В Татарстане вспоминают правозащитника, добившегося амнистии политзаключенных

Казань, 8 декабря 2006, 17:30 — REGNUM  Ровно 20 лет назад, 8 декабря 1986 года, в Чистопольской тюрьме скончался правозащитник, политический заключенный Анатолий Марченко, сообщили ИА REGNUM в Правозащитном центре города Казани.

Марченко - автор первой документальной книги после смерти Сталина о политических лагерях "Мои показания", вышедшей в 1967 году. Темой его произведений было положение политических заключенных в СССР. Несмотря на уговоры и предупреждения, он не эмигрировал из Советского Союза.

Последний раз Анатолий Марченко был арестован в 1981 году после обращения к академику Петру Капице с просьбой выступить в защиту Андрея Сахарова. Тогда Марченко был обвинен в антисоветской "агитации и пропаганде", приговорен к 5 годам ссылки и 10 - лагерей.

В начале августа 1986 года "особо опасный государственный преступник" Чистопольской тюрьмы Анатолий Марченко объявил бессрочную голодовку, основной целью которой была всеобщая политическая амнистия в СССР. Через несколько дней после смерти Марченко из ссылки был освобожден Андрей Сахаров. Меньше, чем через месяц, началась амнистия политзаключенных. Смерть Марченко подтолкнула Михаила Горбачева к освобождению политзаключенных.

"Я каждый год в этот день вспоминаю Анатолия, - рассказала сегодня казанским правозащитникам председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. - Он был уникальной фигурой и в правозащитном, и в диссидентском движении. Шире чем просто правозащитник. Мне повезло, я была близко знакома с Анатолием и могла общаться с ним. Среди плеяды великих людей того времени он сильно выделялся. Неслучайно Андрей Сахаров, несмотря на большую разницу в возрасте и, что говорить, образовательную (Марченко окончил восемь классов), называл Анатолия своим другом. И это не было позированием. Они на самом деле были друзьями. Сахаров понимал, какой это был человек. Жизненный старт Марченко не предвещал возможностей прожить яркую жизнь. Однако он не остался в низах. Мы обычно говорим по одному, пишем по другому. У Анатолия был живой голос. Он от бога писатель и не потому, что умел складывать слова и писать страстно, а потому, что ему было, что сказать людям, было обостренное чувство справедливости. Оставаясь один, он боролся также, как если бы сражался вместе с товарищами. Это качество прирожденных лидеров. Каждый политзаключенный вам скажет, что он вышел на свободу только благодаря голодовке Анатолия Марченко. Это трагедия, что он так погиб."

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.