Виктор Якубян: Рожденная "революцией": Саакашвили и Россия

Гагра, 27 августа 2006, 16:30 — REGNUM  

За три года правления президента Грузии Михаила Саакашвили существенные трансформации произошли не только в самой Грузии, но и во всем закавказском регионе. Вряд ли будет большим преувеличением утверждение, что любое изменение ситуации здесь не может не затронуть, прямо или косвенно судьбы народов Большого Кавказа. Следовательно, прямо или косвенно затронуты позиции и интересы России, как четвертой, наряду с Грузией, Азербайджаном и Арменией, кавказской страны.

Грузия ведет все более активную региональную политику, все более явно претендует на участие в важных международных процессах и инициативах. Бесспорная активизация грузинской внешнеполитической линии с приходом к власти команды Саакашвили поставила перед Россией целый ряд вопросов. Их характер, а также отсутствие адекватных ответов с российской стороны все чаще превращает эти вопросы в вызовы. Приходится констатировать, что российская политическая элита и аналитическая мысль к таким вызовам оказались не готовы.

Несмотря на раздраженные комментарии, чаще всего звучащие из Москвы в отношении отдельных грузинских деятелей и их методов ведения политики, результаты работы правительства Саакашвили, что говорится, налицо. Во всяком случае, их можно перечислить:

1. Тбилиси взял под безоговорочный контроль Аджарию. В Батуми и других районах автономии осуществляются значительные по финансовым объемам инвестиционные проекты, в том числе с участием иностранного капитала. Активны в этом регионе казахстанские компании и банки, что исходит из планов по увеличению казахстанского углеводородного транзита через регион. Единственная страна, с мнением которой по аджарскому вопросу, считается сегодня, и будет считаться в ближайшем будущем Тбилиси - это Турция. Период русского влияния, начавшийся в Батуми в 1878 г., закончен.

2. В условиях международного прессинга Грузия добилась вывода российских военных баз со своей территории. В текущий период оружие, боеприпасы и личный состав выводятся с двух стратегических точек регионального уровня - Батуми (крупный черноморский порт - объект пристального внимания Турции) и Ахалкалаки (точка стыковки государственных границ Армении, Азербайджана и Турции.) Наряду с армянским Гюмри, Ахалкалаки является "ключом" к Закавказью и именно через этот пункт планируется проведение железной дороги Карс-Тбилиси-Баку. Реализация последнего проекта, призванного отсечь Россию и ее регионального партнера - Армению - от грузопотока Средняя Азия - Малая Азия, в случае присутствия российской военной базы была невозможной. В данном случае грузинской стороной был решен в свою пользу далеко не только вопрос военного присутствия России в Грузии, а задача более высокого уровня, имеющая отношение к региональным военно-стратегическим позициям Москвы.

3. В период правления Михаила Саакашвили Грузии удалось вернуться в орбиту международного финансового процесса. При Эдуарде Шеварднадзе, пережив череду дефолтов, Грузия была фактически выдворена из числа стран, пользующихся доверием таких финансовых институтов, как МВФ и Всемирный Банк. В настоящий период обе эти структуры возобновили свои основные кредитные и гуманитарные проекты.

4. Грузия существенно нарастила и усовершенствовала военно-технический потенциал. Вне зависимости от того, из каких источников поступало вооружение (Турция, Чехия, Болгария, Украина, США), кто инструктировал армию (Турция, Франция, США), каким целям будет служить данный потенциал - он есть, он создан без России, он открыто направлен против опекаемых ею регионов, на территории которых компактно проживают российские граждане. Военный бюджет, который может позволить себе Тбилиси, неуклонно растет. ВС Грузии сегодня представляют собой реальную силу регионального масштаба, способную выполнять установки руководства страны. Существенно возросло жалование военных и сотрудников правоохранительных структур. Успешно сформирована система развертывания резервистов.

5. Путем планомерного наращивания напряженности в зоне грузино-осетинского конфликта, грузинские политики ускорили процесс оттока осетин из этого региона, значительно улучшили как свои военные позиции в самой зоне конфликта, так и политические позиции на международной арене. На повестку международной политики выставлен и анализируется вопрос эффективности российской миротворческой миссии, но не перспективы независимости, или хотя бы безопасности населения Южной Осетии. Достижение данной цели далось грузинской стороне не без труда, поскольку даже западные партнеры Тбилиси прекрасно понимают: прежде чем включить в свой состав Южную Осетию, Грузия организует массовую этническую чистку и изгонит из непризнанной республики основную массу ее осетинского населения.

6. Тбилиси осуществил совершенно неожиданную никем операцию в Кодорском ущелье. Регион, который де-юре признан всеми в качестве территории Абхазии, и который де-факто не контролировался ни Тбилиси, ни Сухумом - берется под полный контроль грузинской стороны. Более того, впервые по окончанию абхазской войны так называемое "абхазское правительство в изгнании" может действительно так называться. Конечно, это трюк, шулерская игра терминами, конечно, это правительство управляет лишь почвой под собственными ногами... Но, напомним еще раз - эти ноги вступили на землю, которая признается всеми Абхазией. А раз так, то размеры обуви "правительственных изгнанников", сам факт существования которых был забыт повсюду, уже не имеет значения. Вчера такого правительства не существовало ни для кого, кроме Тбилиси, сегодня оно - фактор в местной игре. Маленький, но реальный. Россия во время кодорских событий ограничивается ролью наблюдателя. Немедленно следует реакция - сразу после окончания боев Грузия настаивает на исключении представителей России из группы, которая вскоре проведет мониторинг ущелья. Помимо устранения ненадежного для Тбилиси в некотором смысле сванского фактора, грузинской стороной достигается еще одна, более важная цель. Получив контроль над верхней частью Кодорского ущелья, Грузия фактически нависает над Абхазией. Данный плацдарм в будущем может обеспечить продвижение в направлении Гальского района, тем более с учетом численного доминирования грузинского населения в этом районе Абхазии.

7. Грамотное использование имеющихся ресурсов и выгодного географического расположения позволило Тбилиси полностью дезактивизировать внутренний потенциал армянского населения региона Самцхе-Джавахети. Решающую роль в устранении данного фактора сыграл вывод российских войск из Ахалкалаки, а также полная пассивность Армении. Что касается Еревана, то его нейтралитет был обеспечен усилиями Михаила Саакавшили, который провел с этой целью череду двусторонних встреч с президентом Армении Робертом Кочаряном. Период русского влияния и ориентации местного, преимущественно армянского, населения на Россию, начавшийся в Ахалкалаки в 1829 г., закончен.

8. Правительству Грузии удалось стабилизировать энергетическую ситуацию в стране. Был предпринят простой и абсолютно продуктивный ход. Тбилиси пошел навстречу пожеланиям РАО ЕЭС. Что же дало так называемое завоевание так называемых командных высот в энергетике Грузии России? Управление вырабатывающими и распределительными мощностями действительно было передано российским компаниям, что и обязало их поддерживать эту стратегическую отрасль грузинской экономики в должном состоянии. Их достижения, имевшие место после длительного периода разрухи, все как один пошли в копилку достижений правительства Саакашвили. Теперь перерывов в снабжении электричеством нет, и каждый житель Грузии знает, что это личная заслуга ее президента. Характерно, что стремление российской стороны овладеть газово-транзитной инфраструктурой, в частности проложенным еще при СССР газопроводом Россия-Грузия-Армения наталкивается на ярое сопротивление Грузии и США (!).

9. Грузия становится точкой опоры США в Закавказье, а грузинский президент не скрывает, что является оператором, доводящим до сведения региональных политиков позицию Вашингтона.

При желании данный список без особого труда можно было и продолжить.

Чтобы ситуация не показалась безоблачной для самой Грузии, стоит привести и некоторые проблемы, перед которыми стоит грузинская власть. Конечно, главными проблемами грузинской стороны остаются нерешенные конфликты в Южной Осетии и Абхазии, особенно настрой властей и общественности данных республик. Существенные сложности возникли у Грузии из-за Украины. Новая расстановка сил на украинском политическом поле значительно усложнила задачу Саакашвили, который рискует лишиться ключевого партнера в региональной антироссийской миссии. Американская программа содействия Грузии в перспективе не будет столь же значительной, если Украина все-таки возьмет за приоритет политику, исходящую из ее национальных интересов. Грузия интересна для США, прежде всего, своей связующей (транзитной) функцией. Выход Украины из "санитарного", т.е. анти-российского пояса резко сужает оперативные и политические позиции Грузии. Не случайно экс-министр иностранных дел Грузии Саломе Зурабишвили, сразу после вступления Виктора Януковича на должность премьер-министра Украины, заявила: "Пример Украины показал, что нельзя создавать коалицию с неопытным партнером. Президенту Украины будет трудно возвратить страну на выбранный ранее путь".

Тем не менее, в ходе визита в США в преддверии саммита G8 в Санкт-Петербурге Саакашвили, видимо, удалось продлить благосклонность Джорджа Буша, тем более, что президент США в долгу перед Грузией за раскрытое "покушение" на его жизнь. Именно после визита в США президента Грузии и был осуществлен демарш грузинской стороны в отношении процесса присоединения России к ВТО, а также предпринята операция в Кодорском ущелье.

Некоторые проблемы грузинских властей возникли в результате импульсивных и непродуманных действий и заявлений членов команды Саакашвили, да и самого грузинского лидера. Среди таковых, цейтнот в принятии решений на югоосетинском направлении, возникший после заявления министра обороны Ираклия Окрушавили о планах встретить 2007 год в Цхинвали.

Чрезмерно агрессивная риторика в адрес Москвы также привела к обратному эффекту. Доселе крайне нерешительное внешнеполитическое ведомство России выступило с рядом резких заявлений. Полемика грузинской и российской сторон существенно повысила "планку принципиальности" данной проблематики, не оставляя места для спонтанных уступок или же жестов доброй воли.

Неуравновешенности грузинских политиков могут быть "благодарны" и десятки тысяч человек, некогда занятых в сфере виноделия и в производстве минеральной воды. Каков реальный ущерб от потери 80% рынка сбыта основной статьи грузинского экспорта приходится лишь гадать. Жесткий и эффективный контроль грузинских властей над информацией, в том числе статистической, также можно занести в копилку Саакашвили. Как известно, Грузия уже довольно длительное время не предоставляет данные о своей экономике и рынке финансов в Статистический комитет СНГ. Логику данного решения в условиях "момента истины" понять можно.

Консолидации потенциала грузинской нации для решения проблемы сохранения государственности (а именно так стоял вопрос после свержения Шеварднадзе) Михаил Саакашвили подчинил и целый ряд непопулярных методов воздействия на СМИ, оппозицию, общественный и бизнес-сектор. В настоящее время демократичность правления Саакашвили видится в крайне сомнительном свете. По этой части чаяния грузинского народа продолжают питаться фантастическим по раздутости популизмом. С другой стороны ясно, что совершенно жесткие задачи, стоящие перед Саакашвили и дефицит времени требуют от него серьезных по рискованности действий. Режимы, рожденные революцией, не могут не быть матереубийцами. Поэтому они неизбежно боятся революции, и поэтому обречены стремиться к революционным прорывам. Рискуя, рожденный революцией не может считаться с теми, кто не хочет рисковать. Или не хочет делиться.

В результате в эти дни вереницы грузинских оппозиционеров тянутся в Лондон, где некоторые из них уже провели, а иные намереваются провести консультации с интернациональным тандемом олигархов Патаркацишвили-Березовский.

Следует напомнить, что Бадри Патаркацишвили, являющийся помимо всего прочего президентом Федерации бизнесменов Грузии, присоединился в Лондоне к своему закадычному другу Борису Березовскому. До этого в Тбилиси он выступил с целым рядом обвинений в адрес грузинских властей, которые, согласно Патаркацишвили, позволяли себе подвергать цензуре работу его телеканала "Имеди", а также вымогать у бизнеса деньги на различные фонды, создаваемые при правительственных структурах. К текущему времени, грузинский олигарх успел втянуть "под цензуру" медиа-конгломерат Руперта Мердока News Corporation, который, по некоторым данным, приобрел значительную долю в "Имеди".

Итак, грузинская оппозиция ищет поддержки в Лондоне. Данная реальность, прямо или косвенно подтвержденная самими оппозиционерами - лидером партии "Новые правые" Давидом Гамкрелидзе, лидером Республиканской партии Давидом Усупашвили и другими - заметно встревожила представителей властного лагеря. Во всяком случае, один из лидеров правящей партии Грузии "Единое Национальное Движение", депутат парламента Гига Бокерия заявил, что "из полученной информации можно сделать вывод, что во время консультаций обсуждается два основных вопроса - финансирование оппозиции и, предположительно, выдвижение Патаркацишвили в качестве единого кандидата в мэры Тбилиси от оппозиции".

По всей видимости, заигрывание с Патаркацишвили перестало входить в планы Михаила Саакашвили после того, как бизнесмен начал претендовать на свое место в грузинской политической пирамиде. Между тем, до того, как стало ясно, что олигарх не желает ограничиваться статусом финансиста властей, крупные инвестиционные проекты Патаркацишвили, в том числе в сфере восстановления курортной инфраструктуры Грузии, выставлялись Михаилом Саакашвили в качестве свидетельства успешной экономической политики "розовых властей".

Не ставя целью проанализировать все перипетии и возможные сценарии развития данного процесса, констатируем: власть Грузии, выполняющая сегодня в регионе особую миссию, обрела серьезного оппонента. Взоры грузинских оппозиционеров направлены в сторону туманного Альбиона, а один из главных внутренних рупоров - телерадиокомпания "Имеди", фактически, передана западной корпорации.

Впрочем, в итоге, для России все это мало что меняет. Рискнем оценить ситуацию как проигрышную. Причина такой оценки проста: все ниши грузинской политической элиты - и власть, и оппозиция, а значит и общественность этой страны, всецело ориентированы на Запад. Конечно, определенные деятели сохраняют вполне нормальные отношения с российскими коллегами, но на них в Грузии мгновенно навешивается ярлык маргиналов, который, как показывает опыт, срабатывает безотказно, даже если последние выдают обществу идеи, менее маргинальные, чем предлагает сама власть.

При этом было бы большой и весьма примитивной ошибкой утверждение, что грузинская общественность враждебно относится к России и к россиянам. Скорее всего, от России в Грузии не ожидают ничего хорошего. Более того, непонятна и невнятна сама суть отношения России не только к Грузии, но и к региону в целом. Россия демонстрирует слабость, а со слабыми не только не считаются, их и не уважают. Свидетельством тому череда позорных акций перед зданием посольства России в Тбилиси. В течение целой недели на фасад здания проецировались откровенно оскорбительные надписи и изображения, за которые впору было разрывать дипломатические отношения с Грузией, тем более, что ущерб от такого решения в виде толп грузинских граждан, оставшихся без визы, целиком лег бы на плечи грузинского правительства. Однако МИД России предпочел отмолчаться.

Допустим, залогом эффективности американской политики в Закавказье, как и в других стратегических направлениях, является максимально точное владение оперативной и аналитической информацией, а также выверенная тактика достижения четко очерченных приоритетов. За относительно короткий период активного присутствия в регионе, США четко определили перечень своих стран-партнеров, стран, призванных служить территорией или обеспечивать ресурсы, стран-противников и т.д. Да, американская сторона тоже не застрахована от провалов, однако эти провалы несут для Вашингтона лишь финансовые и тактические последствия, в отличие от России, которая рискует стабильностью на своей собственной южной границе - в регионе, сотнями артерий связанном со взрывоопасным Северным Кавказом.

В отличие от США российская сторона пытается балансировать и выжидать, поздно реагируя на вызовы и проблемы. Стараясь выстроить политику, всецело ориентированную на установление рыночных отношений, Россия не отказывается от статуса ведущей региональной силы. Между тем, ясно, что ни Грузия, ни Армения, ни Азербайджан просто не в состоянии развивать с Россией чистые рыночные отношения, основанные на европейских условиях и, главное, тарифах. Таким образом, некогда субсидируемые страны просто вынуждены искать помощи (субсидий) на стороне. Американцы охотно занимают эту нишу. А каждый знает, что покидают они ее, как правило, весьма неохотно.

Позиция России в отношении Грузии и тлеющих конфликтов остается крайне противоречивой. Однозначно признавая территориальную целостность Грузии в давно ее несуществующих и не подлежащих восстановлению без кровопролития границах, Москва ставит себя в двусмысленное положение. Политическому и экспертному сообществу ясно, что позиция России в данном случае является решающей. Однако, на что решится и что решила Москва - уверенности в этом нет ни у кого. Во всяком случае, в Закавказье - ни у ее врагов, ни у ее друзей. Если первая неопределенность - хороша для России, то о второй этого не скажешь.

Очевидно, что следующим после Аджарии и Кодори шагом грузинской стороны станет использование грузинских анклавов в Южной Осетии и Гальского района в Абхазии. Война России с Грузией чревата крайне неприятными эксцессами на всем кавказском пространстве. Насколько российские аналитики просчитали все "за" и "против"? Судя по текущему состоянию дел, вероятность позитивного ответа на данный вопрос крайне мала. Затягивая неопределенность на этом фланге, Россия лишилась важных рычагов воздействия на весь регион. Москве пора четко и однозначно определить свои приоритеты и громогласно заявить о них, или же просто признаться, что проблемы этого региона представляют для России неразрешимую головоломку и попросить помощи у той же Грузии в решении обоюдных проблем. Нельзя более продолжать делать вид, что существующие проблемы не существуют. Нельзя более успокаивать себя надеждой, что, потеряв влияние в Закавказье можно сохранить там свои позиции. Нельзя более не отдавать себе отчета, что, раз начав отступление в Закавказье, его трудно будет остановить. Во всяком случае, по собственному усмотрению.

Именно на такие выводы наталкивает, например, полный откат российской стороны от роли активного посредника в урегулировании нагорно-карабахского конфликта. Переговоры последних двух лет демонстрируют полное доминирование в процессе американской стороны. Если этого не хотят замечать в России, то уж по всему Закавказью это очевидно.

Резюмируя вышесказанное, следует признать, что России никогда не удастся отгородиться от Южного Кавказа прагматичной экономической политикой. Такая тактика чревата расширением политического влияния третьих сил и серьезными проблемами. Цейтнот, в который загнали себя власти Грузии, касается и России. Стрелки бегут с одинаковой скоростью для обеих сторон.

Виктор Якубян - эксперт по проблемам Южного Кавказа

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.