Дело о разжигании межнациональной розни в новосибирском суде: "Вины не признаю, но все равно раскаиваюсь"

Новосибирск, 26 октября 2006, 19:58 — REGNUM  26 октября в суде Советского района Новосибирска судебное заседание по уголовному делу в отношении 36-летнего Тараса Зеленяка, обвиняемого в разжигании межнациональной розни в Интернете, началось с того, что сторона защиты обратилась к судье с ходатайством выдворить представителей средств массовой информации из зала судебных заседаний. Как сообщает корреспондент ИА REGNUM, адвокат Зеленяка заявил, что его подзащитный не желает распространения определенной информации.

Однако ходатайство удовлетворено не было. Сторона обвинения, которую представляла помощник прокурора Советского района Татьяна Сабельфельд (предыдущий обвинитель Сергей Самулин ушел в отпуск), заявила, что судопроизводство в России ведется гласно. Кроме того, на предыдущем судебном заседании и аудио, и видеосъемка была разрешена, и вообще - каких-либо запретов процессуальный уголовный кодекс по поводу 282 статьи не допускает.

Помощник прокурора предложила огласить и исследовать материалы по делу в полном объеме и, "если Зеленяк готов давать показания, допросить его по предъявленному обвинению". Судья поинтересовалась - готов ли подсудимый давать показания. Зеленяк ответил, что готов давать показания только в письменном виде, поскольку ходатайство было отклонено и представители средств массовой информации по-прежнему находятся на слушании дела.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, 15 февраля 2006 года в отношении жителя новосибирского Академгородка Тараса Зеленяка было возбуждено уголовное дело по части первой статьи 282 Уголовного Кодекса РФ "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства". Согласно обвинительному заключению, с 2005 года Тарас Зеленяк под псевдонимом "новосибирск2" оставлял на русскоязычном форуме украинского сайта www.proua.com свои комментарии к различным событиям общественно-политической жизни в России и Украине. Эти комментарии, по мнению прокуратуры, пропагандируют ненависть к русским, утверждают "превосходство украинского народа над русским" и изобилуют оскорбительными словами.

В начале 2006 года компания-провайдер "Первая миля", услугами которой пользовался Тарас Зеленяк для выхода в интернет, обратилась в Управление ФСБ по Новосибирской области с жалобой на высказывания своего клиента, вследствие чего прокуратура и возбудила уголовное дело. 16 февраля 2006 года из квартиры Тараса Зеленяка в присутствии понятых был изъят системный блок компьютера, в котором хранились комментарии. Филолого-лингвистическая экспертиза признала их оскорбительными. В ее заключении от 19 апреля 2006 года говорится о том, что выражения Зеленяка не допускают двоякого толкования с точки зрения их содержания и смысла, направленного на оскорбление национальных чувств русских. "Высказывания Зеленяка направлены на формирование негативного образа русских вообще, а также русского народа в целом, - говорится в заключении экспертизы. - Отдельные высказывания Зеленяка свидетельствуют о его уверенности в превосходстве украинской нации, чеченцев, косвенным образом, и прибалтов над русскими. Высказывания Зеленяка, безусловно, содержат уродливые, искаженные представления о роли русского народа и русских в историческом процессе, в частности он фактически обвиняет в фашизме всех представителей русского народа", - говорилось в заключении экспертов. В итоге, филологи-лингвисты посчитали, что высказывания Зеленяка способны возбудить чувства ненависти и вражды перед группой лиц в отношении других лиц по признакам пола, национальности и расы.

После того, как сторона обвинения закончила оглашать эти и другие материалы дела, судья предложила Зеленяку давать показания. Зеленяк, как и обещал в начале заседания, тут же принес их ей в письменном виде - заранее подготовленные. "Что это?" - поинтересовалась судья, и, увидев, что Зеленяк принес ей показания, потребовала: "Так, пожалуйста, огласите - либо вы, либо защита. У нас открытое судебное заседание".

"Его показания должны быть расценены, как анализ всех материалов дела, - начала сторона защиты, - где он кратко пишет, насколько я понимаю..." Едва адвокат оторвал взгляд от текста и начал что-то пояснять, как судья не выдержала: "Да огласите, пожалуйста, что там написано! Зеленяк, вы желаете приобщить эти данные к материалам дела?" "Да", - ответил Зеленяк, поднявшись. "Тогда огласите содержание", - потребовала судья.

