В России не отреагируют на изменение статуса русского языка в Киргизии: Интервью Азимбека Бекназарова ИА REGNUM

Бишкек, 23 октября 2006, 20:57 — REGNUM  

Депутат, председатель рабочей группы по разработке вариантов Конституции Киргизии, лидер оппозиционных сил республики Азимбек Бекназаров ответил на вопросы корреспондента ИА REGNUM.

ИА REGNUM: Как бы вы прокомментировали данные опроса Центра изучения общественного мнения "Эл-Пикир", проведенного в Киргизии, согласно которому 81,5 процента респондентов, которые называют родным языком киргизский, высказались против лишения русского языка статуса официального. Такого же мнения придерживаются и опрошенные других национальностей, проживающих в Киргизии.

Я не согласен, что более 80% населения против этого решения. Я не верю этому, потому что я объехал всю Киргизию и, наоборот, 80% населения считают, что в одном государстве должен быть только один государственный язык. Параллельный государственный язык не должен существовать. Такого народное мнение. Я лично был в Ошской и Баткенской областях, другие члены рабочей группы были в остальных областях. Мне кажется, что проведенный опрос больше соответствует общественному мнению в столице, городе Бишкек. Я не думаю, что весь регион придерживается такого мнения о русском языке. Потому что в Джалал-Абадском, Баткенском и других регионах нет ни одного русского, но везде делопроизводство ведется на русском языке. Поэтому жители постоянно жалуются, что министерство, организации дают ответ на русском языке или переговоры ведутся на русском языке. Они ничего не понимают и заявляют, что ущемляются их права. Мое мнение такое: необходимо сохранить русский язык в Киргизии. И мнение большинства населения вовсе не значит, что они против русского языка. Они не против, нет, они боятся, что исчезнет наш киргизский язык. Если язык мы потеряем, тогда потеряется и нация.

Я не верю этому опросу. Если хотите, я хоть сейчас могу собрать людей в любом месте, в любом регионе, и вы спросите их об этом. Это все "киргизы" дали. Не "кыргызы", а "киргизы". Отличие в том, что последние даже не знают родного языка. Поэтому мы называем их "киргизами". Их меньшинство, около 10-12%. Они проживают в Бишкеке. Но это наша интеллигенция, госслужащие.

ИА REGNUM: Отдаете ли вы себе отчет в том, что любое понижение статуса русского языка в Киргизии будет адекватно воспринято в России, как недружественный шаг в отношении официальной Москвы?

Нет, такого не будет. У русских политиков шовинистского настроения нет. Что, если в Киргизии русский язык будет лишен какого-то статуса, а Россия отреагирует адекватно...это просто абсурд! Например, если татары поднимут вопрос о том, чтобы параллельно с русским сделать государственным татарский язык, что решила бы Государственная Дума или Путин? Сколько процентов составляют татары, например? 12% от всего населения. А здесь русскоязычное население всего 9%. Сравните!

Мы суверенное государство. Россия не может вмешиваться в наши внутренние дела. Какой язык государственный, а какой официальный - это наша внутренняя проблема. Что касается проектов Конституции, мы не убрали и не понизили русский язык, а наоборот, подняли его статус, как языка межнационального общения. Известно, что русский язык входит в список международных языков ООН. В соответствии с этим мы сохранили статус русского языка как языка межнационального общения. На заседаниях Совета безопасности ООН наш президент может выступать на русском языке.

Давайте разберемся, что такое официальный язык. Где это есть? Что за официальный язык? Такого термина вообще не существует. Вот поэтому я предлагал во время работы над проектами Конституции сделать два государственных языка - киргизский и русский. Я так предлагал. А некоторые считают, что я против русского языка вообще. Я считаю, если придавать статус русскому языку, то государственный наравне с киргизским. В мире существует такая практика, несколько языков существуют вместе как государственные. Но путем голосования мое предложение не прошло. И русскому языку достался статус официального, хотя я с этим не согласен.

ИА REGNUM: 19 октября в Киргизско-Российском Славянском университете прошла встреча студентов с Сергеем Степашиным. Он довольно резко высказался по поводу изменения статуса русского языка в Киргизии...

