Фархад Ахундов: Перспективы грузино-иранского взаимодействия в газовом секторе

Баку, 28 ноября 2006, 14:56 — REGNUM  

Отношения между Тбилиси и Тегераном всегда отличались незначительными масштабами. Причина очевидна: тесные укрепляющиеся связи Грузии и США всегда воспринимались иранцами настороженно. Напомним, что дипотношения между Исламской Республикой Иран и "Большим шайтаном", как прозвал Вашингтон имам Хомейни, разорваны вот уже почти три десятилетия назад. Вместе с тем грузино-иранские отношения характеризуются ровностью и относительной регулярностью политических контактов, поддерживающих диалог между Тбилиси и Тегераном "на плаву". Основополагающий фактор здесь - перспективы, хоть и весьма отдаленные, использования Ираном геостратегического положения Грузии, подходящего для экспорта иранских товаров, и газа в частности, в Европу.

Собственно тема строительства газопровода из Ирана в Армению (а затем, как задумывалось изначально, - Грузию) получила особое звучание в июне 1999 г. в ходе визита в Тбилиси тогдашнего министра иностранных дел Ирана Камаль Харрази и позволила преодолеть начавшуюся было стагнацию в отношениях.

В последнее время в связи с обострением российско-грузинских отношений, которые прямым образом связаны с поставками газа из России в Грузию, тема потенциала взаимодействия Тбилиси и Тегерана в энергетической области, в частности в газовом ее сегменте, вызывает повышенный интерес.

В конце октября 2006 г. глава грузинского внешнеполитического ведомства Гела Бежуашвили в сопровождении министра энергетики Николозом Гилаури совершил показательный визит в Иран, где провел ряд переговоров с местным руководством. Конкретным итогом поездки стало подписание меморандума о сотрудничестве по экспорту иранской электроэнергии в Грузию через территорию Азербайджана. Вопрос диверсификации источников поступлений электроэнергии для Тбилиси, безусловно, важен, однако не на столько чувствителен, сколь газовый.

В последние годы производство электроэнергии в Грузии значительно стабилизировалось. Этому способствовало наличие в стране старых, а также развитие новых солидных электрогенерирующих мощностей (Тбилисская ТЭС, Ингурская ГЭС, Алазанская ГЭС, газотурбинные электростанции малых мощностей). Судя по настрою грузинских энергетиков, в перспективе электрогенерирующие активы будут наращиваться.

Электробаланс Грузии выглядит следующим образом.

Из 100% потребленной в 2005 г. электроэнергии (8,5 млрд. кВт/ч) 70-71% обеспечивают ГЭС, 12% - ТЭС и 17% - импортируется. В свою очередь

51% импорта - за Россией

47% - за Арменией

1,5% - за Азербайджаном

0,5% - за Турцией

Что примечательно, сама Грузия позволяет себе заниматься экспортом электроэнергии. Например, в Турцию в 2005 г. было на выгодных условиях поставлено 101,1 млн. кВт/ч.

Договоренности, достигнутые Гела Бежуашвили и Николоз Гилаури в Тегеране обеспечат поставку 50 млн. кВт/ч электроэнергии в пиковый для Грузии зимний период (в это время в Иране наблюдается наоборот спад потребления электричества) в текущем году и, возможно, с конца 2007 г. - до 350 млн. кВт/ч. В процентном соотношении это составляет 3,5 % от общего объема импортируемой Грузией электроэнергии.

Как представляется, электроэнергетический меморандум стал своего рода демонстративным прологом к развитию сотрудничества Грузии и ИРИ в газовой сфере. Гела Бежуашвили в Тегеране же заявил по этому вопросу, что политическое решение на этот счет (сотрудничество с Ираном по газу - С.В.) уже принято, хотя политическая воля не всегда способна решить практические вопросы по ценовым параметрам и не менее сложные технические, как справедливо заметил грузинский министр. Для прояснения ситуации предлагаем вскользь пройтись по основным факторам, определяющим перспективы грузино-иранского газового сотрудничества.

