Вано Туманишвили: Взгляды Запада на Грузию или "вольное плавание" Саакашвили

Тбилиси, 2 ноября 2006, 00:10 — REGNUM  Западное сообщество буквально пережило шок в связи резким обострением грузино-российских отношений. Это было воспринято как вызов со стороны Грузии не только России, но и Западу. Проблемы в отношениях грузинского президента Саакашвили и его команды с американцами и европейцами возникли задолго до нынешнего политического кризиса. Действия России были оценены, как нестандартные и, конечно же, неожиданные, что вызвало серьезные опасения на Западе. В грузинских политических кругах возникли вполне определенные антизападные настроения, что может послужить признаком крайнего недовольства политического руководства страны позицией США, ЕC и НАТО. Сложившаяся ситуация продемонстрировала не только отсутствие принципиальности политического класса Грузии в отношении западной системы ценностей, но и неспособность соотнести интересы страны с интересами западных партнеров. Практически произошел внешнеполитический провал, причем на фоне усиливающегося администрирования и авторитаризма. Американцы и европейцы "окончательно и бесповоротно" пришли к убеждению, что М.Саакашвили не может выступать, как управляемый и адекватный партнер, причем не только в геополитических раскладах, но и во внутренней политике. В определенном смысле, М.Саакашвили утратил статус системного политика и отпущен в "вольное плавание". Характерно, что это произошло не сразу, а поэтапно, в процессе обсуждения соответствующих проблем в кавказском направлении. Конечно, окончательные оценки будут получены только после Рижского саммита НАТО, но и решения этого саммита не вполне будут отражать позицию Запада в отношении М.Саакашвили, так как в НАТО стремится не только М.Саакашвили, но и грузинское общество, и в данном случае решается не столько политическая судьба Грузии, сколько перспектива конфигурации атлантического альянса. Данная ситуация не могла не быть осмыслена и правильно оценена политическим руководством страны, которая оказалась в весьма сложной ситуации. Какие существуют перспективы?

Урегулирование отношений с Россией в настоящее время - хотя вполне реализуемая задача, но вряд ли принесет быстрые и желаемые результаты даже в экономических отношениях. Что касается проблем Абхазии и Южной Осетии, то Россия достаточно давно определила данный вектор своей политики, который не предполагает решение этих вопросов в пользу Грузии. На данном этапе стоит задача только снижения напряженности в грузино-российских отношениях и исключения наиболее острых конфронтационных моментов. Планы Грузии в развитии отношений с Турцией и Ираном могут привести к ощутимым экономическим результатам, но останутся нерешенными важнейшие политические вопросы. Грузии предстоит дальнейшее экономическое развитие в условиях усиливающейся блокады региональных коммуникаций.

В создавшейся ситуации М.Саакашвили не может снизить уровень конфронтации, прежде всего в зонах конфликтов. Предпринимаемые акции очень напоминают тактику создания "мертвых зон" в Абхазии и Южной Осетии. Предполагается, что определенная часть территории (если не большая часть) отделившихся республик должна стать непригодной для жизнедеятельности. Возможно, что эта тактика не будет чрезмерно осуждаться международной общественностью, которая предпочтет отнестись к этому терпимо. Но и это весьма проблематично, и Саакашвили понимает, что, практически, любые его агрессивные действия будут подвергнуты критике и осуждению. Практически, Запад предпринимает усилия для исключения из функций Саакашвили внешней политики, причем это утверждение вовсе не утрированно. Это гораздо более реалистическое утверждение, нежели образное. Западное сообщество преследует цель консервации грузинских конфликтов на совершенно неопределенное время, так как амбиции Грузии противоречат интересам Запада. М.Саакашвили понимает, что примирение с данными установками западных партнеров означает его политическую смерть и приведет к очень быстрому уходу с политической арены правящей партии "Национальное движение".

