"На референдум Тирасполь толкнула сама молдавская власть": Интервью Дмитрия Брагиша

Кишинёв, 17 сентября 2006, 19:53 — REGNUM  

Дмитрий Брагиш - председатель Партии социальной демократии, депутат парламента Республики Молдова

ИА REGNUM: Господин Брагиш! Каковы, на ваш взгляд, основные причины, побудившие руководство Приднестровья инициировать проведение нынешнего референдума о независимости?

Основная причина этого решения, на мой взгляд, заключается в том, что развитие Приднестровья к настоящему времени зашло фактически в тупик. Экономическая ситуация на левом берегу Днестра сегодня очень сложная, социальные проблемы, как следствие этого, нарастают. Собственных ресурсов не хватает, а иностранные инвесторы не идут, так как у них нет уверенности в безопасности размещения в Приднестровье своих капиталов. Всё это побуждает Игоря Смирнова и его команду идти на крайние меры - пытаться интегрировать Приднестровье в состав Российской Федерации, благодаря помощи которой, собственно говоря, оно и существует все последние шестнадцать лет. Справедливости ради скажу, что очень непростой является сегодня ситуация и в Молдове. Но я убежден, что Кишиневу и Тирасполю, действуя совместно и опираясь на помощь и содействие России, намного легче было бы решать общие для них сегодня экономические и социальные проблемы.

ИА REGNUM: Насколько реальны цели, которые приднестровцы ставят перед собой?

В том, что большинство приднестровцев проголосуют за объединение с Россией, сомнений у меня не было. В то же время я сомневаюсь, что Россия даст "зелёный свет" планам об объединении. Если бы это произошло, то создало бы в мире очень опасный прецедент. К тому же Москва неоднократно заявляла, что выступает за территориальное единство Молдовы, и, как известно, нынешнее руководство России свое слово всегда держит.

А вот к Молдове приднестровцы пока не тяготеют. И нам вполне понятна причина этого. У них нет мотивации, нет убежденности в том, что с Молдовой им будет лучше. Молдова сегодня для жителей Приднестровья ассоциируется, прежде всего, с правящим коммунистическим режимом, который весьма непривлекателен и для большинства самих наших граждан. Хочу отметить, однако, что на уровне простых людей между жителями правого и левого берега Днестра никакой вражды или неприязни нет. Это очень важный момент, который дает основание надеяться, что проблема будущего объединения Молдовы все же решаема.

ИА REGNUM: Но Приднестровье все больше отдаляется от Молдавии. Кто несет за это ответственность?

В 1990 году для того, чтобы предотвратить раскол страны, официальному Кишиневу достаточно было просто услышать и понять Тирасполь, проявить добрую волю и пойти на разумный компромисс в решении тех проблем, которые волновали приднестровцев. Этого не случилось. Сегодня мы готовы к гораздо большему компромиссу, но благоприятный момент был упущен, а потому Приднестровье значительно ужесточило свою позицию.

Некоторая "оттепель" в отношениях между Кишиневом и Тирасполем наблюдалась лишь после подписания в мае 1997 года Московского меморандума. Тогда, действительно, впервые после вооруженного конфликта на Днестре забрезжила надежда на то, что удастся сдвинуть с мертвой точки процесс урегулирования и начать сближение Молдовы с Приднестровьем. Однако все надежды на это были похоронены уже летом 2001 года, вскоре после прихода к власти президента-коммуниста Владимира Воронина.

В то же время надо честно признать, что и политика самих официальных властей Приднестровья также не способствует поиску согласия. И еще один важный момент: как на правом, так и на левом берегу существуют сегодня экстремистские силы, которые не только не желают объединения двух берегов Днестра, но и очень активно против этого борются.

ИА REGNUM: Складывается впечатление, что Молдавии сегодня нечего предложить Приднестровью. Со стороны Молдавии нет инициатив, которые могли бы вызвать интерес у жителей Приднестровья, у его элиты...

Это не совсем так. На международной конференции в Лондоне, например, которая проводилась при участии ряда независимых зарубежных организаций, в том числе и представителей России, от имени нашей партии были выдвинуты конкретные предложения относительно возобновления и активизации процесса урегулирования проблемы Приднестровья. Мы и сегодня готовы к обсуждению этой проблемы на самых различных уровнях. Особенно важно вовлечь в этот процесс влиятельных политиков, бизнесменов и экспертов, как из Молдовы, так и из Приднестровья. Мы считаем, что активную роль в этом процессе могли бы сыграть Россия и Украина. Но справедливости ради вынужден признать, что таких инициатив, несмотря на все обещания, нет у наших властей. Они только списывают чужие идеи, но так их при этом интерпретируют, что они теряют свой изначальный позитивный смысл. В результате хорошие идеи дискредитируются, уничтожаются. Возникает подозрение, что, может быть, именно этого и добивается нынешняя молдавская власть. Сама ничего не может, и другим не даёт сделать что-то полезное.

ИА REGNUM: Внешним наблюдателям хорошо видно, что за "политкорректной" риторикой Кишинева очень редко следуют реальные дела...

Надо понимать, что сближение позиций Кишинева и Тирасполя - это улица с двухсторонним движением. Не могу поручиться в этом отношении за нынешнюю власть, так как многие ее действие непредсказуемы. Но Тирасполь должен быть твёрдо уверен в том, что после нашего прихода к власти мы обязательно честно и ответственно пройдем свою часть пути, приложим практические усилия для нахождения путей решения проблемы Приднестровья, устраивающих не только Молдову, но и всех граждан Левобережья.

ИА REGNUM: В Тирасполе считают, что вряд ли можно всерьёз говорить о сближении позиций, а тем более об объединении в ситуации, когда Кишинев пытается решить вопросы урегулирования методом политического, экономического и силового давления на Приднестровье. Имеется в виду экономическая блокада и т.д.

Называть меры, предпринимаемые Кишиневом в отношении Тирасполя "экономической блокадой", было бы не совсем правильно. Хотя, безусловно, они и привели к углублению в Приднестровье многих экономических проблем, способствовали снижению уровня жизни приднестровцев. К сожалению, Кишинев в погоне за сиюминутной политической выгодой не всегда учитывает негативные последствия тех или иных своих шагов для простых гражданах Приднестровья. В результате вышло, что хотели ударить по престижу Смирнова, а ударили, причем очень больно, по многим простым приднестровцам: кто-то потерял работу, кто-то часть заработка. И, конечно, абсолютно ненормально, что сегодня не ходят пассажирские поезда по территории Приднестровья. Уверен, что будь на то политическая воля со стороны Кишинева, эти проблемы можно было бы решить в очень короткое время. Еще раз хочу подчеркнуть, что, занимаясь поиском путей решения проблемы Приднестровья, необходимо, прежде всего, знать и учитывать интересы народа всей Молдовы, в том числе и Приднестровья, а не только элит. На этом основан подход нашей партии к проблеме Приднестровья.

ИА REGNUM: Большинство приднестровцев уверено, что надежды на урегулирование приднестровской проблемы по молдавским сценариям больше нет...

Я бы сказал несколько иначе. При сохранении у власти в Молдове нынешней правящей команды такой надежды, действительно, почти нет. Кишинев может сколько угодно протестовать, обвинять, требовать, расширять до бесконечности формат переговоров, апеллировать ко всему миру, но Тирасполь настолько привык ко всему этому, что даже перестал реагировать на эти демарши. Лишь в том случае, когда в Кишиневе у власти будет политическая сила, которая, вместо угроз и давления по отношению к Тирасполю, окажется способной честно говорить и договариваться с приднестровцами на равноправной основе, понимать их позицию и учитывать их интересы, можно рассчитывать на то, что процесс урегулирования сдвинется с мёртвой точки и пойдёт в позитивном направлении, что рано или поздно он приведет к восстановлению единства страны.

ИА REGNUM: Одной из причин, по которой Тирасполь не желает идти на союз с Кишиневом, называют очевидные - особенно в последние дни ажиотажа вокруг румынского гражданства - опасения относительно устойчивости молдавской независимой государственности.

Опасения эти, понятное дело, возникли не на пустом месте. Всем известно, что и сегодня во власти в Молдове очень много политиков из числа разного рода "национал-патриотов", которые всегда ратовали за ликвидацию Республики Молдова и её "растворение" в составе соседней Румынии. Известно также, что нынешний союзник коммуниста Воронина - Юрие Рошка - является лидером партии, которая "весьма условно" признает молдавскую независимую государственность, рассматривает её как "временное явление".

Но, в то же время, хочу заверить приднестровцев, что народ Молдовы дорожит своей независимостью и государственностью и будет её защищать. Что касается нашей партии, то мы определили четыре приоритета в своей деятельности: независимость, конкурентноспосбность, нейтральность и территориальная целостность Молдовы. Мы убеждены, что все эти задачи будут успешно решены. Объединение страны, по моему мнению, будет способствовать значительному укреплению молдавской государственности....

ИА REGNUM: Ранее вы говорили, что не одобряете проведение референдума в Приднестровье. Но он, как видите, прошел. Что дальше?

Да, я не приветствовал и не приветствую этот референдум, так как понимаю, что его проведение ещё больше отдаляет Приднестровье от Молдовы. Но я не могу не признать, что на этот шаг Тирасполь подтолкнула сама нынешняя молдавская власть, заняв по отношению к нему крайне недружелюбную и неконструктивную позицию. Конечно, Воронин и его команда постоянно твердят, что воюют не против народа Приднестровья, а против "узурпаторов-сепаратистов" в лице Смирнова и его окружения, но на деле-то всё выходит совсем иначе - от действий Воронина страдают именно и прежде всего простые приднестровцы.

Приднестровье посредством этого референдума показывает и Москве, и Киеву, и Кишиневу, и поддерживающим его Вашингтону и Брюсселю, что оно не видит сегодня в лице нынешней молдавской власти партнера, с которым можно было бы говорить и договариваться. В этом, на мой взгляд, и состоит главная идея этого референдума. Но приднестровцы ошибаются, если полагают, что Молдова - это только Воронин и его правящая команда. Молдова - это нечто гораздо большее, чем нынешнее коммунистическое правительство. Эта, скажем так, другая Молдова, готова к честному разговору и взаимовыгодным договоренностям с Приднестровьем. Главное для всех нас - сохранение территориальной целостности страны. А по всем остальным вопросам можно, да и нужно, дискутировать, договариваться и идти на взаимные компромиссы.

ИА REGNUM: Вы надеетесь увидеть "свет в конце туннеля"?

Безусловно. Лично я на это твердо надеюсь. Осторожный оптимизм внушают и новые предложения МИДа России. В нашей партии их сейчас внимательно изучают. К тому же, мы возлагаем определенные надежды на реализацию нашей идеи о создании Молдавско-Российского Форума, к работе которого хотим привлечь и приднестровцев. Мы направили свои предложениям россиянам, доводим их до представителей политической и экономической элиты Приднестровья. Убежден, что этот Форум мог бы не только выработать конкретные предложения по развитию стратегического сотрудничества Молдовы и России, но и внести свой вклад в решение проблемы Приднестровья.

ИА REGNUM: Вы думаете, что это станет тем "звеном в цепи", потянув за которое можно вытащить всю цепь - решить проблему?

Как таковой, этой цепи пока нет. Есть лишь отдельные её звенья, которые нам предстоит "выковать" и соединить в эту цепь, а уж потом "тянуть"... Для этого надо без промедления начать процесс сближения людей, проживающих на левом и правом берегах Днестра. Необходимо интенсивно и предметно развивать экономические, гуманитарные и политические связи. Мы уже выступали с предложением о создании "Общей газеты", которую бы выпускали журналистские коллективы из Тирасполя и Кишинева для распространения в Молдове и Приднестровье.

Мы предложили план "Четыре шага навстречу друг другу", реализация которого способствовала бы налаживанию разнообразных связей между Молдовой и Приднестровьем. Нами также выдвинута идея для международного сообщества по экономическому поощрению объединенной Молдовы. Речь идет о плане - аналоге известного "плана Маршалла", способствовавшего возрождению послевоенной Европы. Самое же главное состоит в том, чтобы во всем, что мы будет предлагать делать, на первый план ставились задачи восстановления доверия и учета интересов всех простых людей и Молдовы, и Приднестровья. Без этого все планы урегулирования приднестровского конфликта и восстановления единства страны не будут иметь успеха.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.