Обыски в Нальчике принесли "ощутимые" результаты - некоторым сотрудникам милиции

Нальчик, 30 августа 2006, 11:53 — REGNUM  В Кабардино-Балкарии родственники погибших и арестованных участников октябрьского мятежа 2005г. заявляют о многочисленных фактах мародерства во время обысков со стороны сотрудников правоохранительных структур, передает корреспондент ИА REGNUM. О пропаже дорогих вещей, сотовых телефонов, драгоценностей и денег во время обысков в Нальчике сообщают практически все родственники убитых и арестованных. Пропавшие вещи не оказались потом в списке вещественных доказательств, а исчезли бесследно.

"Наше горе милиция использовала как предлог для безнаказанного мародерства", - сказала корреспонденту ИА REGNUM жительница города Нартан, расположенного в 10 км к востоку от Нальчика, Аксана Кунижева. Муж Кунижевой Залим Таков погиб во время нападения на силовые структуры. По словам Аксаны Кунижевой во время обыска в доме из ее кошелька исчезли 400 долларов, бесследно пропал смартфон ее диверя. Два других недорогих мобильных телефона, принадлежавших членам семьи мужа, были изъяты официально и занесены в протокол обыска.

Жительница Нальчика Оксана Хамукова, муж которой был ранен 13 октября и в настоящее время находится в СИЗО, рассказывает, что во время обыска у нее дома из кармана куртки, висевшей в прихожей, исчезли даже карманные деньги - 150 рублей. Еще 3 тысячи рублей из ее кошелька милиция забрала и оформила, как вещдок, но получить обратно эти деньги женщина так и не смогла: они исчезли.

Верховный суд Кабардино-Балкарии отказал жителю Нальчика Мухтару Жангоразову вернуть автомобиль, конфискованный во время событий 13 октября. Суть претензий Жангоразова к следствию заключалась в следующем. Принадлежащий ему автомобиль "Опель-Вектра" в августе 2005 года Жангоразов отдал в кредит Тимуру Мамаеву, который был найден убитым в Нальчике 13 октября. Следствие посчитало машину, на которой Мамаев ездил по доверенности, вещественным доказательством и приобщило к делу. Иначе говоря, с октября 2005 года Опель Мухтара Жангоразова находится во дворе УБОП КБР. Между тем, у владельца автомобиля возникли претензии к вдове Мамаева, который в момент покупки оплатил только 50% стоимости машины. Остальные деньги Мамаев обязался отработать на строительстве частного дома Жангоразова. Но в связи с гибелью, Тимур Мамаев долг отработать не смог. Хозяин автомобиля обратился за своими деньгами к вдове Мамаева - Фатиме, и потребовал выплатить долг. Мамаева объяснила, что после гибели мужа осталась одна с тремя малолетними детьми, без работы, без дома и без средств к существованию. Женщина предложила Жангоразову забрать автомобиль, оплатить который сама не в состоянии. Однако на жалобу Мухтара Жангоразова (к которому у правоохранительных структур претензий нет) отказом ответила сначала Генпрокуратура, а затем Нальчикский городской суд и Верховный суд КБР. Основанием для отказа вернуть автомобиль судебные органы посчитали, что вещдок не может быть выдан, так как следствие по октябрьским событиям не завершено. Но с другой стороны уголовное преследование в отношение Тимура Мамаева прекращено еще в апреле в связи с его смертью, то есть все документы и вещи, принадлежавшие Тимуру, должны быть выданы его ближайшим родственникам. "Они не хотят вернуть эту машину, потому что уже разобрали ее на запчасти. Первые полгода я неоднократно видела ее в городе: в ней ездили сотрудники милиции", - говорит Фатима Мамаева.

Аналогичный случай произошел с вдовой погибшего участника мятежа Оксаной Даовой. Женщина добилась выдачи автомобиля, принадлежавшего ее мужу, спустя более полугода: "Мне вернули только половину машины, хотя во время нападения она не пострадала", - сказала Даова корреспонденту ИА REGNUM. Почему в случае Даовой вещдок может быть выдан, несмотря на то, что "следствие по событиям 13 октября не закончено", а в случае с Жангоразовым это обстоятельство судебные органы считают основанием для отказа, адвокаты, знакомые с обстоятельствами этих дел, объяснить не смогли.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.