Елена Висенс: Западная Сахара - преданная независимость

Весь мир, 12 сентября 2006, 21:37 — REGNUM  

Конфликт вокруг Западной Сахары (Сахарской Арабской Демократической Республики) - последней экс-колонии, так и не добившейся свободы и независимости - длится уже более тридцати лет. Этот конфликт - не только территориальный, но и правовой: западносахарский народ имеет, согласно международному праву, все основания претендовать на осуществление своих законных прав на самоопределение, независимость и создание собственного суверенного государства. Имеет право хотя бы на то, чтобы самому решить свою судьбу. Но реализовать свои права он не может. Непримиримость сторон, неэффективность посредников, в первую очередь ООН, пассивность международного сообщества, двойные стандарты - все это нисколько не способствует поиску справедливого и взаимоприемлемого решения конфликта.

Все вовлеченные стороны понимают, что нет иного пути решения проблемы, кроме как мирные переговоры. Но, к сожалению, каждая сторона по-своему видит выход из тупика. И если для Марокко это - решение по принципу "два народа - одно государство", то есть предоставление сахарцам максимально широкой автономии, но в рамках Королевства Марокко, то для сахарцев - это создание своего независимого государства вне марокканских "стен".

Западная Сахара - пустынная территория в северо-западной Африке площадью около 266 тысяч кв км. На севере граничит с Марокко, на востоке и юге - с Мавританией. Есть небольшая, но стратегически важная граница с Алжиром на северо-востоке (хотя в классическом понимании это вряд ли можно назвать границей). На западе - побережье Атлантического океана, богатого рыбой, протяженностью более 1300 км. В этих водах можно найти более 200 видов рыбы, 60 видов моллюсков, десятки видов головоногих и ракообразных, в том числе лангустов. Оцениваемые возможности улова составляют в год более 10 тонн на км. Из привлекательных особенностей территории, которую многие называют "магрибским Кувейтом" ("Магриб" - арабское название северо-западной Африки), можно назвать также крупные месторождения фосфатов (по некоторым данным, около 25% общемировых запасов) и еще не разведанные залежи нефти и газа в районе западносахарского шельфа. По данным Геологической службы США, запасы нефти и газа в сахарских водах довольно скромные по мировым оценкам: 14 миллионов баррелей нефти и 2 миллиарда 150 миллионов куб. м газа. Есть подтвержденные данные о месторождениях железной и медной руд, урана, калийных солей.

Исторически Западная Сахара делится на две территории: Сегиет эль-Хамра на севере и Рио-де-Оро на юге. Столица - город Эль-Аюн. Крупнейшие города - Смара (недалеко от города расположено богатейшее месторождение высококачественных фосфатов Бу-Краа, чьи запасы оцениваются в 10 миллиардов тонн), Буждур, Дахла, Бохадор. По данным переписи 1974 года, в регионе проживало около 74 тысяч человек, в основном коренное население сахрави (сахарцы), к концу 80-х годов прошлого века население уже составляло свыше 150 тысяч человек, а к середине 90-х - 223 тысячи, причем значительная часть представлена марокканскими поселенцами. По данным Фронта ПОЛИСАРИО, на территории Западной Сахары может проживать до 1 миллиона человек, в основном кочевые племена. Большая часть населения говорит на арабском или диалекте арабского (хасания), значительная часть владеет испанским, исповедует ислам суннитского толка. До сих пор среди сахрави сохранились многие восходящие к средневековью традиции, в том числе в социально-общественном устройстве. Так, не потеряли важности и уважения племенные старейшины - шейхи. В лагерях беженцев (в основном в Тиндуфе, на территории Алжира) проживает, по разным данным, от 156 до 170 тысяч человек, причем значительная часть их родилась в "лагерных" условиях и не знает иной жизни. Эти люди живут в невыносимых условиях, в полной зависимости от международной гуманитарной помощи. По данным ООН, только 40% сахарцев получают необходимое питание. Более 35% детей страдают от хронического недоедания.

История вопроса

Западная Сахара - это бывшая испанская колония, последний осколок некогда мощной колониальной системы, по иронии судьбы так и не сумевший обрести свободу, хотя территория и была покинута колонизаторами-испанцами еще в 1975 году.

История испанской колонизации Западной Сахары восходит к середине XIX века. Испании важно было защитить от набегов африканских племен свои владения на Канарских островах. До 1886 года Испания владела в регионе фактически одним небольшим земельным участком в Вилья Сиснерос (ныне Дахла). Но после Берлинской конференции 1884-1885 годов по фактическому разделу Африки, где, в частности, было заключено соглашение, согласно которому право какой-либо страны на ту или иную часть африканского континента, помимо прочего, признавалось лишь в случае создания в этом районе постоянных поселений со своими административными органами власти, Испания начала активнее осваивать территорию, создав за несколько лет на атлантическом побережье Сахары три фактории, а в 1887 году объявив область Рио-де-Оро сферой своих интересов.

