Виктор Якубян: Ираклий Окруашвили - подбитый "ястреб" и продавец "фекалий"

Тбилиси, 16 ноября 2006, 13:21 — REGNUM  

Аналитическое сообщество наблюдает за интенсификацией процессов, происходящих в Грузии и вокруг нее. За короткий промежуток времени здесь произошли внушительные перемены. Наиболее существенными событиями стали изменения в составе правительства Грузии, а затем референдум и президентские выборы в соседней Южной Осетии. Смещенный с поста министра обороны Грузии Ираклий Окруашвили вплотную занимался грузино-осетинской проблемой, обладал существенным влиянием среди населения грузинских анклавов внутри РЮО и в сопредельном Горийском районе Грузии, а ранее его персона была связана с рядом радикальных заявлений по данной проблематике. Очевидно, его отставка всего за пару дней до важных электоральных процессов в Южной Осетии - звенья одной цепи, хотя в Тбилиси это, естественно, отрицают. Эти два процесса тесно связаны также с акцентированной политикой России на грузинском направлении.

Ираклий Окруашвили, возглавивший оборонное ведомство Грузии в середине декабря 2004 года, по заявлению президента Грузии Михаила Саакашвили, должен был возглавлять министерство обороны "до полного восстановления территориальной целостности страны". Сам Окруашвили после назначения заявил, что не собирается "вечно находиться на посту министра обороны", и максимальный срок, который он будет возглавлять оборонное ведомство - пять лет. Ровно через год после своего назначения на пост министра обороны Грузии, Окруашвили выступил со скандальным заявлением о том, что юрисдикция властей Грузии в Южной Осетии будет восстановлена к 1 января 2007 года, что и позволит ему встретить Новый год в Цхинвали. Вместе с тем Окруашвили тогда добавил: "если бы Тбилиси хотел восстановить юрисдикцию в Цхинвали военным путем, то давно бы это сделал, так как у грузинских вооруженных сил есть соответствующие возможности, технические и человеческие ресурсы". Таким образом, лоббистские усилия Окруашвили в пользу необходимости военной акции против Цхинвали не подлежат сомнению.

Стоит отметить, что был момент, когда Ираклий Окруашвили практически продавил свое видение перспектив решения проблемы Южной Осетии, которое и нашло отображение в плане вторжения в РЮО под условным названием "Бросок Тигра". Данное детище Окруашвили, как утверждают грузинские источники, пало в первую очередь из-за того, что слишком быстро просочилось в СМИ. План предусматривал выдавливание при поддержке США и ЕС российских миротворцев из Южной Осетии, затем серию провокаций против населения грузинских анклавов и вторжение грузинских боевых подразделений под предлогом локализации района конфликта и обеспечения безопасности населения Грузии, проживающего в непосредственной близости от зоны конфликта. Согласно Плану, 6 мая 2006 года с разных направлений соединениями, воинскими частями и подразделениями силовых ведомств Грузии должен был быть осуществлен захват всех крупных населенных пунктов Южной Осетии, при одновременном полном блокировании границы с Российской Федерацией. Руководство Южной Осетии в этом случае было бы арестовано и предано суду, в республике введено военное положение, назначено временное правительство и установлен комендантский час.

План был провален, не вступив в действие. Очевидно, не последнюю роль в отказе от его осуществления сыграла позиция ряда грузинских политиков, парламентских сил и спикера парламента Нино Бурджанадзе, в какой-то степени самого президента Саакашвили, который лучше Окруашвили представлял себе международные последствия вторжения, а также американских и европейских "партнеров" Грузии.

Согласно достоверной информации, первая попытка Окруашвили прорвать осетинское сопротивление, предпринятая летом 2004 года, натолкнулась на мощную критику в первую очередь западных государств. Как свидетельствуют представители британских экспертных кругов, а также ответственные военные в зоне грузино-осетинского конфликта, параллельно с переброской грузинских военных в направлении Джавских высот, в район трассы нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) был высажен британский разведывательный десант, который предпринял вылазку в сторону зоны грузино-осетинского конфликта. Обнаруженные британцами реалии, в частности наличие в зоне конфликта артиллерийских установок, способных вывести из строя БТД, и стали причиной оперативного вывода грузинских сил с занятых высот и возвращения ситуации в русло статус-кво.

