Эстонский язык экономику доведет

Таллин, 16 ноября 2006, 13:24 — REGNUM  

События последних месяцев в Эстонии в основном подавались российскими и эстонскими масс-медиа через призму противостояния вокруг "Бронзового солдата" в Таллине. Несомненно, для многих эта тема значима и весома, однако в это же время произошло несколько событий, которые позволяют говорить о том, что эстонское государство стоит перед нешуточном выбором совсем в иной сфере.

Не так давно в российской газете "Деловой Петербург" появилась заметка о лоббистских усилиях группы бизнесменов Северо-Востока Эстонии по продвижению через правительство государственной программы по привлечению иностранных рабочих на сланцедобывающие предприятия. Как отмечалось в заметке, речь могла идти в первую очередь о трудовых ресурсах из Ленинградской области, "где недавно по вине Эстонии остановилось крупное сланцедобывающее предприятие".

После конгресса соотечественников, проходившем 24 октября в Санкт-Петербурге, организация Rahvuslased (входящая в объединение правых партий "Союз Отечества" и Res Publica) выступило с предложением ко всем недовольным Эстонией русским оформить себе российское гражданство и переехать в Россию. Газета SL Ohtuleht отмечала, что националисты надеются, что недовольные русские внимут разумному призыву президента России Владимира Путина и уедут в Россию. Однако призыв осудили практически все партии Эстонии. Так, Партия Реформ считает, что "это неразумно и с экономической точки зрения, особенно в ситуации, когда работодатели каждый день заявляют о нехватке в Эстонии рабочей силы". Руководство Центристской партии подобно Партии Реформ усматривает опасность в том, что политики из Союза отечества и Res Publica стоят на страже интересов соседнего государства - России. "Если цель России ясна - увеличить свой потенциал развития за счет соседей, заполучив для своей экономики десятки и сотни специалистов, прошедших хорошую подготовку и имеющих опыт работы, то непонятно желание политиков из объединенной партии поддержать этот план", - сказано в заявлении руководства Центристской партии.

А 9 ноября новый президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес, выступая на годовой конференции по инновациям INNOESTONIA-2006, заявил, что надо не бояться импорта рабочей силы, а, наоборот, стимулировать ее приток. "Из-за нашей суровой истории эстонский народ подозрительно смотрит на приезжающих. Но альтернатива тому - замкнутость и отсталость. Кроме того, мы говорим не о десятках тысяч чернорабочих, а о докторах наук и квалифицированных инженерах", - сказал Ильвес. В тот же день председатель городского собрания Кохтла-Ярве, он же - председатель правления Ида-Вируской центральной больницы Валерий Корб напрямую заявил журналистам, что рассматривает возможность привлечения врачей из Новгородской области для работы в медицинских учреждениях Кохтла-Ярве. "Эстонские врачи и сестры изучают финский и норвежский языки, чтобы получать там большую зарплату, и российские врачи могли бы сейчас выручить Эстонию", - отметил Корб.

Однако глава директората Еврокомиссии по региональному развитию Ален Роджер считает, что Эстония должна открыть границы не только для высококвалифицированной рабочей силы, но и для чернорабочих, и для сезонных работников. Причем он четко указал, что Эстонии нет никакой надежды рассчитывать на людские ресурсы из стран-неофитов Евросоюза Болгарии и Румынии. "Эти страны слишком далеко от Эстонии, тамошняя рабочая сила уже нашла себе применение в более близких странах Евросоюза" - отметил он на встрече с председателем собрания центрального союза работодателей Энн Вескимяги и его директором Тармо Крийс. А в интервью газете "Вести" Вескимяги заявил, что Эстонии придется сразу же после выборов пересмотреть свою иммиграционную политику, открыв рынок труда не только для жителей ЕС, но и для третьих стран - в частности, России, Белоруссии и Украины. "У нас просто не остается другого выхода, без быстрого экономического роста Эстония никогда не догонит страны "старой Европы", а говорить о светлом будущем для бедной страны - абсурд", - считает Вескимяги.

