Игорь Мурадян: Ирина Саришвили - "враг" грузинской государственности?!

Тбилиси, 6 сентября 2006, 20:20 — REGNUM  

Как сообщают СМИ, 6 сентября в Тбилиси задержана глава Фонда им. Игоря Гиоргадзе и политической организации "Надежда" Ирина Саришвили и ряд других сотрудников, в ее доме и офисе осуществлялся обыск. Данные и другие аресты в Грузии проводятся в связи с обвинениями в государственной измене. Ирина Саришвили - традиционный грузинский политик, подвергавшаяся репрессиям в советское время, в период "перестройки", вместе с ее покойным супругом Георгием Чантурия, убитым в декабре 1994 года, основала "Национально-демократическую партию", которая вела борьбу за независимость и создание демократического государства в Грузии.

На протяжении всех 90-х годов, будучи лидером партии, Ирина Саришвили отличалась непримиримостью к ложным, антиправовым методам политики и управления, участвуя некоторое время в правительстве Э.Шеварднадзе. Национально-демократическая партия, безусловно, сыграла важнейшую роль в становлении политического и гражданского сознания грузинского общества, попыталась противостоять скатыванию Грузии к банальной авторитарной ситуации. Ей и ее партии никогда не были присущи ни фальшивые лозунги, ни конъюнктурность в политике. На парламентских выборах 1999 года "Национально-демократическая партия", как и ряд других партий, чудовищным образом была вычеркнута из числа представленных в "Национальном собрании". При этом вдохновителями этих выборов и следующих за ними президентских выборов были лидеры будущей "розовой революции". Одних уж нет, другие - на распутье. Тем не менее, Ирина Саришвили, которая была у истоков формирования современной грузинской государственности и политического класса, обвиняется в государственной измене. Что называется - приехали?

С Ириной Саришвили связывается довольно длительный период развития грузинской политики, когда на политической арене утвердились несколько партий с достаточно понятными позициями и стилем. Данная ситуация характеризовалась довольно напряженной политической борьбой, но также и стабильностью и предсказуемостью. Во всяком случае, было очевидным, что актуальный политический класс достаточно ответственно подходил к сакраментальной дилемме войны и мира. Были резкие лозунговые всплески в высказываниях и заявлениях, но было и осознание того, к чему может привести Грузию шапкозакидательство. Видимо, одной из задач "розовой революции" стало не только устранение режима Э.Шеварднадзе, но также и вытеснение из политической жизни данных политических партий, за которые отдавали голоса десятки и сотни тысяч людей. У грузинского общества, по существу, было отобрано право на выбор, то есть стилистика Э.Шеварднадзе продолжает быть востребованной. Власти и функционеры прекрасно понимают, что на будущих выборах возникнут новые группы, которые, возможно, возглавят уже испытанные лидеры. Это неприятная перспектива и ее необходимо нивелировать. Вокруг сотрудничества Ирины Саришвили с Игорем Гиоргадзе происходит много спекуляций, в том числе и со стороны бывших ее соратников. Немало спекуляций и толков и вокруг тех политиков, которые не сдались и продолжают политическую борьбу, например, Шалвы Нателашвили.

Конечно, трудно было представить в начале 90-тых, что Ирина Саришвили окажется в одном "лагере" с Игорем Гиоргадзе, но неужели политик, доказавший своей жизнью принципиальность и преданность идеалам грузинского народа, не имеет право на гражданский и политический выбор? Во всяком случае, в любом лагере могут быть люди с различными политическими взглядами. Быть может это попытка заявить о своей позиции в новых, более жестких условиях для грузинской оппозиции, которая, большей частью, все же капитулировала перед популизмом.

Аналитики с большим интересом наблюдают за весьма противоречивыми процессами и событиями в Грузии, где, наряду с упорядочиванием администрирования, утверждением новой традиции в государственном строительстве, усиливаются неопределенность в политике правящего режима, явно неблагоприятные ожидания во внутренней и внешней политике, все больше возрастают сомнения в смысловом содержании революций, тем более "цветочного" толка. Любой народ имеет право на революцию, на ликвидацию антинародного правящего режима. Но смысл и важнейший признак революции заключаются, прежде всего, в кардинальной замене правящей элиты. Кроме того, для успеха революции необходима подлинно революционная партия, а не паллиативные движения.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.