Лев Никифоров: Косово: де-юре и де-факто

Гагра, 26 ноября 2006, 17:00 — REGNUM  

Лев Александрович Никифоров - Чрезвычайный и Полномочный посланник в отставке

По решению Совета Безопасности ООН от 24 октября 2005 г. начался процесс определения будущего статуса сербского края Косово и Метохии в условиях сохраняющегося над ним международного протектората. Специальный представитель генерального секретаря ООН М.Ахтисаари пытается обеспечить согласование позиций Сербии и косовских албанцев в соответствии с руководящими принципами, принятыми международной Контактной группой.

Обсуждение будущего Косово ведется в основном вокруг следующих главных вопросов: прежде всего - будет ли его статус означать автономию края в составе Сербии или его независимость; далее - явится ли решение о статусе результатом переговоров или оно будет принято международным сообществом; должно ли решение быть выработано до конца 2006 года или, быть может, позднее, в разумные сроки и, наконец, - если не будет найдено взаимоприемлемое решение и международное сообщество возьмет на себя ответственность за определение статуса Косово, то будет ли такое решение официально применимо только для Косово или оно должно также официально - быть универсальным, то есть применимым и для других подобных конфликтных ситуаций.

Автономия или независимость

С самого начала процесса определения будущего статуса Косово было совершенно очевидно, что диаметрально противоположные позиции главных его участников - Сербии и проживающих в Косово сербов, с одной стороны, и косовских албанцев, с другой, будут создавать серьезные трудности в поиске взаимоприемлемого решения.

17 ноября 2005 г. скупщина Косово подавляющим большинством голосов приняла резолюцию, раскрывающую ее подход к предстоявшим переговорам о статусе Косово. Первоначально косовско-албанские лидеры намечали принять резолюцию о провозглашении независимости Косово, однако после критических замечаний, высказанных по поводу таких намерений главой миссии ООН в Косово и некоторыми западными представителями, было решено ограничиться изложением платформы косовской делегации на переговорах. Из этого документа следует, что для албанской стороны приемлема лишь независимость Косово. В первых пунктах резолюции говорится, что скупщина подтверждает желание народа Косово, чтобы Косово было независимым и суверенным государством, и считает, что это не может быть предметом переговоров. Скупщина считает необходимым принятие конституции Косово и просит ООН, Европейский союз, США и другие страны оказать международную поддержку Косово как независимому и суверенному государству. Выражая готовность ратифицировать все международные конвенции и акты о правах человека и сообществ, скупщина обязуется уважать и гарантировать права и свободы граждан Косово и права национальных общин в полном соответствии с международными стандартами. Скупщина выступает за интеграцию Косово в евро-атлантические структуры, приветствует их дальнейшее присутствие в Косово, а также выступает за добрые отношения с соседними странами, что должно способствовать укреплению стабильности в регионе. В резолюции гарантируется территориальная целостность Косово и нерушимость его границ.

Совершенно иные позиции занимают косовские сербы. В "Декларации о дальнейшем существовании сербов в Косово и Метохии", принятой содружеством сербских общин Косово также 17 ноября 2005 г., указывается, что Косово "было, есть и будет частью государственной территории Сербии", а предоставление Косово независимости было бы заключительным актом в проведении этнической чистки сербов. В Сербии резолюция скупщины Косово была воспринята как свидетельство нежелания косовско-албанского руководства идти на переговоры, как противозаконный и антиконституционный акт, который должен быть отменен главой миссии ООН в Косово, однако, как сообщили в миссии, этот документ был им "принят к сведению". По мнению руководителя координационного центра сербского правительства по Косово С.Рашкович-Ивич, принятая скупщиной Косово резолюция - это та же резолюция о независимости Косово, но только "в другой упаковке".

А через четыре дня, 21 ноября 2005 г. скупщина Сербии, основываясь на положениях конституции Сербии о суверенитете и территориальной целостности Сербии, нашедших отражение в резолюциях Совета Безопасности ООН 1998-1999 гг., а также учитывая положения этих резолюций о существенной автономии и значительной степени самоуправлении Косово и Метохии как форме политического решения кризисной ситуации, также подавляющим числом голосов депутатов приняла резолюцию, утвердившую основные принципы, которыми должны руководствоваться все сербские представители на предстоящих переговорах.

Скупщина выразила надежду, что Совет Безопасности ООН не допустит нарушения принципа уважения суверенитета и территориальной целостности применительно к Сербии. Предполагая, что для мирового сообщества неприемлемо насильственное изменение признанных в мире границ какой-либо демократической страны, скупщина считает, что любая попытка легализации раздела Сербии отделением части ее территории была бы не только правовым насилием над демократическим государством, но и насилием над самим международным правом, что явилось бы опасным прецедентом с непредсказуемыми последствиями для мирового порядка в целом. Поэтому любое навязанное решение о будущем статусе Косово скупщина провозгласила бы незаконным и недействительным.

В рамках этих принципиальных позиций скупщина может пойти на компромисс, имея в виду возможность разных вариантов, не затрагивающих суверенитет и территориальную целостность страны, и готова по образцу "европейских решений" обеспечить Косово будущий статус, который соответствовал бы как государственным интересам Сербии, так и интересам албанской общины в Косово, сербов и других жителей Косово. Скупщина приветствовала посредническую роль ООН в процессе определения будущего статуса Косово, выразив уверенность, что посредники обеспечат необходимую форму прямых переговоров между представителями Сербии и косовских албанцев.

Следует заметить, что в Сербии существуют и иные мнения о перспективах косовского урегулирования. По мнению известного писателя и политического деятеля Д.Чосича, территориальное разграничение сербов и албанцев "представляет собой рациональное окончание векового межэтнического антагонизма". Некоторые политические деятели не устают повторять, что с Косово уже все решено и сербам нужно как можно скорее смириться с его потерей, чтобы не упустить свои шансы в Европе. Бывший министр иностранных дел Союзной республики Югославии Г.Свиланович, например, считает, что Косово будет независимым и что сербские политики должны быть в этом реалистами и больше заботиться о решении проблем существования сербов в Косово. Нередко такие деятели вопрошают, а "готовы ли мы жить вместе с теми, кто никак этого не хочет, и стать мишенью для новых талибанов и вахабитов", готовы ли сербы к тому, что завтра их будущее будут решать албанцы, так как их монолитный блок в поделенном сербском парламенте на две половины может стать серьезным решающим фактором. Так лидер партии "Г-17 плюс", министр финансов М.Динкич заявил, что он не знает, чтобы кто-то в Сербии хотел реинтегрировать почти два миллиона албанцев в экономическую и правовую систему Сербии и что ни одна партия не согласна с тем, чтобы треть депутатов скупщины Сербии были албанцы. По его мнению, "это было бы плохо для Сербии и людям надо об этом ясно сказать". Это заявление М.Динкича, однако, было осуждено всеми наиболее значительными партиями Сербии.

Таким образом, косовские руководители требуют только независимости, тогда как Сербия, проявляя готовность к компромиссу, считает, что Косово может быть предоставлена только самая широкая автономия, в рамках которой косовские албанцы будут иметь возможность устанавливать структуру своей власти в крае и определять все условия жизни в Косово при соблюдении прав сербов и другого неалбанского населения. Что касается внешней самостоятельности, то она будет в известной степени ограничена: по словам министра иностранных дел Сербии В.Драшковича, "мы полностью поддерживаем параллельный, самостоятельный путь Косово в Европу и европейские институты, мы не имеем ничего против представительства самостоятельного Косово в более или менее всех международных организациях и органах, кроме Организации Объединенных Наций". Председатель правительства Сербии В.Коштуница отмечал в июле 2006 г., что "Сербия готова на любой вид компромисса, который не подразумевает независимость, но который предлагает албанцам самую высокую степень автономии, всю законодательную, исполнительную и судебную власть, ожидая в ответ только нерушимости границ и безопасности для неалбанского населения края".

Очень важно иметь в виду, что статус Косово в главном и основном определен уже давно, хотя в мировом сообществе мало кто акцентирует на этом внимание. Конституционное положение Косово и Метохии как автономного края в составе Республики Сербии, входившей в СФРЮ, Союзную республику Югославии (СРЮ), преобразованной в 2003 году в государственное сообщество Сербии и Черногории, существует уже несколько десятилетий. После распада в мае 2006г. сообщества Сербии и Черногории его правопреемником стала Республика Сербия, которая в своей новой конституции в октябре 2006 г. провозгласила, что "край Косово и Метохия является составной частью территории Сербии, имеет статус существенной автономии в рамках суверенного государства Сербии, и из такого статуса края Косово и Метохии следует конституционная обязанность всех государственных органов представлять и защищать государственные интересы Сербии в Косово и Метохии во всех внутренних и внешних политических отношениях".

Поскольку после агрессии НАТО против Югославии в 1999 году решение косовской проблемы стало делом мирового сообщества, было бы полезно обратиться к документу, положившему этому начало, то есть к Резолюции 1244 Совета Безопасности ООН от 10 июня 1999 года. Эта резолюция подтвердила суверенитет и территориальную целостность СРЮ, что теперь в полной мере относится и к Сербии, признав необходимым обеспечить "существенную автономию" и "реальное самоуправление" в Косово. Из текста резолюции следует, что Косово является частью СРЮ, в ней, например, указано (пункт 10), что задачей международной администрации в Косово является создание временной администрации, под управлением которой "население Косово сможет пользоваться существенной автономией в рамках Союзной республики Югославии". В соответствии с резолюцией, политическое урегулирование косовского кризиса предполагает "заключение временного политического рамочного соглашения, предусматривающего значительную степень самоуправления для Косово, с полным учетом соглашений, подготовленных в Рамбуйе, и принципов суверенитета и территориальной целостности Союзной Республики Югославии и других стран региона". Говоря о политическом процессе, призванном определить будущий статус Косово, резолюция нигде не упоминает право на самоопределение края, также как и не содержит никакого намека на "независимость Косово", условную или безусловную. Таким образом, все предложения об установлении "окончательного статуса" Косово надо понимать лишь как намерения уточнить содержание статуса этого сербского края, а не изменять его коренным образом.

Возникает вопрос, почему же тогда, в 1999 году, когда силы НАТО, обвинив руководство Югославии в проведении политики геноцида в Косово, заставили С.Милошевича принять их условия, не была провозглашена независимость Косово? Что произошло с тех пор, что сделало невозможным дальнейшее существование Косово как автономного образования в составе Сербии? А был лишь протекторат ООН, усилиями администрации которой была создана временная администрация края, но ничего не было сделано для того, чтобы, как было указано выше, население Косово могло бы "пользоваться существенной автономией в рамках Союзной республики Югославии". Видимо, задумано все это было давно, но в 1999 году это была бы не только натовская акция устрашения, но и открытая оккупация части территории суверенного государства. Потребовались семь лет международного протектората над этим сербским краем, чтобы подготовить мировое сообщество к тому, что отторгнутую де-факто от Сербии территорию можно будет отделить от нее и де-юре.

В настоящее время определяющим в позиции мирового сообщества по вопросу о статусе Косово является мнение международной Контактной группы, в состав которой входят четыре из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН - Великобритания, Россия, США и Франция, а также Германия и Италия. Принятые ею в ноябре 2005 г. руководящие принципы определения статуса Косово положены в основу деятельности специального представителя генерального секретаря ООН по переговорному процессу М.Ахтисаари. Контактная группа исходит из того, что решение о статусе Косово должно стать результатом переговоров, которое подлежит одобрению Советом Безопасности ООН, поэтому, видимо, в ее решениях и не говорится ни об автономии Косово в составе Сербии, ни о его независимости. Вместе с тем, Контактная группа считает, что не должно быть возврата Косово к ситуации, существовавшей до марта 1999 года, не должно быть его раздела или присоединения к какому-либо государству и что решение вопроса о статусе Косово должно способствовать укреплению региональной стабильности. Контактная группа неоднократно отмечала в своих выводах, в том числе и на заседании 20 сентября 2006 г., что резолюция 1244 Совета Безопасности ООН остается "рамками для принятия решения о будущем статусе края".

Совершенно очевидно, что некоторые формулировки выводов Контактной группы являются результатом компромисса, который подчас не дает четкого представления о том, как же должна решаться косовская проблема. В рассуждениях западных представителей, например, "рамки" резолюции 1244 выглядят так, что она, отразив действительность того времени, лишь установила, что статус Косово будет определен в будущем, а что касается указанных выше основополагающих положений о территориальной целостности и суверенитете Сербии, то они просто замалчиваются. Существуют различные толкования и вывода Контактной группы о том, что не может быть возврата к положению 1999 года: некоторые это понимают так, что Косово не должно оставаться частью Сербии, тогда как другие видят в этом то, что не должно быть возврата к существовавшему тогда режиму, в рамках которого албанцы были лишены возможности реально участвовать в управлении краем.

Формально ни одна из западных стран - членов Контактной группы не определила свое видение статуса Косово, за исключением, пожалуй, Великобритании, представители которой нередко высказываются в пользу независимости Косово. Как-то министр иностранных дел Великобритании Дж.Стро заявил, что независимость Косово "почти неизбежна", в связи с чем министерство иностранных дел Сербии и Черногории направило ноту протеста, а министры иностранных дел Франции и Голландии даже сочли необходимым отмежеваться от такого заявления. Между тем, фактически Запад, следуя своей прежней политике, направленной на ослабление самостоятельной Сербии, ведет дело к отторжению Косово от Сербии и предоставлению ему независимости.

Подыгрывая албанским экстремистам в Косово, на Западе обычно ссылаются на право народов на самоопределение, имея в виду желание албанского населения края обрести независимость. Однако существует и такой основополагающий принцип международного права как принцип территориальной целостности государств. При соблюдении норм международного права подобные конфликтные ситуации должны решаться так, чтобы соблюдались права национальных меньшинств, но и не предавалась бы забвению территориальная целостность государств. Конечно, сочетать право народов на самоопределение и принцип территориальной целостности нелегко, однако одним из таких способов могло бы быть предоставление в рамках существующих границ данного государства максимальной автономии для тех, кто стремится к самостоятельности. Большой иллюзией было бы надеяться, что предоставлением независимости может быть решена проблема национального самоопределения, поскольку в таком случае останется неудовлетворенность тех, кто в результате потеряет часть своей территории, что всегда может стать источником новых территориальных конфликтов. Кстати, применяемые в Европе стандарты решения проблем национальных меньшинств предусматривают различную степень их автономии, но никак не предоставление им независимости.

Иногда говорят, что при оценке территориальной целостности Сербии надо исходить из существующей реальности: Косово уже семь лет не является частью Сербии. При этом нередко проводят параллель между Косово и Южной Осетией и Абхазией, однако там фактическое отделение этих национальных образований от Грузии явилось результатом волеизъявления народа, а Косово было отделено от Сербии в результате агрессии НАТО и навязанного международного протектората.

Проблему Косово нельзя решать изменением границ, поскольку насильственные изменения границ на Балканах никогда не обходились без войн. По мнению В.Драшковича, провозглашение независимого государства Косово на территории Сербии могло бы стать фатальной ошибкой. Если Косово получит независимость, т.е. будут изменены границы Сербии, то уже завтра может встать вопрос и об изменении границ Боснии и Герцеговины, имея в виду реальность стремления к самостоятельности входящей в ее состав Сербской республики.

Неблаговидную роль в поиске аргументов в пользу предоставления Косово независимости сыграл главный посредник в переговорном процессе М.Ахтисаари. При встрече с сербской делегацией 8 августа 2006 г. он заявил, что в происходящем в Косово "сербы виноваты как народ". Отвергнув обвинения сербов в свой адрес, он спустя полмесяца утверждал, что властям в Белграде надо понимать, что проводившаяся С.Милошевичем политика ("историческое наследие") должна быть "принята во внимание" при решении вопроса о статусе Косово, что "каждая нация в мире имеет свою вину, за которую надо расплачиваться". Эта позиция М.Ахтисаари, которая ставит под вопрос его статус как представителя генерального секретаря ООН в переговорном процессе, как бы уже предопределяя возможный подход к решению вопроса о статусе Косово, была воспринята крайне отрицательно в Сербии и с большим удовлетворением косовскими албанцами. Как заявил В.Коштуница, "много раз до настоящего времени, более или менее завуалировано, М.Ахтисаари отмечал, что компромисс и переговоры излишни, так как существует решение, которое только надо выполнить, а это - независимое Косово. Для такого решения, которое прямо противоречит основным принципам международного права, М.Ахтисаари теперь предложил и обоснование: сербы виноваты как народ". Последние высказывания М.Ахтисаари, отметил председатель главного комитета Социалистической партии Сербии И.Дачич, отражают его пристрастность и желание "вынести приговор целому народу", "это еще одно подтверждение, что здесь идет речь не о переговорах, а о навязывании решения, и речь идет не о посреднике, а о помощнике албанской стороны". Между тем пресс-секретарь генерального секретаря ООН Б.Варма заявил, что М.Ахтисаари своими заявлениями не превысил данные ему полномочия и что К.Аннан доверяет ему и считает его "беспристрастным посредником".

О таком подходе к решению косовской проблемы, но уже с видением будущего говорил и видный французский дипломат М.Фуше, который недавно заявил, что Сербии на переговорах в Вене предлагается такая сделка: у Сербии "будет отнято кое-что за то, что вы были плохими в прошлом, но взамен мы вам предлагаем европейскую интеграцию". Такая точка зрения, как представляется, оказывает очень серьезное влияние на формирование позиции западных политиков.