Между тем, в 2006 году была предпринята попытка привести на работу в Эстонию иммигрантов с Востока - несколько рабочих гастарбайтеров с Украины были привлечены для работы на Балтийском судоремонтном заводе. Однако тут же возникли сложности с оформлением трудовых виз, и на помощь работодателям пришлось прийти министру экономики и коммуникаций Эдгару Сависаару, заодно возглавляющему Центристскую партию.

Что же, повышенное внимание общественности и политиков к трудовым ресурсам понятно. Экономика Эстонии на подъеме, при этом, после вступления в ЕС и открытия границ в стране произошел большой отток квалифицированных специалистов в "старые" страны Евросоюза. И официальная безработица снизилась до уровня примерно 1,7%, что на деле позволяет говорить об ее отсутствии. Ко всему этому необходимо добавить программу России по поддержке добровольного переселения соотечественников. И как бы эстонские политики ни говорили о том, что данная программа не окажет никакого влияния на Эстонию, страх все-таки присутствует. Что подтверждается даже на уровне публичной риторики: например, последнее заявление Ильвеса о том, что забота о русских, проживающих в Эстонии, это дело эстонского государства, а не российского. При этом все государственные и частные лица, ратующие за приток трудовых ресурсов в страну, забывают или не хотят публично вспоминать о "священной корове" эстонской этнократии - эстонском языке. Eesti keel ja eesti meel (эстонский язык - душа эстонца), о чем периодически напоминает Языковая инспекция.

Последняя проверка Языковой инспекции прошла в октябре 2006 года в сфере обслуживания. После проверки 518 человек было выявлено 388 недостойных высокого звания работника сферы услуг Эстонии. "Больше всего проблем с языком у работников новых торговых сетей Maxima и T-Market, парикмахерских и салонов красоты и многих магазинчиков, которые располагаются в подвальных помещениях", - сказал газете Postimees руководитель Языковой инспекции Эстонии Ильмар Томуск. До этого подобные проверки проводились в детских садах, школах, такси, в полиции и среди водителей городского транспорта. Как отмечают наблюдатели, одним из результатов таких проверок стало не повышение квалификации отстраненных работников в эстонском языке, а усиленное изучение ими английского с последующей миграцией в Ирландию и другие страны ЕС, открытые для работников с эстонским гражданством. Кстати, аккурат после проверки языка в эстонской полиции Шотландия выступила с рекламным предложением о привлечении на работу полицейских из прибалтийских стран.

Заметим, что Языковая инспекция карала граждан Эстонии, владеющих эстонским языком, пусть с точки зрения Языковой инспекции и недостаточно. Что же тогда говорить о привлечении рабочей силы из России, Украины, Молдавии, Белоруссии, Казахстана и других постсоветских стран?! Ведь эти работники вообще не говорят на эстонском языке, и на все вопросы Языковой инспекции смогут ответить выученной из разговорника фразой: Ei oska eesti keeles ("Не говорю по-эстонски"). Нет, они, конечно, выучат в минимальном объеме государственный язык, но в бытовой среде точно не будут им пользоваться. Так что перед политиками Эстонии встанет, а судя по высказываниям некоторых из них, уже встал, вопрос о том, готовы ли они принести в жертву свою "священную корову" - язык ради поддержки экономического развития страны. Можно конечно предположить, что сторонники экономического развития возьмут верх над защитниками эстонского языка и Языковая инспекция поумерит свой пыл. Но тогда правящая элита встанет перед еще большим выбором. Дело в том что, открыв рынок рабочей силы в Эстонии для представителей постсоветских государств, эстонские этнократы своими руками поспособствуют укреплению позиций русского языка в Эстонии. Можно с большой долей уверенности предположить, что приехавшие на заработки граждане бывшего СССР будут идентифицироваться не как украинцы, молдаване или казахи, а как русскоязычные. Произойдет это во многом благодаря тому, что хорошо известный им русский будет единственным языком, на котором они смогут общаться как в рабочей, так и в бытовой среде. А значит и потребность в русском языке в Эстонии будет увеличиваться.

Вот и получается, что Эстония сейчас стоит перед непростым выбором, и это совсем не выбор сносить или не сносить "Бронзового солдата". Вопрос "пускать или не пускать рабочую силу в Эстонию" имеет куда более далеко идущие последствия. Не пускать - значит, экономический рост, которым так гордятся политики, постепенно замедлится, и Эстония из развивающийся страны может превратиться в стагнирующую, а потом и в деградирующую. Пускать - значит, под вопросом оказывается сохранение эстонского языка, а следовательно, по версии некоторых партий, и сохранение эстонской нации (вспомним формулу Eesti keel ja eesti meel). Согласитесь, этот выбор куда сложнее, чем юридические и идеологические споры вокруг памятника в центре Таллина.

Сергей Артеменко. Эксперт по вопросам современной Эстонии

ИА REGNUM опросил ряд экспертов по теме возможного увеличения потока трудовой миграции в Эстонию.

Председатель грузинского общества "Мамули" Яша Куршубадзе сказал: "Хорошие мастера сейчас нужны самой Грузии. Поэтому вряд ли в Эстонию поедут строители и дорожные рабочие, которые сейчас востребованы на родине. Наверняка откликнуться на приглашения эстонской стороны могут моряки и капитаны, но общее число отправившихся на заработки работников вряд ли превысит несколько сотен". Куршубадзе считает, что число таких работников может увеличиться, если речь будет идти о длительных командировках или сезонных работах. Он признал, что грузины в целом хорошо осведомлены об Эстонии, многие бывали здесь в советское время и говорят об Эстонии только в положительном ключе. В Эстонии живет сплоченная грузинская община, а ее представители добились заметных успехов в местном обществе. Например, много выходцев из Грузии в медицине. Куршубадзе не смог ответить на вопрос, насколько успешным и быстрым может стать изучение грузинами эстонского языка: "Я живу в Эстонии почти тридцать лет и до сих пор по-эстонски говорю плохо. У нас русскоязычная семья".

Доцент кафедры славянской филологии Таллинского университета Сергей Доценко сказал: "Статус русского языка в Эстонии изменится, если число рабочих переселенцев владеющих русских языком значительно вырастет". Доценко выразил сомнение в том, что принятые в Эстонии программы языковой интеграции неэстонцев могут быть успешными с "новыми переселенцами". "Все решают не программы ассимиляции или адаптации, как мне кажется, а общая культура, общий язык, общая экономика. Программы ничего кардинально изменить не могут. Это социологическая проблема, а не филологическая", - добавил он.

Член правления Эстонского железнодорожного профсоюза Иолан Шевцов сказал: "Мы не против ввоза рабочей силы в Эстонию, но считаем, что, в первую очередь, работодатель должен гарантировать обеспечение работой жителей самой Эстонии, а государство должно не искать легких решений, а работать над созданием полноценной системы подготовки квалифицированных кадров". Тем не менее, Шевцов признал наличие острой необходимости в трудовых ресурсах: "Недоукомплектованы локомотивные бригады, не хватает станционных работников, осмотрщиков поездов, составителей составов, так как многие специалисты либо ушли из-за невысоких зарплат либо уехали на заработки в Западную или Северную Европу". Шевцов также отметил, что привлечение новых работников из стран, в которых знают и умеют общаться по-русски, не станет проблемой в Эстонии, так как неофициально русский язык активно используется в этой отрасли эстонской экономики. К тому же, вступающие с 2007 года в ЕС и получающие свободный доступ своей рабсилы на рынки стран ЕС Румыния и Болгария тоже владеют русским языком, и адаптация таких работников может быть менее болезненной.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail