 года она представила Постоянному Совету ОБСЕ отчет о проделанной работе (на местах), причем официальный Ереван однозначно признал факт отсутствия государственной политики по перезаселению. 17 марта МИД Армении выступил с заявлением: "Армения считает, что самым главным достижением миссии по сбору фактов является то, что она положила конец обвинениям со стороны Азербайджана. Отчет Миссии подтверждает, что общее заселение очень ограничено и нет никакого очевидно организованного переселения, никакого недобровольного переселения, никакой вербовки. Согласно заявлению сопредседателей, Миссия не установила, что такое заселение является результатом целенаправленной политики со стороны правительства Армении. Миссия по сбору фактов не увидела никакого свидетельства непосредственного участия властей Армении в чем-либо на этих территориях". Данное заявление МИД РА было воспринято организацией "Защита освобожденных территорий" как проявление "пораженческой" позиции армянских властей.

Ситуация еще более обострилась после проведения в Ереване 30-31 марта 2005 года парламентских слушаний по Нагорному Карабаху. В ходе открытых дебатов министр обороны, секретарь Совета безопасности при президенте Армении Серж Саркисян в очередной раз озвучил три основополагающих принципа урегулирования (о них сказано выше), однако вместе с тем заявил, что "Агдам не является нашей родиной". Уже 7 апреля 2005 года, ровно через неделю после этого заявления Жирайр Сефилян обнародовал текст обращения руководимой им организации "К министру обороны Армении и другим представителям властей Армении".

"От своего имени, от имени группы военнослужащих, которые сегодня находятся в армии, от имени тысяч участников войны, а также - я оставляю за собой это право - от имени павших я обращаюсь к Сержу Саркисяну и стоящим у руля власти другим деятелям: господа, сегодняшние ваши действия - предательство. Призываю вас остановиться, иначе вас ждет строгое наказание. Уступки, которые осуществляются не только на словах, но и фактически на деле, вводят в заблуждение;

а) во-первых, международное сообщество, которое постепенно ужесточает требования в отношении Армении;

б) во-вторых, Азербайджан, который становится все более жестким и самоуверенным;

в) в-третьих, наш народ, который больше не верит ни одному политическому деятелю.

У освобожденных территорий есть хозяева. Это не только я, это весь армянский народ".

Несколько позже, в июле того же года в ходе встречи с участниками третьего Всеармянского форума молодежи министр обороны РА отметит: "Они - американцы, французы и русские (МГ ОБСЕ - ред.) могут и промолчать, сколько бы я ни старался им объяснить, что Агдам - наше Отечество, однако в этом случае я, как человек, способный вести переговоры и решать вопросы, могу потерять их доверие".

Уже 12 июля Жирайр Сефилян заявит: "Карабахского конфликта нет - этот вопрос давно решен. Мнение властей Армении не совпадает с настроением общественности. Если власти постараются уступить Азербайджану эти территории, то общественность отреагирует и не допустит этого. Почему мы должны считаться с границами государства, которое было искусственным путем создано девяносто лет назад, тем более, что существование подобного искусственного государства наносит вред всему региону".

Едва ли стоит утверждать, что арест Жирайра Сефиляна является лишь следствием его радикальных заявлений; вероятно в этом деле еще много "подводных камней". И, тем не менее, с точки зрения ряда аналитиков, именно антагонизм между умеренной позицией Еревана по Карабахской проблеме и более однозначных подходов ряда армянских организаций сформировал в итоге ту политичекую плоскость на которой арест Жирайра Сефиляна оказался наиболее "удобным механизмом" оказания превентивного давления на противоречивую - в преддверии парламентских выборов - внутреннюю жизнь в республике.

Арис Казинян - эксперт аналитического Центра "Кавказ"

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
07.12.16
Скворцова рассказала, когда граждане ощутят изменения в медобслуживании
NB!
07.12.16
Спрос граждан РФ на наличную валюту в октябре вырос на 23%
NB!
07.12.16
Обама, Елизавета II, Усама бен Ладен: образцы в фотоцентре Чебоксар
NB!
07.12.16
Global Times: Альянс США и Японии не сможет удушить Китай
NB!
07.12.16
Саратовские власти оставили дома без тепла, предложив людям согреваться сам
NB!
07.12.16
«Европе надоело топить бездонную киевскую топку своими деньгами»
NB!
07.12.16
Петербургский парламент отказался раскрыть тайну своих голосований
NB!
07.12.16
The Strategist: От раскола в ЕС из-за Трампа выигрывает только Россия
NB!
07.12.16
Экс-генерал НАТО рассказал о возможном «захвате» Россией Прибалтики
NB!
07.12.16
Губернатору ХМАО наплевать на детей — Жириновский
NB!
07.12.16
Разрушенные души сирийцев. ВИДЕО
NB!
07.12.16
Украинский депутат: «Польша хочет повторить Крым на Галичине»
NB!
07.12.16
«Качество продуктов падает»: как обеспечить продовольственную безопасность
NB!
07.12.16
Итоги протеста в Махачкале: в мэрии — громкие отставки
NB!
07.12.16
В Сирии от ран скончался полковник ВС РФ Руслан Галицкий
NB!
07.12.16
«Нефть готовится к падению»
NB!
07.12.16
В Петербурге принят бюджет-2017, санкционирующий рост тарифов на проезд
NB!
07.12.16
Китайские ученые разработали нетоксичное ракетное топливо
NB!
07.12.16
«Не будем голосовать за «макаровский» бюджет» — Жириновский
NB!
07.12.16
Трагедия в горах. Спитакское землетрясение
NB!
07.12.16
National Interest: Почему Италия может выйти из еврозоны
NB!
07.12.16
Роскачество: Треть шампанского, продающегося в РФ — сладкая газировка