Игорь Мурадян: Кризис "непризнанности" и карабахский "заповедник"

Ереван, 27 сентября 2006, 13:09 — REGNUM  

Кризис "непризнанности"

Непризнание новых независимых непризнанных государств уже невозможно в условиях свободы и общепринятых норм демократии.

Если ранее международное сообщество относилось к непризнанным государствам как к временным явлениям или почти как к событиям, то сейчас их существование стало значительной проблемой. Не все проблемы имеют решения, не все проблемы следует рассматривать так, как будто они подлежат решению. Что вообще подразумевается под решением? Обречение данных народов на депортацию или вымирание под эгидой внешних сил и в условиях ложных гарантий? У данных народов, бросивших вызов постколониальной системе, доживающей последнее десятилетие, нет иного выхода, как продолжать борьбу за свою политическую независимость, а значит за существование. Феномен "лишних" не нов в истории и политике. Клуб "благополучных" неоднократно обрекал некоторые народы на неполноценное политическое и гражданское существование, причем это происходило при различных политико-идеологических системах. Ничто не может быть столь предпочитаемым, как "лишние" народы и нации. Международное сообщество подвержено ощущению "усталости" и "равнодушия" к таким проблемам. Главной задачей международного сообщества или части его в отношении к "лишним" народам было - навязать некую систему отношений, в рамках которой данные народы были бы обречены на объективное вымирание.

Предлагаемый карабахским армянам "референдум" представляет собой попытку навязать им некую систему обязательств, когда решается главная задача, а сама проблема гаснет в условиях нерешенности. Данный тезис о "референдуме" был навязан и даже привит политическому руководству Армении после тщательного изучения внутренней политической обстановки и политической перспективы.

Наиболее болезненной проблемой международного сообщества является вовсе не возникновение прецедента обретения независимости и свободы, а утеря права называться демократиями в тех условиях, когда непризнание данных непризнанных оборачивается апартеидом, расизмом и тем, что любые маргиналы могут обвинить самых, самых, самых демократов в проповедовании вот этих вот неприглядных идеологий. А если, к этим аргументам добавляется еще и фактор нефти, который выпирает из всех дыр современной демократии, то тут уже вообще не жизнь. Нефть - вещь страшная для системы политических стандартов и обвинения в нефтяной зависимости могут привести к большим скандалам, если принять во внимание у какого количества европейских чиновников в карманах акции нефтяных компаний.

Но не все так мрачно.

Непризнанные государства в последние годы, несомненно, сумели достичь немалого в социальном и экономическом развитии, что является условием их успешной жизнедеятельности. Жесткая геополитическая игра, которая ведется в обширном "поясе", обеспечивает им выживание. Они используются в различных конкурентных стратегиях, причем конфронтация происходит далеко не только между США и Россией, а во многом между США и ведущими европейскими государствами. Ведущие партнеры Грузии и Азербайджана - США и Великобритания не находят аргументов, чтобы разъяснить этим государствам Южного Кавказа, что известные территории навсегда утрачены для них (различия лишь в том, что для Азербайджана они были утрачены с самого начала драки, а для Грузии несколько позже). Испытывая надежды на продавливание своих схем "урегулирования", США и Великобритания пытаются исподволь убедить своих партнеров по кавказской "керосинке", что именно им и есть резон примириться и жить самодостаточной национальной жизнью. Поведение Минской группы и санкционированный перенос арены "урегулирования" в ООН стали кадрами одного сценария - дать возможность Грузии и Азербайджану убедиться в том, что как-то неудобно убеждать столь откровенно и нарочито. Приходилось слышать от экспертов, обслуживающих различные правительства следующее: "чем незначительнее государство, тем больше оно озабочено проблемой своего суверенитета". Крупные государства не волнует проблема суверенитета. При современном мировом порядке суверенитет есть всего лишь функция от конфликта, явного, латентного, локального или глобального, но конфликта. Невозможно рассматривать категорию суверенитет не релятивистским образом. Невозможно рассматривать суверенитет в отрыве от мировых конфронтационных линий. Иначе, суверенитет предстает, как очень "идеальная реальность", почти сюрреальность. Это очень важно для наших рассуждений об очень конкретных задачах.

