Эксперт: Образование пустот под центральной частью Москвы - следствие нарушения системы подземных вод

Москва, 5 декабря 2006, 13:19 — REGNUM  В Москве существует целый ряд территорий, гидрогеология которых способствует риску провалов и разрушений зданий, построенных на них, сообщил на пресс-конференции 4 декабря профессор Московского государственного геологоразведочного университета Евгений Пашкин, сообщает корреспондент ИА REGNUM.

По словам ученого, еще в советское время в Москве произошел ряд случаев, когда целые дома уходили под землю по причине того, что геологические риски не были просчитаны или учтены - в частности, подобные катастрофы происходили в районе Хорошевского шоссе, недалеко от станции метро "Полежаевская" в 1970-х гг. А еще раньше, во время строительства Сокольнической линии метро, были обнаружены карстовые пусты в районе Охотного ряда. Кроме того, в 1930-е гг. в результате строительства канала Волга - Москва произошел подъем Москва-реки примерно на 3,5 м, что привело к подтоплениям в ряде районов столицы и области, причем именно в этом состоянии сооружалась первая очередь метро, что создавало дополнительные трудности. Как ситуация оценивается экспертами сегодня, есть ли в городе места, где вероятность провалов особенно вероятна?

В центральной части города геологическая обстановка резко отличается от той, которая сложилась, например, на Теплостанской возвышенности или в других районах, - пояснил Пашкин. - Пока динамическое равновесие гидрогеологической системы сохранялось, строительство здесь велось спокойно в течение столетий, и никаких осложнений не было. Главное нарушение спокойствия - подземное строительство. Хотите вы или нет, но использование подземного пространства связано с нарушение системы подземных вод - в основном с их откачкой. В качестве примера Евгений Пашкин привел ситуацию, сложившуюся во время строительства станций метро "Арбатская" (Арбатско-Покровской линии) и "Боровицкая": по его словам, природная обстановка вокруг холма, на котором стоит Дом Пашкова и комплекс зданий библиотеки им. Ленина - критическая. Внедрение в этот холм было произведено в процессе строительства корпусов библиотеки и больше ничего на нем делать было нельзя. На этом месте с огромными трудами были построены станции метро: проходчики сооружали их буквально по пояс в воде. Недаром "Арбатская" стала единственной станцией, оборудованной насосами, откачивающими воду.

И вот эта откачка, производимая и в других местах, с тяжелой гидрогеологической ситуацией, зачастую и приводит к опасности обрушений строений, стоящих на поверхности: по закону Архимеда в отсутствие воды вес почвы существенно, в разы, возрастает, увеличивается давление на глубинные слои грунта, и он начинает уплотняться и проседать, пояснил профессор. В исторической части города это особенно очевидно. Также следует учитывать и то, что вода, поступающая в грунт с дождями, постепенно размывает почвы даже на большой глубине, создавая процесс так называемой суффозии. Суффозионный процесс делает грунт более рыхлым, так как его частницы вымываются водой в карстовые пустоты, которые есть и под центром города, даже и в районе м. "Охотный ряд". "Если все это осознанно, то и наше поведение должно быть адекватно тем трудностям, которые вызваны плохими гидрогеологическими условиями, которые существуют в Москве", - подчеркнул Пашкин.

На вопрос, какие же места являются особенно подверженными риску разрушений, Пашкин назвал, прежде всего, участок от Остоженки до Арбата. "Этот район находится под дамокловым мечом, и за последние десятилетия в нем произошло немало событий", констатировал профессор. По его словам, на бульварном кольце, если идти в сторону храма Христа Спасителя, можно назвать сразу несколько зданий. Дом 11, доходный семиэтажный дом постройки 1912 года, который оказался под влиянием суффозионных процессов, оказался прямо над воронкой. Он был выселен, продан, и в конце концов здание, находящееся в архиаварийном состоянии, пришлось разобрать. Прилегающий к нему особняк также был разобран, на его месте построено новое здание. Дом Нарышкина, постройки начала 19 века: половину флигеля разобрали, так как он просто раскололся на две части. Но сейчас здание находится также в очень плохом состоянии. Дом Тона в начале Гоголевского бульвара, в Гагаринском переулке, был разобран практически полностью и восстановлен, но продолжает садиться. В том же состоянии находится дом Апраксиных на Знаменке. В связи с образованием пустоты под фундаментом ГМИИ им. Пушкина пришлось в срочном порядке возводить под ним укрепляющие сооружения, чтобы предотвратить риск обрушения. Кстати, Дом журналиста, в котором проходила пресс-конференция, также находится рядом с линией размывов грунта.

Одним из последних происшествий стал оползень на Карамышевской набережной. По словам Пашкина, эта территория долгое время была выделена под строительство музея, но он так и не был построен; в итоге территория оказалась бесхозной. В конце концов склон набережной был отдан в распоряжение близлежащего храма, но в то время территория уже находилась в плохом состоянии. Дело в том, что на склоны выходит труба для сброса из городской канализации, и от времени она деформировалась, в результате чего вода из коллектора стала разрушать склон. "Это было сделано безграмотно: труба не должна была выходить на склон, - подчеркнул Пашкин. Именно из-за того, что водосброс происходил в одном месте, и произошел оползень. Напомним, что правительством Москвы 22 ноября принято распоряжение, согласно которому для предотвращения дальнейшего разрушения и восстановления склона должны быть приняты специальные меры по его укреплению.

При этом, например, проект "Золотое кольцо", в рамках которого в Москве планируется построить несколько высотных зданий, по словам Пашкина, не вызывает особого беспокойства у специалистов, с учетом того, что в процессе их строительства будут применены современные технологии и проведена всеобъемлющая тщательная экспертиза места застройки. Сталинские высотки строились в то время, когда опыт сооружения таких зданий у отечественных строителей был неизмеримо меньше, и все же они до сих пор стоят, по словам Пашкина, "как вкопанные". Сегодняшние технологии вполне могут обеспечить безопасное строительство небоскребов, но только в том случае, если в плане безопасности не будут делаться уступки инвестору, из соображений выгоды.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.