"Так как я имею право не давать показания, я даю такие показания, какие выгодны нашей стороне", - начал Зеленяк и прочел лишь часть из написанного, очевидно, не желая сообщать прессе некоторых вещей. После этого он снова отнес бумагу, якобы прочитанную полностью, судье. Судья обнаружила, что Зеленяк прочитал не все. "Вы не полностью огласили текст", - заметила она. "Я переволновался", - объяснил Зеленяк и начал читать весь текст целиком, в котором отметил, что "каждый человек решает сам, для чего предназначается информация, и необходимо различать мнения и информацию. Основываясь на любой экспертизе можно только предполагать. Приговор не может основываться на предположении. Прежде, чем что-то высказать или написать, имею привычку предварительно знакомиться со статусом ресурса, а также статусом ресурсов с похожими названиями, правилами ресурсов, целями и формой собственности владельца, допустимыми границами свободы слова местным и транзитным законодательством. Я никогда не скрывался и не хулиганил. Вины не признаю, но все равно раскаиваюсь. Согласен на частное определение суда, ограничивающее лично мне свободу самовыражения, соответственно, от последнего слова отказываюсь. Наша сторона независимо будет добиваться решения суда США по выдаче лица, отправившего инкриминируемые мне сообщения (закон РФ "О связи") владельцу иностранного информационного ресурса (закон РФ "Об информационном обмене") по делу о клевете (статья 129 УК РФ)". "Просим рассматривать наши добровольные показания как содействие правосудию, но признать, что обвинение предъявлено нам незаконно, - добавил Тарас Зеленяк, - и если ходатайство не будет выполнено, просим считать невиновность подсудимого особым смягчающим обстоятельством".

Дальше Зеленяк указал на несоответствие с диктофонной записью, содержащей его показания на предварительном этапе следствия. В частности, Зеленяк заявил: "Я сказал, что мне переводчик не требуется, но это не значит, что переводчик не требуется всем остальным". "Вам требовался переводчик?" - уточнила судья. "Мне - нет, а прокуратуре - да, потом мы поясним почему", - ответил Зеленяк. "Что, следователь прокуратуры не владел русским языком?" - поинтересовалась судья. "Нет, эксперты-филологи в процессе экспертизы дают неправильный перевод с украинского языка, искажающий смысл экспертизы. Мы просим исключить экспертизу из материалов дела", - констатировал Зеленяк и затем сообщил, что у него есть ходатайства. "Огласите их", - попросила судья. "Они на 10 листах", - попытался возразить адвокат. "Нет, ходатайства на трех!", - заметил Зеленяк и начал читать их все.

В частности он отметил, что компьютер не был опечатан и невозможно доказать, что информация на нем не была изменена, попросил признать понятых заинтересованной стороной, отметил, что сведения о соединениях и трафике - конфиденциальны, эксперты неправы (цитата: "Я бы хотел получить объяснения, это официальное мнение, заявление экспертов или личное мнение В. И. Даля") и вообще - отсутствуют доказательства по сути дела.

"Это ходатайства или все-таки ваше выступление в прениях?" - уточнила судья и попросила сторону защиты определиться.

- Не путай, не путай! - обратился адвокат к Зеленяку.

- Я не могу сказать, ходатайство это, показания или что-то еще. Просто я считал, что мы должны пояснить свою позицию суду, - сказал Зеленяк.

Адвокат очень пристально посмотрел на своего подсудимого.

Видя это, судья объявила десятиминутный перерыв для того, чтобы сторона защиты определилась, что зачитывал Зеленяк - ходатайство, показания, выступления в прениях. Десяти минут хватило. "Я заблуждался, - сказал Тарас Зеленяк после перерыва, - это анализ доказательства в прениях".

Судом рассматривался вопрос о возможности закончить судебное следствие. Помощник прокурора сказала, что все доказательства обвинения исследованы, однако перед подготовкой к прениям попросила судью объявить перерыв или отложить слушания. "Я не на всех судебных заседаниях присутствовала в качестве государственного обвинителя", - подчеркнула она. Судья и сторона защиты не возражали. Прения были отложены на 16 ноября 2006 года.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.