В нас чувствуют нарушителей спокойствия: интервью представителя Общественной палаты от Еврейской АО

Биробиджан, 30 октября 2006, 06:01 — REGNUM  

Деятельность Общественной палаты Российской Федерации многим представителям государственной власти в стране не нравится и, по их мнению, мешает им спокойно работать. В этом уверен председатель областного совета общественной организации воинов-интернационалистов, участников региональных конфликтов и войн, член Комиссии Общественной палаты РФ по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов, силовых структур и реформированию судебно-правовой системы, представитель от Еврейской автономной области Сергей Минко. О некоторых аспектах своей деятельности в рамках этого общественного органа Минко рассказал 29 октября корреспонденту ИА REGNUM.

ИА REGNUM: В Еврейской автономной области вы широко известны как представитель общественной организации, защищающей интересы военнослужащих. Чем занимаетесь в Общественной палате РФ?

Тем же самым. Пытаюсь отстаивать перед федеральной властью интересы военнослужащих, так как проблем в этой сфере накопилось очень много. Ведь смотрите, что получается. Мы широко отметили 60-летие Победы, но почему-то стесняемся говорить, что мы участвовали в 35 локальных войнах и военных конфликтах. До сих пор не внесены изменения и дополнения в федеральный закон о ветеранах в части расширения перечня территорий, на которых велись боевые действия с участием граждан Российской Федерации. Только на одной двенадцатой заставе Московского погранотряда на Памире 11 человек удостоены звания Героя России за боевые действия в 1993 и 1994 годах. Тяжелейшие бои были в Таджикистане, мы там потеряли сотни людей. А несколько десятков Героев России до сих пор не являются ветеранами боевых действий. Значит, ни семьи погибших, ни инвалиды, ни получившие ранение или контузию не имеют права на помощь государства. Это касается участников боевых действий в Нагорном Карабахе, в Абхазии, Южной Осетии. Ни один кадровик от МВД на Дальнем Востоке не смог мне объяснить, почему участники боевых действий по линии Министерства внутренних дел не получают дополнительно 15 суток оплачиваемого отпуска, как получают военнослужащие. Значит, в законе о ветеранах, в законе о статусе военнослужащих необходимо упомянуть и о милиционерах, участвующих в боевых действиях. Выходило ли с такой инициативой МВД? Служащие биробиджанского ОМОНа Еврейской автономной области уже по 8-10 раз выезжали на участие в боевых действиях. Они ветераны или нет? Мне непонятно, почему не выполнено постановление правительства от 1994 года об обозначении зон ведения боевых действий на Северном Кавказе? Не выполнено ни одним силовым министерством, кроме пограничников. К чему это привело? К тому, что участники боевых действий требуют по суду выплаты боевых. Я знаю, что в прошлом года уже около 800 миллионов было выплачено. Сколько за этим унижений и нервотрепки?

Участники боевых действий на Северном Кавказе названы таковыми в законе о ветеранах. Но почему наши законодатели не пошли дальше? Почему не внесены изменения в Налоговый кодекс? Мы знаем, что ветераны боевых действий имеют льготы по налогообложению. Этого не сделано. И на наши запросы в налоговую службу, в дальневосточное полпредство идут ответы, что вопрос готовится.

ИА REGNUM: Нельзя не упомянуть и о том, что люди недавно вернувшиеся из зоны боевых действий не могут доказать что они там побывали. У них просто нет соответствующего документа.

И это очень плохо, когда страдают люди, которые побывали на войне. Ведь до сих пор уволенные в запас почти полтора года не могут получить удостоверение ветерана боевых действий. Когда началась война на Северном Кавказе, были и выписки из приказов, и записи в военных билетах. А теперь просто пишут - служил. Кем служил, что делал? Непонятно. Между тем, есть постановление правительства о выдаче удостоверения. Есть инструкция и приказы Минобороны, МВД, где четко записано, что проходившие службу на территории Чеченской Республики и в прилегающем регионе, участвовавшие в контртеррористических операциях, считаются участниками боевых действий.

Что делается в кадрах сейчас? Запрашивают часть: пришлите подтверждение об участии в боевых действиях. Какое подтверждение может дать часть? Только финансовое - сколько "закрыли" боевых выплат. А как закрывались боевые солдату, мы все знаем. И в судах знают. И на основании того, что у воина стоит прочерк за участие в боях, он до сих пор не получает удостоверения ветерана боевых действий. То есть идет прямое искажение сути постановления правительства, приказа министра обороны, МВД, всех инструкций. В результате страдают люди.

А теперь о двадцатилетних солдатских вдовах. Думают ли о них наши законодатели и исполнители тех документов, которые регламентируют порядок компенсаций? До позапрошлого года такой был порядок: платили 50% за коммунальные услуги и все. Чтобы еще как-то помочь, разбирался чиновник - из какого бюджета что взять. С прошлого года решили взимать за коммунальные услуги в полном объеме, а потом пересчитывать с учетом льгот. Это привело к тому, что 9 месяцев не выплачивались компенсации. Несчастные женщины сейчас должны почти ежемесячно ходить со справками и квитанциями в Энергосбыт, в службу "Единого заказчика", в горгаз, да еще заверять все печатями. Ходят по бюрократическому кругу матери погибших солдат и вдовы военнослужащих. Это чиновники должны ходить за ними!

Почему законодатели забыли о детях погибших? Да, есть положение - обеспечивать место в дошкольном учреждении. Но ведь дети имеют свойство вырастать. Как их выучить одинокой матери? Недавно мы похоронили капитана, подорвался в Чечне на фугасе. Три девочки остались у него. Как им учиться? Ведь нигде в законах не прописано бесплатное обучение детей погибших военнослужащих. Есть у нас дочь погибшего афганца. Она отца не видела, родилась через два месяца после его гибели. Сейчас заканчивает институт. Ей помогали всем миром. И общественные организации, и областное правительство. Но ведь это должно быть заложено в федеральном законе и в федеральном бюджете! Словом проблем достаточно и о них нужно говорить, их нужно доводить до законодательной и исполнительной власти как в центре, так и на местах. И члены Общественной палаты, пытаются это делать.

ИА REGNUM: Каким образом?

Со времени своего создания Общественная палата провела три пленарных заседания, десятки заседаний специализированных комиссий. С января в палате было рассмотрено 54 основных вопроса и 73 вопроса из раздела "Разное". Как правило, итогом любого заседания или комиссии является принятие документа, который я напомню, носит рекомендательный характер. Но в любом случае эти документы направляются или в адрес президента страны, руководителя правительства, Государственной Думы Совета Федерации, в отраслевые министерства и другие федеральные органы. Могу вас заверить, что члены Общественной палаты пытаются использовать любую инстанцию федеральную или региональную, для того чтобы делать, то для чего мы собственно и призваны. Хотя, надо признать, что со времени постановки проблемы и внесения изменений в законодательство проходит около двух лет и более.

ИА REGNUM: В начале нашего разговора вы сказали о том, что работа палаты многим представителям власти мешает "спокойно" работать.

22 декабря пройдет уже год как в стране сформирована Общественная палата Российской Федерации. Я хорошо запомнил, что сказал на первом пленарном заседании палаты наш президент Владимир Путин. Он сказал: "Запомните и поймите, что вас нигде не ждут". И он был прав. Минувший год работы палаты в решении вопросов, в которых заинтересованы различные слои нашего общества, это ясно показал. На последнем заседании 29 сентября Леонид Рошаль, когда мы рассматривали вопросы здравоохранения в России, тоже сказал: "Нам говорил президент, что нас не ждут, но чтобы так не ждали!". В тот день до самого последнего часа заседания палаты, на котором обсуждалось состояние российского здравоохранения, ее членов откровенно просили по телефону не выдавать подготовленного комиссией решения. Почему? Да потому что в документе было предложено оценить состояние здравоохранения в стране как неудовлетворительное.

ИА REGNUM: Состояние дел с российским "третьим сектором" в Общественной палате обсуждалось?

Да, конечно. В апреле мы говорили о том, как могут взаимодействовать власть, бизнес и общественные организации. Я считаю, что в тех регионах, где есть взаимопонимание между этими сторонами, там и получается плодотворная работа. Автономия в числе таких территорий. В ЕАО общественные секторы развивается несколько динамичней, чем в других дальневосточных регионах. Радует что впервые в этом году 1 млрд рублей из федерального бюджета был выделен в виде грантов на создание ресурсных центров и на техническую поддержку некоммерческих объединений в стране. Мне приятно было узнать, что по результатам конкурса две организации в автономии "Муниципальная академия" и "Центр защиты молодежи от насилия "Позитив" попали в число победителей. Насколько мне известно, 4 ноября президент страны должен подписать указ о перечислении этих денег победителям. Это первый добрый пример, что государство реально обратило внимание на обеспечение той большой работы, которую проводят у нас в стране организации "третьего сектора".

ИА REGNUM: Не каждый субъект Российской Федерации имеет в Общественной палате своего представителя. Мы помним, что процесс выдвижения кандидатов в палату на Дальнем Востоке в прошлом году проходил достаточно напряженно, но представителей общественности от ЕАО скандалы обошли стороной, и делегация автономии отстояла вашу кандидатуру. Налицо единство мнений?

Выбор представителя в Общественную палату от ЕАО прошел очень спокойно, что и показало минувшее голосование в Хабаровске в прошлом году. Еще перед голосованием у нас в области была создана инициативная группа из представителей общественных организаций, которые и провели свое мягкое рейтинговое голосование (в нем и лидировал Сергей Минко, - прим. ИА REGNUM). Затем прошло собрание представителей общественных организаций, которое также утвердило мою кандидатуру на участие на межрегиональной конференции. На нее и собирались представители общественности со всего Дальневосточного федерального округа. Тогда наша делегация показала, как нужно готовить вопросы на общественный уровень, когда речь идет о представлении интересов регионов.

ИА REGNUM: Летом 2005 года на форуме общественных объединений автономии было высказано пожелание депутатам Законодательного собрания прежнего созыва, о том, что пришло время создать и на территории автономии Общественную палату ЕАО. Как строится сегодня эта работа?

Уже подготовлен проект областного закона об Общественной палате. В области предлагается избрать способ, при котором губернатор автономии и Законодательное собрание в течение 30 дней после вступления закона в силу после согласования с общественными объединениями и с учетом их предложений определяют кандидатуры граждан, которые войдут в палату.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.