Нас мнение Степашина или Жириновского не интересует. Разве в Москве наше мнение учитывают в каком-либо вопросе? Нет. Это наша проблема, и мы должны сами ее решить. Я думаю, что Россия давно бросила шовинистскую политику. Но если так будет продолжаться, то пусть они тоже не забывают 1916 год, когда они устроили геноцид против киргизского народа. Мы же молчим и ничего не говорим по этому поводу.

ИА REGNUM: Не считаете ли вы, что любое понижение статуса русского языка в республике лишь увеличит поток уезжающих на ПМЖ в Россию по госпрограмме по переселению?

Вопрос с языком не повлияет на это. Россия нуждается в рабочей силе. Если не мы, киргизы, Россию захватят китайцы. Поэтому РФ делает правильный выбор на жителей постсоветского пространства. У нас есть исторические и культурные связи. Хотим мы этого или нет, но 70 лет мы жили в одной стране. Поэтому мы никуда от России не денемся. И не будем проводить такую жесткую языковую политику, как прибалтийские страны. Но согласно проведенным исследованиям, киргизы как нация на грани исчезновения. И если сегодня не позаботиться о культуре и языке киргизского народа, через 50 лет мы просто исчезнем. Я думаю, что Россия поймет такую политику и поддержит.

ИА REGNUM: Венецианская комиссия высказала серьезные претензии ко всем трем вариантам конституции. Ваше отношение к этим претензиям? Считаете ли вы какие-либо из этих претензий безосновательными?

Венецианская комиссия приехала в КР только с одним пожеланием - сохранить Конституционный суд. Вопрос о языке вообще не поднимался. Однако на встрече комиссии с рабочей группой мы заявили, что за 15 лет Конституционный суд не оправдал себя. Просите - не просите, но мы не оставим его как отдельную инстанцию. Для киргизского народа Конституционный суд ничего не сделал. 15 лет на шее населения сидит. Деньги получает и ничего не рассматривает. Разве что заключили, что выборы Акаева прошли честно и прозрачно и, когда земли переходили Китаю, тоже говорили, что все правильно. Мы, в конце концов, унитарное, не федеративное государство. Нам такой суд не нужен. И в заключении Венецианской комиссии содержатся одобрительные отзывы о нашей судебной системе и правах человека, кроме исключения Конституционного суда, которое они считают откатом назад. Но мы же не упразднили его совсем. А предусмотрели объединенную судебную систему, в которой один человек возглавляет все. А то у нас постоянный сыр-бор между Верховным и Конституционным судом. Мы ликвидируем это. А Конституционный суд будет работать в системе Верховного суда.

К примеру, в заключении Комиссии одобряется отмена смертной казни в Киргизии, что является, по их словам, отражением европейского стандарта. Все три проекта Конституции признаны реальным продвижением вперед. Однако, они против раздела исполнительной ветви власти. Но ведь в Европе в основном парламентская форма правления и, сравнив европейские стандарты с нашими, они высказались против президентской формы правления.

По поводу статуса русского языка здесь вообще ничего не сказано. Какой до этого интерес Европе? К примеру, здесь в Киргизии русские поднимают вопрос о русском языке. Но мы ведь урезали и президентские права во всех трех вариантах Конституции с разными формами правления. И президент недоволен. Он сам внес предложение в парламент из 9 пунктов, прошли только два. Он обиделся. Феликс Кулов тоже предлагал свой вариант Конституции, который сейчас опубликован в газетах. Депутаты какие-то вопросы из этого варианта приняли, какие-то нет. Даже советники президента подготовили свой проект основного закона. Вообще более трех тысяч вариантов Конституции поступило на рассмотрение. Все предложения были проанализированы, что-то мы отсеяли, обобщили. Были проекты, в которых предлагалось вообще убрать русский язык. Или предлагали, чтобы страной управлял не президент, а народный курултай по традициям киргизского народа. И ежегодно все ветви власти отчитывались бы перед народным курултаем. Такое тоже предлагали.

Сейчас 13 политических партий обиделись на меня, говорят, мол, ты опять продвигаешь свои либеральные или западные идеи, когда мы придем к своим национальным идеям. Вы видите, что очень много недовольных. Вы знаете, что узбеки тоже предлагали сделать в качестве второго языка узбекский, потому что их численность по республике сегодня составляет 19% от общего числа населения. Они тоже немного критикуют меня.

