Альянс "Роснефти" и China National Petroleum Corporation: комментарии экспертов

Весь мир, 19 октября 2006, 15:16 — REGNUM  

Президент "Роснефти" Сергей Богданчиков и президент концерна China National Petroleum Corporation (CNPC) Чэнь Гэн 18 октября подписали протокол о создании совместного предприятия "Восток Энерджи". Основными целями создания совместного предприятия являются обеспечение геолого-поисковых и разведочных работ на территории России, поиск месторождений полезных ископаемых, получение лицензий на различные виды пользования недрами. 51% участия в компании будет принадлежать "Роснефти", 49% - CNPC. По просьбе ИА REGNUM профильные аналитики прокомментировали это событие.

Во-первых, аналитики указывают на разницу в рыночной стратегии двух ведущих российских госкомпаний: "Роснефти" и "Газпрома". По мнению Дмитрия Царегородцева из "FIM Securities", "в отличие от "Газпрома", заинтересованного в партнерстве с иностранными компаниями ради получения новых технологий, "Роснефть" придерживается иной схемы взаимодействия. Она создает совместные предприятия с иностранцами, где обладает контрольным пакетом, как правило, 51% акция. Наиболее яркий пример - проект "Сахалин-1". При этом изначально деньги на разработку "поставляет" младший партнер, а "Роснефть" начинает осуществлять финансирование, когда начнут поступать денежные потоки от разработки. Таким образом, у "Роснефти" доминируют в данном случае финансовые мотивы, поскольку у китайцев нет технологий, которых не было бы в нашей нефтянке".

С ним солидарен аналитик "Брокеркредитсервис" Максим Шеин: "В основе сделки лежит производственная необходимость. "Роснефть" очень много на себя берет по участию в самых разнообразных проектах, соответственно, возникают проблемы с финансированием. Китайская компания будет участвовать деньгами".

Почему же, несмотря на заявления Министерства природных ресурсов РФ об ограничении допуска иностранцев в отечественную нефтегазовую промышленность в ней появляются китайские партнеры?

По мнению аналитиков, это связано с новыми стандартами сотрудничества в этой сфере. Как отмечает Максим Шеин, "если партнер хочет получить доступ к конечным потребителям, то он обязан поделиться ресурсной базой". Подобную оценку в целом разделяет и Дмитрий Царегородцев: "До сих пор российский истеблишмент старался не допускать китайский капитал в стратегические отрасли: и по меди, и по полиметаллическим рудам, и по углю. Кроме того, наши предприниматели с опаской воспринимают китайцев в качестве партнеров-соучредителей, предпочитают ограничиваться торговыми связями. Однако намерение осуществлять масштабные поставки энергоресурсов в Китай могли восприниматься китайской стороной как дорога с односторонним движением".

В отношении перспектив сотрудничества с китайскими компаниями в целом мнения экспертов оказались не столь однозначными. Одна из главных причин этого заключается в отсутствии прецедентов успешного сотрудничества с Китаем, поскольку за исключением "Удмуртнефти" китайцы до сих пор не могли купить не один российский актив. Другая причина состоит в весьма своеобразной стратегии проникновения восточного соседа в российскую лесную промышленность. Однако Максим Шеин настроен оптимистично и видит в качестве позитивных результатов, помимо расширения производственной инфраструктуры и задействания смежников из других отраслей, важный геополитический аспект. По его мнению, взаимодействие России с Китаем создает определенный противовес Америке и Европе.

Дмитрий Царегородцев предпочел указать на экономические аспекты взаимодействия двух стран. И тут ситуация оказалась не столь радужной. По мнению аналитика, конкуренция по отношению к России со стороны Китая существует, причем достаточно острая, особенно в центральноазиатском регионе: "Я считаю, что Казахстан мы практически потеряли. Все инициативы в энергетической сфере Казахстан будет производить с оглядкой на Китай и последний будет иметь право "первой ночи", то есть проекты будут в первую очередь предлагаться китайскому капиталу". В качестве наглядного примера Дмитрий Царегородцев приводит проект трубопровода "Восточный Казахстан - Северный Китай". Такая же ситуация складывается в казахской горнорудной промышленности, поскольку Китай выступает здесь ключевым потребителем. Заметна активизация Китая и в других среднеазиатских республиках, где "Газпром" также рискует потерять свои позиции, например, в Туркмении. Китайцы предложили Ашхабаду построить экспортный газопровод мощностью в 30 млрд. кубометров в год в восточном направлении, готовятся подписать СРП на освоение Правобережья Амударьи, где будет развиваться новая газовая провинция.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail