Рауф Раджабов: Косовский прецедент для Нагорного Карабаха

Баку, 6 ноября 2006, 22:09 — REGNUM  

Продолжая дискуссию о роли "косовского прецедента" в урегулировании конфликтов на территории бывшего СССР, ИА REGNUM публикует статью известного азербайджанского политолога и конфликтолога, руководителя Исследовательско-аналитического Центра "Мир, демократия и культура" (Баку) Рауфа Раджабова.

"Карабахский треугольник"

Механически отождествлять политическую ситуацию в Косово и Нагорном Карабахе было бы некорректно не только в связи с различной историей межэтнических отношений, но и в связи со статусом армянского населения Нагорного Карабаха, политикой азербайджанских и армянских властей после распада СССР. На сам по себе взрывоопасный "карабахский треугольник" накладывается стремление объединения в одно государство всех территорий, где преобладает армянское население, в том числе и Нагорного Карабаха. Поэтому карабахский конфликт объективно носит как региональный, так и международный характер. В принципе, чаяния определенной части армянских политических элит по своей сути ничем не отличаются от аналогичных устремлений албанцев. Как и албанские, так и армянские политические элиты вынашивают планы создания "Великой Армении" от моря до моря. И албанские, и армянские элиты находят поддержку у многочисленной, хорошо организованной диаспоры в Европе и США. Попытка создания в регионе Южного Кавказа моноэтнического государства мирным путем невозможна. Любые этнические чистки порождают новые вооруженные столкновения, ненависть и территориальные претензии.

Что может привнести косовский прецедент в процесс мирного урегулирования карабахского конфликта?

Признание независимости Косово означало бы нарушение Устава ООН и могло бы стать конкретным ориентиром для турецкой части Северного Кипра, Западной Македонии, где проживает албанское большинство, Корсики (Франция), страны Басков и Каталонии (Испания), Северной Ирландии, Южной Осетии и Абхазии (Грузия), Приднестровья (Молдавия), Чечни (Россия), Тайваня и Тибета (Китайская Народная Республика).

Косовский прецедент или вариант так называемой условной независимости, которая подразумевает атрибуты суверенитета с ограничениями в сфере обороны и международных отношений, должен получить легитимность от Совета Безопасности (СБ) ООН. Следует напомнить, что, согласно резолюции СБ ООН 1244, Косово выведено из состава Сербии. Фактически осуществлен раздел Сербии. В этой связи необходимо заметить, что в Косово не реализованы восемь установленных международным сообществом стандартов: функционирование демократических институтов, верховенство закона, свобода передвижения, возвращение беженцев и их реинтеграция, развитие экономики, защита имущественных прав и диалог с Белградом.

В Нагорном Карабахе, как и в Косово, фактически проведены этнические выборы, они прошли без участия карабахских азербайджанцев. Подобные выборы, как правило, сводятся к "пересчитыванию голов" по этническому признаку и результаты, как правило, приносят 99, 9 % поддержки этническому движению.

Позитивными в косовской модели являются следующие принципы: защита прав этнических меньшинств, невозможность одностороннего провозглашения независимости Косово и его объединение с соседними государствами (имеется в виду Албания). Европейская формула - сначала демократические права и свободы, а потом статус, фактически являет собой поэтапный план урегулирования. Каждый вооруженный, а тем более межэтнический конфликт надо рассматривать отдельно. Но, тем не менее, косовский прецедент будет работать активно. В случае признания независимости Косово, в Европе появится прецедент создания двух этнических государств. Один из принципов косовской модели урегулирования - это возвращение сербских беженцев и гарантии их безопасности. Совершенно очевидно, что данный принцип не подойдет для урегулирования карабахского конфликта. Для Армении - это потеря так называемого пояса безопасности, опасность увеличения в среднесрочной перспективе азербайджанской общины Нагорного Карабаха.