В 1904 году между Испанией и Францией было заключено соглашение, по которому были определены границы влияния каждой державы в Северной Африке: Испании досталась область от Рио-де-Оро на юге до долины реки Сус на севере. Эта территория и стала колониальным владением Испанская Сахара. Но Испания фактически контролировала только прибрежные территории и крупные поселения, внутренние же районы Сахары были полностью под властью местных кочевых племен, не признававших европейского господства. В результате борьбы Мадрида и Парижа с местными повстанцами границы Испанской Сахары к середине 50-х годов прошлого века видоизменились, ограничившись областями Рио-де-Оро на юге и Сегиет-эль-Хамра на севере, а также анклавом Ифни. В 1958 Испанская Сахара получила статус "заморской провинции" Испании.

И здесь начинается самая печальная часть истории Западной Сахары. Середина 50-х - начало деколонизации африканского континента, закончившейся для всех, кроме сахарцев, освобождением от колониальных пут и воплощением в жизнь права на независимость и самоопределение.

В 1956 году независимость получает Марокко, в 1960-м - Мавритания, в 1962-м - Алжир. По логике вещей независимость должна была бы получить и Испанская Сахара. Но бывшие "братья по рабству" Марокко и Мавритания тут же заявили свои претензии на эту территорию, ссылаясь на исторические, этнические, географические основания таких претензий. К тому же примерно в те же годы в районе Смары были найдены богатейшие залежи фосфатов (по расчетам Всемирного банка, не менее 1700 млн тонн только в Бу-Краа), и у Испании совершенно отпала охота "отпускать" сахарцев самоопределяться. В регион потек западный капитал (по некоторым оценкам, в разработку месторождения было вложено более 160 миллионов долларов), всего за несколько лет совершенно преобразивший территорию. Так, если в 1959 году население Эль-Аюна составляло всего 6 тысяч жителей, то в 1974-м в столице проживало уже более 28 тысяч. За тот же период численность кочевого населения упало с 90% до 16%.

Но вокруг активно шел процесс деколонизации, и невозможно было оставаться в стороне. В 1963 году Комитет по деколонизации ООН включает Западную Сахару в список территорий, к которым должна быть применена Декларация о предоставлении независимости. В 1965-м на XX сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята резолюция № 2072, в соответствии с которой правительству Испании рекомендовалось немедленно приступить к ликвидации колониального господства в Испанской Сахаре. В следующем году Генеральная Ассамблея признала право сахарского народа на самоопределение, призвала Испанию "в соответствии с устремлениями коренного населения Испанской Сахары... установить порядок проведения референдума под эгидой ООН". В 1969 году Испания передала Марокко прибрежный город Ифни - самую, пожалуй, старую часть колонии. Тогда же в самой колонии возникло первое национально-освободительное движение - Фронт за освобождение Сахары, требовавшее предоставления Испанской Сахаре независимости. В 1973-м был образован Народный фронт освобождения Сегиет эль-Хамра и Рио-де-Оро (Фронт ПОЛИСАРИО), приступивший к созданию партизанских баз в основном на севере Мавритании для совершения рейдов против колонизаторов. Кстати, в мае 1975 года после посещения территории комиссия ООН признала, что "ПОЛИСАРИО - единственная политическая сила, преобладающая на территории, и подавляющее большинство народа желает независимости".

В 1973 году правительство Франко, под давлением ООН и действий сахарских повстанцев, пошло на уступки и признало право сахарцев на самоопределение. Был разработан план постепенной передачи власти Джемаа - совету старейшин, лояльному Мадриду. План предусматривал и предоставление Испанской Сахаре автономного статута, и проведение в первой половине 1975 года референдума по вопросу о самоопределении сахарского народа.

Но у Марокко на этот счет были свои планы. В 1974 году король Марокко Хасан II обратился в Международный суд в Гааге с просьбой вынести заключение о правах королевства на Западную Сахару. Он был уверен, что правда на его стороне. Но решение Гаагского суда было однозначным: нет. Народ Западной Сахары имеет право на самоопределение и независимость. Тогда Хассан II решил зайти с другой стороны и предпринял "мирную" оккупацию территории. 6 ноября 1975 года, когда в Мадриде на смертном одре агонизировал генерал Франко, более 350 тысяч невооруженных марокканцев пересекли южную границу и фактически оккупировали значительную часть Испанской Сахары. Победоносный "Зеленый марш" стал водоразделом в истории сахарского народа. 14 ноября Мадрид уступил давлению Рабата и Нуакшота и подписал трехстороннее соглашение, по которому Испания передавала территорию Западной Сахары под "временное административное управление Марокко и Мавритании", а фактически отдавала бывшую колонию на откуп ее соседям. Правда, Испания оставила за собой контроль над двумя североафриканскими анклавами Сеутой и Мелильей, долю в разработке залежей сахарских фосфатов (33,7%) и право на улов рыбы в атлантических водах Западной Сахары в течение 10 лет. Как только последний испанский солдат покинул территорию уже бывшей "заморской" провинции, земли были заняты марокканскими и мавританскими войсками. 27 февраля 1976 года лидеры Фронта ПОЛИСАРИО, не без согласия своего покровителя Алжира, провозгласили Сахарскую арабскую демократическую республику (САДР). Первым республику признал Алжир, что вызвало волну негодования Марокко и Мавритании, разорвавших с Алжиром дипломатические отношения.