Грузинский газовый сектор

Запасы природного газа в Грузии мизерны. Газодобыча неуклонно падает: с 1995 по 2003 гг. с 79,5 до 17,8 млн. куб. м, что диссонирует со значительными фактическими и весьма значительными потенциальными газовыми аппетитами этой маленькой страны. Доля газа в энергобалансе Грузии стабильно растет с 24% в 2004 г. до 32-34% в текущем. На газе работают гиганты грузинской промышленности и энергетики, такие как Тбилисская ТЭС, предприятие "Азот", "Руставский цемент". Заметно мала в виду низкой платежеспособности населения доля потребления газа коммунальными сетями, что позволяет предположить о значительных резервах увеличения доли газа в энергобалансе страны.

Приведем имеющуюся информацию о приблизительных объемах ежегодного потребления газа в Грузинской Республике.

2002 г. - 1,4 млрд. куб. м

2003 г. - чуть более 1 млрд. куб. м

2004 г. - 1,3 млрд. куб. м

2005 г. - 1,5 млрд. куб. м

2006 г. - 1,8 млрд. куб. м

Уже сейчас в прессе проскальзывают ориентировочные оценки среднегодового потребления газа в Грузии в ближайшие 2-5 лет - 2,5-3,5 млрд. куб. м. На наш взгляд, эти цифры не стоит воспринимать достаточно серьезно, так как они базируются на гипотетической информации, в особенности на возможностях решения солидного набора имеющихся финансово-технических проблем, с которыми сталкивается крупнейший потребитель газа в Грузии - Тбилисская ТЭС. Но, тем не менее, предлагаемые данные могут, хоть и приблизительно, но зримо продемонстрировать перспективы развития грузинского газового сектора и его запросов. Забегая вперед скажем, что министр энергетики Грузии Николоз Гилаури, например, оценивает потребность Грузии в газе в 2007-2008 гг. в 3 млрд. куб. м, а к 2010г. - в 4-5 млрд. куб. м.

Исходя из имеющейся в открытом доступе информации, газ в Грузию поступает из перечисленных ниже источников и в указанных объемах.

Магистральный газопровод Моздок-Тбилиси, по которому прокачивается российский газ для Армении технически не позволяет транспортировать более 2 млрд. куб. м в год. Этого объема может хватить лишь для удовлетворения нужд армянской экономики. Грузия здесь может лишь рассчитывать на 10% от переправляемого в Армению объема газа в качестве платы за транзит. Реально в 2005 г. Грузия за это получила всего 170 млн. куб. м газа.

Помимо этого Грузия из Азербайджана в 2005г. получила 31200 тонн сжиженного газа, который по своим техническим характеристикам может быть применим только в отдельных отраслях экономики.

Таким образом, практически 100 % потребности Грузии в газе удовлетворяются за счет России. Сейчас в русле претенциозных заявлений о намерении диверсифицировать источники поставок газа грузинское руководство часто упоминает перспективный, на его взгляд, проект строительства газопровода Баку-Тбилиси-Эрзурум (БТЭ). Важность и выгодность ввода в строй этого газопровода (запланирован на конец 2006 г.) многократно подчеркивалась Вашингтоном. Американцы регулярно акцентировали якобы громадный для Грузии потенциал БТЭ и возможность получения существенных преференций, в том числе газовых, особо напирая на это в те моменты, когда речь заходила о намерениях ОАО "Газпром" относительно магистрального газопровода Моздок-Тбилиси, ущемляющего, как известно, интересы БТЭ. Насколько реальны и основательны заверения американской стороны, можно судить, исходя из поверхностного анализа ситуации вокруг БТЭ, в частности условий поставок газа в Грузию по этому газопроводу с базового месторождения Шах-Дениз (общие запасы - 625 млрд. куб. м).

