ГУГА Армении предлагает МАК внести ряд поправок в заключение по поводу причин катастрофы лайнера А-320

Ереван, 24 октября 2006, 23:00 — REGNUM  Главное управление гражданской авиации Армении (ГУГА) представило пакет замечаний по тексту проекта окончательного заключения Межгосударственного авиационного комитета (МАК) по поводу расследования причин катастрофы самолета А-320 компании "Армавиа", произошедшей 3 мая над Черным морем. Документ состоит из трех разделов: существенные замечания, редакционные и принципиальные.

Как сообщила корреспонденту ИА REGNUM пресс-секретарь ГУГА Гаяне Давтян, в числе существенных замечаний отмечается то, что метеорологический радар аэропорта Сочи по неизвестным причинам не выявил опасные погодные условия, и в своем заключении МАК основывается, в том числе, и на разговоре пилотов относительно погодных условий. По этому пункту ГУГА предлагает на основе анализа данных радара самого самолета и параметрического самописца выявить причины тех или иных высказываний пилотов и предоставить оценку и характеристику работоспособности метеорологического радара сочинского аэропорта. Следующее замечание касается определения МАК о том, что "при помощи средств объективного контроля компанией "Армавиа" не осуществляется анализ полетов экипажей А-320, что позволило бы разносторонне оценить их профессиональную подготовку". ГУГА предлагает исключить этот пункт, поскольку "целью средств объективного контроля не является оценка профподготовки летных экипажей".

ГУГА также предлагает изъять из текста следующий абзац: "Анализ разговора в кабине самолета в период с 21:44 до 21:45 свидетельствует о том, что ситуация в кабине осложняется. Члены экипажа (особенно, командир корабля) стремятся посадить самолет именно в сочинском аэропорту. Дальнейший разговор пилотов свидетельствует о том, что экипаж не желает лишний раз беспокоить диспетчера подхода по причине неполучения от последнего прогноза о неблагоприятных погодных условиях". Кроме того, ГУГА предлагает убрать последнюю часть предложения: "...или находился в напряженной психически эмоциальной ситуации по причине повелительного требования осуществления посадки в Сочи". Кроме того, ГУГА предлагает изъять из текста следующий абзац: "Члены экипажа в ходе брифинга выражают свое недоверие относительно наличия в сочинском аэропорту оборудования VOR. Анализ данного разговора свидетельствует о том, что до полета экипаж в полной мере не осуществил исследования аэронавигационной информации в аэропорту посадки". Согласно ГУГА, уточнение степени работоспособности оборудования и систем аэропорта посадки экипажем до прибытия в аэропорт назначения не является свидетельством неполноценного исследования аэронавигационной информации в аэропорту посадки. Возможно, что дополнительное уточнение является результатом отсутствия информации ATIS.

Следующее замечание ГУГА касается определения МАК о том, что "диспетчер дал сообщение о снижении в соответствии со своей рабочей методикой после выхода с ним на связь экипажа судна". ГУГА отмечает, что фактически дана оценка действиям диспетчера в плане последовательности выхода на связь, но не дана оценка его деятельности в плане контроля по высоте судна после выхода на второй круг до столкновения с водой. Поэтому пункту ГУГА предлагает дать оценку деятельности диспетчера в данный период полета, добавив в текст фразу "но на исход полета он непосредственного влияния не имел". Кроме того, Управление предлагает добавить следующее предложение: "метеорологическое и аэронавигационное обеспечение полета не всегда соответствовало требованиям действующих нормативных документов". В числе принципиальных замечаний ГУГА то, что на обсуждение не была выставлена вероятность того, что перед катастрофой командир корабля мог утратить дееспособность. Предлагается включить в текст заключения версию о работоспособности командира корабля в последние секунды полета.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.