Кроме того, мы предложили, чтобы любой представитель титульной нации - киргиз, проживающий за пределами страны, мог в любое время вернуться в Киргизию и получить гражданство. Это тоже не понравилось другим нациям. Почему, говорят они, узбек, таджик или русский, возвращаясь в Киргизию, не получает автоматически гражданство? Я объясняю просто: кроме Киргизии у киргизов есть своя страна, родина? Нет. К примеру, Танаев (Николай Танаев - экс-премьер-министр Киргизии - прим. ИА REGNUM) убежал в Москву, ему автоматически дали гражданство. И мы ничего сделать не можем. Он же преступник и находится в розыске здесь. А российская власть дает ему гражданство. Мы же ничего не говорим. А если мы хотим сделать автоматическое получение гражданство киргизами, чтобы не ждать пятилетний срок, другие нации в Киргизии начинают возмущаться.

ИА REGNUM: Был ли принят законопроект о внесении изменений в уголовный кодекс и закон о СМИ, инициированный министром юстиции Маратом Кайыповым, в котором, в частности, говорилось об изменении срока уголовной ответственности журналиста до 10 лет лишения свободы и освещения прессой вопроса экстремизма?

Большинство депутатов отклонили этот законопроект. Я лично был против. К тому же, не прошел и законопроект об оппозиционной деятельности, который инициировал депутат Иманалиев. Ведь в чем проявляется деятельность оппозиции - это всего лишь свобода слова, свобода мнения, а они хотели загнать их в рамки.

При Акаеве дважды пытались изменить закон о СМИ. Тогда я был председателем комитета конституционного законодательства и судебно-правовой реформы. Мы дали отрицательное заключение. Тогда это не прошло и сейчас тоже. Мое мнение таково: это частное дело, если кого-то оскорбил журналист, пусть в частном порядке подают в суд и в гражданской прокуратуре разбираются. Причем здесь уголовное преследование журналистов? Я против того, чтобы ограничивали свободу слова. А меня постоянно "бьет", особенно русская пресса, называя меня националистом. Я ничего не имею против, они выполняют чей-то заказ. Раньше проакаевские, а теперь пробакиевские журналисты постоянно про меня пишут неправду. А потом сами журналисты приходят и просят у меня извинения, дескать, извините, Азим-байке, мы про вас такое писали, а вы не обращали на это внимания. Признаются, что это был заказ от Белого дома. А после 24 марта 2005 года весь коллектив КТР (государственная телерадипросил у меня извинения: "При Акаеве мы вас оскорбляли, а теперь мы видим, что вы национальный герой, и хотим попросить у вас прощения. Мы были не правы". Я никогда не судился с журналистами и не буду. Я понимаю: это ваша работа.

ИА REGNUM: Когда вы ожидаете закончить работу по согласованию и доработке проектов конституции, чтобы выходить с ними на референдум?

Работа уже давно закончена. Мы обработали более трех тысяч проектов. В рабочей группе было два министра, двое судей, два юриста-ученых по конституционному праву, трое депутатов Жогорку Кенеша, один из которых председатель комитета Исхак Масалиев, в группу входили и эксперты. Я считаю, что мы проделали огромную совместную работу.

Многие считают, что это новая Конституция, ее нельзя принимать, а лучше внести изменения и дополнения. Они не понимают тонкостей юриспруденции. У нас в Конституции четко написано, что если закон или изменения, дополнения приняты путем референдума, то любые изменения вносятся только путем референдума. При Акаеве изменения в Конституцию вносились только через референдум, их было проведено 4. А сейчас многие предлагают изменения и дополнения вносить через парламент. Это неправильно. Такие вопросы решаются только путем референдума. Или нужно менять саму норму принятия Основного закона страны, чтобы депутаты могли изменить те законодательные акты, которые были внесены референдумом.

