Решения СКК - это не толковые словари: Южная Осетия призывает ОБСЕ отказаться от двойных стандартов

Тбилиси, 9 сентября 2006, 11:36 — REGNUM  Югоосетинская часть Смешанной контрольной комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта выступила с комментариями относительно последних событий. ИА REGNUM приводит полный текст комментария:

"После инцидента 3 сентября 2006 года, связанного с обстрелом югоосетинской стороной грузинского вертолета, совершавшего несанкционированный полет над зоной грузино-осетинского конфликта, активизировались высказывания представителей ОБСЕ, которые преследуют цель оправдать действия Грузии по нарушению ранее подписанных соглашений. По нашему убеждению, тем самым Грузии дается понять, что руководство ОБСЕ и впредь будет закрывать глаза на любые действия грузинской стороны по дальнейшей эскалации ситуации в зоне грузино-осетинского конфликта.

Так, Действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Бельгии Карел де Гухт 4 сентября 2006 года заявил, что "Южная Осетия является составной частью воздушного пространства Грузии, и никаких соглашений о зонах запрета полетов не существует. Исходя из этого, обстрел вертолета является преступным фактом".

А глава Миссии ОБСЕ в Грузии Рой Рив в беседе с замминистром иностранных дел Грузии 5 сентября заявил, что "ни одна из сторон не ставит под сомнения права Грузии осуществлять полет в своем воздушном пространстве, что подтверждает заявление сделанное действующим председателем ОБСЕ Карелом Де Гухтом".

Он также отмежевался от ранее сделанного высказывания, что полеты над зоной конфликта (зоной ответственности миротворческих сил) являются нарушением договоров, достигнутых в рамках урегулирования грузино-осетинского конфликта, и заявил, что российские СМИ исказили его слова, хотя на руках югоосетинской части СКК имеется его письмо № 06725 от 20 апреля 2005 года на имя Сопредседателей СКК и Командующего ССПМ, в котором отмечается, что "полеты над зоной конфликта (зоной ответственности миротворческих сил) являются нарушением договоров, достигнутых в рамках урегулирования грузино-осетинского конфликта". Помимо этого, Рой Рив на заседании СКК 30-31 мая 2005 года заявил, что ОБСЕ передает Командованию ССПМ специальную аппаратуру для организации системы воздушного наблюдения, в результате чего появилась такая запись в решениях СКК: "6. С целью определения принадлежности летательных аппаратов, совершающих полеты над зоной ответственности ССПМ, ОВК организовать систему воздушного наблюдения" (Приложение №2 к Протоколу № 43 заседания СКК от 30-31 мая 2005 года).

Сопредседатель СКК от грузинской стороны Мераб Антадзе 4 сентября заявил, что никаких соглашений на этот счет не существует. По его словам, "существует протокол Смешанной контрольной комиссии по грузино-осетинскому урегулированию (СКК) от 2002 года, в соответствии с которым, условия полетов определяются "в общем", и в основном они касаются российских миротворцев, которые не могут без разрешения СКК и грузинской стороны осуществлять какие-либо полеты".

В связи с этими высказываниями, югоосетинская часть СКК считает своим долгом напомнить, что положение о зоне грузино-осетинского конфликта регулируется не внутренним законодательством Грузии, а решениями Смешанной контрольной комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта. Еще 30 июля 2002 года на заседании СКК было принято Решение "О несанкционированных полетах летательных аппаратов над территорией зоны ответственности Смешанных сил по поддержанию мира" (Приложение №2 к Протоколу №24). Процитируем это решение, подписанное всеми четырьмя сторонами СКК, включая Грузию, при участии ОБСЕ: "1. Рассматривать любые несанкционированные полеты над зоной ответственности ССПМ как опасные действия, направленные на срыв мирного процесса. 2. Указать соответствующим ведомствам сторон на недопустимость несанкционированных полетов над зоной ответственности ССПМ". Как видим, здесь, вопреки высказываниям М. Антадзе, нет ни слова об условиях полетов для российских миротворцев.

Действующий председатель ОБСЕ может быть не информирован о решениях, принимаемых в рамках процесса урегулирования грузино-осетинского конфликта, однако вызывает удивление, что глава миссии ОБСЕ в Грузии, чья подпись стоит под отмеченным документом, сделал свое вышеприведенное заявление, отказавшись от своей же собственной подписи под решением СКК, которое прямо предписывает: "Командованию ССПМ... разработать и представить на рассмотрение СКК комплекс мер по недопущению впредь несанкционированных полетов над зоной ответственности ССПМ". На несанкционированные полеты грузинских летательных аппаратов в зоне грузино-осетинского конфликта указывается и в решении СКК о ходе реализации ранее принятых решений СКК по дальнейшему урегулированию грузино-осетинского конфликта и дальнейшем продвижении процесса урегулирования от 16-17 марта 2005 года (Приложение к Протоколу СКК №42): "10. Сопредседателю грузинской части СКК совместно с Командующим ССПМ в недельный срок принять меры к безусловному соблюдению договоренностей о недопущении несанкционированных полетов над территорией зоны конфликта".

Грузинская сторона, в лице соответствующих ведомств, в течение ряда лет игнорировала решения, запрещающие сторонам осуществлять полеты над зоной ответственности ССПМ, на что неоднократно указывала югоосетинская сторона (в частности, Протокол №40). За период с 1 января 2005 года по 3 сентября 2006 года грузинской стороной совершено 34 полета над зоной конфликта, что зафиксировано трехсторонними военными наблюдателями ССПМ, в том числе наблюдателями от Грузии. Данные действия являются провокационными, способствующими нагнетанию напряженности в зоне конфликта и противоречащими решениями СКК. Вместо принятия действенных мер по пресечению этих незаконных полетов грузинская сторона официально отрицала принадлежность летательных аппаратов-нарушителей к силовым ведомствам Грузии.

К большому сожалению, и это неоднократно отмечалось югоосетинской стороной, миссия ОБСЕ в Грузии никак не реагировала на неконструктивную позицию, занятую грузинской стороной в этом вопросе, а сегодня уже открыто оправдывает нарушения грузинской стороной ранее подписанных соглашений. Хотя ясно, что санкцию на полет должны давать по запросу заинтересованной стороны СКК и ССПМ. Рой Рив также отметил, что "ни в одном документе принятом смешанной контрольной комиссией не определено что конкретно означает несанкционированный" полет и какой орган осуществляет выдачу разрешения на полет над территорией находящейся под ответственностью миротворческих сил". Однако ни в одном документе также не определено, что означает слово "полет" и что означают другие слова. Решения СКК - это не толковые словари, а международные нормативно-правовые акты, обязательные к исполнению независимо от внутренних законодательств сторон-участниц, и не знать этого (или делать вид, что не знает) не делает чести официальному представителю ОБСЕ.

Югоосетинская часть СКК вновь призывает ОБСЕ отказаться от двойных стандартов и впредь не выступать в сомнительной роли адвоката одной из сторон в конфликте, столь грубо нарушающей ранее подписанные соглашения".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.