Реализация проекта БТЭ осуществляется несколько отдельно от остальных в газовой отрасли Азербайджана, так как изначально его ориентировали преимущественно на экспорт. По некоторым сведениям, уже законтрактованы значительные объемы газа этого месторождения, по крайней мере его первая Стадия (178 млрд. куб. м), - полностью. Доля Грузии в ней - 800 млн.куб.м. (остальное пойдет в Турцию и Азербайджан). Причем, насколько известно, в первый год Тбилиси будет иметь возможность покупать по льготной цене (55 долл. США) лишь 200 млн. куб. м, во 2-ой и 3-ий годы - 250 млн. куб. м, в 4-ый и 5-ый годы - 300 млн. куб. м, в 6-ой - 20-ый годы - 500 млн. куб.м. Часто идут ссылки на то, что Грузия будет иметь возможность получать газ с Шах-Дениз в объеме 1,5 млрд. куб. м, однако не всегда указывается, что это осуществимо лишь при достижении проектной мощности БТЭ, что, по первоначальным оценкам, состоится не ранее 2011-2013 гг. Кроме того, не стоит игнорировать и существенный фактор цены. А это в данном случае особо чувствительный вопрос. Напомним, что газ с Шах-Дениз, по оценкам экспертов, будет иметь высокую конечную цену. Причина в том, что добыча ведется в сложных морских районах (иногда глубже 6,5 км). В результате, например, изначально запланированный объем инвестиций в проект Шах-Дениз (включая строительство БТЭ) - 2,7 млрд. долл. США - значительно возрос и, по некоторым сообщениям, приблизился к 4 млрд. США. Как видно, и БТЭ Тбилиси не выручает. Суммарный максимальный объем газа, которым Грузия сможет обеспечить себя в 2007г. (если не учитывать российские поставки) не превышает 600 млн. куб. м.

Перспективы иранского газового сектора

Иран, как известно, занимает второе по объемам запасов газа место в мире после России. Из имеющихся цифр наиболее достоверной представляется 27, 45 трлн. куб. м, что составляет 15,8% мировых запасов.

Несмотря на такие солидные показатели, газовая отрасль в Иране находится на стадии развития. Так, в мировом экспорте газа доля ИРИ составляет всего 1%. Темпы разработки газовых месторождений также оставляют желать лучшего. Это преимущественно связано с нехваткой финансирования и непростыми инвестиционными условиями иранского законодательства. Не стоит также списывать со счетов и фактор нарастающего давления на Тегеран со стороны Вашингтона в связи с его ядерным досье. Прецеденты уже имеются. Так, японская полугосударственная компания "Импекс" недавно сократила долю своего участия в разработке стратегического иранского нефтяного месторождения "Азадеган" с 75 % до 10%. Поскольку и газовый сектор ИРИ напрямую зависит от иностранных инвесторов, степень риска весьма велика.

На сегодняшний день иранская сторона опубликовала крайне скудную информацию о реальных объемах добытого газа, международный аудит запасов газа в Иране также не проводился, что значительно затрудняет работу по этой теме. Более менее точные данные обрываются на 2004 г. Имеющиеся в распоряжении цифры и показатели позволяют сделать следующие выводы. С 1998 г. иранское руководство акцентировано работает в направлении увеличения доли газа в энергобалансе страны. Это было закреплено в специальной программе министерства нефти Ирана, утвержденной высшим клерикальным руководством. Помимо этого, Иран последовательно переводит свой автопарк с бензина на газ. Таким образом он пытается сократить экспорт нефти, который формирует до 80% бюджета страны.

Своей стратегической задачей Иран видит разведку и разработку газовых месторождений, а также выход на газовые рынки, в первую очередь в соседних странах (Турция, Индия, Пакистан), а затем в Европу и на Дальний Восток.

Работа в обозначенных направлениях ведется. Уже налажены поставки в Турцию: в рамках долгосрочного соглашения (по некоторым данным, на текущий год запланировано поставить 8-10 млрд.куб.м иранского газа).

Ведется проработка очень сложного политически и технически проекта сооружения газопровода Иран-Пакистан-Индия для насыщения гигантского стратегически важного индийского рынка.

На декабрь 2006 г. анонсируется завершение проекта строительства газопровода из Ирана в Армению с пропускной способностью 2 млрд.куб.м. По нему в Армению в 2007 г. предполагается поставить 1 млрд.куб.м. газа.

Судя по всему, в Тегеране рассчитывают на возможность и дальше максимально расширять свое присутствие в Закавказском регионе. Опыт взаимодействия с Азербайджаном по газу уже имеется: ежегодные поставки иранского газа в Нахичевань составляют 350 млн.куб.м. В Грузию Тегеран, как известно, уже поставлял краткосрочно некоторые объемы газа через Азербайджан в период восстановительных работ на газопроводе Моздок-Тбилиси.

Таким образом, закавказский вектор в газовой стратегии Ирана вполне прочитываем - продолжение попыток наладить инфраструктуру для выхода на европейские рынки (через Россию либо по Черному морю и далее через Украину). Еще раз напомним, что изначально проект газопровода Иран-Армения задумывался в т.ч. и как транзитный.

Выделим некоторые ключевые моменты относительно перспектив ирано-грузинского газового сотрудничества.

1. По всей вероятности, с объемами газа для выделения под Грузию у иранцев проблем не возникнет. Тем более, что, судя по всему, Тегеран намеревается вновь перепродавать Тбилиси газ, который закупается в Туркменистане.

В начале марта 2006 г. М.Ахмадинежад и С.Ниязов договорились, помимо повышения цены туркменского газа с 42 до 65 долл. США за 1000 куб.м., и об увеличении объема природного газа, экспортируемого из Туркменистана в Иран до 14 млрд.куб.м., начиная с 2007 г. Вопрос транспортировки также не особо актуален. В 2005 г. завершена реабилитация магистрального газопровода Карадаг-Сагурамо, по которому во времена СССР газ поставлялся из Азербайджана в Грузию. Отметим лишь, что пропускная способность этого маршрута всего 800 млн. куб.м. в год.

2. Затруднения могут возникнуть при определении цены на газ. К этому вопросу иранцы подходят особо прагматично (даже стратегическое ирано-турецкое сотрудничество имеет прецедент временной остановки ввиду нестыковок по цене). В 2006 г. в период нефункционирования магистрального газопровода Моздок-Тбилиси иранская сторона поставляла в Грузию через Азербайджан 4 млн. куб. м в сутки. Цена этого газа была максимально завышена и, по некоторым расчетам, достигла 250 долл. за 1000 куб.м. Какие договоренности будут достигнуты в 2007 г. - пока не известно.

3. Грузино-иранское сотрудничество в целом, не только в энергетической сфере, не может не подвергаться воздействию мировой политический конъюнктуры, а именно однозначно проамериканской, пронатовской политики Тбилиси, имеющей вполне конкретные достижения, в частности в военно-технической сфере. Этот бесспорный факт не может не наталкивать Тегеран на размышления о перспективе прочных добрососедских отношений с Тбилиси. Ввиду этого все более возрастает роль российского фактора. Вряд ли грузинская сторона сможет в обозримой перспективе полностью отказаться от услуг Газпрома. Тем не менее, Грузия будет по возможности использовать, максимально утрируя, вероятность столкновения интересов России и Ирана на своем газовом рынке. Пока Иран, казалось бы, не противится такому ходу событий, дипломатично обходя все щекотливые вопросы российско-грузинских взаимоотношений.

Совсем недавно в Тбилиси практически незаметно прошел ирано-грузинский бизнес-форум. В нем приняли участие иранские представители бизнеса и промышленных кругов, которые провели ряд встреч со своими грузинскими коллегами. Каким будет дальнейшее развитие событий - покажет время. В планах - проведение заседания совместной ирано-грузинской межправительственной комиссии по торгово-экономическим вопросам.

Фархад Ахундов - эксперт по проблемам нефтегазового комплекса

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.