Я считаю, что после революции ошибка президента Бакиева заключалась в том, что он выбрал правовой путь. В таком случае он должен строго соблюдать действующую Конституцию. Многие депутаты и политики этого не понимают. Поэтому у нас один путь: мы должны писать новую Конституцию или новую редакцию Конституции. Другое дело, если бы выбрали революционный путь и приостановили все действия нынешних законов Конституции. Но мы же этого не сделали. Вот многие говорят, почему группа Бекназарова написала три проекта Конституции. Но ведь указ президента так и звучал, написать в трех формах правления. Мы выполнили его заказ. Мы ничего не придумали. Если бы президент издал указ об одном проекте конституции, мы написали бы один проект. Но мы обязаны провести референдум, чтобы народ выбрал такую форму правления, которая ему нравится.

Я не говорю, что мы написали три идеальных проекта. Нет. Идеального ничего не бывает. Тем более, мы писали в сжатые сроки и рассчитывали, что президент созовет конституционное совещание. Потому что мы всего лишь рабочая группа. На таком совещании обсуждаются проекты. Если они хотят дополнить статью 5, касающуюся русского языка, - пожалуйста. Путем голосования можно оставить и Конституционный суд. Ничего страшного. Это легко. Раз конституционное собрание внесет какие-то изменения и дополнения, президент должен принять их и отдать на рассмотрение Жогорку Кенеша. Мы подготовили черновой вариант для конституционного совещания и президента. Остальные поправки и дополнения они спокойно, не политизируя, могут внести. Но сегодня этот вопрос все больше и больше политизируется. Президент заявляет, что у него есть свои проекты и поступают новые. Да, к нам тоже поступают проекты. Но президент должен поставить точку. Вот от нас создана рабочая группа, есть конституционное совещание, внесение дополнений и изменений обсудим и примем. Но президент специально оставил этот вопрос открытым. И сегодня каждый киргизстанец может представить свой проект.

ИА REGNUM: Насколько активно и прозрачно будет вестись работа по информированию граждан со стороны власти о содержании Основных документов до референдума?

Это не наша работа. Согласно указу главы государства, эти обязанности возлагаются на Администрацию президента. Мы все документы написали и отдали президенту. Но вы помните, что было много нарушений, их долго не опубликовывали. Были проблемы с переводом на русский язык. В интернете от нашего имени появился совершенно другой проект, с изменениями, которые я никогда не видел. А потом в прессе комментируют такие нормы, которые рабочая группа не разрабатывала.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
23.01.17
Смогут ли власти заставить граждан отказаться от наличных?
NB!
23.01.17
Мизулину зовут в «Единую Россию» укреплять нравственное направление
NB!
23.01.17
Для наращивания вооруженных сил в США не хватает людей — WT
NB!
23.01.17
Песков прокомментировал просьбу Церкви о передаче ей «Херсонеса»
NB!
23.01.17
Институт президентства в США не меняется
NB!
23.01.17
«Ползучая белорусизация»: Минск на пороге критической массы
NB!
23.01.17
В Астане начались переговоры по Сирии
NB!
23.01.17
В Литве не нашли доказательств госизмены школьников, отдыхавших в России
NB!
23.01.17
Британские ученые нашли «иммунитет» от фейковых новостей
NB!
23.01.17
Рост тарифов ЖКХ в Волгограде депутаты обосновали повышением цен
NB!
23.01.17
Глава Подмосковья усиливает команду?
NB!
23.01.17
ПРО Москвы выявила в 2016 году более десяти реальных пусков ракет‍
NB!
23.01.17
Урлашов: итоги
NB!
23.01.17
Херсонес — вслед за Исаакиевским собором?
NB!
23.01.17
Замминистра обороны РФ сравнил масштаб строительства с послевоенным — «Ъ»
NB!
23.01.17
2017 год для Казахстана: возможные риски
NB!
23.01.17
Трамп будет бороться с нападками СМИ в его адрес «зубами и когтями»
NB!
23.01.17
В Петербурге пьяный водитель иномарки протаранил здание комендатуры
NB!
23.01.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 23 января
NB!
23.01.17
Режиссер, построивший «голливуд» вокруг себя
NB!
23.01.17
National Interest не исключает «внешнеполитических авантюр» Трампа
NB!
23.01.17
Абэ выразил Путину недовольство из-за размещения военных РФ на Курилах