"Деньги для покрытия ущерба от пожара на Mazeikiu Nafta, возможно, будет выплачивать полмира": Интервью президента литовского Института страхования и управления рисками

Вильнюс, 18 октября 2006, 14:14 — REGNUM  

Президент литовского Института страхования и управления рисками (Draudimo ir rizikos valdymo institutas) Александра Лезговко рассказала корреспонденту ИА REGNUM о том, как в дальнейшем могут развиваться события с выплатой ущерба, нанесенного пожаром на нефтеперерабатывающем предприятии Mazeikiu Nafta.

ИА REGNUM: По словам премьер-министра Литвы Гедиминаса Киркиласа ущерб от пожара на Mazeikiu Nafta составляет миллионы литов, но точную сумму обещают назвать в декабре. Почему подсчет ущерба длится так долго? Это нормальный процесс, или имеет место умышленное затягивание процедуры?

Нет, дело в том, что сама процедура оценки ущерба достаточно сложная. Тем более, когда дело касается таких серьезных ситуаций, с ущербом на сумму с шестью нулями. Судя по всему, Mazeikiu Nafta застрахована тремя видами страхового покрытия: страхование имущества от огня и других рисков, страхование ответственности предприятия и страхование перерыва процесса производства.

ИА REGNUM: То есть, получается, что есть вероятность выплаты не только ущерба причиненного пожаром, но и компенсации за простой производства?

Согласно общей практике представления данного вида страховой защиты, о перерыве процесса производства можно говорить, если материальный ущерб, вызванный страховым случаем, повлек за собой перерыв процесса производства. Проще говоря, пожар нарушил работу предприятия, и это повлекло соответственные убытки в виде недополучения прибыли. Самой первой и главной предпосылкой того, чтобы событие перерыва процесса производства считалось наступившим, является событие, застрахованное по "огневому" полису, которое стало причиной возникновения материального ущерба, что, в свою очередь, повлекло перерыв процесса производства. В настоящее время именно это мы видим на Mazeikiu Nafta. Эта цепь событий крайне важна: застрахованное событие по страхованию от огня, материальный ущерб в результате застрахованного события по страхованию от огня, перерыв процесса производства в результате материального ущерба. Если какое-то звено из этой цепочки будет отсутствовать, то произошедшее не сможет быть классифицировано как перерыв процесса производства. Должны быть все элементы. Поэтому процесс оценки может затянуться на некоторое время.

ИА REGNUM: Специалисты завода оценили предварительный ущерб от 62 до 131 млн. литов (от 22,5 до 47,5 млн. долларов), а компания за 2006 год может потерять 105 млн. литов (38 млн. долларов) прибыли. С чем может быть связан такой большой разброс ущерба?

Именно с тем, о чем уже сказано. Расчет ущерба производится примерно по следующей схеме. Сначала определяется прибыль, которую не получило предприятие из-за простоев, затем из величины недополученной прибыли исключается прибыль, которую страхователь может получить за счет частичного продолжения производственного процесса. После этого определяются продолжающиеся и дополнительные затраты, покрытие которых предусмотрено в договоре страхования. При этом обязательно исключаются расходы, которые не нужно осуществлять во время простоя предприятия в полном объеме: на сырье, материалы и полуфабрикаты, часть электроэнергии, топлива и др. Если совсем все упростить, то считается не только стоимость сгоревшего конкретного оборудования, считается все, вплоть до электричества, которое было бы потрачено, если бы не было пожара, налоги, которые были бы выплачены, если бы производство продолжалось, и так далее. Здесь очень много разных нюансов. Специалисты предприятия не могут так просто голословно сказать, что мы, мол, потеряли столько-то миллионов долларов. Страховые компании никогда не пойдут на покрытие ущерба, если не будут точно уверенны, что названная сумма адекватна.

ИА REGNUM: А страховщики могут оспорить предъявленную им сумму?

Не то чтобы оспорить, но сами обязательно перепроверят. В таких случаях обычно привлекаются эксперты по урегулированию убытков международного класса.

ИА REGNUM: На нефтеперерабатывающем предприятии заявляют, что компания застрахована на международном страховом рынке. Утверждается, что страховой брокер AON Lithuania вывел все риски за пределы Литвы. Больше всего риска (46,2%) поделили три компании: Liberty International Underwriters, AIG Europe (UK) Limited и SCOR UK Company Limited. Что это означает для самого предприятия?

Нужно точно знать первичных страховщиков по всем страховым договорам - страхование имущества от огня или других рисков, страхование ответственности предприятия и страхование перерыва процесса производства. Страхователю будет платить первичный страховщик, а так как все риски потом были перестрахованы, часть средств страховщику вернется от перестраховщиков. Опять же, схема идет по цепочке. Первичная страховая компания передала риск другой компании, оставив себе часть ответственности. В свою очередь перестраховщик передал другой перестраховочной компании, и так много раз. Деньги для покрытия ущерба от пожара на Mazeikiu Nafta, возможно, будет выплачивать полмира. Но думаю, проблем с выплатами после окончательной оценки ущерба не должно быть.

Напомним, пожар на нефтеперерабатывающем заводе в Литве начался 12 октября. Дым от пожара был виден за несколько километров. Разрушению подверглись некоторые конструкции на заводе, рухнула 50-метровая вакуумная колонна. На территории в 800 метров разлились нефтепродукты, которые загорелись. По словам премьер-министра Литвы, ущерб от пожара составляет миллионы литов. На заводе утверждают, что ущерб может составить 236 млн. литов. 13 октября руководство польского концерна PKN Orlen приостановило подписание договора с рядом банков о финансировании в связи с покупкой контрольного пакета акций нефтеперерабатывающего завода Mazeikiu Nafta. Договор отложен на два месяца до момента, когда полностью прояснятся возможности серьезно пострадавшего после пожара завода в Мажейкяе. Одновременно с этим были приостановлены торги акциями Mazeikiu Nafta на вильнюсской бирже.

Напомним также, 29 июля из-за аварии на нефтепроводе на территории РФ между Брянском и Новополоцком на нефтеперерабатывающее предприятие Mazeikiu Nafta перестала поступать нефть, а ранее, 25 мая, компания "ЮКОС" достигла договоренности с польским концерном PKN Orlen о продаже принадлежащего ей пакета акций (54%) Mazeikiu nafta за 1 425 млн. долларов. В июне 2006 года PKN Orlen выкупило 30,66% акций, принадлежащих правительству Литвы, за 880 млн. долларов. В течение пяти лет правительство также намерено продать остальные 10% контролируемых им акций за 278 млн. долларов. В Литве известие о поломке нефтепровода назвали "политическим" и связывали с "местью России" за то, что Mazeikiu Nafta был продан не российской компании. 10 сентября поздно вечером в Литве закончилась отгрузка нефти с танкера, который прибыл из Венесуэлы с 70 тысячами тоннами нефти Masa-30. Это первый танкер с нероссийской нефтью, который прибыл в Литву после аварии на нефтепроводе "Дружба". Таким образом, Литва практически стала реализовывать план по альтернативной доставке сырья на нефтеперерабатывающий завод.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.