Соотношение двух принципов

Вне зависимости от причин межэтнического конфликта, современное международное право применимо только к ситуации после Второй мировой войны, и исторические аргументы, относящиеся к более отдаленным периодам, вряд ли приемлемы, какая бы сторона их ни использовала. В любом случае исторические дискуссии бесперспективны, т.к. каждая сторона имеет свою интерпретацию истории, и каждый этнос требует восстановления "исторических границ", которые существовали во время ее наиболее обширной военной экспансии, отвергая этнические и исторические события последующих веков. Трудность урегулирования карабахского конфликта заключается в том, что его участники убеждены, что исторические аргументы - даже неверные - перевешивают принципы международного права.

Международное право довольно последовательно в том плане, что все имеющиеся документы ООН предельно четко отвергают любые возможные угрозы территориальной целостности государств, четко декларируя нерушимость территориальной целостности и политической независимости. Начиная с 60-х годов ХХ века действия ООН и государств мира свидетельствуют о том, что международное сообщество признает только очень ограниченное право на внешнее самоопределение, определяемое как право на освобождение от бывшей колониальной власти, и на внутреннее самоопределение, определяемое как независимость населения целого государства от иностранного вмешательства или влияния.

Так как международное право является продуктом консенсуса государств, а государства, как правило, отвергают нарушение принципа территориальной целостности, то по настоящий день международное право гласит, что территория государства не может быть изменена без его согласия. Мировое сообщество осознает, что единственная альтернатива приоритету территориальной целостности - это хаос и перманентные конфликты. Поэтому все документы ООН, относящиеся к принципу самоопределения, содержат параграф, четко подтверждающий приоритет территориальной целостности и нерушимости границ. Остальные части этих документов декларативны, неясны, вследствие чего оставляют место для бесконечных дискуссий.

Никакого признания права на самоопределение нет ни в европейских, ни в американских конвенциях по правам человека. В настоящее время мировое сообщество признает лишь внутренний аспект самоопределения - право существующих государств восстановить независимость, если они оккупированы или завоеваны иностранными войсками.

Реальное соотношение двух основополагающих принципов - право народа на самоопределение и территориальная целостность государства - зависит от конкретной геополитической ситуации, предопределяющей либо поддержку мировым сообществом одного из них, либо манипулирование обоими принципами с целью достижения четко обозначенных геостратегических задач.

Карабахский конфликт - это конфликт между двумя вышеуказанными принципами. Международное сообщество в лице Минской группы ОБСЕ пытается совместить оба эти принципа. Это означает, что на данном этапе международное сообщество заинтересовано как в сохранении армянского населения Нагорного Карабаха, так и в недопущении расчленения Азербайджана по этническому признаку, что чревато повторением карабахского прецедента в Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье, и - самое опасное - последующей дестабилизацией военно-политической ситуации в регионе Южного и Северного Кавказа.

Азербайджан был признан мировым сообществом независимым государством в административных границах союзной республики, и Нагорный Карабах, с точки зрения международного права, является неотъемлемой частью этого государства. Ни одна страна, в том числе и Армения, не признала отделение и независимость Нагорного Карабаха, или присоединение его к Армении. Тем не менее, де-факто данная территория полностью зависит от Армении. В 1992 году Армения приняла закон, согласно которому Армения не может признавать никаких соглашений, которые бы рассматривали Нагорный Карабах в составе Азербайджана. По-видимому, Армения рассчитывает, что в среднесрочной перспективе ее военные успехи и де-факто контроль над Карабахом позволят добиться международного признания данной ситуации.

Если карабахский конфликт разрешится на основе права народа на самоопределение, то Азербайджан либо распадается на два независимых государства, либо теряет часть своей территории в пользу Армении. Хочется заметить, что появление в регионе двух армянских государств должно отвечать интересам внешних игроков. Армения не представляет для мировых держав интереса как в плане энергоресурсов, так и ее географического положения на Южном Кавказе. Выходит, что Армения должна исполнять роль борца за интересы других государств, функционирование которых в той или иной степени сказывается на геополитических и геостратегических задачах внешних сил. Если же мирное урегулирование конфликта будет достигнуто на базе сохранения территориальной целостности Азербайджана, то вряд ли армянская община Нагорного Карабаха пожелает там остаться. Однако это не означает, что одна из сторон конфликта должна обязательно пойти на односторонние уступки. Искусство политики как раз и заключается в том, чтобы изменить внешние интересы геополитических игроков в свою пользу.