Европейская политическая традиция и культура противоречит тенденции размыва конструкции государства и усиления неопределенности категории государства. Европейцы предпримут все возможное и невозможное, а отдельные политические круги в Европе пойдут на любое политическое и религиозное преступление, чтобы не допустить возникновения новых государств революционным путем. Российская политическая элита, все еще находясь на распутье и под влиянием вышедших в тираж политиков, имеющих мелкие личные интересы, пока не готова предпринять решительные шаги в политике неумолимо вторгающегося века. Наиболее двусмысленной выглядит политика США. Нанесшие последний удар по колониальной системе, США не могут остановиться и не завершить эту невольную миссию. Вместе с тем, для США совершенно безразлично, что будет происходить с отдельными государствами, которые не в состоянии оградить свою, так называемую, территориальную целостность. США пришли в регионы Центральной Евразии на несколько десятков лет и пробудут здесь ровно столько, сколько из данных регионов будет поступать нефть. Все остальные цели и подцели являются только сопряженными, вопреки амбициозным доводам местячковых политологов, так желающих представлять свои страны и самих себя более значимыми. Геоэкономика пришла на место геополитики.

Этих условий и обстоятельств вполне достаточно, чтобы непризнанных государств становилось все больше, и они имели бы возможность интегрироваться в процессы международного разделения труда, в гораздо более ускоренном темпе формировали бы институты государственности и гражданское общество. Бывшие метрополии стали заложниками не только своей зацикленности, но и международной политики. Ни одно из бывших метрополий не в состоянии решить эти проблемы военным путем, не уничтожив при этом себя, причем весьма предметно и конкретно.

Теперь о более насущных задачах.

Карабахский "заповедник"

Все ли столь позитивно-фатально для Армении? Вовсе нет. Важнейшим ресурсом Армении является либеральный политический национализм, благодаря которому существует, и будет существовать армянское государство. Но политический национализм, либеральный или не совсем либеральный не пустой звук политических партий-пустышек, заседающих в парламенте, а активная деятельность. Данная проблема включает множество задач внутреннего и внешнего политического свойства. Попытаемся привести те угрозы, которые все более усиливаются в сфере национальной безопасности.

В Карабахской провинции прекрасные условия для организации природно-климатического заповедника и, видимо, это обстоятельство повлияло на решения в Ереване, относительно полного блокирования Нагорно-Карабахской Республики во внешней политике. У НКР отнято право даже голоса, республика, созданная в результате крайних форм национально-освободительной борьбы, оказалась безгласным образованием заповедного свойства. Недавно человек, играющий роль министра иностранных дел НКР, в полной мере признал эту данность, отметив, что "Армения дает возможность НКР заниматься внешней политикой". Столь вопиющий абсурд трудно представить. Ответственные и не очень ответственные лица просто не представляют, что они говорят. Не секрет, что администрация НКР совершенно не располагает информацией и не имеет представления о том, что происходит в мире, даже в части их проблемы. При столь разветвленной диаспоре, и при таком многообразии симпатизирующих политических экспертов, можно было бы не только обладать критическим объемом информации, но и передавать ее МИДу Армении (если попросят). По свидетельству сотрудников МИД Армении, "в принципе мы могли бы предоставить НКР необходимую информацию, но от Степанакерта ни разу за столько лет не поступило такого запроса". В ответ, в Степанакерте утверждают, что их "держат в черном теле и не предоставляют даже элементарной информации". Кому, при этом, верить? Верить не нужно ни тем и не другим, а тем, кто профессионально оценивает эти обстоятельства и передает сведения об этом абсурдном положении своим правительствам. В этой нелицеприятной истории прав как всегда президент Р.Кочарян. При всех спорных моментах, с какой стати он должен предоставлять степень свободы бездеятельным, безответственным, не в меру ленивым и эгоистичным степанакертским политиканам. Эти люди даже не в состоянии организовать тушение пожаров, в результате которых НКР потерпел ущерб в 2 - 2,5 млн. долл. (столько же, сколько собирается на марафонах по "сбору колосков" в "Лос-Анджелосе" - авт.).

Не так давно, из ряда непризнанных государств НКР весьма разительно отличалась по уровню парламентаризма, правовой системе, экономической и социальной ситуации. Но эти преимущества объяснялись не столько деятельностью властей, а тем, что другие непризнанные государства не имели данного общественного и культурного потенциала. Теперь, НКР стал аутсайдером, хотя бы в сравнении с Абхазией или Косово, которые стали образцами "непризнанности". Абхазия привлекает внимание не только процессами переговоров, но внутренними социальными процессами. Отбрасывая все иные обстоятельства, Абхазия провела вполне достойные президентские выборы. Не без труда определенным экспертным кругам в Европе удалось убедить ПАСЕ и Еврокомиссию не прибегать в 2005 году к формулировкам о неправомерности парламентских выборов в НКР. Это был кредит доверия, который, возможно, стал бы началом "признания прав на суверенитет". В результате в НКР избран совершенно недееспособный парламент, заведомо снявший с себя политическую ответственность. В условиях формального парламента, президент А.Гукасян раздумывает о возможности своего президентского третьего срока, что станет началом политической катастрофы для карабахского армянства. Об оценках международного сообщества не стоит и сомневаться. В Европе только этого и ждут, а американские сенаторы всегда готовы поддержать выборы в НКР. Времени для рассуждений не остается, и нет никаких надежд на "выбор совести" в НКР. Нынешней административной команде в НКР незачем и совершенно нежелательно предоставлять право и возможности заниматься внешнеполитической деятельностью. Из этой безнадежно запоздалой затеи ничего путного не выйдет, а получится уродливая совокупность невнятных заявлений и конвульсий. Не только нынешняя административная команда, но и все в Степанакерте, кто заикается о своей причастности к политике, должны убедительно покаяться за многолетний беспредельный конформизм и откровенное предательство национальных интересов. В создавшихся условиях президенту Р.Кочаряну следует не предоставлять НКР право на внешнеполитическую деятельность (нужно ли доигрывать проигранное), а своей волей привести НКР к досрочным парламентским и президентским выборам. Не может быть никаких иллюзий, нынешняя администрация в НКР стала не просто бесполезной, она опасна. Если в Армении весь этот поток крайнего эгоизма, так или иначе, проходит некий фильтр, то в НКР этого фильтра нет и это очень опасно. Последнее слово за президентом, а в Армении один президент на два армянских государства, пока вот так.

Не далеко от администрации ушли и банальные компашки, которые называют себя политическими партиями. В авангарде декаданса в НКР оказалась местная организация АРФ "Дашнакцутюн", идущая на поводу у кого угодно. АРФ "Дашнакцутюн", к сожалению, добровольно отказался от самостоятельной деятельности и, видимо, сойдет с политической арены. Что же говорить о таких, с позволения сказать, партиях как "Жам", "Свободный Арцах" и другие. Данная ситуация в НКР не могла не отразиться на отношениях НКР с политическими кругами в Ереване. Политические партии в большой столице весьма цинично относятся к администрации НКР, и к каким либо политически активным группам в Степанакерте. Эти деятели находят взаимопонимание только у отбросов карабахского этноса в Ереване. Рано или поздно (и получилось, видимо, слишком поздно), официальный Ереван обратится к необходимости вовлечь НКР во внешнеполитический процесс. Но для эффективного участия во внешней политике необходимы две составляющие: действительно самостоятельный субъект, пусть не признанный, но самостоятельный - это более важно; достаточная демократичность общества и процесса принятия решений. Иначе внешнеполитическая функция окажется тщетной.

Вместе с тем, бесконечно обвинять власти совершенно бесполезное занятие. Армянскому народу карабахской провинции предстоит продемонстрировать свою способность преодолеть сложившуюся косность, мелкопоместные порядки и взять судьбу своей Родины в надежные карабахские руки. Армения стала ярким примером, когда политические партии, созданные на мешках денег или на привязи к власти, становятся ущербными и не способными решать задачи. Такие партии бесславно исчезают, не оставляя следа в истории. Рассматривая нынешнее карабахское общество, можно придти к выводу о создании новых политических партий, преимущественно центристского типа. Принимая во внимание масштабы НКР, политические организации численностью 150 -250 человек могли бы оказывать существенное влияние на общественно-политическую жизнь страны. В НКР выросло новое поколение в условиях национальной и социальной свободы, испытывающее желание включиться в политическую жизнь. Прежние общественно-активные слои населения сошли с арены, но обладают историческим и политическим опытом и так же могли бы оказывать влияние на общественную атмосферу. Возникли новые социальные группы, прежде всего бизнесмены, которых пока втащили в бесполезные группировки. Вместе с тем, предприниматели, многие из которых участвовали в освободительной войне, несомненно, разделяют патриотические взгляды. Прекрасные результаты местных выборов 2004 года продемонстрировали, насколько эффективной может быть выборная система, если власти не пользуются пресловутой "вертикалью" для продавливания своих позиций. Однако было бы более чем наивным полагать, что власти, изрядно напуганные результатами местных выборов, допустят естественный ход событий. Но данные выборы 2004 года стали жестоким уроком для карабахского общества и лидеров оппозиционных группировок. Политики и не политики в Степанакерте решили, что будущие парламентские выборы у них в "кармане" и прошляпили их, как несмышленые младенцы. Власти просто надсмехались над ними, одновременно завербовав некоторых из их лидеров (и поделом). В настоящее время в НКР нет партий, ни правящих, ни оппозиционных, при этом так называемые оппозиционеры выглядят непригляднее, чем так называемые правящие.

Но не во всем виноват лишь Степанакерт, поговорим и за большую столицу, которая, превратив НКР в "заповедник", лишив себя возможности маневра, испытывая нужду в большой отмашке, оказалась в довольно жесткой ситуации, когда никто, даже папа Ж.Ширак, не верят в то, что Ереван не способен в чем-то уговорить Степанакерт. Хотя убедить в этом всех можно буквально за один день и это будет адекватно.

В традициях правительства Армении относиться к МИДу, как к обычному министерству, каких немало в нашем королевстве. Талейран говорил, что "при Императоре министерство иностранных дел не нужно, нужен только министр". Министерство иностранных дел Армении находится в удивительной гармонии с политическим руководством, правительством, парламентом, гражданским обществом, со СМИ и вообще с обществом, с народом нашим, который, видимо, испытывает полное доверие к отечественным дипломатам. Эта обычность является издалека идущей славной традицией, которая была утверждена еще при предыдущем (блаженной памяти) президенте. Вроде бы в качестве внешнеполитического стиля была выдвинута идея комплементаризма. Надо сказать, это прекрасная идея в рамках ограниченных политических и экономических ресурсов. Гораздо более крупные державы, время от времени, терпят неудачу и явное поражение на международной арене. Таких примеров можно привести множество из внешнеполитической практики, например, Турции, не говоря уже об Азербайджане или Грузии. МИД Армении не сумел обеспечить решения базовой задачи - простое понимание того, что происходит во внешней политике. МИД не в состоянии понять интересы, подлинные цели и задачи ведущих держав, не способен отделить приоритеты от целей, верно и правдиво разъяснить президенту республики происходящие процессы. Долгие годы политическое руководство республики получало от МИД искаженное изложение внешних вызовов и сигналов.

МИД навязал президенту определенные подходы в так называемом процессе урегулирования карабахской проблемы, прививая неадекватные представления о якобы имеющем место внешнем политическом давлении, о сложности различных промежуточных переговоров, о возникновении новых внешних угроз.

Армения вынуждена была неизменно идти в фарватере тех условий, которые навязывались Азербайджаном, участвовала в переговорах, которые приводили к укреплению внешнеполитических позиций Азербайджана. Нередко, в выступлениях главы МИДа звучали панические нотки, общественности внушались мысли о якобы возникших тупиках и необходимости компромиссов. Так и не было разъяснено ни широкой общественности, ни правящей команде, ни парламенту истинные проблемы и ожидаемые внешние угрозы. Благодаря МИДу был разработан весьма вредоносный подход, который заключался в принятии любого предложения, которое приводило бы к утверждению столь порочного принципа, как "территории на признание". Данный принцип, вернее абсолютное отсутствие принципов, уже представляется достаточно ущербным. Но проблема в том, что данная столь желанная для армянских дипломатов формула не может быть удержана на этом видимом уровне "политической респектабельности". На самом деле данная формула трансформируется в другую - "территории в обмен на то, чтобы от нас отстали". Более конъюнктурную, бестолковую и опасную позицию трудно представить. Конечно, методы работы и стиль нынешнего главы МИДа Армении нельзя сравнить с тем пацанством, что имел место в МИДе во времена Раффи Ованесяна, который был чрезмерно самоуверенным, но и сейчас страховка весьма сомнительна.

Армянские СМИ то ли от недомыслия, то ли вполне осмысленно стремятся представить МИД Армении, как некую подручную контору, которая не несет ответственности за внешнюю политику. Но кто же в этом случае занимается внешней политикой. Эта впечатление вполне устраивает МИД, который не пытается подчеркнуть свою роль в политике "капитуляции". Между тем, именно МИД утвердил во внешней политике в применении к карабахской проблемы принцип отсутствия пределов компромисса. Президент Армении заявляет о тех условиях, с которыми Армения выходит на переговоры, но на следующий день в переговорах рассматриваются такие вопросы, как территориальные уступки, возвращение иноязычного населения на места прошлого проживания, ввод миротворцев в зону конфликта. Создается впечатление, что МИД совершенно игнорирует позицию президента. Может быть, эта версия не лишена оснований, а президент оказался заложником "феномена профессионализма дипломатической службы"? Наряду с этим, хорошо бы рассмотреть роль буквально ближайшего окружения президента, то есть, президентской администрации в формировании некоторых мнений. У Эдгара По есть такое наблюдение: "Привидения это только и только продукт нашего сознания, но почему же приведения появляются в определенных местах". В Армении есть вопиющее несоответствие между местом события и причиной события.

Самым верным решением в данной ситуации стало бы утверждение одной единственной позиции - "последнее слово за президентом". Это, может не самое эффектное, но верное решение. И оно вскоре станет необходимым.

Карабахскому обществу после нескольких лет атаманства и режима "степанакертского казачества", а также после затянувшегося нынешнего абсурда отсутствия политической субъектности, предстоит пережить этап "предстоящего референдума" под юрисдикцией Азербайджана, с которым готовы согласиться ереванские политиканы. Согласиться с тем, что карабахский армянский народ жил бы в городе Ханкенды. Нет другого пути, кроме, как повторного приобретения независимости. Так хочется замкнуться в своем удобном, уютном кругу степанакертских нардистов и бильярдистов, заниматься своими фазендами и кооперативами, просматривая по утрам сайты "Карабах опен" или "Лрагир", получая кайф от какого-нибудь мелкого скандальчика местного значения. Проснитесь люди, вы когда-то бросили вызов огромной империи, неужели будете безучастно наблюдать, как, местячковые политики решают вашу судьбу?

Армения стоит перед новым "историческим" этапом неопределенности, когда выборная система может оказаться под полным контролем нуворишей. Остается непонятной внешнеполитическая перспектива. Внешним партнерам не нужна сильная, политически адекватная Армения. Складываются идеальные условия внешнего контроля над Арменией, в том числе со стороны различных неформальных группировок различного толка. Вся эта совокупность внешних и внутренних факторов сметет и нынешнюю правящую команду и любые другие альтернативные группировки, претендующие на власть. Если, в этих условиях, в НКР не будет создано бастиона патриотизма, внешние партнеры и "пятая колона" могут быть искушены желанием пойти на очередную авантюру и продавить свои планы в Южном Кавказе. Вот тогда и станет ясным, кто представляет пацифистов, а кто - "партию войны".

В армянской среде активно формируются новые политические организации, новые клубы и группы по интересам. Эта тенденция стала ответом на новые вызовы в мире, на глубокий политический кризис в Армении, на архаичность известных лоббистских организаций, на неспособность существующих партий решить элементарные вопросы. Данные новые организации призваны, прежде всего, решать и внешнеполитические задачи и успешно занимаются этим. Было бы преждевременным говорить, что власти Армении могут отдыхать, а ряд вопросов будет решаться за них, но уже сейчас положение Армении выглядело бы несколько иначе. Армения не будет доверена несостоятельным политикам и нуворишам. Карабахское общество могло бы сыграть важную роль, как партнер нового поколения, которое выбрало вовсе не сладкую жизнь. Нынешней администрации в НКР предлагалось партнерство, довольно конкретным образом, но оно даже не поняло, о чем идет речь. Видный французский дипломат П. Камболь говорил о том, что "Внешняя политика и оборона - удел профессионалов, но профессионалам присуще иногда проигрывать дипломатию и войны, и тогда на ристалище тщеславия выходят непрофессионалы, не знающие как вести переговоры и как вводить войска, но они не знают, что дело проиграно, и нация, стоящая вчера у грани катастрофы, завтра будет диктовать свою волю противнику".

Трудно сказать, когда еще в армянской истории, Армения имела столь благоприятные внешнеполитические условия. Но эту перспективу можно легко утратить, подчинив национальные интересы, безопасность и независимость личным и групповым интересам.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
29.05.17
Казанский пороховой завод: очередное ЧП – дело времени?
NB!
29.05.17
Радио REGNUM: Аналитика. Главное за 29 мая
NB!
29.05.17
Долго и дорого: ЦБ облегчит доступ к контактам всех должников
NB!
29.05.17
Новый ЕС: судьба Польши окажется в руках Меркель
NB!
29.05.17
Национальный рейтинг мэров за апрель-май 2017 года
NB!
29.05.17
Военный Донбасс: в Красногоровке разрушено 42 здания, сгорела больница
NB!
29.05.17
«Каждый рубль народа в руки правительства — шаг к свободе и братству»
NB!
29.05.17
Китай идёт в Белоруссию, а в Азербайджане дефолт: обзор экономики СНГ
NB!
29.05.17
«Спекулятивная игра»: Акции АЛРОСА продолжают падать накануне приватизации
NB!
29.05.17
Спикер парламента Чечни ответил на обвинения в пытках над геями
NB!
29.05.17
Трамп сделал предложение Ближнему Востоку. Алиев не смог отказаться?
NB!
29.05.17
«Женский вопрос» в органах власти Казахстана и России – наглядное сравнение
NB!
29.05.17
Председатель горизбиркома Севастополя ушел в отставку – перед выборами
NB!
29.05.17
Астраханцы взбунтовались против «Газпрома»
NB!
29.05.17
Трампу стоит начать с Украины — The Washington Post
NB!
29.05.17
«Рубль остаётся без поддержки»
NB!
29.05.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 29 мая
NB!
29.05.17
Неделя в НХЛ: «Нэшвилл» вышел в финал Кубка Стэнли
NB!
29.05.17
«Франция, Италия, США и Германия тренировали террористов в Турции»
NB!
29.05.17
Пресс-конференция о работе омбудсмена Кузнецовой переносится на 1 июня
NB!
29.05.17
«Единственная цель «цивилизованного мира» – перерезать России глотку»
NB!
29.05.17
Саммит G7: «В итоге победил Путин»