Противостояние Марокко и Алжира по вопросу Западной Сахары и по сей день остается одной из основ проблемы и причин ее нерешенности. Алжир непреклонно стоит на позициях обязательного предоставления сахарцам независимости и признания их права на самоопределение. Все эти годы Алжир явно и тайно поддерживает повстанцев из Фронта ПОЛИСАРИО, предоставляя свою территорию не только для лагерей беженцев, но и для партизанских баз и штаб-квартиры Фронта.

Сахарские повстанцы начали партизанскую войну против оккупантов и, в конце концов, вынудили Мавританию уйти с занятых земель. В 1979 года Нуакшот вывел свои войска из южной части Западной Сахары и официально отказался от каких-либо территориальных притязаний. Но освобожденные земли тут же были заняты марокканцами. Оккупация территории была фактически завершена. Со временем сюда переселились десятки тысяч марокканцев, которые теперь претендуют на равное с коренным населением право участия в референдуме по вопросу о самоопределении.

Путь к независимости

Перманентная война между марокканскими войсками и сахарскими повстанцами продолжалась с переменным успехом до 1991 года, когда уставшие от военных действий стороны, при посредничестве ООН, заключили перемирие. Тогда же была учреждена MINURSO (МООНРЗС) - Миссия ООН по проведению референдума в Западной Сахаре (принципиальное согласие на референдум Марокко и Фронт ПОЛИСАРИО дали еще в середине 80-х). К тому времени САДР уже была признана более чем 50 государствами и рядом международных организаций (на сегодня САДР признали более 80 стран, но среди них нет ни одной европейской, если не считать Албании), в том числе Организацией африканского единства, членом которой САДР стала в 1984 году (тогда же в знак протеста Марокко вышел из ОАЕ). Первоначально референдум в Западной Сахаре должен был проводиться в январе 1992 года. Но этому не суждено было сбыться. И теперь, видимо, уже никогда.

ООН предпринимала не одну попытку урегулирования конфликта, предлагала сторонам не один план по примирению, назначала не одну дату проведения референдума, не раз продлевала мандат миссии, но все безрезультатно. Основные положения этих планов сводятся к признанию права сахарцев на самоопределение и независимость, отказу сторон от вооруженного решения конфликта, организации и проведению среди жителей территории референдума по этому вопросу, который и должен решить судьбу Западной Сахары.

И здесь возникают первые непреодолимые проблемы. Как определить круг тех, кто имеет право принять участие в референдуме? Последняя перепись населения проводилась испанской колониальной администрацией в Западной Сахаре в начале 1974 года. По тем данным, на территории проживало 73,5 тысяч человек. Сегодня, по разным подсчетам, сахарцев более 300 тысяч. Часть из них живет в Марокко, часть - в странах Западной Европы, в том числе в Испании, часть (более 170 тысяч) - в четырех лагерях беженцев на территории приграничного района Тиндуф в Алжире, часть осталась жить на оккупированной марокканцами территории (более 120 тысяч). Но точное их количество не знает никто. Многие гуманитарные организации (Human Rights Watch, Международная Амнистия, Всемирная организация против пыток) не раз выступали против невыносимых условий, в которых проживают сахарцы "под марокканцами": преследования, пытки, исчезновения, нарушения элементарных прав. С другой стороны, на территории самой Западной Сахары ныне проживает значительное число марокканских поселенцев (предположительно 130 тысяч), переселившихся туда после "Зеленого марша" и считающих себя полноправными жителями этих земель.

В мае 1993 года была организована Комиссия МООНРЗС по идентификации, которая начала работу лишь через год, в августе 1994-го. В 1997 году тогдашний генеральный секретарь ООН Бутрос Бутрос Гали назначил своим представителем в Западной Сахаре бывшего госсекретаря США Джеймса Бейкера. Он подспудно начал готовить стороны к тому, чтобы обсуждать на переговорах не референдум, ставший камнем преткновения, а, скорее, идею предоставления Западной Сахаре статуса автономии в рамках Марокко. Но Фронт ПОЛИСАРИО и Алжир категорически возражают против автономии как единственного выхода из ситуации и продолжают настаивать на законном праве западносахарцев на самоопределение и независимость.

За год прошло несколько раундов переговоров, в результате которых были подписаны Хьюстонские соглашения, определившие правила репатриации, обмена военнопленными, идентификации лиц, допущенных к участию в референдуме, порядок дислокации войск. К декабрю 1998 года был в целом составлен список лиц, допущенных к участию в референдуме: 147,2 тысяч человек. Но референдум, назначенный на 1999 год, так и не состоялся, во многом из-за многочисленнных - более 80 тысяч - обжалований списка лиц, получивших право участвовать в голосовании, поступивших в первую очередь от Марокко. Дата референдума переносилась несколько раз, но воз и ныне там.

В 2003 году Джеймс Бейкер выдвинул очередной план урегулирования проблемы, названный Plan Baker II. План предусматривает как конечное решение конфликта проведение референдума по вопросу о самоопределении, но вводит пятилетний переходный период, в течение которого Западная Сахара в качестве автономии будет находиться под марокканским суверенитетом. На время автономии проводятся выборы, избирается исполнительный совет с широкими полномочиями, но вопросы государственного флага, валюты, таможни, внешней и внутренней политики, полиции и правосудия переходят в ведение Рабата. План был встречен обеими сторонами враждебно: Рабат считает, что это означает фактическое признание за сахарцами права на самоопределение и потерю Марокко этой территории, руководство Фронта ПОЛИСАРИО - что переходный период автономии может затянуться на десятилетия, напряженность спадет, международное сообщество забудет о проблеме Западной Сахары и в конечном итоге сахарцы вновь окажутся под марроканским игом. Западные страны, в том числе и Испания, в целом поддерживают план Бейкера, поскольку видят в нем возможность сохранить стабильность в регионе - главная задача Запада в этом вопросе.

