Игорь Мурадян: Жесткая реакция России - США перегнули палку, а Грузии не хватило "команданте"

Тбилиси, 5 Октября 2006, 22:32 — REGNUM  

Игорь Мурадян - эксперт по проблемам региональной безопасности Аналитического центра "Кавказ"

Грузия не готова предпринять реальные действия по предотвращению тех тяжелых последствий, к которым могут привести санкции со стороны России. Даже те тенденции, которые определяют интеграцию Грузии с Западным сообществом и определяют будущую экономическую и социальную "конструкцию" страны, так или иначе, ориентированы на российские рынки и на российские сырьевые источники. Для Грузии важны также не только объемные, но и функциональные параметры грузино-российских экономических связей.

Принимая во внимание темпы роста экономики Грузии и в особенности промышленности, характер и направленность внешних инвестиций, стилистику национального менеджмента и другие определяющие факторы можно обусловливать некую модель экономического развития страны - "невысокие, но реальные темпы роста, при отсутствии стратегических инвестиций и внедрения высоких технологий, приоритетности функций транзита и сервиса". Данная модель обеспечит Грузии некоторое развитие, но оставит страну в статусе развивающегося государства на несколько десятилетий. Параметры данной модели предполагают высокую зависимость от межрегиональных потоков энергоресурсов, сырья, массового потребителя, трудовых ресурсов и информации. Институциональная экономическая и социальная помощь и поддержка Западного сообщества может рассматриваться, как важный инструментарий развития Грузии, но основные рынки находятся на евразийском пространстве, где Россия обладает непосредственными и опосредованными мощными рычагами влияния. Во всяком случае, санкции и ограничения, применяемые Россией могут быть очень действенными. В создавшихся условиях, если Грузии придется адаптироваться к новым условиям, ее руководство будет вынужденно искать альтернативные возможности для жизнедеятельности страны.

При достаточно разумном ведении дел, можно преодолеть некоторые проблемы, хотя, так или иначе, Грузия может потерять не менее пятой части валового продукта, а возможно и до одной трети. Аналогичную ситуацию пришлось наблюдать в Сербии, где руководство этой страны в условиях частичной блокады и дискриминационных мер, сумело диверсифицировать экономику и спасти страну от экономического коллапса. Но Сербия в этот период обладала разнообразной функционирующей промышленностью и высокотоварным аграрным сектором. Грузия обладает немалыми возможностями для диверсификации экономики, ускорения развития малых и интегрированных форм промышленного производства, но если нынешний экономический блок правительства был бы способен осуществить нечто подобное, то это было бы осуществлено ранее. Единственным реальным способом компенсировать возникшие потери стало бы приобщение страны к новым транзитным потокам или получение значительных кредитов на благоприятных условиях, предназначенных для развития реального сектора. Но в данном случае важны организационные решения политического свойства, которые приведут к еще большему участию Западного сообщества на Южном Кавказе. Вряд ли грузинское руководство сумеет принимать достаточно эффективные решения, но за него это могут сделать партнеры Грузии. Это обстоятельство уже в значительной мере окажет большое влияние на ситуацию на всем Южном Кавказе, а также на политику Азербайджана и Армении.

Возникнет новая ситуация, когда жизнедеятельность Армении будет в гораздо большей мере зависеть от США. Несомненно, в данных условиях, Россия и Иран примут решения о предоставлении Армении новых возможностей в отношении коммуникаций, иначе геополитическая ситуация на Южном Кавказе и во всей Внутренней Евразии может измениться кардинальным и необратимым образом. Но проблемы коммуникаций и другие вопросы в Западном направлении для Армении в преобладающей мере будут решаться с помощью США. Для обеспечения восточного и западного направления потребуются некоторые оригинальные технические и экономические решения. Армения накопила значительный опыт адаптации к экстремальным условиям и важно то, что этот опыт имеет не только правительство, но и частные компании. В определенном смысле развитие Армении происходило по некой заданной программе становления экономики с адаптационными ресурсами. Следует отметить, что нынешняя ситуация на Южном Кавказе должна была возникнуть, и вопрос лишь в том, когда это должно было произойти.

Обывательская идея о том, что Грузия горит желанием блокировать коммуникации для Армении лишена оснований. Если Грузия хотела бы это осуществить, это произошло бы давно. Грузии незачем блокировать Армению, тем самым выйти на стартовую дистанцию приобретения для себя статуса сателлита турецко-азербайджанского альянса. Данное блокирование нанесло бы невосполнимый ущерб Армении, но не привело бы к катастрофе. Кроме того, Джавахк оказался бы утраченным для Грузии. Во всяком случае, для восстановления грузинского суверенитета над Джавахком уже не хватило бы нескольких обученных батальонов. Но нет сомнений в том, что США стали бы безальтернативным партнером для Армении в "западном экономико-коммуникационном" направлении. Так или иначе, важнейшие проблемы в этом направлении Армении пришлось бы решать посредством США, как это происходит уже ряд лет по проблеме армян в Грузии, прежде всего, в провинции Самцхе-Джавахети. США весьма заинтересованы, чтобы Армения и армянская диаспора апеллировала бы к Вашингтону по данной проблеме. Теперь следует ожидать существенное усиление влияния США на Армению. Более того, Армения может стать более заинтересованной в некоторых аспектах политики США на Южном Кавказе. Естественно, это никак не может устраивать Россию.

В создавшейся ситуации возможны три сценария, которые в одно и то же время и вполне реалистичны и не реалистичны, учитывая сверх-задачи сторон конфликта в регионе: продолжение длительной конфронтации; частичное урегулирование отношений; снижение уровня конфронтации без попыток урегулирования отношений. Все три варианта похожи друг на друга, но все же два последних гораздо лучше первого, который наиболее вероятен.

Ни у кого не вызывает сомнений, что, независимо от деклараций, сторонами конфликта является "тройка" - США - Грузия - Россия, то есть США стали страной региона, Грузия встала в один ряд с великими державами, а Россия вовлечена в самую настоящую холодную войну, в лучших традициях 50-80 -ых годов. Несмотря на то, что политику Грузии и России нельзя назвать хорошо продуманной, во всяком случае, не ощущается третьего хода, политика обеих стран преследует совершенно ясные цели. Поэтому, некоторая кажущаяся иррациональность в политике России вызвана самыми радикальными намерениями ее руководства, что, по существу, поддержано российским обществом. Нынешние действия России были бы чрезмерно затратными и эмоциональными, если бы она не ставила задачу предотвратить продолжение процесса вступления Грузии в НАТО. Положение усугубилось тем, что, если ранее решение вопроса о вступлении Грузии в НАТО было тесно связано с аналогичной проблемой по Украине, а также с решениями военно-политических вопросов США и НАТО в Черноморском бассейне, то сейчас возникла абсолютно необоронная, а политическая задача "продавить" Грузию и без решения вопроса Украины. До сих пор, несмотря на столь шумные пропагандистские события, вопрос о приеме Грузии в НАТО очень далек от решения.

Если некоторые грузины стали членами престижных клубов, то актуальное грузинское руководство пока не интегрировано в мировую элиту, поэтому оно и поставлено в известность о подлинных перспективах по данной проблеме. Российское руководство считает, что оно достаточно информировано и, конечно же, ставит задачу недопущения Грузии и других стран ближнего окружения в НАТО. Поэтому Россия, видимо, ставит системную задачу и предпринимает адекватные усилия. При этом, если ранее ставилась задача предотвращения вывода российских баз, затем - устранение правящего режима, то теперь - ставится задача изменения геостратегической конфигурации. Именно такова эволюция реакции на политику конфронтации, которая вела Грузия долгие годы. В настоящее время, Грузия уже не занята территориальными проблемами, а в полной мере включилась в глобальную конфронтацию. И это после длительных размышлений грузинского общества о национальной идее. Абхазская и югоосетинская проблемы отбрасываются на третий план, в чем в немалой степени заинтересованы и США, которые не имеют ни рекомендаций, ни представлений о решении данных проблем.

После практического завершения формирования конфигурации энергетических коммуникаций в регионе, США решили немного изменить свое "золотое правило" по Южному Кавказу, то есть отказаться от тотального неприятия возникновения угроз. Американцам показалось, что если они сумели решить свою генеральную задачу - обеспечить транспортировку нефти, то можно и проигнорировать возможные риски - немного накалить ситуацию. У США и Великобритании возникло в России много проблем, и вновь возникло искушение продавить эти проблемы. Причем проблемы эти возникли не в отношении России, а именно в самой России, что связано с наиболее глобальными проблемами регулирования энергетического рынка.

При этом, сегодня вряд ли можно объяснить, что собственно является целью, а что рычагом - давление на Россию или вступление Грузии в НАТО? На этот раз Россия отреагировала чрезмерно жестко и США поняли, что они перегнули палку. Происходит непонимание ситуации не только в Европе, но и в некоторых политических кругах США. Руководители европейских структур вынуждены уклоняться от вопросов СМИ по поводу данных событий. США, несомненно, должны привести ситуацию к стабильности и безопасности, иначе вся их политика тщетна. США придется вернуться к той политике, которую они проводили на Южном Кавказе несмотря на то, что время от времени ряд деятелей в Вашингтоне предлагали весьма радикальные решения.

США и их главный партнер в регионе - Великобритания разработали определенный политический стиль и подходы на Южном Кавказе, предполагающие не тотальные вызовы, а синусоидные проявления тех или иных моментов и пауз давления. Другой режим является опасным и нежелательным для этих держав, которые загнали все локальные интересы, приоритеты и эмоции в одну "идеальную трубу". Южный Кавказ американцы относят к иному миру, нежели, например Ближний Восток или, даже, Центральную Азию, что и обусловливает политический стиль в этом регионе. Вопрос в том, какой ценой придется теперь выбираться из этого болота.

Дело в том, что процессуальная логика подобных событий такова, что, если даже Грузия - не Куба, а совершенно иная страна и общество, то кто-то должен все-таки занять место Фиделя, но для этого нужно быть Фиделем. Где ты команданте?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
23.01.17
2017: год похорон секрета, казавшегося вечным
NB!
22.01.17
Фийон: Россия — великая страна
NB!
22.01.17
Большая часть Абхазии осталась без электроэнергии
NB!
22.01.17
«Челси» легко одолел «Халл Сити» — 2:0
NB!
22.01.17
Условие пересмотра «закона Димы Яковлева» — ответственная позиция США
NB!
22.01.17
Коррупционный скандал в Эквадоре
NB!
22.01.17
Венесуэла: «Оппозиция ослеплена ненавистью»
NB!
22.01.17
Впервые состоится татарская секция в рамках Рождественских чтений
NB!
22.01.17
The Daily Mail: Россия уничтожит британскую армию за сутки
NB!
22.01.17
Серж Саргсян: В закупке вооружений Армения не должна повторять Азербайджан
NB!
22.01.17
Новые «старые» документы ЦРУ: Как воевали против СССР
NB!
22.01.17
Трамп отреагировал на марши протеста в США
NB!
22.01.17
Главным защитником глобализации остался коммунист Си Цзиньпин
NB!
22.01.17
Саакашвили обиделся на украинские СМИ за его фото «в кустах»
NB!
22.01.17
ЦСКА одержал уверенную победу над «Пястом»
NB!
22.01.17
Медведев: антироссийские санкции отменены не будут
NB!
22.01.17
«Ещё никогда армянская сторона не была так близка к своей цели по Карабаху»
NB!
22.01.17
СМИ: британская ядерная ракета Trident провалила испытание
NB!
22.01.17
«На Украине начинается лингвистический геноцид»
NB!
22.01.17
Нагорный Карабах: Алиев не готов повторить «подвиг» Додона
NB!
22.01.17
Инаугурация Трампа: выиграно сражение, но не битва
NB!
22.01.17
Папа Римский: о Трампе судить преждевременно