"Мы помним, как украинские националисты воевали против Абхазии": интервью премьер-министра Абхазия Александра Анкваб ИА REGNUM

Гагра, 2 октября 2006, 20:31 — REGNUM  ИА REGNUM: 30 сентября Абхазия праздновала День независимости. Кто разделил ваш праздник?

К нам приехали выразить солидарность представители общественных организаций Крыма, Южной Осетии и Приднестровья. У нас с этими народами общая история, и не только современная. Когда крымчане говорят о том, что каждая пядь крымской земли полита кровью русского солдата, я бы хотел обобщить - кровью советского солдата. В Крыму погибло много наших земляков и жителей других республик Советского Союза. При этом, конечно, основная доля тяжести той войны легла на русский народ.

Встреча с представителями молодежных организаций непризнанных республик и Крыма дала мне очень много интересной информации. В том, что рассказывали ребята, я почувствовал, что объединяет нашу молодежь. Это любовь к своей земле, к своей родине. Это тот патриотизм, духом которого пропитаны не одно поколение людей: наши отцы и наши деды - уже прадеды сегодняшней молодежи. Это хорошо, что традиции продолжаются. На мой взгляд, ситуация в Крыму, Абхазии, Приднестровье и Южной Осетии все-таки не однотипная. Но надо подчеркнуть главное: молодое поколение совершенно не безразлично к тому, что происходит у них на родине.

Нам говорят, что мы прошли через горнило войны с Грузией. А ведь в августе 1992 года молодежь и даже совсем юнцы пошли воевать вместе со своими отцами. Многим мальчикам было по 14-16 лет. Это, конечно, достойно истории Абхазии. Мы совершенно не хотим, чтобы наши парни воевали, но вместе с тем мы осознаем их стремление: в любой момент встать на защиту своей родины. Когда начались кодорские события, то в бывшем шахтерском городе Ткуарчал, как рассказывали местные руководители, во время созыва резервистов нашего ополчения в военкомате записываться в очередь стали мальчики 9 - 10 классов. Конечно, их выпроваживали из военкомата, но то, что они сами туда шли, уже характеризует их. И будущее - за ними. Совсем не далеко то время, когда они заменят старших во многих сферах нашей жизни: в управлении, в политике, в экономике. Важно, чтобы молодые люди наших республик учились, знали экономику, политологию, языки и были физически хорошо подготовлены. Если судить по тому, что я услышал из общения с этими ребятами, то их устремления направлены не против кого-то, а за мир, за порядок, за землю, за демократию, за родину.

ИА REGNUM: Под красивыми лозунгами "За мир", "За родину" могут использоваться не всегда адекватные действия. Всегда ли необходим радикализм?

Из общения с ребятами, поверьте, у меня не сложилось впечатления, что в Крыму, например, молодежь занимается только сожжением флагов, чучел, чего-либо еще. Это, видимо, только одна из составных частей молодежной деятельности, направленная на то, чтобы обращать внимание на проблемы. Во всем мире известны такие акции протеста. Главное, на мой взгляд, чтобы эти акции, не были реакционными, злобными. Должен быть смысл, который совпадает с целями и сутью людей, которые там живут.

Обратите внимание: у наших молодых абхазов, которые активное участие принимали в нашей выборной кампании, где было достаточно жесткое противостояние, не было злобы и ненависти. Это нас радовало, потому что никакая акция, никакая кампания не стоят того, чтобы их исполнители были пронизаны такими отрицательными чувствами. Но я бы мог привести множество примеров - и в России, и на Украине, и где угодно на постсоветском пространстве - какие крайне негативные последствия могут иметь реакционные действия.

ИА REGNUM: Думаете ли вы, что к реакционной деятельности можно отнести и информацию?

Конечно, заметно соперничество отдельных СМИ. Но мы в Абхазии не стараемся своей информацией кого-то разозлить или оскорбить. Главное, чтобы информация была своевременна и правдиво доносила суть события и до прогрессивной общественности, и до оппонентов. А если пытаться манипулировать общественным сознанием, то вся ненависть и злоба впоследствии могут иметь откат. В общем, решать проблемы ненависть и злоба не помогут. Более того, они мешают авторитету любой организации.

ИА REGNUM: Представители общественных организаций молодежи непризнанных республик и Крыма, решивших объединиться в единый фронт "Прорыв", здесь, в Сухуми, встретились впервые. Как вы оцениваете стремление молодых людей к объединению этих республик?

Их контакты достойны похвалы. Это очень важно, что они нашли возможность общаться, чтобы лучше знать друг друга, историю наших регионов, как прошлую, так и настоящую. Такое взаимопроникновение в истории, культуре, науке и искусстве очень полезно нашим республикам. Когда говорят о Крыме, у меня возникают свои ассоциации. Это и то, что Крым имеет богатую историю, и часть ее - общая с нами; и то, что я бывал в Крыму; и то, что у меня там друзья до сих пор. Но, например, для моего племянника, которому сейчас 17 лет, Крым - это неизведанная территория, как, к примеру, и Рязанская область. Ему пока не довелось там бывать. Но тут я ставлю вопрос: а доведется ли вообще? И когда? Чтобы в какой-то степени реанимировать наши прерванные отношения, подобного рода контакты молодежных организаций очень ценны. Мы их приветствуем и обязательно будем поддерживать. И как бы нам ни было тяжело, мы всегда можем найти какие-то финансовые ресурсы для организации таких встреч в Абхазии. Места для общения, спорта и отдыха у нас есть. В летние месяцы можно разбить небольшой палаточный городок и очень полезно провести время.

Кстати, нужно не только политическими акциями заниматься, но и познавательными. Узнать, что это за земля - Абхазия, что за история у этой республики. У нас есть достаточно много интересных мест, связанных с историей христианства, историей православия, историей восточного Причерноморья. Это Афонская пещера, озеро Рица, курорт Пицунда. У нас есть христианские храмы VI века. Было бы интересно ребятам побывать в абхазской деревне, в абхазской семье, посмотреть, каков быт, специфика кухни, как работают люди, как они мыслят. И нашим молодым людям было бы интересно соприкоснуться с историей и жизнью других регионов. Я всецело за это. Я пока в достаточно малой степени информирован о том, как живет и чем занимается молодежная организация Крыма "Прорыв". Знаю, лишь по тем событиям, которые были связаны с заходом в Феодосию иноземных военных. Но, скажу вам, это было эффектно. Это было с большой отдачей. Иногда смотря в "ящик", я себя ощущал в гуще митингующих, в гуще демонстрантов, в гуще пикетирующих, потому что во мне тоже живет частица нашей общей истории. Так вот меня сильно это задело, что янки пришли. Они приходят и диктуют нам свои условия. Потом из-за их режиссуры братские народы начинают выяснять: чьи где маяки; чьи где причалы; чья где территория; как вести себя русским морякам в Крыму. И вдруг они получили, если по-нашему сказать, по-русски - поясок. Отменно, что люди всех возрастов, все поколения подключились и с такой настойчивостью, не жалея себя, проводили эти акции. По информации наших коллег я также хорошо знаю, чем живет молодежь Южной Осетии, как она проявила себя не так давно при защите своей независимости. Знаю о том, насколько высок дух патриотизма в Южной Осетии. Конечно, это достойно уважения.

И к приднестровцам у нас также особое отношение. Эта территория нам близка, потому что близки нам эти люди. Когда мы защищались от нападения Грузии, приднестровцы на абхазской земле проявили себя героически. Пусть число их было небольшим, но это достойно большого уважения. Я лично знал многих граждан Приднестровья, которые по зову сердца пришли защищать братский народ Абхазии.

ИА REGNUM: Какие сейчас у вас взаимоотношения с республиками?

Недавно у нас проходил саммит президентов трех наших республик. Достаточно интересно и плодотворно прошел он. Мы подписали серьезные документы о сотрудничестве. Недавно с рабочим визитом наша делегация побывала в Приднестровье. Были достаточно интересные встречи с представителями руководства республики и на предприятиях, в трудовых коллективах. Наши наблюдатели были на референдуме в Приднестровье. Мы знаем, как организованно проходил референдум, какой порыв был у приднестровцев выразить свое волеизъявление. Да цифры сами за себя говорят - более 97 процентов за вхождение в состав России. И, наверное, показательно для Молдовы то, что немалое число среди принявших участие в референдуме составляли молдаване. Сейчас к нам приезжают представители Приднестровского парламента и Министерства просвещения республики Приднестровья. Мы собираемся подписать соглашение о сотрудничестве в области науки, культуры, спорта и просвещения. Такие отношения мы непременно будем укреплять и дальше.

ИА REGNUM: Абхазия - первая среди непризнанных республик провела такой референдум и, видимо, это обязывает вас поддерживать на референдумах народы Южной Осетии и Приднестровья?