Таким образом, многолетние усилия и попытки международного сообщества в лице, в первую очередь, ООН найти выход из сахарского тупика, пока успехом не увенчались.

От референдума к автономии

Но в последнее время в тупиковой ситуации вокруг Западной Сахары наметились изменения, к сожалению, не в сторону удовлетворения многолетних устремлений сахарцев получить независимость и осуществить свое право на самоопределение. Рабат все настойчивее говорит о автономии как единственном решении конфликта, обещая предоставить сахарцам самые широкие права и полномочия, но в пределах Королевства. К этому варианту склоняются и те, кто до последнего времени были если не гарантом, то надеждой народа Западной Сахары - Испания и ООН.

В середине января 2006 года Рабат в официальном письме генсеку ООН Кофи Аннану заявил, что намерен предложить в апреле новый план по предоставлению расширенной автономии Западной Сахаре (кстати, план так и не был обнародован). Согласно марокканской прессе, это "не тактический маневр для того, чтобы потянуть время, а реалистичный и демократичный план, который позволит ООН найти выход из тупикового конфликта". Детали плана пока остаются в тайне, но неоднократно в марокканской прессе звучали "пояснения": широчайшая автономия, предусматривающая сохранение и уважение всех политических, экономических, социальных, культурных прав западносахарцев (возможно, настолько максимально широкая, что Рабату достанется лишь решать вопросы государственных герба, флага и армии), и не менее широкая конституционная реформа в самом Марокко, предусматривающая децентрализацию власти и изменение административного устройства королевства (включая так называемые южные провинции, то есть оккупированную территорию Западной Сахары). Понятно, что это жест в сторону Запада, обеспокоенного ситуацией в самом Марокко, не отличающейся демократичностью. Некоторые западные страны, в первую очередь США, склоняются к тому, чтобы поддержать марокканский план по "расширенной автономии", требуя взамен от Марокко обещания провести в королевстве демократические реформы, включая принятие новой конституции и нового административного устройства страны. Рабатом делаются многочисленные ссылки на федеральное (как в Германии) или автономное (как в Испании) устройство ряда европейских стран, на создание подобия United Kingdom of Morocco или "федерального королевства". Активно обсуждается, какие именно территории стоит включать в зону "расширенной автономии": только так называемую Западную Сахару (Сегиет эль-Хамра и Уэд Эддахаб) или же расширить эту зону до Уэд Нун и Сиди Ифни, "чтобы охватить всю Сахару, колонизированную ранее Испанией, и все племена".

Лидер Фронта ПОЛИСАРИО и президент САДР Мохамед Абделазиз в послании Аннану тогда же заявил, что категорически отказывается соглашаться на подобный "неприемлемый и нежизнеспособный" план и настаивает на проведении референдума. По словам Абделазиза, "никогда ООН не признала того факта, что Марокко отказалось от своих обязательств. Сегодня, вместо того, чтобы подтвердить, что только одна сторона приняла резолюции ООН, нам говорят, что позиции непримиримы. Если мы будем следовать такой логике, мы не сдвинемся с места. Необходимо ясно сказать, что сахарцы находятся там на законных основаниях, а марокканцы настроены против, препятствуя тем самым процессу" (из интервью Абделазиза газете El Pais, 14 ноября 2005 года). В марте 2006 года король Марокко Мохамед VI совершил поездку в Западную Сахару. Тогда же он обнародовал обширный пятилетний план по социально-экономическому развитию южных провинций - Национальную инициативу по человеческому развитию на 2006-2010 годы (l'Initiative nationale pour le développement humain (INDH) pour la période 2006-2010), предусматривающий осуществление различных социально-экономических проектов по обеспечению населения Западной Сахары питьевой водой, жильем, дорогами. В ходе этой поездки король объявил также о возрождении Королевского консультативного совета по делам Западной Сахары (CORCAS), созданного еще при Хассане II в 1981 году, но фактически не функционировавшему. Совет призван стать посредником между властью и сахарцами, изучить проблему и представить королю рекомендации по плану предоставления сахарцам широкой автономии. В совет входит 141 человек, назначенных (не избранных) королем.

Рабат предпринял и массированную дипломатическую атаку: министр иностранных дел и сотрудничества Мохамед Бенаисса побывал в США, где после встречи с Кондолизой Райс заявил, что "Соединенные Штаты с участием отнеслись к проекту расширенной автономии". Представительная марокканская делегация в лице главы CORCAS мэра города Эль-Аюна Халихенна Ульд Эррашида совершила европейское турне, посетив, прежде всего, Париж и Мадрид, где встретила сдержанный "интерес" к королевскому плану по предоставлению сахарцам расширенной автономии в рамках Марокко.

В интервью испанской газете ABC Халихенна Ульд Эррашид, бывший лидер Партии национального сахарского единства, отметил, что "невозможно создать мини-государство, основанное на племенных устоях, а исторические связи с Королевством Марокко достаточно сильны для того, чтобы иметь те же возможности, которые у нас были бы, если бы мы были независимыми... Единственный путь - это автономия, потому что он не оставляет ни победителей, ни побежденных. Марокко получает суверенитет над территорией, сахарцы получают свои права".

Еще один шаг, призванный засвидетельствовать готовность Рабата к поиску взаимоприемлемого решения, стало освобождение в конце апреля 2006 года всех сахарских заключенных, включая тех, кто сидел в тюрьмах по обычным уголовным делам. Среди 48 освобожденных был и один из лидеров сахарской оппозиции Али Салем Тамек, задержанный в июле прошлого года. Месяцом ранее, после своего визита в Западную Сахару, Мохамед VI амнистировал 216 сахарцев.

ООН делает шаг назад

В середине апреля 2006 года был обнародован очередной доклад генерального секретаря ООН Кофи Аннана по Западной Сахаре. Он вызвал неоднозначную реакцию вовлеченных в конфликт сторон и международных наблюдателей. Доклад, который, по меткому замечанию марокканской прессы, "окончательно похоронил мирный План Бейкера II и исключил любое навязанное решение", по мнению большинства экспертов, означает, что ООН фактически "умывает руки". Аннан сам признает, что ООН делает "шаг назад" и призывает к прямым переговорам между сторонами - Рабатом и Фронтом ПОЛИСАРИО - при посредничестве соседних стран, в первую очередь Алжира, считая это единственным выходом из нынешнего тупика. "После многих лет надежд на то, что Организация Объединенных Наций разработает планы урегулирования проблемы, сейчас необходимо дать понять сторонам, что Организация Объединенных Наций отходит на один шаг назад и что теперь ответственность возлагается на них".

По мнению Аннана, бессмысленно настаивать на прежде выработанных планах или придумывать новые: все равно Марокко их не одобрит: "Любой новый план будет изначально обречен на провал, поскольку Марокко отвергнет его, если в нем не будет исключено положение, предусматривающее проведение референдума, включающего в качестве варианта возможность предоставления независимости". С другой стороны, Аннан признает, что ООН не может встать на сторону тех, кто предлагает план, исключающий предоставление сахарскому народу независимости: "Совет Безопасности твердо придерживается своей позиции в том, что в вопросе о Западной Сахаре речь может идти только об урегулировании на основе консенсуса... Организация Объединенных Наций не смогла бы одобрить план, который исключает проведение подлинного референдума и одновременно предусматривает самоопределение народа Западной Сахары".

При этом генсек все же настаивает на том, что итогом переговоров должно стать решение о проведении референдума. "Совет Безопасности не сможет предложить сторонам вступить в переговоры относительно предоставления Западной Сахаре автономии под марокканским суверенитетом, поскольку такая формулировка означала бы признание марокканского суверенитета над Западной Сахарой, что абсолютно исключено, поскольку ни одно государство-член Организации Объединенных Наций не признает этот суверенитет".

Кстати, впервые в подобном докладе официально признан факт многочисленных и серьезных нарушений прав человека со стороны марокканских властей на территории Западной Сахары.

В конце апреля Совет Безопасности ООН принял резолюцию №1675, которая продлевает мандат миссии ООН в Западной Сахаре еще на полгода, до 31 октября 2006 года, и подтверждает приверженность ООН "оказанию сторонам содействия в достижении справедливого, долговременного и взаимоприемлемого политического решения, которое будет предусматривать самоопределение народа Западной Сахары в контексте процедур, соответствующих принципам и целям устава Организации Объединенных Наций". (Любопытно, что в марокканской прессе резолюция приветствовалась, но при цитировании данного отрывка точка ставилась как раз перед сентенцией о самоопределении народа.) И хотя в резолюции нет подтверждения предложению Кофи Аннана отойти в сторону и дать Рабату и Фронту ПОЛИСАРИО самим разобраться в проблеме, тем не менее это означает топтание на месте.

Позиции сторон

Марокко категорически отказывает сахарскому народу в праве на самоопределение и считает, что имеет все исторические, культурные и экономические основания претендовать на территорию Западной Сахары. Самое большее, на что Рабат сегодня готов пойти, это предоставление сахарцам расширенной автономии в рамках королевства. Более того, пока суть да дело, марокканцы активно осваивают контролируемые ими земли - атлантическое побережье и так называемый "полезный треугольник" между Эль-Аюном, Смарой и де-Букраа, богатый залежами фосфатов. Кстати, по некоторым данным (официальной статистики нет, во всяком случае "для общего пользования"), ежедневно военный контроль оккупированной территории обходится марокканской казне в 1,5 миллиона долларов. Рабат вынужден держать в буферной зоне от 150 до 223 тысяч солдат.