Предложенные сопредседателями Минской группы ОБСЕ концепция "общего государства", а также план по проведению в Нагорном Карабахе референдума по определению статуса лишь в пределах нагорно-карабахской территории являются попыткой предоставить армянской общине Нагорного Карабаха возможность самой определить свой статус. Наличие противоречий между двумя народами вовсе не означает того, что их интересы не могут или не должны совпасть. Сейчас много говорят о том, что переговоры по урегулированию карабахского конфликта зашли в тупик. Однако это не соответствует действительности. Армения и Азербайджан лишь определили свои позиции, но не интересы. Оба народа обречены на совместное проживание в регионе Южного Кавказа. Надо просто добиться того, чтобы это проживание приносило определенную пользу, а также научиться совместно и адекватно отвечать на угрозы и вызовы современности.

Наиболее эффективной схемой политического урегулирования "карабахского треугольника" считается так называемый "поэтапный" вариант. Все дело в том, что как армянская община Карабаха, так и Армения должны получить работающий механизм обеспечения своей безопасности в рамках данной схемы. Это, в свою очередь, послужит фундаментом восстановления горизонтальных взаимоотношений между Азербайджаном и Арменией, а также региональных взаимоотношений между армянской и азербайджанской общинами Карабаха.

От того, какая модель главенствует в процессе политического урегулирования карабахского конфликта, и будет зависеть эффективность его разрешения. Если взять сегодняшнюю проблему политического урегулирования карабахского конфликта, то неясно одно: если мы берем модель интересов сторон, то ни о каких уступках и компромиссах не может быть и речи. Однако в реальности происходит другое - все говорят лишь о взаимных уступках. В основе всего этого - национальный подход. Есть и общеевропейский подход, заключающийся в отмирании границ. Типичный тому пример - Евросоюз, где исчезли все межгосударственные споры и претензии: франко-английские и франко-немецкие, польско-немецкие, румыно-венгерские, турецко-болгарские и т.д. В перспективе южнокавказский регион также потеряет свои внутренние границы, останутся только внешние. Их надо будет защищать совместными усилиями, дабы предотвратить вредное влияние извне: наркотрафик, международный терроризм и т.д.

Хотя косовская модель - это этнический принцип самоопределения. По мнению авторов косовской модели, одновременный прием в ЕС и НАТО Сербии и Косово позволит фактически вернуть их в общее экономическое пространство при формальном удовлетворении амбиций косовских албанцев на независимое государство.

Путь в никуда

Несмотря на то, что Азербайджан и Армения при вступлении в Совет Европы в январе 2001 года обязались использовать исключительно мирные пути урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха, теоретически карабахский конфликт может быть разрешен военным путем. Во-первых, отсутствует пакет предложений по урегулированию, во-вторых, сторонами не соблюдается порядок политического урегулирования, в-третьих, ими не достигнуто соглашение о гарантированном невозобновлении боевых действий. Дело в том, что чем дальше во времени стороны отходят от "Бишкекских соглашений" (соглашения о прекращении огня 1994 года - ИА REGNUM), чему наглядным свидетельством служит обстановка на линии соприкосновения вооруженных сил Армении и Азербайджана, тем очевиднее, что инициировать очередную войну возможно, но быстро завершить ее вряд ли удастся. "Вторая карабахская война" приведет к кратному расширению конфликта во всех его аспектах, и, прежде всего, геополитических и региональных. Предполагается, что в результате "блицкрига" вооруженные силы Азербайджана, полностью восстановив территориальную целостность республики, выйдут к госгранице с Арменией на всем ее протяжении. Но сторонники данной позиции забывают о том, что "вторая карабахская война" грозит быть еще более кровопролитной, чем предыдущая, с большим количеством жертв и разрушений. Это только затруднит окончательное решение проблемы Карабаха, так как армянская община Нагорного Карабаха уже не сможет жить на территории Азербайджана. Эти люди просто покинут свои дома из страха перед наступающей армией и уйдут в Армению. Что, в свою очередь, серьезно затруднит заключение мирного договора с Арменией. Дело в том, что армяне военную кампанию азербайджанских войск по освобождению оккупированных территорий и Нагорного Карабаха будут воспринимать только как собственное поражение и этническую зачистку Карабаха от проживавших там ранее армян. Кроме того, Карабах еще является и как бы идеологообразующей основой единства армян всего мира. В таких условиях ни один из руководителей Армении не посмеет подписать пораженческий мир с Азербайджаном. Более того, как власти Армении, так и диаспора будут думать только о реванше, и готовиться к "третьей карабахской войне".

Теоретически азербайджанские власти могут уберечь будущие поколения от новых войн с Арменией, для этого их войскам придется дойти до армяно-турецкой границы, дабы раз и навсегда решить т.н. "армянский вопрос". Но позволит ли мировое сообщество Азербайджану совершить подобное? Конечно, нет. Поэтому Азербайджану, как стране, пострадавшей от военной агрессии и аннексии территории, архиважно раз и навсегда разрешить конфликт сугубо мирными средствами. Карабахский конфликт имеет один весьма важный аспект - Карабах не имеет общей границы с Арменией. Таким образом, продолжение требований на отделение Карабаха, даже после отказа Азербайджана его признать, демонстрирует намерение Армении аннексировать и те азербайджанские территории, которые не входят в состав Нагорного Карабаха, в целях создания транспортного коридора с Арменией. Это касается как Лачинского, так и Кельбаджарского районов. Если Лачин является мостом между Ереваном и Нагорным Карабахом, то 85% водных ресурсов Нагорного Карабаха и рек Арпа и Воротан, играющих ключевое значение в спасении озера Севан, на долю которого приходится 80% водных запасов Армении, приходится на Кельбаджарский район.

Инвестиционный фактор

После окончания карабахской войны экономика Азербайджана остро нуждалась в иностранном капитале для восстановления и развития промышленности. Из-за нехватки внутренних источников инвестирования Азербайджан привлек иностранных инвесторов своими богатейшими природными ресурсами, относительно дешевой рабочей силой, емкостью внутреннего рынка. Для привлечения инвестиций потребовались значительные экономические и политические реформы. Инвестиционная деятельность является важнейшим фактором, определяющим социально-экономическое развитие страны, особенно в условиях реформирования экономики. Многомиллиардные инвестиции в азербайджанскую экономику - это важнейший элемент ее стабилизации, рыночной трансформации, а также интеграции в мировое хозяйство, поскольку с их помощью страна получила возможность внедрять передовые технологии в нефтегазовую отрасль. Особая значимость привлечения иностранных инвестиций в Азербайджан обуславливается тем, что этот источник финансирования его экономики не только не ложится на внешний долг, а способствует получению средств для его погашения.

Привлекая иностранные инвестиции любое государство должно обеспечить инвесторам определенные гарантии по свободному владению, пользованию и распоряжению своей собственностью. В понятие гарантий входит, прежде всего, наличие в стране определенной политической и социальной стабильности. Несмотря на то, что в ближайшие годы азербайджанская экономика получит многомиллиардные нефтяные вливания, Баку обязан сохранять имидж страны с благоприятным инвестиционным климатом.

Модели урегулирования

Азербайджан и Армения находятся в очень сложном регионе - Кавказе, который отличается множеством имеющихся и потенциальных "горячих точек" и столкновением геополитических и геоэкономических интересов многих государств. Мировая практика знает две модели политического урегулирования вооруженных и этнических конфликтов. Согласно первой модели, конфликт урегулируется с учетом интересов двух сторон, а второй - т.н. позиционный торг: стороны пытаются решить конфликт, исходя сугубо из собственных позиций, не учитывая интересы противной стороны. Очевидно, что в настоящее время в процессе политического урегулирования карабахского конфликта превалирует позиционный торг. Позиция Армении на этих торгах общеизвестна: официальный Баку должен признать независимость Нагорного Карабаха, чтобы это не сделал Ереван. Естественно, такой взгляд армянской стороны неприемлем для Азербайджана. Ведь истинные планы Армении в отношении Карабаха очевидны: в случае получения Карабахом независимости, это самопровозглашенное образование не преминет войти в состав Армении.

Такая неприемлемая позиция Армении вынуждает азербайджанскую сторону выдвигать встречные жесткие условия: безоговорочное восстановление территориальной целостности республики и возвращение всех беженцев в их родные дома. Но такая позиция Азербайджана не стыкуется с интересами как армянской общины Карабаха, так и Армении. Иными словами, армянская община Карабаха в составе Азербайджана - это восстановление статус-кво, т.е. ситуации 1987 года, не более того. Следовательно, азербайджанским переговорщикам нужно предложить вариант выгодного сотрудничества Азербайджана с Республикой Армения и армянской общиной Карабаха.

Для этого в первую очередь азербайджанская сторона должна ответить на следующие вопросы: в каком качестве армянская община Карабаха видит себя в составе Азербайджана, какая система безопасности будет функционировать в пределах Азербайджанской Республики и в регионе Южного Кавказа в целом?

Подобная система республиканской и региональной безопасности должна состоять из двух взаимосвязанных и взаимозависимых уровней: предоставление гарантий безопасности проживания армянской общине Карабаха на территории Азербайджана и гарантия ее безопасности со стороны Армении. Сегодня официальный Ереван не скрывает, что система безопасности Армении начинается с оккупированных территорий Азербайджана и Нагорного Карабаха, которые представляют собой буферную зону, защищающую границы непосредственно самой Армении. Более того, Армения вынуждена беспокоиться о своей безопасности, так как находится в окружении тюркских республик. Поэтому необходимо предоставить конкретную модель безопасности Республики Армении, обеспечивающей независимость ее государственности.

Наступило время заменить модель позиционного торга моделью учета и защиты интересов сторон. Взаимные выгоды Азербайджана, Армении и двух общин Нагорного Карабаха - это мирное, добрососедское сосуществование, экономическое сотрудничество, право на жизнь всех граждан, как армянской, так и азербайджанской национальности.

Выводы и рекомендации

1. Обе стороны конфликта на переговорах должны руководствоваться только международным правом, правилами и прецедентами. Ответственность за урегулирование карабахского конфликта, принятие и реализация того или иного пакета политического урегулирования "карабахского треугольника" лежит на совести как политиков, так и народов двух стран, а также двух общин Нагорного Карабаха. Политические элиты сторон конфликта должны проявить ответственность, взвешенность, волю и стремление жить в составе единой Европы. Именно данный фактор, а не какие-либо другие, и приведет к подписанию взаимовыгодного политического соглашения. Только тогда, когда каждая из стран региона будет воспринимать угрозу соседнему государству региона, как собственную и защищать интересы своего соседа, как собственные, в Кавказском регионе воцарятся мир и экономическое процветание.

2. Сторонами конфликта не решен до сих пор кардинальный вопрос о трансформации образа врага в образ противника, т.к. лишь противник способен в последующем трансформироваться в партнера. Враг никак не может быть партнером. Модель интересов предполагает не существование образа врага, а его замену на образ противника. В процессе перехода к этой модели большая ответственность лежит на печатных и электронных СМИ.

3. Так как представитель карабахской общины армян уже принимает участие в процессе политического урегулирования в составе делегации Армении, то формировать очередную делегацию нет необходимости. Нужно добиться не увеличения количества сторон, принимающих участие в разрешении конфликта, а повышения качества переговорного процесса с целью достижения долгожданного результата. Всеобъемлющий договор имеют право подписать субъекты международного права, коими являются Азербайджан и Армения. В противном случае, можно обесценить сам договор. Лидеры армянской общины Нагорного Карабаха должны вести диалог со своими коллегами, представляющими карабахских азербайджанцев. Азербайджану следует легитимизировать статус представителей азербайджанской общины Нагорного Карабаха.

4. Ввод в зону карабахского конфликта миротворческих сил (МС) напрямую зависит от того, насколько всеобъемлющим и взаимовыгодным будет подписанное политическое соглашение. В случае достижения сбалансированного соглашения надобность в размещении миротворческих сил отпадет. В противном случае, безопасность армян и азербайджанцев будут обеспечивать МС и, следовательно, такое соглашение можно обозначить как мир, навязанный и базирующийся на уступках. Подлинная и долгосрочная безопасность двух народов может быть достигнута совместными силами, что фундаментально укрепит взаимодоверие между азербайджанцами и армянами.

5. Необходимо более тесное взаимодействие с непризнанным, но существующим де-факто Нагорным Карабахом. Априорное его исключение из политического процесса урегулирования приводит лишь к закреплению крайне бескомпромиссной позиции Карабаха. Неучастие Нагорного Карабаха в процессе политического урегулирования приводит к утрате политических ресурсов и маневра, лишает политические элиты армянской общины Нагорного Карабаха политического опыта и способности формировать политический класс.

6. Любое посредничество и модели урегулирования должны учитывать реалии, которые сложились в результате карабахской войны и которые отличаются от первопричин конфликта.

7. Усилия, ориентированные исключительно на экономический потенциал Азербайджана, не приведут к долгосрочной стабильности, как в Азербайджане, так и в регионе Южного Кавказа. Для достижения стабильности и эффективной безопасности важно разрабатывать стратегии по улучшению отношений между Азербайджаном и Арменией, а также между общинами Нагорного Карабаха.

8. Стратегическая важность Азербайджана связана в основном с разработкой нефтяных месторождений Каспийского моря, большая часть которых приходится на долю Азербайджана. Ключевым вопросом является, чему послужит использование нефтяных ресурсов Азербайджана - процветанию страны или ее милитаризации? Более справедливое распределение нефтяных доходов может сделать мирную повестку актуальнее и позволит трансформировать Азербайджан в центр регионального развития, безопасности и сотрудничества.

9. Азербайджанские и армянские элиты должны избавиться от этноисторических мифов, региональных и глобальных политических комплексов и предрассудков.

10. Азербайджану необходимо критически переосмыслить свою позицию в урегулировании, бесповоротно отойти от идеи соперничества с Арменией в регионе Южного Кавказа и заменить ее политикой конструктивного сотрудничества. Именно это является одной из важнейших предпосылок мирного разрешения карабахского конфликта и препятствием возникновения новых конфликтов в регионе.

11. Если Азербайджан желает сохранить свою территориальную целостность и политическое единство, то он должен будет выражать и подтверждать свое желание видеть гармоничное развитие всех этнических групп и народов, составляющих общество, и предпринимать эффективные действия в этом направлении.

12. Если переговоры под эгидой Минской группы ОБСЕ потерпят неудачу, Азербайджан должен рассматривать возможность использования Международного суда (МС) в соответствии со Статьей 36, параграфа 1 Устава Суда. Азербайджан, как и Армения, подписавшая Пакт ООН, в соответствии со Статьей 93 параграфа 1 и, в силу самого этого факта, присоединилась к Уставу МС. Косовский прецедент позволяет Азербайджану быть уверенным, что принятые Резолюции 822 (1993), 853 (1993), 874 (1993) и 884 (1993) СБ ООН будут реализованы.

13. В соответствии с резолюцией 853 (1993) СБ ООН государства - участники должны воздержаться от поставок любых вооружений и боеприпасов, что может привести к интенсификации карабахского конфликта или длительной оккупации азербайджанских территорий.

14. Международное сообщество должно проводить политику диверсификации и контроля инвестиций в регионе Южного Кавказа. С этой целью очередной крупный региональный проект по строительству железнодорожной магистрали "Карс-Ахалкалаки-Тбилиси-Баку" должен учесть региональные интересы, и тогда он положительно скажется на урегулировании карабахского конфликта. В свою очередь и Азербайджан наравне с другими зарубежными странами будет иметь легитимные возможности инвестировать экономику сопредельных стран.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.