Тактика создания "мертвых зон" или "зон отчуждения", сама по себе, не настолько "безобидная", как может показаться чиновникам из сферы обороны и безопасности. Эта тактика либо довольно быстро оказывается несостоятельной и деактуализируется, либо напротив - приводит к крупным вооруженным конфликтам. После некоторого ослабления конфронтации с Россией, ожидалось, что наступит пауза в агрессивности, однако этого не произошло. Грузия продолжает применять силовые акции, которые преследуют цель сохранения напряженности в зонах конфликтов и в отношениях с Россией.

Тем не менее, в грузинской ситуации произошли достаточно серьезные изменения. Ни США, ни ЕС, ни тем более НАТО не могут нести ни формальную, ни неформальную ответственность за политику Грузии. Декларированная ответственность, это уже необоснованный уровень рисков и угроз, что совершенно недопустимо для серьезных держав. М.Саакашвили незачем считаться с западными партнерами, которые не оправдали его надежд. Несмотря на массированную пропаганду, которая призвана не столько защитить Грузию, столько нанести ущерб России, Грузия оказалась под еще более мощной критикой, если иметь в виду непубличную критику. Политические круги Грузии, пытаясь выяснить реальность в политике западных партнеров, приходят к выводу о крайней противоречивости политики США и ведущих государств Европы, понимают, что Запад предопределил некоторые политические тенденции, которые автоматически приводят к созданию новых независимых государств. Несмотря на то, что грузинское общество, по оценке ряда экспертов, не относит проблемы Абхазии и Южной Осетии к числу приоритетных, в грузинском народе всегда найдутся многочисленные слои, готовые поддержать любые попытки восстановить территориальную целостность, то есть социальная база "реванша" всегда имеется. Есть ли в этой политике М.Саакашвили что-то привлекательное для западных партнеров Грузии? Запад может интересовать перспектива крупного и убедительного провала грузинской политики.

По оценкам западных экспертов, в рамках правящей партии "Национальное движение" нет политической фигуры, способной проводить альтернативную политику, выработать новый курс во внешней и внутренней политике, перевести акценты и приоритеты в более толерантное "поле" общественной дискуссии. Запад не связывает с "Национальным движением" возможное решение проблемы сочетания интересов Грузии и безопасности энергокоммуникационной системы региона. Задачей же правящей команды является не привести к чрезмерному расколу с Западом, защищая национальные интересы страны, тем самым, удерживая власть. Противоречия между Грузией и США проявляются в сфере проблем внутренней политики, где игнорируются элементарные социальные права и угнетаются политические организации и этнические группы. Во внешней политике предметами противоречий выступают отношения Грузии с Европейским Сообществом, с Турцией, Ираном, и даже, как ни парадоксально, с Россией. Одновременно, прозападническая оппозиция также не в состоянии предложить альтернативную политику. Таким образом, Западное сообщество, в особенности США, в любом случае предпочитают паузу в этой конфликтной ситуации. Но руководство Грузии не заинтересованно в паузе, поэтому пик конфронтации еще не наступил и, видимо, М.Саакашвили предполагает наступление пика, как определенное военно-политическое вмешательство Запада. С этим автоматически связана и проблема интеграции Грузии в НАТО, проблема сохранения власти, а, возможно, и урегулирование отношений с Россией, с "позиций силы" или преимуществ, которые получит Грузия в условиях внешней поддержки. Во всяком случае, страной, которая имеет более чем конкретные предложения о вступлении в НАТО, не может управлять столь радикальный популист, как М.Саакашвили. Более того, речь идет не только о НАТО, а об общих планах партнерства с Грузией. Грузия утратила функцию операционного полигона. Возможно, имеется желание вернуть стране эти функции, но для этого необходимо решить кардинальные политические и организационные вопросы.

Совершенно ясно одно - на Западе нет решений о смене правящей команды в Грузии, но и нет уверенности, что нынешняя команда может продолжать выполнять свои функции. Но очевидным является и другое - США и их партнеры в Европе не могут допустить неподконтрольного усиления "суверенитета" Грузии, при росте рисков функционированию энергокоммуникационной системы. В этих условиях, любая инициатива, исходящая от политических кругов Грузии, касающаяся смены правящей команды, будет серьезно рассмотрена в Вашингтоне.

Вано Туманишвили - эксперт аналитического центра "Кавказ" (Тбилиси)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.