Родственники погибших в Нальчике участников мятежа проходят через все судебные инстанции для получения любого документа

Нальчик, 29 августа 2006, 11:09 — REGNUM  В Нальчике прошла серия судебных заседаний по жалобам родственников погибших в октябре 2005 года участников мятежа, сообщает корреспондент ИА REGNUM. В судах родители погибших жалуются на действия руководителя следственной группы Генпрокуратуры РФ Алексея Саврулина, ведущей расследование обстоятельств нападения на силовые структуры в Нальчике 13 октября 2005 года. Генпрокуратура отказывает родственникам в выдаче процессуальных документов, заключений экспертиз, а так же отказывает им в допуске в качестве представителей покойных для их защиты и реабилитации. "По закону все процессуальные документы подлежат выдаче представителям погибших, по той причине, что 13 апреля вынесено постановление о прекращении уголовного преследования погибших 13-14 октября в связи с их смертью", - считает адвокат Лариса Дорогова.

В мае 2006 года Генпрокуратура направила всем родственникам уведомления о прекращении уголовного преследования их погибших родных с разъяснением, что они в праве обжаловать это решение. Обжалование могло бы коснуться тех пунктов постановления, в которых погибшие признавались виновными по 9-ти статьям, в том числе - в терроризме. Но возможности обжаловать его и реабилитировать имя погибших, родные фактически лишены, так как сами постановления им не выдают. "Как можно обжаловать постановления, которые мы не видели, и доводы которых нам неизвестны", - спрашивают родственники в коллективной жалобе. В результате всех обращений к руководителю следственной группы Саврулину родственники получили однотипные ответы, краткое содержание которых сводится к одному - родители, жены, сестры и другие члены семей погибших не являются участниками уголовного судопроизводства, а потому не вправе быть представителями погибших. То есть получать документы, участвовать в деле по их защите и реабилитации.

В результате длительных судебных тяжб, после нескольких заседаний по одним и тем же делам, копии постановлений смогли получить не все родственники погибших участников мятежа. "Суды оглашают одно решение, а в письменном виде вручается другое. Например, судья говорит в зале суда, что 2 пункта жалобы удовлетворены, а через время, при получении текста решений судов, оказывается, что удовлетворена частично только одна часть жалобы, и то не полностью", - говорит адвокат Лариса Дорогова.

Асерби Макоев, отец убитого 13 октября в 3-м отделе ГОВД Нальчика Мурата Макоева, в ходе последнего судебного заседания задал вопрос: "Если я - отец - не имею права представлять интересы моего сына, то кто вправе его защищать?" Вопрос был обращен к представителю следственной группы Генпрокуратуры, но остался без вразумительного ответа.

"Согласно 150 ГК РФ родственники представляют нематериальные права умерших. В данном случае - право на восстановление дорого имени, на реабилитацию, но Генпрокуратура в нарушение всех международных и российских норм, лишает их прав. Дискриминация продолжается", - говорит Лариса Дорогова.

"Я намереваюсь защищать мужа, и вплоть до последней инстанции буду добиваться его реабилитации. Я не считаю своего мужа террористом и не хочу, чтобы моих детей называли детьми террориста и преследовали. И не считаю, что Генеральная прокуратура России - последняя инстанция в этом деле, несмотря на то, что она присвоила себе полномочия суда", - говорит Фатима Мамаева, мать троих детей и вдова Тимура Мамаева, погибшего в центре Нальчика 13 октября. Представители следственной группы прокуратуры так же, как и в остальных случаях, не признали Мамаеву участницей процесса. После отказа Генпрокуратуры выдать ей постановление о прекращении уголовного преследования ее мужа, молодая женщина обратилась в суд. Ей, так же, как и всем остальным родственникам предстоит пройти все судебные инстанции, чтобы получить требуемые документы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.