Тем не менее, достаточно серьезные полномочия Окруашвили, которыми он был наделен в силовом блоке правительства, позволили ему практически завершить подготовку к данному плану, последствия чего ощущаются и сегодня. В частности, речь идет о крайне активной милитаризации Грузии и создания инфраструктур на подступах к Южной Осетией и Абхазии. Последним аккордом Окруашвили стал прорыв в Верхнюю часть Кодорского ущелья, хотя власти Грузии и утверждали, что в данном случае он руководил полицейской операцией.

На встрече с журналистами 26 октября Окруашвили заявил, что его отставка с поста министра обороны возможна "если до начала следующего года (2007) не будет восстановлена юрисдикция Тбилиси в Южной Осетии". Примерно тогда же в прессу просочилась информация о том, что Тбилиси намерен провести параллельно с референдумом и выборами президента Южной Осетии - свои, "альтернативные" выборы. Достоверные источники утверждают, что при подготовке данного процесса обсуждалась возможность участия в них и Ираклия Окруашвили, как уроженца Южной Осетии. Однако в Грузии все-таки решили поставить на группу осетинских отщепенцев из числа опальных чиновников, которых в свое время те же тбилисские политики называли сепаратистами, в частности на экс-премьера РЮО Дмитрия Санакоева и экс-министра внутренних дел РЮО Джемала Каркусова. Последнего в ноябре прошлого года спецслужбы Грузии буквально выкрали из Цхинвальской тюрьмы. По данным грузинских источников, за этой операцией стояло ведомство Вано Мерабишвили - главы МВД Грузии.

Таким образом, параллельно с подготовкой к военному решению грузино-осетинской проблемы, которым занималось министерство обороны во главе с Окруашвили, власти Грузии, на этот раз по линии подконтрольных Мерабишвили специальных служб, вели разработку второго - менее радикального, но более трудоемкого сценария. Перспективы данного сценария, заключающегося в создании в Южной Осетии классической "пятой колонны" во многом зависели от результативности прорыва в Кодорском направлении и дальнейшей дислокации там так называемого "правительства Абхазии" уже не в изгнании, а собственно на абхазской территории. Калька "кодорской операции" с несколько иным техническим сопровождением применяется в эти дни в Южной Осетии. Так называемый "альтернативный президент" Южной Осетии, которому грузинские политтехнологи приписали более 40 тысяч сторонников (примерно половину электората РЮО, и это при том, что число избирателей в грузинских анклавах, по данным ЦИК Грузии, не превышает 14 тысяч), по всей видимости, возглавит "альтернативное правительство" Южной Осетии. Велика вероятность того, что оно будет дислоцировано в одном из грузинских анклавов.

В качестве промежуточного вывода можно констатировать, что политтехнологический проект "Верхняя Абхазия - Нижняя Южная Осетия", разработанный не без участия американских специалистов, перевесил грубый военный путь решения этнических конфликтов, лоббируемый экс-министром обороны Грузии Ираклием Окруашвили. Таким образом, предположительно, более агрессивный ответ Абхазии на нарушение грузинской стороной статус-кво в Кодорском ущелье мог бы вызвать ассиметричный ответ в виде военной акции в югоосетинском направлении.

Военный путь решения грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов потерял свою актуальность после того, как российская сторона, в том числе президент Владимир Путин предостерегли Грузию от вооруженного вторжения в Абхазию и Южную Осетию. Усилиями России была принята соответствующая резолюция Совета Безопасности ООН, которая расставила все точки над "i". У грузинских властей сегодня практически не остается сомнений в том, что военная акция в Южной Осетии вызовет силовой ответ России, о чем свидетельствуют также периодически проводимые на Северном Кавказе военные учения. Последнее из них завершилось как раз с подсчетом результатов голосования на референдуме и президентских выборах в Южной Осетии. Это были самые масштабные маневры, которые когда-либо проводились в это время года российской армией на Северном Кавказе. В учениях были задействованы свыше пяти тысяч человек, тысяча единиц боевой техники, том числе 150 боевых машин пехоты и БТР, двадцать самолетов и вертолетов.

Как отмечалось выше, излишний радикализм грузинского экс-министра обороны не воодушевлял и главного спонсора грузинской армии - США, поддержавшие резолюцию СБ ООН с осуждением деструктивных действий грузинской стороны в Кодорском ущелье. "Западные партнеры" довольно однозначно дали понять Грузии, что ссориться с Россией никто из них пока не намеревается, особенно из-за Грузии. Это прекрасно понимают и в самой Грузии. С довольно резкой оценкой тогдашним событиям выступила бывший коллега Окруашвили по работе в правительстве, экс-министр иностранных дел Грузии Саломэ Зурабишвили. "То, что мы вернули пол-Абхазии и навели в Кодори государственный порядок - это ложь. Кого мы обманываем? Наше население, самих себя? Ничего мы не возвращали. Это больше похоже на то, что когда-то произошло в Панкисском ущелье, куда мы тоже вернули полицейский контроль и административный порядок - это была такая же операция, а не возвращение Абхазии. Когда это абхазы были на территории Кодори?", - вопрошала она.

Операция в Кодори наглядно продемонстрировала, что Окруашвили может далеко зайти, что чревато только новой дестабилизацией. Экспертные круги Запада сегодня настаивают на той точке зрения, что обязательное условие присоединения Грузии к НАТО - спокойные отношения с Россией - не обязательно дружеские, но спокойные. Энергетическая безопасность - европейский приоритет номер один, в настоящее время во многом обеспечиваемый благодаря российской стороне. Европе хватает завуалированного противостояния с Россией по этой части. Что касается НАТО, то Грузия в настоящий исторический период может рассматриваться кандидатом на членство в Альянсе в стабильном состоянии, то есть без Абхазии и Южной Осетии. И именно это видение сегодня доминирует среди западного экспертного сообщества и фигурирует на повестке переговоров Грузия-НАТО.

О том, что в Вашингтоне не одобряют излишне воинственную политику экс-главы оборонного ведомства Грузии открыто говорят и в Тбилиси. В частности, еще в апреле 2005 года об этом говорил лидер оппозиционной партии "Правая оппозиции" Давид Гамкрелидзе. Тогда этот грузинский политик выразил убеждение в том, что "США не оставят Окруашвили в покое, будут консультироваться о его дальнейшей судьбе с президентом Грузии Михаилом Саакашвили. И министру либо подрежут крылья, либо переведут его на другую должность". Тогда же Гамкрелидзе выступал с крайне резкими заявлениями в адрес Окруашвили, косвенно обвиняя его в убийстве бывшего премьер-министра страны Зураба Жвания. По мнению Гамкрелидзе, между Окруашвили и Жвания существовало противостояние, доходившее до того, что они не разговаривали друг с другом.

Действительно, за два месяца до своей таинственной смерти Зураб Жвания представлял министров нового правительства Грузии поименно, подробно останавливаясь на сфере ответственности каждого из них. Погибший премьер обошел вниманием лишь Окруашвили, заявив, что структурные изменения в силовом блоке министров требуют согласия парламента. Жвания погиб 3 февраля 2005 года, а уже 21 февраля Окруашвили произвел масштабные перестановки в силовом ведомстве, отправив в отставку командующего Военно-морскими силами (ВМС) Грузии Заза Эрквания и командующего Силами воздушной обороны, бригадного генерала Амирана Салуквадзе. Как известно, Жвания был одним из немногих грузинских "младореформаторов", кто стоял на относительно либеральных позициях по отношению к России. Его курс на мирное решение грузино-абхазских и грузино-осетинских проблем вызывал неприкрытое раздражение Окруашвили.

"Пока не определено, была ли гибель Жвания несчастным случаем. Об этом говорим не только мы - сомнения на этот счет есть и у семьи Жвания", - сказал Гамкрелидзе, - Я ни на что не указываю, но Зураб Жвания погиб после этого противостояния".

Во время данного выступления, напомним, оно произошло в апреле 2005 года, глава "Правой оппозиции" заявил, что не знает, "кто будет следующей жертвой Окруашвили - премьер-министр Зураб Ногаидели, министр внутренних дел Вано Мерабишвили или сам президент Михаил Саакашвили". Давид Гамкрелидзе также заявил, что "в Грузии есть реальная опасность установления военной диктатуры, которая исходит от главы оборонного ведомства Ираклия Окруашвили", которого оппозиционный депутат считает "человеком с нездоровой психикой, считающим, что армия является его собственностью, а военнослужащие - рабами" и обвиняет в "непрозрачном расходовании бюджета".

Разговоры о возможном военном перевороте в Грузии актуализировались незадолго до отставки Окруашвили. Насколько его смещение было связано с угрозой позициям президента Саакашвили сказать сложно. Отставку главного "ястреба" Окруашвили ряд российских экспертов поспешили объяснить желанием Михаила Саакашвили угодить России, считая данное решение своеобразным реверансом. Между тем, данная версия представляется более чем сомнительной. Скорее всего, реальная причина перевода Окруашвили на "буферную" должность министра экономического развития, связана с противоречиями внутри властного лагеря относительно сценариев поддержания рейтинга правящей элиты. Мощная с пропагандистской точки зрения, но бесполезная с точки зрения прагматизма, агрессивность Окруашвили в решении самых болезненных проблем грузинского государства день ото дня повышала его рейтинг, особенно среди грузинской молодежи. Вместе с тем, как уже отмечалось, она крайне нервировала западных патронов Грузии и самого Саакашвили, не без опасения наблюдавшего за ростом влияния своего соратника. Отставка Окруашвили - сигнал международному сообществу, что Грузия не собирается возвращать потерянные территории военным путем, а заодно и ловкий ход Саакашвили в плане монополизации общественных симпатий. Популярный министр обороны во всех странах подобен прирученному льву, который может в любой момент осознать свою реальную силу и вцепиться мертвой хваткой в президентское кресло.

Таким образом, если Окруашвили наращивал свой рейтинг раскручиванием спирали в конфликтных зонах, Саакашвили получил установку сконцентрироваться на экономике, а конфликты решать мирным путем с использованием политтехнологических схем. Первую часть столь сложной миссии президент Грузии в знак особого доверия перепоручил бывшему "ястребу" Ираклию Окруашвили. Отныне ему придется вплотную заняться новой важной миссией - поиском рынков сбыта для грузинского вина и минеральной воды. По некоторым данным, волевое решение российской стороны о запрете на ввоз этих товаров было принято после того, как Окруашвили наделил российский рынок нелестной функцией поглотителя "фекалий".

Справка:

При Окруашвили Грузия резко увеличила численный состав своей армии. Если в 2005 году в ней насчитывалось 29700 штыков, то к середине 2006 года под ружье уже поставлено 31878 военнослужащих. Успешно реализована программа пополнения военного резерва. В 2006 год в Грузии был рекордный военный бюджет. По сравнению с 2005 годом, финансирование министерства обороны и пограничных сил увеличивается более чем на 33 млн. лари (около 18 млн. долларов) и общий объем финансирования этих структур составит около 424 млн. лари (235 млн. долларов). В 2005 году грузинское военное ведомство приобрело и заключило контракты на поставку 24 танков; 97 бронемашин различных типов; 95 артиллерийских систем; около 100 тыс. единиц различного автоматического стрелкового оружия; 4 учебно-боевых самолетов; 4 штурмовиков Су-25; 4 фронтовых истребителей МиГ-23; 5 вертолетов; свыше 60 млн. единиц различных боеприпасов. Основными поставщиками данного вооружения и военной техники в Грузию являются Болгария, Чехия, Македония, Украина, Сербия, Албания, Венгрия и Румыния. Кроме того, начато строительство двух новых аэродромов и модернизация объектов инфраструктуры на авиационной базе Марнеули. При посредничестве различных фирм и корпораций США, Израиля, Японии и Турции осуществляется совершенствование систем связи танков, доводка штурмовиков Су-25 до Су-25 КМ "Скорпион", оснащение катеров береговой охраны морскими радарами корабельного базирования.

Виктор Якубян - эксперт по проблемам Южного Кавказа

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.