Конечно, природные богатства территории - не последний аргумент в борьбе за эти земли. Французская Total Fina Elf и американская Kerr-McGee в 2001 году подписали с Марокко соглашения на разведку и разработку нефтяных месторождений на сахарском побережье. Речь идет о двух участках в 115 и 110 тысяч кв. м. Лидеры САДР не отстают: в 2002 году республика подписала контракт с британско-австралийской компанией Fusion Oil на проведение разведки потенциальных объемов месторождений нефти, а в начале 2006-го, по данным агентства Europa Press, объявила конкурс на выдачу концессий на разведку и разработку нефтяных месторождений на контролируемой Фронтом территории. Есть данные о том, что переговоры с Фронтом уже ведут шесть британских нефтяных компаний.

Вообще, тема нефти в последние годы становится одной из центральных при обсуждении проблемы Западной Сахары. Обе стороны - Марокко и Фронт ПОЛИСАРИО - убеждены в том, что имеют право на залежи нефти на территории, и раздают налево и направо лицензии на разведку и разработку нефтяных месторождений западным компаниям. В мае 2005 года представитель правительства САДР заявил, будучи в Лондоне, что его государство начинает процесс выдачи лицензий на разработку нефтяных месторождений в Западной Сахаре - 6 на земле и 12 в атлантических водах. Весной 2006 года стало известно, что большая часть лицензий (три на суше и шесть в море) будет выдана британским компаниям, но они смогут приступить к разработке месторождений лишь после того, как Марокко уйдет с территории. Лицензии на месторождения на суше выданы компании Europa Oil & Gas и консорциуму, в который вошли компании Maghreb Exploration, Osceola Hydrocarbons y Nighthawk Energy. Лицензии на водные месторождения выданы компаниям EnCore Oil, Comet Petroleum, Ophir Energy y Premier Oil. По некоторым данным, лицензии, выданные двум последним, частично покрывают ту же территорию, которая включена в лицензии, выданные марокканским правительством американской компании Kerr-McGee еще в 2001 году. По мнению Мариано Марсо, профессора Университета Барселоны, специалиста в области энергетических ресурсов, сахарцы преднамеренно пошли на этот шаг, чтобы использовать в споре с Марокко новую карту - нефть. И хотя руководству САДР не удалось привлечь к разработке сахарских нефтяных месторождений крупные американские или европейские компании, которые могли бы использовать свое влияние в Вашингтоне и Брюсселе для того, чтобы, наконец, сдвинуть с мертвой точки процесс урегулирования сахарской проблемы, тем не менее многочисленные протесты международной общественности против "раздачи" Рабатом лицензий сделали свое дело.

В 2003 году норвежская компания TGS-Nopec, которая вела разведку по контракту с Total и Kerr-McGee, проведя более 85% геофизических работ, ушла из Западной Сахары "до лучших времен". Через год уже французская Total заявила, что приостанавливает работы в регионе "по причинам бизнеса". В июне 2005 года Норвегия продала свою долю в американской Kerr-McGee. По мнению Осло, присутствие в Западной Сахаре нефтяных компаний способствует укреплению позиции Марокко, требующего полного контроля над территорией. В 2006 году "исход" нефтяных компаний из Западной Сахары продолжился. Так, в январе 2006 года из региона ушла австралийская Baraka Petroleum, а в начале мая и американская Kerr-McGee сообщила о том, что покидает Западную Сахару, не видя особых перспектив в разработке месторождений в Буждуре. Таким образом, в регионе остаются лишь две небольшие американские компании Pioneer Natural Resources и Kosmos Energy, у которых было 50% лицензии на работы в Буждуре (срок лицензии истек в конце апреля).

Фронт ПОЛИСАРИО уже не так един, как 30 лет назад. Но тем не менее пока его представители, в первую очередь лидер Фронта и президент САДР Мухаммед Абделазиз - официальный рупор позиции сахарцев. Ссылаясь на международную практику, международное право, многолетние обещания и многоразовые договоренности, сахарцы претендуют на независимость и не хотят ничего слышать об автономии в составе Марокко. Позицию Фронта поддерживают Алжир, Ливия и большинство африканских государств, а также Китай, Россия, Норвегия, Мексика и Колумбия.

По словам главы Королевского совета по сахарским вопросам (CORCAS) Халихенна Ульд Эррашида, "сахарцы сильно разделены, не все поддерживают ПОЛИСАРИО и не все сепаратисты. Это лишь треть населения, проживающего в лагерях Тиндуфа... Я не называю их борцами за независимость, я бы сказал, что они сепаратисты, потому что почти все руководители ПОЛИСАРИО марокканцы". Глава CORCAS считает, что конфликт по вопросу Западной Сахары - "это конфликт не между Марокко и Фронтом ПОЛИСАРИО, а между самими сахарцами. Сахарские племена живут в Сахаре, Алжире, Мавритании и Мали. Чтобы провести настоящий референдум, основанный на самоопределении, необходимо изменить пространство, чтобы оно включало все эти территории".

Сахарцы. Не стоит забывать и о самих сахарцах. Терпению их приходит конец. Весной 2005 года в крупнейших городах Западной Сахары Эль-Аюне и Смаре прошли мирные акции протеста, получившие название "сахарской интифады". Они были жестоко подавлены марокканской полицией. Случилось это именно тогда, когда этот конфликт, по меткому замечанию журналиста из El Pais Антонио Каньо, "двигался без какого-либо решения в угол скопившихся забытых мировых проблем". Эти манифестации, длившиеся с некоторыми перерывами более полугода, превратили конфликт из спора между Марокко и Алжиром во внутреннюю проблему Марокко.

Алжир. От позиции Алжира во многом зависит, чем закончится конфликт. Все 30 лет Алжир поддерживал Фронт ПОЛИСАРИО и считал и считает проблему "простым вопросом о деколонизации территории", поддерживает План Бейкера II и выступает резко против идеи "обширной автономии".

Испания понимает, что несет историческую ответственность за судьбу западносахарцев и ситуацию на территории. Но для Мадрида немаловажно также сохранить и укрепить добрые соседские отношения с Рабатом и из-за спорных испанских анклавов Сеуты и Мелильи (кстати, официальный визит Сапатеро в эти два города в конце января-начале февраля 2006 года вызвал резко негативную реакцию Рабата), и из-за вопросов рыболовства в марокканских и западносахарских водах, и из-за близости к региону Канарских островов, и из-за растущей нелегальной иммиграции, в том числе и марокканцев, в Испанию. В последнее время позиция социалистического правительства Сапатеро, пытающегося сблизиться с Рабатом и занять нейтральную позицию в вопросе Западной Сахары, вызывает критику, в том числе внутри страны, где еще сильны просахарские настроения. По словам представителя САДР в ООН Мохамеда Бухари, "мы приходим к выводу, что Испания уже не может играть ту роль, которую нам хотелось бы, чтобы она играла. Мы убеждены в том, что Испания решила играть марокканскую партию. Мы поняли, что должны пытаться найти общий язык с французами и американцами, поскольку мы уже дошли до крайней точки: Испания ничего предпринимать не будет". Официальный Мадрид заявляет, что его позиция неизменна и состоит в уважении решений ООН и права сахарцев на независимость и самоопределение.

Осенью прошлого года, на 59-й юбилейной Генассамблее ООН, председатель правительства Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро заявил по поводу Западной Сахары следующее: "В Магрибе Испания развивает активную и глобальную политику для того, чтобы усилить политическую стабильность и экономическое и социальное развитие этой зоны. Мы думаем, что региональная интеграция и взаимозависимость с Испанией и Европой есть путь для достижения этих целей... Что касается Западной Сахары, Испания поддерживает энергичным образом поиск политического решения, справедливого, окончательного и приемлемого для всех сторон, которое было бы основано на уважении принципов, заявленных в резолюциях ООН. С этой трибуны я призываю к тому, чтобы в рамках диалога и переговоров, установленных ООН, все вовлеченные стороны удвоили свои усилия для поиска решения конфликта, который тянется уже слишком много времени".

Правда, периодически министр иностранных дел страны Мигель Анхель Моратинос позволяет себе более откровенные заявления. Так, в начале апреля 2006 года он заявил, что "создание 30 лет назад САДР противоречит самому принципу свободного самоопределения", хотя и признал, что "следует подождать, пока сами сахарцы самоопределятся, чтобы решить, хотят ли они республику, хотят ли интегрироваться или хотят другую форму политического будущего".

В недавно вышедшей книге известного испанского журналиста, корреспондента газеты El Pais в Марокко и специалиста по странам Магриба Игнасио Сембреро "Отчужденные соседи. Секреты кризиса между Испанией и Марокко" (Vecinos alejados. Los secretos de la crisis entre Espaсa y Marruecos) автор подробно останавливается на позиции правительства Сапатеро в вопросе Западной Сахары. По его утверждению, "социалистическое правительство ведет отличную от прежнего правительства политику по отношению к Марокко, более чувствительную к интересам Марокко, озабоченное тем, чтобы найти решение, которое было бы приемлемо для Марокко, контролирующего территорию".

ООН продолжает считать Западную Сахару территорией, которая должна быть деколонизирована. Оккупация земель марокканцами никогда не была признана. ООН настаивает на проведении референдума по вопросу о самоопределении, но с каждым разом оценивает ситуацию все более пессимистично. Так, в докладе генерального секретаря ООН Кофи Аннана о работе ООН в 2005 году говорится: "Я сожалею, что не было достигнуто прогресса в преодолении тупиковой ситуации в Западной Сахаре... Я по-прежнему готов оказать помощь обеим сторонам в продвижении к такому политическому урегулированию, которое позволило бы народу Западной Сахары осуществить свое право на самоопределение". А нынешний специальный посланник Аннана голландец Питер ван Вальсум заявил, что проблема, "которой за 30 лет не было найдено решение, вряд ли можно будет решить за год". По словам датского генерала Курта Мосгаарда, командующего "голубыми касками" в зоне конфликта, референдум - это вопрос "не завтрашнего дня и даже не следующей недели".

Но надо признать, что за 15 лет посредничества в этом конфликте ООН проявила свою неспособность найти решение вопросу, с каждым разом лишь смягчая в своих резолюциях требования к Марокко и обесценивая общие принципы международного права. По словам Хосе Игнасио Альгеро Куэрво, доктора географии и истории, автора труда "Конфликт Западной Сахары с позиции Канарских островов" (2003 год), "сегодня ООН выявляет свою неспособность найти решение для конфликта в Сахаре и ставит на продолжение сокращения своего присутствия и своих вложений в МООНРЗС. Хотя она смягчала в резолюциях и достигнутых договоренностях свои требования к Марокко, она не смогла убедить Рабат принять План Бейкера II и признает, устами своего генерального секретаря, что "цель позволить народу Западной Сахары воспользоваться своим правом на самоопределение остается недостижимой". За эти 15 лет было потрачено более 600 миллионов евро, мандат МООНРЗС продлевался 32 раза, а число сотрудников миссии было уменьшено с 3 тысяч человек в 1991 году до 228 гражданских лиц и 231 военного в 2005-м. Из семи задач, поставленных перед миссией, выполнены только две: соблюдается прекращение огня и освобождены все военнопленные. Количество марокканских военных, сосредоточенных в зоне конфликта (120 тысяч человек по официальным данным), остается неизменным. Никакой репатриации не происходит. А главная задача миссии - подготовка референдума - видимо, не будет выполнена никогда. Последняя резолюция, принятая в конце апреля 2006 года, вновь продлила мандат ООН на полгода - до 31 октября 2006 года. По мнению Хосе Игнасио Альгеро Куэрво, "сейчас перед ООН встает возможность выбросить белый флаг, признать свой исторический провал и оставить открытой дверь для возвращения оружия. ООН может также силой потребовать от Марокко, чтобы он разрешил западносахарцам самоопределение (это было бы, без сомнения, наиболее приближенное к международному праву решение), хотя обязательно столкнулась бы здесь с вето в Совете Безопасности со стороны Франции и Соединенных Штатов.

Другой возможностью могло бы стать возобновление процесса создания западносахарского минигосударства на территории бывшей испанской колонии, куда из Тиндуфа и с севера переместились бы все те западносахарцы, которые этого пожелали бы. Это означало бы нарушение принципа неосязаемости границ, унаследованных от колониализма, но позволило бы располагать территорией с достаточным количеством естественных ресурсов (в том числе подземными водами) для того, чтобы территория развивалась как государство.

В любом случае у более ста тысяч западносахарцев иссякает терпение и растет негодование, видя, как международное сообщество противопоставляет свои интересы и интересы Марокко Международному праву" (см. газету El Mundo от 29 апреля 2005 года). В середине мая впервые за последние 10 лет в Западной Сахаре побывала делегация Верховного комиссара ООН по правам человека. ООНовцы посетили Эль-Аюн и лагеря беженцев в Тиндуфе. В столице Западной Сахары визит спровоцировал столкновения борцов за независимость с марокканской полицией, в результате чего более 70 человек были задержаны, многие из них получили ранения. Тогда же Европарламент, одной рукой ратифицировав рыболовецкий договор с Марокко, другой издал поправку, в которой признается, что "продолжаются нарушения прав человека против сахарского народа" и "необходимо защитить это население и уважать его основные права, в особенности свободу выражения, передвижения и демонстраций". Евродепутаты вновь заявили о своей поддежрке права сахарцев на самоопределение.

Евросоюз. Официально в решение проблемы Западной Сахары Евросоюз не вовлечен. Лишь время от времени ЕС делает заявления по поводу нарушения прав человека в Западной Сахаре. Но это, скорее, формальность, чем реальная забота о западносахарцах. Тем не менее эта проблема, пусть и косвенно, касается некоторых зон интереса стран-членов ЕС. Так, в июле 2005 года между ЕС и Марокко был подписан договор по рыболовству, который был ратифицирован обеими сторонами лишь в конце мая-начале июня 2006 года и вызвал множество споров и нареканий (прежний договор истек семь лет назад). В договор включены и атлантические воды Западной Сахары, богатые рыбой, которыми официально, согласно международному праву, Марокко не владеет. ЕС строит в этом вопросе свою позицию исходя из положения, что Марокко является "административной властью" Западной Сахары (об этом подробнее см статью "Договор по рыболовству Евросоюз-Марокко, или попытки Испании легализовать марокканскую оккупацию Западной Сахары" в настоящем сборнике). Противники же договора, и в первую очередь руководство Фронта ПОЛИСАРИО, ссылаются на то, что официально Западная Сахара признана "не автономной территорией", объектом деколонизации и юридически Марокко не имеет никаких прав на эту территорию и на ее воды. По мнению Фронта, этот договор не только нарушает международное право, но и является фактически "формой поддержки со стороны Евросоюза Марокко, чтобы сохранить незаконную оккупацию сахарской территории, поддержка его политики репрессий и угнетения сахарского населения, там проживающего".

Договор рассчитан на четыре года, цена вопроса - 144,4 миллиона евро компенсации, которую в течение четырех лет заплатит ЕС Марокко за использование ее вод. Из 119 лицензий на лов рыбы в марокканских и западносахарских водах 100 лицензий получат испанские рыбаки. Квота испанцев составляет 400 тонн рыбы в год.

Знаменательно, что при ратификации договора Еврокомиссией несколько стран-членов ЕС - Финляндия, Голландия и Ирландия - выразили свои сомнения, а Швеция вообще проголосовала против договора. Ее представитель заявил, что "Западная Сахара не является частью территории Марокко согласно международному праву и сейчас идет процесс поиска политически приемлемого решения конфликта, которое было бы справедливым, длительным и одобренным всеми сторонами и которое бы позволило народу Западной Сахары осуществить свое право на самоопределение, как это предусмотрено Советом Безопасности ООН".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.