Иван Данилин: Рост цен на среднеазиатский газ - "Газпром" наступил на собственные "грабли"

Баку, 16 октября 2006, 12:45 — REGNUM  

12 октября Узбекистан заявил о том, что с 1 января республика повысит цены на экспортируемый газ с нынешних 65 до 100 долларов за 1 тысячу кубометров.

Нельзя сказать, что данное событие стало неожиданностью. Рост цен на среднеазиатский газ стартовал еще в начале 2006 года и было ясно, что переходом от 44 до 55-65 долларов дело не ограничится. Что же до октябрьского повышения цен на узбекский газ, равно как и предложенной цены, то они, по большому счету, стали предсказуемы уже тогда, когда вопрос об увеличении "отпускной стоимости" газа поставила Туркмения. С самого начала было ясно, что "Газпром" пойдет на уступки, равно как и то, что остальные страны региона - экспортеры газа сразу же последуют примеру Ашхабада, как только "Газпром" капитулирует. Причем также понятно, что 100 долларов - цена не вечная и теперь будет запущен механизм более или менее регулярного "корректирования" цен на среднеазиатское "голубое топливо". В конечном счете, можно сказать, что "Газпром" наступил на собственные же "грабли". Уже два года Москва постоянно с нравоучительными нотками говорит Европе, Украине и Молдавии о том, что им пора привыкнуть к дорогим энергоносителям, что предлагаемые цены - отражение объективной ситуации на мировых рынках и т.д. Но при этом сама Москва старалась как можно дальше отсрочить время, когда придется рассчитываться по мировым ценам за газ со среднеазиатскими государствами. Ясно, что вечно такая ситуация продолжаться не могла.

Поскольку ситуация, в целом, была ожидаема и даже неизбежна, "Газпром" отреагировал на сложившуюся ситуацию спокойно. Строго говоря, собственные потери российской монополии ограничиваются только падением прибыльности от реэкспорта среднеазиатского газа. Более неоднозначны потенциальные международные последствия повышения цен на узбекский газ.

То, что лежит на поверхности - "украинская проблема", ибо, как известно, Киев обеспечивает более низкие цены на импортируемый газ за счет сочетания дорогого российского и дешевого среднеазиатского "голубого топлива". Уже повышение цен на туркменский газ нанесло существенный удар по украинским энергетическим планам, а теперь подорожание узбекского "голубого топлива" окончательно похоронило надежды украинского руководства сохранить цены на закупаемый газ на уровне около 100 долларов. Даже помощь "братскому" правительству Януковича со стороны России, выразившей готовность сохранить первоначальные 95 долларов за тысячу кубометров, лишь отсрочит неизбежный взлет цен. И хотя недавно глава Минтопэнерго Украины Юрий Бойко заявил, что в будущем Украина вообще откажется от российского газа, закупая лишь среднеазиатский, что-де позволит сдержать цены на уровне 100-130 долларов, по мнению экспертов совсем без российского газа Украина обойтись не сможет. А это значит, что цены все же вырастут и окажут существенное воздействие на российско-украинские отношения.

Конечно, новая "газовая война" в нынешних условиях представляется маловероятной, хотя полностью исключать ее никак нельзя, особенно в условиях внутреннего противостояния различных групп украинских элит. Принципиальны средне- и долгосрочные последствия роста цен на среднеазиатские энергоносители. Образование формально пророссийской антикризисной коалиции, стремление поддержать ее позиции, а также боязнь нового конфликта из-за газа, который приведет к новому витку обвинений и давления на РФ со стороны ЕС, США, Украины, Грузии и т.д. начинает корректировать позицию России. Стремясь избежать "острых углов" Россия еще после повышения цен на туркменский газ пошла на небольшие уступки Украине, согласившись сохранить цену на продаваемый Киеву газ на уровне 95 долларов за тысячу кубометров. При этом Москва еще и пытается "заработать" на своей доброте: почти не скрывается, что в ответ на позитивное решение вопроса о газе Москва хотела бы видеть "реальный" прогресс украинской позиции по своим проектам в сфере политико-экономической интеграции (ЕврАзЭС, ЕЭП).

Таким образом, Москва вновь оказывается перед сложной дилеммой: вновь пойти по порочному пути дотирования украинской экономики ради сохранения хороших отношений с Западом и Украиной и осуществления своих геополитических проектов, причем без малейшей гарантии успеха данного курса, или же максимально прагматизировать отношения, что, однако, чревато ослаблением позиции России на Украине и новыми регулярными "газовыми кризисами". К тому же, при этом в первом случае под ударом оказываются ориентированные на Европу рассуждения "Газпрома" о полной "рыночности" формул цен на газ для новых независимых государств, а в другом случае Кремль вновь окажется объектом критики за "удушение" украинской демократии.

Ситуация действительно весьма непростая. Возвращение к политике эпохи Ельцина-Кучмы абсолютно неприемлемо, так как за исключением новых экономических потерь ни к чему не приведет. Однако и столь любимая ныне в Кремле концепция недифференцированной "прагматизации" отношений непродуктивна в контексте выстраивания политических отношений на постсоветском пространстве. И пока что единственным рациональным выходом из ситуации представляется переход на полное обеспечение Украины среднеазиатским газом. Помимо всего прочего, это будет иметь и благоприятные имиджевые последствия. Сохраняя в своих руках реальное влияние за счет контроля над транзитом газа, Россия в этом случае сможет позиционировать себя для Запада в качестве неэгоистичного энергетического игрока, вовсе не желающего "захватить" с помощью своего газа всю Украину, а для государств Средней Азии - как ответственного партнера, не желающего монополизировать весь газовый экспорт из региона. Помимо российско-украинских отношений, огромное значение рост цен на газ окажет и на ситуацию в Средней Азии и, опосредованно, в Закавказье, с точки зрения энергетической геополитики и интересов России.

Надо сказать, что ситуация, при которой "Газпром" стремился законсервировать низкие цены на закупаемый в регионе газ с тем, чтобы максимизировать собственную прибыль, используя свое положение монопольного транзитера газа на наиболее прибыльные европейские рынки, несла в себе огромную опасность. Не секрет, что среднеазиатские государства недовольны существующей "экономической несправедливостью" и в целом достаточно критично рассматривают то, как "Газпром" пользуется своей монополией. Все это, в свою очередь, повышало опасность развития в регионе газотранспортных коридоров, не находящихся под влиянием РФ и не проходящих по ее территории. Это, прежде всего, относиться к проекту Транскаспийского газопровода. Известно, что США и ЕС, а также Турция и Азербайджан активно лоббируют в пользу прокладки трубопровода по дну Каспия, который направит среднеазиатский газ (на первых порах - туркменский, потом - казахстанский и, возможно, узбекский) по системе газопроводов через Азербайджан, Грузию и Турцию в ЕС. Европа видит в проекте один из важнейших вариантов снижения своей "газовой зависимости" от России, США - для вывода среднеазиатских республик из-под "энергетического контроля" России, Турция рассматривает проект в качестве одного из основных в своей стратегии получения статуса ключевой энергетической транзитной державы, контролирующей поставки энергоносителей каспийского и среднеазиатского регионов. Понятно, что реализация этого проекта приведет к падению российского влияния и в Средней Азии, и в Закавказье, и в ЕС - в том числе за счет того, что важная ресурсная база, которую "Газпром" готовит для осуществления собственных проектов - окажется под контролем Запада.

Начавшийся процесс повышения цен в совокупности с развитием "Газпромом" газотранспортных систем в регионе в этом смысле резко снижает привлекательность дорогостоящих и геополитически неоднозначных альтернативных проектов - по крайней мере с экономической точки зрения. И в этом смысле при всех формальных минусах для российской газовой монополии, процесс выравнивания цен на среднеазиатский газ в соответствии с мировым уровнем несет в себе позитивный заряд.

Теперь очередь за "Газпромом". Если российская монополия правильно интерпретирует новые тенденции, минусы сложившейся ситуации можно обратить в плюсы. "Газпром" должен сделать определенные выводы из "баталий" вокруг среднеазиатского газа, выстраивая более реалистичные и взаимовыгодные отношения с партнерами в регионе - прежде всего для того, чтобы не допускать напряженности в двусторонних отношениях, не создавать "окно" для проникновения в регион иных игроков и реализации альтернативных российскому влиянию проектов. А это, в свою очередь, позволит более эффективно выстраивать отношения и со странами Запада СНГ, и с ЕС, предотвратив опасность потери инициативы.

Иван Данилин - старший научный сотрудник ИМЭМО РАН

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail