Игорь Мурадян: Местные выборы в Грузии: ожидания в Джавахке

Ереван, 25 сентября 2006, 22:17 — REGNUM  

Определенные экспертные круги, представляющие европейскую политическую культуру, фанатично убеждены, что именно местные выборы являются важнейшим показателем демократии - более важным, нежели парламентские выборы, особенно в применении к странам Восточной Европы, или, как принято говорить - странам "переходной демократии".

Действительно, демократия не может существовать лишь на одном уровне власти. Предстоящие 5 октября выборы в местные представительские органы Грузии станут важным этапом для страны, где в 2003 году произошла революция, а затем состоялись парламентские и президентские выборы крайне популистского характера. Грузия с ее региональным своеобразием, с признанными экспертным сообществом проблемами в провинциях, в том числе "этнических" провинциях, очень нуждается в утверждении легитимного политико-административного порядка по всей вертикали власти. Данные выборы с определенными надеждами ждет вся страна, все грузинское общество, в том числе районы Джавахка, населенные армянами.

В последние годы, политики и эксперты западного сообщества вполне ощутили, что в Джавахке сложились не только экономические и социальные проблемы, но сформировалась политическая проблема. Политическая проблема армян юга Грузии сводится к тому, что грузинское государство и грузинское общество пока не способны адекватно воспринять элементарные проблемы жизнедеятельности армянского населения и делает попытки нанести ущерб гражданским правам армян, как этнического сообщества. Понадобился ряд довольно жестких акций со стороны армян, чтобы власти Грузии отказались от намерений практически ликвидировать изучение армянского языка в средних школах, тем самым лишить их даже тех прав, которые имелись при советском универсализме. Одновременно проводилась политика свертывания последних признаков местного самоуправления, что лишает армянское население прав на сохранение своей самобытности, прежде всего, в образовательно-лингвистической сфере, а также в управлении местной экономикой. Западное сообщество, оказывающее сильное влияние на грузинское политическое руководство, всячески пытается загасить джавахкскую проблему, не допуская придания данным проблемам статуса политических и лишь в приватных беседах употребляя в отношении Грузии эпитеты, которые не представимы в рамках политической корректности. Обиженные эксперты, доклады которых не были приняты в расчет в Европейских структурах, организовали утечку информации, вернее конкретных документов и аналитических справок, характеризующих политику Грузии в отношении этнических меньшинств. Такого рода оценки напоминают некоторые публикации Леона Фейхтвангера, находящегося в эмиграции в 30-40 годах. Одновременно говорится, что мол с Грузией непременно "разберутся", но только после решения вопросов об интеграции ее в НАТО и в Евросоюз, причем, подвергая сомнению и первое и второе. В последнее время, вся политика США и Европейского Союза в отношении Южного Кавказа сосредоточена в рамках режима отношений между Верховным комиссаром по внешней политике и безопасности ЕС Хавьером Соланой и ассистентом Госсекретаря США Даниэлом Фридом (а также их аппаратами). То есть, рамки, в которых вырабатывается и реализуется кавказская политика, сужены до мыслимого минимума. Из данного политического направления вытеснены парламенты, институты гражданского общества и, по существу, экспертное сообщество. Возможно, будет немного утрированно, но, в сущности, живая связь между Южным Кавказом и американским истеблишментом поддерживается только армянскими лоббистскими организациями. Мы отмечаем это, потому, что когда-нибудь и Грузия будет заинтересована в сотрудничестве с армянскими кругами в США и не только лоббистскими. Вместе с тем, планка стандартов для Грузии поднята чрезмерно высоко, и абсолютно игнорировать ситуацию внутри страны Запад не может. Что касается России, то вся эта вялотекущая история с выводом дивизионных баз не принесла ничего хорошего местному армянскому населению. Россию практически интересовали только судьбы этих баз, тогда как представители местного населения так и не были восприняты в качестве соотечественников. Тем самым Россия утратила многие позиции в Грузии. Россия - страна, имеющая важные позиции на европейской политической арене, могла бы принять участие в обсуждении этнических проблем Грузии, которая должна понять, что связывать требования армян по части своих элементарных прав с российскими специальными разработками не верно. На Западе этому уже никто не верит, а инициаторам данных обвинений в адрес армянских общественных организаций Джавахка теперь приходится давать подробные объяснения своих позиций и публикаций, представ перед перспективой утраты своего рабочего места и статуса политика или эксперта.

Армянское население Джавахка не воспринимало бы столь остро проблему местного самоуправления, если бы полное отсутствие возможностей защитить свою культуру, свой язык и школу, армянскую школу, которая осталась последним признаком принадлежности этих людей к армянской нации. Новый закон Грузии об образовании, несомненно, имеет позитивное значение, поскольку за местным населением закрепляется право выбора языка преподавания. Но нужно ли было подводить ситуацию с обсуждением образовательной политики к такому драматизму? Экономической политикой Грузии армяне юга Грузии, да и всей Грузии, мало интересуются. Экономического участия от властей никто особенно не ожидает. Армяне - "экономически самодостаточный" народ и способны сами позаботиться о себе. Не раз приходилось слышать от местного населения в Джавахке, что требовать от правительства чего-то особенного в экономической сфере, когда большинство других провинций Грузии живет не лучше, было бы бессмысленным и демагогичным. Да, но эти настроения еще больше обусловливают требования в части укрепления местного самоуправления. В Джавахке, то есть в двух районах - Ахалкалакском и Ниноцминдском свернуты практически все серьезные властные инстанции, которые перенесены в губернский центр Ахалцых. Конечно, данная схема власти универсальна для Грузии, но армянское население Джавахка воспринимает это как целенаправленную политику этнической дискриминации. Именно с надеждами на местное самоуправление связано столь ревностное отношение армян к политике грузинского официоза по увеличению в Джавахке грузинского населения, тогда как для этого в этом крае нет никаких природных, экономических и социальных предпосылок. Возрастают опасения утраты численного преимущества армян Джавахка и, вместе с этим, надежды на возможность решения местных вопросов с помощью самоуправления. Анализируя все черты политической и социальной ситуации в Джавахке и в Самцхе-Джавахетии в целом, можно придти к заключению, что политическое руководство Грузии проводит политику "объективной этнической чистки".

Общество независимой Грузии никогда не было заинтересованно хотя бы в частичной интеграции армянского населения в политическую и общественную жизнь страны. Не секрет, что в отношении этнических меньшинств в грузинском обществе существует пресловутый консенсус, что делает бесполезным политическую активность армян на грузинской политической арене. Армяне и другие этнические меньшинства рассматривались правящей командой, как "преданный" электорат. Данная политика проводится в Джавахке и в настоящий момент, накануне местных выборов. Тбилисские власти пытаются установить полный контроль над процессом выборов в Джавахке, демонстративно "назначив" своих представителей из числа местных авторитетов, в том числе полу-уголовного свойства управлять выборами. Такого рода люди, несомненно, имеются в Джавахке и готовы выполнить свою задачу, имея прибежища в других географических точках, в том числе и вне Грузии. Одновременно, происходят административные назначения комплементарного характера. Основным политическим ресурсом в этом мероприятии является административная вертикаль, базой для которой являются руководители сел, а также местные администраторы. Этому административному капиталу противостоят общественные организации Джавахка, чья деятельность, фактически, "признана" властями антигосударственной и противоречащей грузинским национальным интересам. В настоящее время общественные организации хорошо организованы, имеют грамотных, опытных, хорошо подготовленных функционеров и способны добиться хороших результатов на выборах, если выборы не будут проходить при давлении властей. Стало совершенно ясным, что политическое руководство Грузии пытается провести в местные органы власти в Джавахке представителей правящей партии "Национальное движение", хотя как их найти в провинции, где об этой партии имеют весьма смутное представление. То есть, как и при Э.Шеварднадзе, власти понадобились этнические меньшинства. Если бы грузинские политические партии не поленились отнестись к армянскому населению Джавахка по-человечески, то эти голоса получили бы они, да и проблем было бы меньше. Единственной общегрузинской организацией, обозначившей свое убедительное присутствие в Джавахке стала Грузинская православная церковь, чья деятельность в провинции носит характер крестового похода, можно подумать, в Джавахке живут преимущественно не христиане.

Новый закон Грузии о местных выборах, в целом, не плох, он позволяет местному населению утвердить свои права, при условии активности организаций гражданского общества и нормальной социально-политической атмосфере в стране. Нет сомнений в том, что новый закон о местном самоуправлении призван обеспечить централизацию власти при двух целях: устранить местничество и предупредить усиление центробежных сил, которые имеют место в Аджарии, Мегрелии и в других провинциях; утвердить вертикаль власти, устранив угрозы для президента и всей правящей команды. По оценкам оппозиционных грузинских политиков, новый закон о самоуправлении обеспечивает "непрерывность" вертикали власти от президента до главы исполнительной власти в административном районе, а сам процесс выборов и представительская власть влияет на нее незначительным образом. Ряд оппозиционных партий отказались принимать участие в выборах. Данный закон (говорят, что является калькой с аналогичного закона Болгарии), безусловно, не может рассматриваться в качестве демократического и утверждающего местное самоуправление в ее современном формате, но и он может работать, если Грузия исключит из своей внутренней политики армянофобию.

В новом законе о самоуправлении нет определенного ответа на насущный вопрос - какова компетенция местных органов власти в сфере правоохранительных органов и экономического блока, то есть в налоговой службе, а также в части экономических инициатив. Это уже говорит о том, что закон нуждается в серьезных дополнениях и уточнениях. Но эти проблемы присутствуют во всех регионах страны. В части этих проблем армяне Джавахка должны быть солидарны со многими другими регионами Грузии, которые, несомненно, не будут удовлетворены данным законом о самоуправлении.

Существует же более серьезное обстоятельство, с чем связаны требования армянского населения. Например, местные органы представительской власти могут быть признаны нелегитимными, если во время заседаний не будет употребляться грузинский язык. Причем, эти требования могут выдвинуть не только центральные власти, но и депутаты местного органа власти, представляющие общины с преимущественно грузинским населением. Уже сейчас, до местных выборов, они могут быть заведомо признаны незаконными, поскольку избранные депутаты за редким исключением не могут участвовать в работе с применением грузинского языка. Так или иначе, развитие, хотя бы местного самоуправления не может осуществляться без придания армянскому языку официального в местах компактного проживания армян. В провинции Самцхе, например, в районе Ахалцыха, где проживает 23,5 тысяч армян или 30% всего населения, проблема не столь остра, так как многие армяне достаточно хорошо владеют грузинских языком, особенно в губернском центре - городе Ахалцыхе. Однако и здесь и в других районах с армянским населением, языковые проблемы рассматриваются грузинскими властями некорректно. Но ведь речь идет всего лишь о реализации тех обязательств, которые имеет Грузия перед Европейским сообществом. Следует отметить, что после длительного обсуждения и явного нежелания выполнить свои обязательства перед Советом Европы 22 декабря 2002 года Грузия ратифицировала "Рамочную Конвенцию по защите национальных меньшинств" Совета Европы. В 2006 году, также, после длительных раздумий, Грузия ратифицировала Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств. Это основополагающие документы позволяют представителям этнических меньшинств защищать свои права по данным вопросам. Так в чем же теперь проблема? В том, что грузинское руководство и общество весьма специфично рассматривают эти нормативы и принципы.

Данная сфера не только является весьма чувствительной, принимая во внимание общественные особенности и культурные приоритеты армян, но и является ареной закрепления их статуса, так как положение языка автоматически обусловливает политический и социальный статус данного этноса. В советский период армянское население в Грузии имело совершенно определенный статус этнического меньшинства, чей язык используется в качестве языка делопроизводства и образования. Имелось такое важное понятие, как "армянская школа" со всеми сопутствующими условиями - образовательные программы, учебники, возможность дальнейшего обучения в вузах. В Конституции Советской Грузии было зафиксировано использование армянского и других языков в судопроизводстве и в других государственных инстанциях в местах компактного проживания армянского населения. Официальные государственные и партийные документы составлялись и публиковались на армянском языке. Грузинское руководство понимает, что признание армянского языка официальным автоматически приведет к формированию основ национально-культурной автономии и зафиксирует права армянского населения не только в Джавахке, но и по всей Грузии. Политическое руководство и политический класс Грузии категорически отвергает возможность признания какого-либо другого языка, кроме грузинского и абхазского в качестве официального языка. В соответствии с действующим законодательством и инструкциями, все делопроизводство в армянонаселенных районах, в том числе в школах, должно вестись на грузинском языке, что невозможно по определению. Пока в общении между местными властями и Тбилиси используется русский язык, но это происходит лишь в рамках устных, неформальных договоренностей, что чревато возникновением проблем в ближайшем будущим. Местные кадры в сфере судопроизводства, прокуратуры, полиции, муниципалитетов не способны вести делопроизводство и официальное общение на грузинском языке. Это происходит в условиях, когда за последние 15 лет активно происходила социально-культурная интеграция Джавахка с Арменией, которая широко присутствует в этом крае.

Если не прибегать к нарочито политкорректной фразеологии, а попытаться реалистически рассмотреть состояние грузинского общества, то можно придти к выводу, что, пережив столь серьезные потрясения, утрату контроля над частью территории, испытав беспримерную конфронтацию в отношениях с Россией, грузины не могут допустить даже мысли о возможном сепаратизме в очередной провинции. Любые попытки этнических групп заявить о своих правах вызывают в грузинском обществе серьезное беспокойство. Следует, также, учесть, что помимо этнических, в Грузии есть и регионы с другими особенностями. Это еще более усложняет ситуацию. До сих пор не выяснены перспективы администрирования в Аджарии. Армянское население просто обязано отнестись к этому с пониманием, но это понимание объективно имеет границы. В Грузии никому не придет в голову войти в грузинскую школу и спросить - "на каком языке здесь предпочитают вести обучение?". В отношении армянских школ этот вопрос считается закономерным. Примечательно, что в отношениях между грузинами и армянами, как принято выражаться, на бытовом уровне, не ощущается заметной неприязни или подозрительности. В различных районах Грузии армяне ощущают определенную социальную перспективу, понимая, что следует больше надеяться на себя. И это еще более подчеркивает политическое содержание позиции грузинских властей в отношении армян в Самцхе-Джавахетии. Армянам этой провинции присуще воспринимать все законодательные инициативы Тбилиси на свой счет, какими бы неадекватными они ни были. В этом содержится суть проблемы, поскольку, будучи политически нейтральными для грузинского ареала населения, эти же законы работают на ущемление прав армян и других этнических меньшинств.

Игорь Мурадян - эксперт Аналитического центра "Кавказ"

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
22.02.17
30000 тонн соли, английский парусник и казнь дяди царя Михаила Романова
NB!
22.02.17
Киев ведёт Украину к созданию крымско-татарской автономии в Херсоне
NB!
22.02.17
Президент Сербии посмертно наградил Чуркина орденом Сербского флага
NB!
22.02.17
«Перестрелка» в матче «Манчестер Сити» — «Монако»
NB!
22.02.17
«Атлетико» Мадрид не оставил шансов «Байеру» на выход в четвертьфинал
NB!
22.02.17
Госдума обсудит боеготовность России с Сергеем Шойгу
NB!
21.02.17
Украина: ставка на хаос
NB!
21.02.17
Аргентина теряет доверие к президенту Маурисио Макри
NB!
21.02.17
Национал-коммунизм в собственном соку: Украинская ССР и современная КПУ
NB!
21.02.17
Самый стойкий оловянный солдат США
NB!
21.02.17
Нагорный Карабах и Южная Осетия: один референдум – два подхода
NB!
21.02.17
Макей прибыл к Лаврову обсуждать отношения России и Белоруссии
NB!
21.02.17
В Госдуме настаивают на праве школьников сдавать ЕГЭ не на русском языке
NB!
21.02.17
Бои в Донбассе: позиции нацбатов заняли иностранные ЧВК, развод сил сорван
NB!
21.02.17
«Проклятое место»: трехлетие госпереворота на Украине
NB!
21.02.17
Молдавия: Додон и Плахотнюк объединят силы ради ликвидации ПМР
NB!
21.02.17
Чебоксары отчитались и получили новый символ города — «Батыра»
NB!
21.02.17
Санкции ЕС: Mercedes вложит 15 млрд рублей в Россию
NB!
21.02.17
Отвод тяжелого вооружения сорван Киевом — Грызлов
NB!
21.02.17
После митинга самарские власти уступили: не 50, а 60 поездок по соцкарте
NB!
21.02.17
Регионализация: В России может появиться 85 МРОТов
NB!
21.02.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 21 февраля