"Вектор политики России сместился в сторону защиты жизненноважных государственных интересов": Интервью эксперта приднестровского филиала Совета по национальной стратегии России

Гагра, 11 октября 2006, 20:17 — REGNUM  

Старший эксперт Приднестровского филиала Совета по национальной стратегии России, политолог Вячеслав Сирик 11 октября в интервью корреспонденту ИА REGNUM прокомментировал решение Государственной Думы Российской Федерации признать референдум в Приднестровье легитимным, а также обострение отношений между Россией и Грузией.

ИА REGNUM: Как вы оцениваете реакцию депутатов Госдумы России на итоги приднестровского референдума?

В первую очередь, необходимо констатировать, что это очень важный шаг и, если хотите, жест российского государства. До сих пор на уровне законодательного собрания документов, за которые проголосовало бы думское большинство, не было. Если это действительно начало настоящего признания со стороны России, хотелось бы, чтобы этот процесс был интенсифицирован.

Дело в том, что Приднестровье на протяжении 16 лет своего существования получало поддержку на уровне законодательного собрания - визиты депутатов, мониторинг, личные симпатии между представителями Госдумы различных созывов и приднестровским руководством. С другой стороны, по выстроенности внешнеполитических приоритетов, Россия довольно осторожно относилась к вопросам, связанным с конфликтными зонами, возникшими после распада Советского Союза, и теми республиками, которые претендовали на вхождение в состав Российской Федерации. Сейчас вектор политики сместился, прежде всего, в сторону защиты жизненноважных государственных интересов и поддержки государственных образований, которые естественно тяготеют к России. Что важно, эти государства никогда не порывали связи с Россией, а наоборот, ждут от нее ещё более мощной поддержки, чувствуют руку её помощи и просят изменить внешнеполитическую ситуацию, которая складывается вокруг этих государств. Конечно, Приднестровью не стоит ждать на следующий день после такого рода заявления утверждения на международной арене своего статуса в новом качестве но, тем не менее, дан очень мощный импульс.

ИА REGNUM: Сейчас Россия применила жёсткие санкции по отношению к Грузии. Министр иностранных дел Сергей Лавров уже открыто выражает заботу о Южной Осетии и Абхазии. Что должно случиться, чтобы Россия чётко и ясно заявила о своей позиции в отношении непризнанных государств, в том числе и по отношению к Приднестровью?

Сначала о характере и своевременности санкций по отношению к Грузии. Грузия первая из этнократических, националистических режимов бросила вызов в адрес российского руководства, в адрес политической системы. Шпионский скандал, конечно, в реальности не шпионский - это те претензии, которые высказывают к России проамериканские силы, существующие как специфическая агентура на территории бывших республик Советского Союза. Конечно, российско-грузинский конфликт приобрёл сейчас очень острую форму. Как вы знаете, министр иностранных дел Сергей Лавров назвал это порогом войны. С другой стороны, это является показательным прецедентом. В своё время Америка не только давала определённые обещания режиму Саакашвили прикрыть его действия в отношении России, но также заявляла, что она выступает сдерживающим фактором.

Это, конечно, пример и прецедент, на который Молдавия оглядывается как член ГУАМ. Ведь речь идёт и о замене миротворческих сил силами ГУАМ, речь идёт и об использовании трибуны ООН с целью в очередной раз обвинить Россию в якобы свержении якобы легитимных режимов Воронина и Саакашвили. В Молдавии здесь выгодно увидеть результат.

Сейчас Россия показала мощь государства, с которым Саакашвили пытается играть в странные игры. Если бы Россия не проводила никаких решительных мер и не дала бы адекватного ответа действиям грузинского руководства, такого же рода провокациями занялась бы и Молдавия. Свидетельством тому служат заявления о том, что российские агенты влияния готовят свержение легитимного президента Воронина, о борьбе с воронинским режимом якобы силами Приднестровья и т.д.

На мой взгляд, России в новых условиях действительно необходимо принять в отношении этих республик, заявивших о своей готовности сотрудничать с Россией и не желающих жить в рамках выдуманных после 91-го года государств, более чёткие ориентиры. Внешняя политика должна отвечать праву народа на самоопределение и той воле, которую народы высказывают на своих референдумах. Ведь референдум в Приднестровье - не единственный. Американцы сейчас утверждают, что их предварительное голосование 7 ноября по поводу выборов в сенат - тоже форма референдума. Поэтому в этом смысле Приднестровье не отстало и не опередило других, оно вписалось в подлинно демократический процесс, на который России необходимо ответить.

ИА REGNUM: В международном контексте, с учётом того, что Россию провоцируют на принятие жёстких мер, можно ли сказать, что торговые санкции, которые Россия ввела в отношении к Грузии, - желание избежать войны, а не стремление к ней?

В реальности, война шла все эти годы. Нельзя сказать, что российское руководство пытается избежать войны. Как в молдово-приднестровских, так и в российско-грузинских отношениях, в принципе, война велась все эти годы - как торговая, так и информационная.

Однако стала возрастать степень дерзости небольших марионеточных режимов в связи с тем, что они почувствовали некоторые общемировые процессы. Речь идёт о расширении Европейского союза, включении в его состав государств, выстроившихся за подачками американского империализма, а также о мнимых антитеррористических операциях в Ираке и Афганистане. Когда прямая военная сила США находится рядом, а в геостратегическом смысле это рядом с Кавказским регионом, конечно, режим Саакашвили осмелел.

ИА REGNUM: Мы говорим о том, что Молдавия сейчас выжидает. Однако это не абсолютный тезис. Газета Flux пишет, что "Грузия предоставила Молдавии исторический шанс вырваться из-под русского сапога". Как известно, газета принадлежит лидеру Христианско-демократической партии Молдавии, вице-спикеру Юрию Рошке. По мнению газеты, "Молдавское руководство должно воспользоваться готовностью США и НАТО активно и решительно вмешаться в российские вотчины, особенно если учесть, что за спиной Кишинёва стоит Румыния - верный союзник США и НАТО". В декабре этого года заканчивается мандат миротворческих сил в Приднестровье. Стоит ли ждать каких-либо провокаций уже со стороны официального Кишинёва? Каким вы видите развитие ситуации в целом?

Безусловно, провокации будут, причём провокации разнокачественные и по нескольким направлениям сразу. Однозначно, Приднестровье не видит альтернативы российским миротворцам. Россияне остались единственной гарантирующей наш статус силой. И, что особенно важно, российская миротворческая операция на Днестре не имеет аналогов в мировой военной и политической истории, благодаря ней были прекращены военные действия.

К провокационному пылу и мелким пакостям, всегда свойственным молдавскому руководству, необходимо готовиться со всей серьёзностью. Воронина будут подталкивать радикально-националистические круги к такого рода шагам и безответственным поступкам. Но не исключено, что результатом таких демаршей станет введение санкций по отношению к Молдове, аналогичных тем, что адресованы сейчас Грузии.

ИА REGNUM: Депутаты парламента Молдавии отказались обсуждать российско-грузинский кризис, никто открыто не поддержал Грузию в экономических и политических столкновениях с Россией.

Возможно, это тоже послужило фактором, заставившим Саакашвили отпустить российских офицеров, потому что он не получил поддержки даже в рамках ГУАМ. Всё-таки как в политике Украины, так и Молдавии присутствует двойственность. С одной стороны, хочется укусить, с другой - не хочется негативных последствий.

ИА REGNUM: Никто не отреагировал на столкновение с Грузией открыто. Что мешает России признать Приднестровье?

Это достаточно сложная проблема. Российский политический класс и российские политические круги были втянуты в ряд совершенно не нужных для себя обязательств, которые давали Западу и США. Россия постоянно подчёркивает, что действует в рамках международных соглашений, соблюдая принципы международного права и выдерживая линию согласия с буквой и духом закона. К сожалению, стандарты международного права, которые двояко толкуются враждебно настроенными и по отношению к Приднестровью, и Абхазии, и Южной Осетии, и, собственно, к России государствами, не позволяют ей решительно проводить и декларировать линию на поддержку Приднестровья.

Сейчас геополитическая ситуация складывается так: от российского газа очень много зависит. Насколько Россия использует этот шанс, будет зависеть и преобразование российской политической власти на самом высшем уровне. Не секрет, что приднестровский вопрос может быть отложен, пока не пройдут выборы в Государственную Думу, или, наоборот, использован в качестве определённой платформы на этих выборах. Поэтому очень сложно сделать детальный прогноз. Мы можем высказывать только пожелания со своей стороны и подчёркивать их характер.

ИА REGNUM: Сдерживают ли Россию опасения, что она не сможет вступить в ВТО?

С Всемирной торговой организацией проблема достаточно трудная. В принципе, Россия частично вовлечена в ВТО. Экономическая политика проводится таким образом, что все равно приходится работать с соответствующими мировыми структурами. Грузия, как известно, блокирует вступление России в ВТО, в числе оппонентов и украинское руководство. Тем не менее, экономический аспект следующий - России необходимо рационально выработать концепцию того, с кем необходимо работать и в каких рамках вести экономическое партнёрство. Понятно, что ни Молдова, ни Грузия не обладают развитой экономикой. Эти страны и в политическом отношении являются условными, а уж в экономическом - тем более. Я приведу простой пример: готова ли сейчас Грузия в связи с введёнными Россией санкциями, как и Молдавия, к приёму тех гастрабайтеров, которые выехали за пределы страны? А это в каждой стране более чем миллион человек. Если эти люди вернутся и организуют в той же Молдавии или Грузии огромные массы безработных, фактически зашатаются те самые режимы, которые были выстроены при помощи многосерийных политических игр.

Что же касается экономики России, ВТО - это проблема больше российской политики, хотя Россия могла бы обойтись и без членства в этой организации, и от этого её престиж и имидж не пострадали бы.

ИА REGNUM: Вернёмся к факторам международного признания. Во-первых, не будь провокаций "грузинских ястребов" в отношении России, не будь экономической блокады Приднестровья со стороны Молдавии и Украины, обратила бы Россия такое пристальное внимание на непризнанные республики? Некоторые местные политологи говорят, что господам Воронину, Еханурову и Тарлеву необходимо дать орден за заслуги перед отечеством - то есть Приднестровьем, за то, что они организовали блокаду. Ведь, таким образом, Россия обратила на Приднестровье пристальное внимание.

Несомненно, катализатор в этих ситуациями был. Но нельзя забывать о долговременных личных связях, кровно соединяющих Россию с этими народами. И абхазцы, и осетины, и приднестровцы никогда от сотрудничества с Россией не отказывались, более того, существуют такие прекрасные понятия, как приднестровские россияне, осетинские россияне, абхазские россияне. Лица, обладающие гражданством России, продолжают жить в своих республиках, считая себя гражданами России. В стратегическом смысле Россия продолжала поддерживать экономические связи и личные контакты.

ИА REGNUM: Является ли вопрос о статусе Косово неким сдерживающим фактором для Российской Федерации на пути признания непризнанных государств?

Примеры Косово и Черногории - вопросы, достаточно серьёзно затрагивающие внешнеполитическую ориентацию. Мы видим, что те государства, которые быстрее других получают статус международной легитимности, должны ещё раз поклониться, прогнуться и подтвердить, что они выбирают проамериканский и европейско-чиновничий путь развития.

Однако я посоветовал бы молдавским и грузинским революционерам обратить внимание на примеры Венгрии и Польши в современной ситуации. Падение их этнототалитарных режимов не за горами, рано или поздно они дискредитируют себя отношением к народу, к понятию государства, государственной идеи. Это временные ситуации перед очередным кризисом. И Грузия, и Молдавия, и Черногория надеются решить все проблемы при вступлении в Евросоюз или установлении прочного партнёрства с НАТО. На самом деле это иллюзия, которая, в конце концов, будет раскрыта.

ИА REGNUM: Когда мы упоминаем о признании Приднестровья, мы подразумеваем, прежде всего, признание Россией. Как скоро это произойдёт?

Трудно делать точные прогнозы, но думаю, что в ближайшие два года этот вопрос будет поставлен со всей остротой на повестку дня. Мы должны дождаться, когда вступит в должность новый президент России. Но уверен, что новое президентство не будет антипутинским. А линия на усиление роли России, санкционированная в первую очередь руководством государства, будет продолжена. Усиление влияния и собирание земель становится задачей современного российского государства.

ИА REGNUM: То есть помимо разговоров о том, что Приднестровье интегрируется в российское пространство, будут конкретные шаги?

Здесь главным фактором является то, что мы не имеем непосредственных границ с Россией. Если бы был такой коридор, как у Нагорного Карабаха, наши проблемы решались бы интенсивнее.

ИА REGNUM: Какие средства может и должна использовать Россия для отстаивания своих национальных интересов?

Все, которые нацелены на формирование привлекательности российского государства и российской жизни. Люди, простой народ должен говорить: мы хотим быть в составе России и чувствовать её поддержку, потому что Россия - не только наша родина в прошлом, но и то государство, которое отвечает нашим интересам в настоящем. Конечно, на вооружении должны быть и экономические средства, и средства большой дипломатии и большой политики.

Надеюсь, на очереди решения, которые будут исходить не только от президента, но и от Государственной Думы. Следующее слово - за Советом Федерации.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.