Указанные высказывания М.Ахтисаари выглядели как определенный вызов, имеющий целью подтолкнуть сербов отказаться от дальнейшего участия в переговорах, после чего международному сообществу не оставалось бы ничего другого, как самому принять решение о статусе Косово. Но сербы не дали повода обвинить их в блокаде переговоров и приняли участие в сентябре 2006 г. в очередном обсуждении перспектив децентрализации Косово. По мнению координатора сербской делегации на переговорах о статусе Косово Л.Коена, заявления М.Ахтисаари не явились чем-то неожиданным, поскольку западные дипломаты в неофициальных беседах уже неоднократно в этом году давали понять, что международное сообщество в какой-то момент начнет использовать ошибки политики С.Милошевича как ключевой аргумент в пользу предоставления Косово независимости. "Западное общественное мнение, считает Л.Коен, еще не разрешило дилемму, стоит ли считать проблему Косово как "часть неосуществленного дела", что означало бы, что НАТО в 1999 году вело в действительности войну за отделение Косово от Сербии, или же речь идет о политическом конфликте, который надо решать, как и все другие подобные конфликты, в соответствии с международным правом и законными интересами обеих сторон". Сторонники первого мнения говорят, что "Милошевич потерял Косово", что "Косово уже независимо", только неформально, что "возвращение Косово в Сербию не представляется возможным". И если это так, замечает Л.Коен, то тогда переговоры о будущем статусе Косово не нужны, достаточно лишь администрации ООН и миротворческим силам покинуть Косово, передав всю власть албанцам, которые ее заслужили за все то, что они вытерпели из-за Милошевича.

Но если Сербия должна расплачиваться таким образом за ошибки С.Милошевича, то ведь это должно было случиться уже в 1999 году, но и тогда Косово было поставлено лишь под международный протекторат с признанием того, что оно входит в состав Союзной республики Югославии, а точнее - Сербии. Кстати, разговоры о коллективной вине сербов были весьма активны на Западе накануне агрессии НАТО против Югославии в 1999 году, когда критика политики С.Милошевича была использована как аргумент для совершения этой агрессии с целью "наказания непослушных сербов". И можно ли теперь винить за политику С.Милошевича сербский народ, который в 2000 году ясно сказал "нет" его режиму. Ну а если говорить об "историческом наследии", что призывал учесть М.Ахтисаари, то беспристрастное его исследование может завести очень далеко, и кто будет признан ответственным за сложившееся положение в Косово, еще не известно.

Переговорный процесс и роль международного сообщества

Предусмотренный Советом Безопасности ООН переговорный процесс по урегулированию проблемы Косово и определению его статуса начался в феврале 2006 г. в Вене. Прямой диалог сербской делегации, в состав которой входят и представители косовских сербов, и делегации косовских албанцев начался при участии международных посредников с обсуждения не самого статуса, а ряда важных вопросов жизни Косово - децентрализации управления края, создания новых сербских общин, прав национальных меньшинств, защиты памятников культуры и религиозного наследия и экономические проблемы. Перед началом переговоров М.Ахтисаари предложил заинтересованным сторонам достичь договоренности по ряду конкретных вопросов, которые местные органы власти могли бы самостоятельно решать в таких областях как здравоохранение, образование, социальная защита, культура, охрана правопорядка, правосудие и финансы. Речь шла, таким образом, о вопросах, которые, не предопределяя будущий статус Косово, имеют, несомненно, большое значение для организации общества.

К сожалению, прошедшие за истекший период переговоры оказались безрезультатными, компромиссных решений делегации так и не нашли. Расчет международных посредников на то, что от согласования конкретных вопросов сосуществования этнических групп в Косово можно будет перейти к достижению договоренности и о самом статусе Косово, не оправдался. Не увенчалась плодами и встреча в июле 2006 г. руководителей Сербии и Косово, на которой состоялся обмен мнениями о будущем статусе Косово: стороны остались на своих заявленных позициях и сблизить их не удалось. И тем не менее переговоры были полезны и необходимы для лучшего уяснения позиций сторон и поиска взаимоприемлемого решения. Это - практически единственный путь для выработки должного решения вопроса о статусе Косово.

Неутешительный итог венских переговоров был неслучаен, поскольку стороны имеют диаметрально противоположное представление о будущем статусе Косово, а пути и методы решения частных вопросов будут во многом зависеть от того, останется ли Косово в составе Сербии или же станет самостоятельным государственным образованием. К тому же четко проявилась и тактика косовского руководства - создавать видимость готовности вести переговоры, а в конечном счете заявить, что, несмотря на все его усилия, с сербами договориться невозможно и международное сообщество должно само решить вопрос о статусе Косово, но при этом ему необходимо иметь в виду, что ничего другого, кроме независимости, не должно быть, поскольку в противном случае в Косово возникнет массовое недовольство народа и возможны новые проявления насилия.

После того как на венских переговорах была продемонстрирована твердая международно-правовая обоснованность позиции сербской стороны и ее решимость добиваться справедливого решения, на Западе стали различными способами обесценивать переговорный процесс, ведя подготовку к принятию решения о статусе Косово без учета мнения Сербии. Появились заявления о невозможности вообще нахождения согласованных решений: по мнению М.Ахтисаари, например, переговоры зашли в тупик и продолжать их в нынешнем виде не имело бы смысла, а его заместитель А.Роан считает, что они "обречены на неуспех". Косовские руководители в своих высказываниях по этому поводу были более категоричны. Они считают, что, поскольку компромисс в позициях сторон невозможен, международное сообщество должно принять на себя роль арбитра и разрубить тот гордиев узел, который возник на переговорах в Вене. Заместитель председателя правительства Косово Л.Хазири заявил 18 сентября 2006 г., что переговоры в Вене можно считать законченными и теперь международное сообщество должно сформулировать свое предложение о статусе Косово. Ну а председатель скупщины Косово К.Бериша, чтобы исключить возможные колебания международного сообщества, прямо пригрозил, что в случае откладывания решения о независимости Косово в крае возможно восстание народа. Все эти заявления, которые были сделаны в преддверии заседаний Контактной группы и Совета Безопасности ООН, были неслучайными и представляли собой ничто иное как шантаж международного сообщества.

И тем не менее Контактная группа 20 сентября 2006 г. вновь высказалась за продолжение переговоров. Она призвала М.Ахтисаари подготовить "предложение по решению вопроса о статусе Косово и на этой основе привлечь обе стороны к участию в дальнейшем переговорном процессе". Констатировав существенные различия в позициях Сербии и косовского руководства, Контактная группа призвала стороны к конструктивной работе над их преодолением, предупредив, что ни одна из сторон не может односторонне блокировать переговорный процесс. Была выражена поддержка усилий М.Ахтисаари в работе с обеими сторонами - участниками переговоров по достижению реалистичного решения, которое бы укрепило региональную стабильность, было бы приемлемо для народа Косово и сохранило бы многоэтнический характер края. Важным было сделанное в этой связи заявление министра иностранных дел России С.Лаврова о том, что "мы не возражаем, и даже будем приветствовать, если М.Ахтисаари подготовит какие-то свои видения возможных развязок, но сегодня было условлено, что эти предложения будут предложены сторонам не в качестве какого-то ультиматума, а для продолжения переговоров".

Результативность процесса определения статуса будет зависеть не только от конструктивного участия в нем всех сторон, но и от ситуации в Косово, от результатов применения утвержденных ООН для Косово стандартов демократического общества. Контактная группа считает необходимым, чтобы институты Косово и лидеры всех сообществ края усилили работу по выполнению этих стандартов. В этой связи С.Лавров отмечал: "мы видим, что стандарты, которые адресованы косовско-албанским лидерам, выполняются крайне медленно, прежде всего в том, что касается прав меньшинств, их свободы и безопасности в крае. Мы были едины в том, что эти стандарты необходимо выполнять, независимо от хода процесса по согласованию статуса Косово".

Совершенно очевидно, что на переговорах должен быть найден компромисс, но для его достижения нужно проявить максимум конструктивности и терпения. Переговоры должны продолжаться столько, сколько необходимо для выработки взаимоприемлемого решения, поскольку пока переговоры продолжаются, сохраняется надежда на компромисс. Абсолютно права комиссар ЕС Б.Ферреро-Вальднер, которая по поводу "замороженных конфликтов" отметила, что "только переговорами можно достичь результата, который поддерживали бы все заинтересованные стороны. Без такого согласия продолжительного мира, который так нужен, не будет".

В интересах обеспечения стабильности положения на Балканах компромисс должен быть достигнут при уважении территориальной целостности и суверенитета существующих государств. Позиция Сербии по своей сути содержит возможность компромисса - всегда есть возможность договариваться, например, о степени автономии, тогда как позиция косовских руководителей не позволяет рассчитывать на компромисс. Кроме того, надо иметь в виду, что компромиссное решение может проходить испытание временем, в ходе его реализации всегда можно вносить определенные коррективы, тогда как в такое радикальное решение, как предоставление независимости, внести какие-либо изменения уже будет невозможно.

Предоставление Косово независимости и создание в Европе второго албанского государства никак нельзя признать компромиссом - и то, что косовские власти не хотят ни о чем другом слышать, кроме независимости, является проявлением их экстремизма. Косово-албанские руководители не пойдут ни на какие уступки до тех пор, пока те международные силы, которые годами поощряли их стремление к независимости, не "объяснят" им необходимость компромисса. Ведь даже президент США Дж.Буш при встрече со студентами в Вене в конце июня 2006 г. говорил, что "окончательное решение (о статусе Косово) подразумевает некоторые уступки обеих сторон".

Конечно же, статус Косово должен быть уточнен, это необходимо, прежде всего, для решения накопившихся там многих проблем - этнических, экономических, социальных. Естественно, что чем скорее завершится переговорный процесс, тем будет лучше, однако установление каких-либо жестких сроков его завершения было бы контрпродуктивно, ибо главное не сроки, а существо согласованного решения. По вопросу о сроках окончания переговорного процесса в Контактной группе нет единого подхода, хотя на последнем ее заседании вновь было признано необходимым сделать все, чтобы вопрос о статусе Косово был решен в течение 2006 года. Но если США и Великобритания постоянно настаивают на завершении переговоров о статусе до конца 2006 г., то Германия, Италия и Франция считают, что с решением косовской проблемы не следовало бы спешить и надо находить компромиссное решение, приемлемое для всех заинтересованных сторон. Что касается России, то, как сказал С.Лавров после заседания Контактной группы в сентябре 2006г., "мы лишь подтвердили, что будем стараться содействовать достижению договоренностей на переговорах до конца этого года, но это срок не ультимативный, и не крайний".

Те круги, которые настаивают на скорейшем предоставлении Косово независимости, видимо понимают, что время работает не на них, поскольку все больше зреет понимание негативных последствий такого решения, а поэтому не исключено откладывание его принятия или вообще формирование иного подхода к этому вопросу. На недавней встрече в Брюсселе высоких дипломатических представителей ЕС и США был сделан вывод о необходимости предпринять все для того, чтобы на них был достигнут как можно больший прогресс и согласие сторон, что очень важно для решения вопроса о статусе Косово. Многие члены ЕС считают, что принятие решения можно было бы отложить и до весны 2007 года, если будет уверенность в том, что возможный результат будет благоприятным для обеспечения стабильности ситуации в Косово, Сербии и на Балканах в целом.

Принятие новой конституции Сербии и проведение в конце октября 2006 г. референдума по ее утверждению, также как и предстоящие 21 января 2007 г. парламентские выборы в Сербии заставили западных политиков задуматься о наиболее благоприятном времени принятия решения о статусе Косово. На Западе опасаются, в частности, радикализации Сербии и нарушения планов сближения Сербии с ЕС и НАТО в случае навязывания решения о независимости Косово. Кстати, проведение выборов до решения вопроса о статусе Косово соответствует, судя по всему, и интересам руководства Сербии. Последовали размышления М.Ахтисаари и Х.Соланы о возможности отсрочки подготовки предложений по дальнейшему ведению переговоров до начала 2007 года, а на встрече с представителями стран-членов Контактной группы с М.Ахтисаари 10 ноября 2006 г. было согласовано отложить представление заинтересованным сторонам предложений М.Ахтисаари по решению вопроса о статусе Косово до завершения выборов в Сербии с тем, чтобы о результатах их обсуждения он мог информировать Совет Безопасности ООН в марте 2007 г., когда председательствовать в нем будет Великобритания. Такую позицию поддержали главы внешнеполитических ведомств ЕС и в ОБСЕ.

Попытки навязать решение о статусе Косово

Настойчивость Запада в установлении временных рамок переговорного процесса больше походит на желание поскорее решить эту сложную проблему в угоду албанским экстремистам, исходя из интересов усиления своих позиций в этом регионе, но никак не свидетельствует о намерении основательно подойти к поиску решения, которое могло бы создать надежную основу для сосуществования этнических групп в Косово и укрепления стабильности на Балканах. Установление искусственных сроков завершения переговоров практически имеет целью убедить мировое сообщество в бесполезности дальнейшего их проведения, поскольку к намеченному сроку не удается найти взаимоприемлемое решение, и поэтому якобы необходимо, чтобы Совет Безопасности ООН определил статус Косово, навязав сторонам свое решение. По мнению некоторых американских политологов, например профессора Ч.Капчана, это быть может нужно и сербскому руководству, для которого добровольное признание независимости Косово было бы политическим самоубийством.

Любое решение о статусе Косово, которое будет принято не путем договоренности сторон, - а о принятии такого решения Советом Безопасности ООН говорят все чаще и чаще, - совершенно очевидно не удовлетворит одну из сторон. Такой путь не сулит ничего хорошего, так как разрешение конфликтов, возникших в связи с требованиями этнических образований на территориях существующих государств о предоставлении им независимости может быть прочным и долговременным только при уважении интересов всех участников конфликта. И в данном случае, если кто-то захочет решить вопрос о статусе Косово без согласия Сербии, тот должен знать, что прочного мира на Балканах не будет, навязанное решение будет контрпродуктивным и приведет к политической нестабильности. В.Коштуница при встрече с премьер-министром Италии Р.Проди в июле 2006 г. подчеркнул, что Сербия не примет никакого одностороннего навязывания решения и предоставления Косово независимости в любой форме, - она и впредь будет считать Косово своей территорией, "Сербия не согласится ни на создание на ее территории другого государства, ни на отчуждение части своей территории". А лидер сербских радикалов Т.Николич заявил, что провозглашение независимости Косово следует рассматривать как оккупацию территории Сербии. Заслуживают внимания соображения американского политолога Дж. Халсмана, который считает, что Сербия является весьма важным фактором в регионе и ее мнение нельзя просто так оставлять без внимания, "навязывание решения усилило бы напряженность на Балканах и не решило бы политические проблемы".

Попытки решить косовскую проблему путем создания в Косово независимого государства чреваты обострением ситуации на Балканах, возникновением новых конфликтов, пересмотром границ по этническому принципу, хронической нестабильностью всего региона. Предоставление Косово независимости может оказаться началом весьма опасного процесса, продолжением которого будет оживление националистических устремлений албанцев, проживающих в других странах. В конечном счете, это может привести - по примеру эволюции Косово - к выделению албанских национальных образований из существующих государств, а затем и к присоединению их к Косово. Лишившийся трона албанский король Лека I мечтает создать Паналбанское движение на Балканах, ему вторит лидер Демократического союза албанцев Черногории М.Барди, который считает, что речь идет уже не о косовской, а об "албанской" проблеме, которую, по его мнению, "следовало бы решать повсюду в бывшей Югославии, а не частично". Запад вновь начинает пугать возможностью новой волны насилия албанцев в Косово в случае, если провозглашение его независимости будет затягиваться хотя бы на три-четыре месяца. Однако нельзя не понимать, что признание независимости Косово - это не только награда экстремистским силам албанских националистов, но и поощрение их на новые насильственные действия, выходящие за рамки Косово. Президент Сербии Б.Тадич считает, что в этом случае в Косово будут созданы вооруженные силы, потенциально враждебные Сербии, что новая волна беженцев осложнит положение в Сербии, а опора властей Косово на организованный криминал как источник средств может дестабилизировать весь регион.

В такой ситуации наиболее реальны осложнения на административной границе автономного края Косово с южной Сербией, где в трех общинах албанцы составляют большинство населения. Позиции албанцев в этих общинах, которые они нередко называют "восточным Косово", весьма сильны и, получая поддержку косовских властей, они требуют для себя таких же прав, которых добиваются сербы в Косово, пытаясь увязать стабильность развития общин с решением вопроса о статусе Косово. Для Сербии могут возникнуть и дополнительные внутриполитические проблемы - существует опасность оживления требований большей самостоятельности автономного края Воеводины, где значительно венгерское меньшинство, и региона Санджак, где мусульманское население также является весьма значительным. Вместе с тем нельзя исключать и активизации деятельности политических сил в Сербской республике, входящей в состав Боснии и Герцеговины, выступающих за самостоятельное существование этой республики и тесное ее взаимодействие с Сербией.

Возможно нарушение стабильности положения в Македонии и Черногории, опасения такого рода испытывают и греки, которые выступают против предоставления независимости Косово. Активность албанцев в Черногории в ходе проведения в мае 2006 г. референдума о будущем сообщества Сербии и Черногории уже обратила на себя внимание. Албанцы в Черногории скупают землю и осваивают прибрежную полосу, добиваются упрочения влияния в политической сфере - в скупщине республики и в местных органах власти, планируют создать уже пятую партию. Они практически выступают за свою автономию в рамках Черногории с изменением ее территориального деления, надеясь, что предоставление Косово независимости им в этом очень поможет. По признанию Ф.Диноша из Демократической унии албанцев Черногории, "косовские албанцы полностью поддерживают албанцев в Черногории в реализации их законных прав, также как и мы безоговорочно поддерживаем народ Косово в его стремлении к независимости". Известны претензии албанцев на особое положение и в Македонии, где они все сильнее заявляют о своих правах в различных областях общественной деятельности, не останавливаясь, как это было в 2001 году, и перед применением оружия.

Предоставление Косово независимости будет сигналом для сепаратистов во многих странах, означающим необходимость усиления борьбы за свою самостоятельность и независимость. Опасность цепной реакции для Европы - это совершенно реальная ситуация и поэтому трудно понять, как европейские политики могут это недооценивать. Да и для США это уже не звучит абстрактно, американцы довольно часто вспоминают о Косово, говоря о возможности превращения юго-запада США в часть Мексики вследствие культурного и демографического наступления, олицетворенного в потоке нелегальных мексиканских иммигрантов. Уже сейчас, как утверждают американские аналитики, в Калифорнии, Техасе и Нью-Мексико американцы европейского происхождения стали меньшинством. Албанское лобби, как ни странно, пользуется значительной поддержкой в США, хотя создание независимого Косово под очевидным влиянием исламских экстремистов не отвечало бы интересам американцев, ратующих за решительную борьбу с терроризмом.

Стремясь сформировать широкое общественное мнение о том, что независимости Косово нет альтернативы, на Западе утверждают, что косовская проблема - это специфический случай, решение которого не может стать прецедентом. По этому поводу следует сразу отметить, что в самой косовской проблеме нет никакой уникальности. Требования национального меньшинства о предоставлении независимости и территориальной самостоятельности, а албанцы в Сербии и являются именно таким меньшинством, нередко выдвигаются в различных странах и регионах. Пожалуй, уникальность проблемы Косово состоит лишь в том, что, в отличие от других подобных ситуаций, здесь западные круги активно выступают за его независимость. Возражения Запада против универсальности решения косовской проблемы казалось бы связаны с его опасениями, что могут поднять голову националистические, сепаратистские силы в Италии и Испании, да и в других странах, однако несомненно, что эти возражения направлены, прежде всего, в сторону России. Тем самым предпринимаются попытки воспрепятствовать использованию прецедента Косово при решении вопроса о независимости самопровозглашенных территорий в Грузии и Молдавии, возможному укреплению их связей с Россией и, как следствие - усилению позиций России на постсоветском пространстве.

Вопрос об универсальности или уникальности подхода к определению статуса Косово оказался в последнее время в центре дискуссий о путях урегулирования косовской проблемы, также как и обсуждения будущего самопровозглашенных территорий на постсоветском пространстве. "Нам бы хотелось, - говорил президент России В.В.Путин, - и мы на этом будем настаивать, чтобы решения подобного рода вырабатывались по общим принципам. Чтобы не было возможным, исходя из так называемой политической целесообразности текущего дня и из политической конъюнктуры сегодняшнего дня, применять одни подходы к одним странам и регионам Европы, скажем, к Косово, и совершенно другие применять к другим, скажем, к Абхазии или Южной Осетии". Различия в понимании последствий возможного решения проблемы Косово находят свое отражение и в работе Контактной группы. Выступая на заседании Контактной группы в январе 2006 г., С.Лавров особо подчеркивал, что решение о статусе Косово будет иметь универсальный характер, указав на недопустимость использования двойных стандартов при урегулировании конфликтов. "Наши западные коллеги, говорил позднее С.Лавров, хотели записать тезис, что косовское урегулирование не будет создавать прецедента для других конфликтных ситуаций... Мы с этим не согласились". Неслучайно сегодня у многих в мире возникает вопрос, почему США и Европа склоняются к независимости Косово и соглашаются на нарушение границ Сербии, но возражают в то же время против самостоятельности Приднестровья, Южной Осетии и Абхазии, поддерживая руководства Молдавии и Грузии.

Очень важно, что универсальный характер решения косовской проблемы предопределяет цепную реакцию не только дня сегодняшнего, но и для будущего. Сейчас говорят о перспективах удовлетворения требований о независимости самопровозглашенных территорий на постсоветском пространстве, но ведь нельзя исключать подобных чаяний некоторых кругов и в отдельных регионах России. Это надо иметь в виду не только России, но и другим государствам, где существуют национальные меньшинства. Это относится, например, к Румынии, Венгрии, а также и ко многим другим государствам. Поэтому сейчас, когда решается вопрос о статусе Косово, мировое сообщество должно учитывать как исторические аспекты возникновения данной проблемы, так и перспективы развития ситуации на Балканах и за его пределами. Вместо заключения Складывается впечатление, что в мире все больше начинают понимать сложность косовской проблемы и серьезность возможных последствий навязывания решения о статусе края. Проблема Косово - это не только проблема Сербии, но и всех Балкан, а с учетом геополитического положения региона и реальной цепной реакции на способы ее решения она приобретает общеевропейское значение. Будущее Косово ныне зависит не только от Сербии и от претензий косовских албанцев, но и от соотношения сил на международной арене, которое пока складывается не в пользу Сербии, однако решающим в этом вопросе может быть позиция России, на которую в Сербии возлагают большие надежды. Значительным будет и мнение Китая о путях решения косовской проблемы, взгляды которого в основном совпадают с позицией России. Аргументированные соображения России о неприемлемости установления твердых сроков определения статуса Косово и навязывания какого-либо решения по данному вопросу, как и по вопросу универсальности подхода решения косовской проблемы, всерьез заставляет Запад задумываться над тем, что следует предпринять, чтобы не допустить возникновения такой ситуации, при которой Россия может блокировать все усилия Запада. Именно об этом говорил В.В.Путин в сентябре 2006г., отвечая на вопрос о возможном внесении в Совет Безопасности ООН резолюции, предусматривающей отторжение Косово от Сербии: "Мы, конечно, будем ориентироваться на мнение участников международного общения в Европе, включая и Сербию. И если предлагаемые решения будут для нас неприемлемыми, мы не исключаем возможности использования права вето". За годы международного протектората над Косово не произошло сближения взглядов албанской и сербской сторон на будущее края. Больше того, стороны зашли настолько далеко в обосновании своих намерений, что проявление готовности находить взаимоприемлемое решение потребует от них огромных усилий, но без этого не будет прогресса в переговорах. Исходя из этого, целесообразно не спешить с уточнением статуса Косово до тех пор, пока не будет достигнут консенсус и установлено взаимное доверие, и роль мирового сообщества в этом может быть очень значительной. Лишь терпеливый поиск, конструктивность и постепенное согласование интересов при активном участии международных представителей могут обеспечить решение данной проблемы при наименьших потерях. В этих условиях и албанцам, и сербам, да и мировому сообществу необходимо предпринять новые, более эффективные усилия для обеспечения мирной совместной жизни сербов и албанцев в Косово. Сербская позиция по вопросу статуса Косово представляется достаточно обоснованной и справедливой, однако Запад не сможет это признать в полном объеме, поскольку это было бы равносильно его поражению. Поэтому будут предприняты усилия как-то видоизменить эту позицию, чтобы успокоить косовских албанцев таким образом, что в определении статуса Косово не будет слова "независимость", не будет словосочетания "часть Сербии", а останется лишь одно - самостоятельность, а по существу - ограниченный суверенитет. В Парламентской ассамблее Совета Европы еще в июне 2004 г. высказывалось мнение, что для Косово мог бы быть определен статус "специальной автономии", которая при гарантиях мирового сообщества не нарушала бы территориальную целостность и суверенитет Сербии. Можно ожидать и сохранения на какое-то время международного протектората, сейчас ООН, а затем Европейского союза, и возможно это будет лучшим решением, пока албанцы и сербы не смогут сами определить, как же им строить свои взаимоотношения, как обеспечить необходимое сосуществование. Но если все же будет навязано решение о предоставлении Косово независимости, то это будет сделано в нарушение норм международного права, вопреки европейским тенденциям к интеграции и явится опасным прецедентом. Это было бы взрывоопасное решение, поскольку независимое Косово стало бы хронически очагом напряженности на Балканах как из-за вероятных территориальных претензий, так и из-за его экономической несостоятельности и широко развитой сети организованного криминала. Независимость Косово получит, видимо, признание ряда стран Европейского союза, США, исламского мира и вероятно некоторых соседних государств, включая бывшие республики Югославии. В.Коштуница уже предупредил, что это не останется без последствий и прямо отразится на отношениях Сербии с такими государствами. В случае предоставления Косово независимости в Сербии могут возникнуть серьезные внутриполитические осложнения, поскольку однозначного согласия с таким решением, конечно же, не будет, а также появятся и дополнительные для Сербии внешнеполитические проблемы. В частности, могут появиться новые трудности в решении тяжелого вопроса членства Сербии в ЕС, который требует от кандидатов "добрых отношений со всеми соседями", что в данном случае будет означать необходимость признания Сербией независимости Косово. И как тут не согласиться с сербами, которые с грустью констатируют, что на одной стороне - история, культура, справедливость, право и закон, а на другой - сила... Югославянские государства были и остаются полигоном Запада в отработке различных моделей решения сложных проблем современности. Агрессия НАТО против Югославии в 1999 году для наказания "непослушных" сербов, решение проблемы образования многонационального государства в Боснии и Герцеговине, обеспечение сосуществования национальных общностей в Македонии, а теперь попытка формирования многоэтнического (а фактически моноэтнического) общества в Косово, создание и развал государственного сообщества Сербии и Черногории - таков неполный перечень активных действий Запада на территории бывшей Югославии за последние годы, конечной целью которых было укрепление его позиций на Балканах. Интернационализация двусторонних конфликтов и многих других конфликтных ситуаций стала повсеместным явлением. И это понятно, поскольку для международного сообщества небезразлично, как складывается обстановка в таком тесном нашем мире, где переплетаются жизненные интересы различных субъектов, стремящихся к достижению определенных целей. При отсутствии возможности достичь взаимоприемлемого соглашения конфликтующие стороны нередко прибегают к услугам посредников, но иногда случается и так, что посредники, используя надуманные предлоги, навязывают себя сами, а это чревато серьезными негативными последствиями. При чем в таких ситуациях посредники не гнушаются применением силы, что не способствует решению проблемы, а лишь еще больше осложняет положение дел. Особенно настораживает то, что инициаторы такой "миротворческой" деятельности игнорируют Организацию объединенных наций, ее Совет Безопасности, который оказывается бессильным в предотвращении подобных силовых акций. Над всем этим заставляет задуматься очень тяжелая косовская проблема, которую агрессия НАТО, предпринятая для оказания давления на сербов, не только не помогла решить, но и еще больше усугубила конфликт между сербами и косовским албанцами. Опыт мирового сообщества в поиске решения этой проблемы, которое призвано обеспечить стабильность на Балканах, может быть весьма поучительным и для определения путей разрешения конфликтных ситуаций в других регионах мира и создания гармоничного общества. Ну а что касается собственно косовской проблемы, то для ее решения предстоит пройти еще весьма сложный путь. В середине октября было принято решение о продлении мандата М.Ахтисаари еще на полгода, то есть до июня 2007 г., что подтвердило предположения о намерении Запада не форсировать определение статуса Косово до прояснения политической обстановки в Сербии. А пока сербы настойчиво добиваются продолжения венских переговоров...

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.