Гела Бараташвили: Грузинский гамбит

Тбилиси, 21 октября 2006, 01:43 — REGNUM  

У грузинского народа нет другой родины, его родина - Грузия. На этой земле складывалась и рушилась грузинская государственность, грузинская культура, национальная психология. Грузины не обладают высокой способностью к адаптации, что присуще соседним народам. Грузины, независимо от социального и экономического уклада не отличались высоким уровнем рождаемости. Проживая на чужбине, грузины быстро ассимилируются, через одно - два поколения возникают проблемы с этнической идентичностью. В определенные периоды своей истории, грузины успешно выполняли определенные престижные функции для соседних империй, но эти качества утрачены и с каждым новым поколением возрастает этноцентричность и солидарность с глобалистскими тенденциями остается иллюзорной. На огромном и более чем разнообразном постсоветском пространстве, Грузия оказалась одной из самых неадаптированных к новым условиям стран. Неудачи режима Эдуарда Шеварднадзе связывают с плохим управлением, это главный аргумент, главное объяснение и оправдание потерянных последних 15 лет.

Грузинский народ переживает очень тяжелый период своей истории и проблемы Южной Осетии и Абхазии не являются наиболее сложными. Гораздо более сложными проблемами являются низкий уровень государственно-административной и социальной организованности, что отражается на экономическом положении. Грузия не одинока в этих проблемах, таких этнических обществ и государств немало, но не все они оказываются в фокусе геостратегий, не все становятся предметом международной дискуссии, что еще более усложняет положение страны. Различные этнические и социальные группы картлийского суперэтноса постоянно находятся в неком интерактивном процессе, где партнерами выступают далеко не только внутренние контрагенты, но и внешние, роль которых достаточно высока. Данная ситуация по сути должна обуславливать усиление центробежных сил, что действительно происходит, но очень инертно, так как ни одна из данных групп не способна на проявление политической и социальной "самостийности". Еще у ибн-Рушда (Аверроэса) были представления о "старых" и "молодых" племенах - идея, которая была абсорбирована для современного мира. Живость и жизнерадостность грузин подвергает сомнению такого рода концепции, которые, чаще всего рассматриваются, как однонаправленные, но, тем не менее, данная проблема в Грузии существует и она существенна. Это очень важно для понимания того псевдо-иррационального и немотивированного поведения грузинской политической элиты, которое можно наблюдать со времен Звиада Гамсахурдиа. Политика Грузии, и не только внешняя, но и те события внутреннеполитического значения, которые столь театрально связываются с внешними задачами, есть не политика в обычном понимании этого слова, это метод общения с внешним миром и с самим с собой.

К сожалению, эта видимая иррациональность не имеет ничего общего с амбициями иных времен и иных наций, она неизменно приводит к скучной и совершенно не творческой селективной и иждивенческой модели социального существования, социальной модели, которую можно наблюдать в некоторых горных провинциях Балкан и Пиренеев. Но проблема в том, что не только элита, но и грузинское общество весьма охотно приняло селективно-иждивенческую модель социальной организации, совершенно лишенной творчества, что приведет или уже привело к массовому выплескиванию творческих сил из грузинского общества, которые пополнят культурные достижения других народов. Очевидцы рассказывают, что Звиад Гамсахурдиа весьма эмоционально и отрицательно высказывался о великом философе 20 века Мерабе Мамардашвили. Это очень характерно, если не для нынешних установок, то для ближайшего будущего. В какой-то мере данное положение компенсируется общением различных этнических групп и этот фактор теряет свой потенциал.

Это очень важно для понимания того, что происходит сейчас в Грузии, которая не может существовать и обеспечить своей элите место в рядах мировой элиты без постоянных вызовов и скандалов. Превращение этого способа внешних контактов в преимущественный политический стиль угрожает успешному политическому развитию общества и ставит под угрозу национальную безопасность не только в нынешней ситуации, но и в исторической перспективе. Очень скоро, мировая интеллектуальная элита выяснит то, что давно стало понятным для широких масс: Грузия - это страна экзистенцианально-скандалистского фундаментализма.

В Грузии сложилось фундаментальное несоответствие между возможностями и амбициями. Это очень характерная черта страны. Казалось бы, данное положение объективно должно привести к более умеренным амбициям, но этого не происходит, так как, практически, любая элита в Грузии вынуждена вести конфронтационную политику, чтобы выжить. Политика Шеварднадзе так и не была достаточно осмыслена, но ведь именно он - опытный политик солидного возраста и с благоприятным внешним имиджем повел наспех собранные вооруженные отряды на Сухуми.

Ни один народ, в каком состоянии он не находился бы, не сможет запретить своей элите проводить политику силовым способом, независимо от предполагаемого результата. Это особенно характерно для Грузии. Грузия будет воевать и применять силовые методы в политике, это совершенно ясно и вполне законно для нее. Грузинский народ и грузинское общество, особенно его интеллигенция, так и не предложившая обществу политическую и социальную альтернативу, уже лишилась права запретить правящей элите начать масштабную войну. Было бы ошибочным чрезмерно подозревать США и другие государства Запада в подталкивании Грузии к усилению напряженности и началу войны. Грузия обречена на войну и поэтому - катастрофу. Но этот путь она должна пройти. Быть может, случится чудо и Грузия возродится наперекор судьбе. Различные высокопарные рассуждения о безопасности, переговорах, международной ответственности - все это просто лицемерие. Мир хочет, чтобы Грузия влезла в войну и миру это интересно.

Гела Бараташвили - философ (Тбилиси)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.