У нас референдум проходил в 1999 году, когда народ Абхазии выразил свое отношение к развитию республики, к тому, что мы будем строить свое независимое, правовое, демократическое государство. У абхазов цель одна. Во имя этой цели сложили головы около трех тысяч наших сыновей и дочерей, отцов и матерей, братьев и сестер. Их память священна. 27 сентября мы отмечали день освобождения Сухуми. А главный день в череде этих праздников - 30 сентября, День нашей независимости, день окончания войны, день Победы. Парк славы, в центре нашей столицы, - это символ этой победы, то место, которое свято для каждого из нас. Таких захоронений как там, к великому сожалению, у нас, в Абхазии много. Эта война коснулась практически всех. На встречах в школах и вузах мы видим, что молодое поколение предано этому подвигу и готово и впредь служить своей отчизне. Это та реальность, которая нас вдохновляет.

ИА REGNUM: Какие различия вы бы хотели отметить среди непризнанных республик и Крыма? Например, вряд ли так остра проблема межнациональных отношений в других регионах, как в отношениях между славянами и крымскими татарами вследствие политики меджлиса.

В наших республиках есть много специфики. Есть проблемы, которые непосредственно не касаются всех наших регионов. Есть проблемы, по которым мы не высказываемся, не обнажаем свою позицию. Так, я не хочу углубляться в полемику по крымским татарам, считая, что это очень тонкая материя. Я никому ничего не рекомендую. Я просто рассуждаю вслух.

Есть судьба татар. Она была обусловлена тем, что было у нас в Советском Союзе. Вы знаете, что с ними случилось, и кто это сделал. Я думаю, что я в своем мнении в этом вопросе не одинок. Есть родина, есть земля, на которой ты родился, и у тебя должно сохраняться право жить на этой земле. И, прежде, чем давать оценки, надо всегда отталкиваться от исторической действительности и объективности, чтобы не наломать дров, чтобы не испортить мир. Я недостаточно хорошо знаком с той ситуацией, которая возникла в Крыму, но я бы хотел, чтобы в Крыму не было проблем. Крым очень красивый край. Эта земля достойна того, чтобы там люди жили в мире и согласии.

Проблем такого рода много везде. Там, где эти проблемы решаются мудро, там все хорошо. Там, где эти проблемы решаются грубо, без анализа и оценок, там обязательно к имеющимся проблемам добавятся новые. Абхазы через это уже прошли. На этой земле, где мы сегодня находимся, наше старшее поколение сталкивалось с этим, когда бывшая политическая система Грузии в 30-х-40-х годах пыталась лишить нас языка, возможности учиться в абхазских школах, иметь свою письменность, историческую память. Все, что тогда делалось такими методами, в августе 1993 года вылилось в попытку физического уничтожения абхазов. Все, от историков до политиков, должны всегда очень взвешенно и аккуратно оценивать подобные события и, тем более, действовать.

ИА REGNUM: В Абхазии сегодня русских стало проживать значительно меньше. Означает ли это, что изменилось и отношение к каким-либо проявлениям "русскости" и к самой России?

Конечно, многое изменилось на постсоветской территории. Но у нас практически не уменьшилось количество русских школ. Русских школ у нас 51 из 170 и 17 школ - русско-абхазских. Даю вам слово, что на постсоветском пространстве вы не найдете таких примеров, где бы все было так сохранено. Вы везде в Абхазии слышите русскую речь. У вас здесь нет проблем в общении. И у нас есть потребность эти традиции сохранять. Мы поддерживаем очень тесные отношения с Россией. После развала Советского Союза мы все время стараемся эти отношение не прерывать. Сегодня эти отношение достаточно высоки. И это при том, что есть много проблем в связи с существующими в природе документами, которые после войны блокировали Абхазию. Сейчас многие из них уже не действуют, а потребность в общении, в укреплении отношений с Россией ощущалась всегда. В свою очередь российское руководство, особенно в последнее время, много сделало для Абхазии. Например, ежемесячно Россия выделяет нашим пенсионерам в суммарном выражении 40 миллионов рублей. Если бы мы пытались самостоятельно осилить подобные цифры, то поверьте мне, для нас это было бы бременем не подъемным. У нас годовой бюджет составляет всего 901 миллион рублей. Кроме того, российские фонды помощи соотечественникам каждый год выделяют достаточно крупные суммы денег на различные социальные программы. Когда вы въезжаете на территорию Абхазии, то видите, что дорожники кладут асфальт. Кладут качественно и уже проложили его в Гагру. Вот это - деньги российского Фонда помощи соотечественникам. И деньги достаточно большие. Самостоятельно провести такую работу мы вряд ли бы смогли.

В этом году мы получили 200 тысяч учебников для наших школ от российского правительства при поддержке Министерства иностранных дел и других ведомств. Если говорить о рыночных ценах, то в среднем каждый учебник обходится семье до 180 рублей. Для семьи, в которой несколько школьников, это достаточно дорого. Помощь России в этом для нас весома. У нас хорошие контакты с Правительством Москвы и с Юрием Михайловичем Лужковым. Постоянно в течение нескольких лет нам оказывается существенная помощь. Две тысячи тонн битума - на более чем миллион долларов. Подарены троллейбусы и техника. Оказывая помощь в лечении, департамент здравоохранения Москвы еще не отказал нам ни в одной нашей заявке. Все это очень большие деньги. Я могу привести примеры помощи нам и от других регионов России: это и Ростовская область, и Краснодарский край и другие. Помощь их, надо отметить, существенная, особенно с Кубани, откуда мы получаем зерно. Мы с большой благодарностью принимаем эту помощь. Недавно у нас была встреча с нашей молодежью - выпускниками российских вузов. Их очень много. Они получили в России блестящее образование, многие учатся в аспирантуре, многие "защитились". Многие по рекомендациям российских вузов выехали в дальнее зарубежье и продолжают обучение там. И мы ежегодно продолжаем получать на учебу лимиты. В этом году мы тоже отправили 52 человека. И, как вы понимаете, все это для нас бесплатно. Для нашего будущего это большая поддержка. Как видите, примеры наших взаимоотношений с Российской Федерацией очень убедительны. Такие контакты мы будем только укреплять.

ИА REGNUM: Какие у вас взаимоотношения с Украиной?

Я в беседе с молодежью непризнанных республик и Крыма отметил, что выступаю за то, чтобы они общалась, поддерживали контакты, обменивались информацией и ездили бы друг к другу в гости (если пограничники пропустят). Я знаю массу примеров, когда поезд "Москва - Адлер" шел через Украину, и у граждан Абхазии с паспортами советского образца всегда были проблемы во взаимоотношениях с украинскими пограничниками. Проблемы были очень жесткие. Мы по этому поводу, конечно, неоднократно возмущались. Своим друзьям и знакомым я всегда рекомендовал не садиться в этот поезд, а ехать прямым рейсом. Ну что же теперь делать? Я не даю оценки нашим отношениям с Украиной. У нас их практически нет. Никаких отношений. Но мы помним о том, как представители украинских организаций вместе с вошедшими к нам войсками госсовета Грузии воевали и пытались захватить нашу землю. Мы это помним. Поэтому, когда раздаются призывы о том, чтобы заменить миротворческие силы России на смешанные миротворческие силы, в составе которых будут состоять военнослужащие Украины, мы говорим им: извините, не шиша из этого не получится. Мы знаем, как украинцы вели себя здесь. Но многие из них и получили здесь по заслугам. И сейчас горячие головы заявляют, что снова готовы воевать против нас. Но мы попросили крымчан передать им, что лучше есть наваристый борщ дома, чем оказаться где-то в тяжелой ситуации. Мы же не вмешиваемся в украинские конфликты и в их политические процессы. Какая им надобность вмешиваться в наши взаимоотношения с Грузией? Это наше дело. Мы здесь сами выясним свои отношения!

ИА REGNUM: Что из предложений молодых представителей непризнанных республик и Крыма вам показалось актуальным?

Прорыв информационной блокады наших регионов. Проигрываем мы пока в этом серьезно. На саммите президентов Южной Осетии, Приднестровья и Абхазии, на рабочем совещании эта тема поднималась неоднократно, и в контексте молодежной политики, в частности. Сегодня наши абхазские сайты, к великому сожалению, очень бедны информацией. В этом у нас "позднее зажигание". Грузинские же источники мгновенно на весь мир запускают информацию, и, в большинстве своем, ложную. Они оперативно реагируют на все. Мы этого делать не научились. Будет у нас поставлена информация так как надо, и тогда европейцы будут о нас знать больше. Все, кто приезжает к нам из Европы, симпатизируя нам, прямо говорят: вас не слышно. Это так и есть. Это наше упущение.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.