Американский дипломат: "Коррупционный авторитаризм - в психологии грузин"

Гагра, 27 августа 2006, 12:06 — REGNUM  

Грузинская газета "Резонанси" в № 225 от 21 августа 2006 года опубликовала материал "Грузия снова... на перекрестке", подписанный Адамом Вульфом. В предисловии от редакции утверждается, что автор этой статьи - американский дипломат. "Естественно, мы публикуем его статью под псевдонимом, несмотря на то, что критические мысли по - поводу процессов, происходящих в Грузии после Революции роз, неоднократно публично выражались на различных уровнях, тем не менее, интересно в очередной раз узнать, что о нас думают на Западе, на том Западе, оценки и содействие которого наша власть часто использует для оправдания собственных спорных шагов", - анонсирует "Резонанси". ИА REGNUM публикует материал без изменений.

Большие надежды

В ноябре 2003 года в Грузии произошли величайшие политические перестановки, вследствие которых руководимый Эдуардом Шеварнадзе ослабленный, коррумпированный и дискредитированный режим потерпел крушение, и власть оказалась в руках молодых динамичных политологов и активистов неправительственных общественных организаций, которые с оппозиционных баррикад перешли в государственные кабинеты. К моменту смены власти грузины так устали от лишений, бедности и нищеты, что питали неоправданно большие надежды и ожидания относительно изменений и улучшения ситуации. Тот уровень поддержки и доверия, который они оказывали Михаилу Саакашвили, был необычайно высок на зените и по некоторым подсчетам достигал 90%. На парламентских и президентских выборах Саакашвили получил такую поддержку, которая характерна для стран с однопартийной системой. Ожидания и доверие, оказанное этой молодой и неопытной властной команде утомленным населением в надежде на осуществление провозглашенных популистских идей и обещаний, был удивительно высок. Эта новая власть одновременно должна была решить широкий спектр проблем и достичь в наиболее краткие сроки определенных успехов. Нуждались в решении следующие проблемы:

- борьба с коррупцией, в которую были вовлечены фактически все слои населения,

- реабилитация разрушенной в течение многих лет экономики,

- усиление верховенства закона и создание новых институтов,

- восстановление минимальной социальной защиты,

- возврат помощи разочаровавшихся международных донорских организаций,

- обеспечение стабильного энергоснабжения для уставшего от лишений населения, - восстановление территориальной целостности Грузии, - интеграция национальных меньшинств Грузии и улучшение отношений с Россией.

Сегодня прошло более двух лет с тех событий, которые все чаще вспоминают как "Революция роз". И Грузия снова на перекрестке. Уровень общественного недовольства достиг тревожных масштабов. Растет бедность и инфляция, увеличивается разрыв между гражданским обществом и властью, ухудшается ситуация в сфере защиты прав человека и международная общественность, по крайней мере государства-члены Евросоюза, постепенно начинают задумываться и понимать, что общая картина тем не менее не столь "розовая", как все того ожидали.

Ошибочные предположения и огорчающие правонарушения

Большая часть участников "Революции роз", как казалось в то время, была логична в одном - власть, которая приходила, по сути, из недр гражданского общества, обязательно попытается на деле создать те ценности и стандарты, за которые боролись активисты общественных организаций и защитники прав человека. В их числе - уважение прав человека, участие общества в принятии решений, разделение власти, демократия, верховенство закона...

Но вскоре выяснилось, что это логическое предположение было ошибочным. Всего лишь через месяц после парламентских выборов, в результате которых Национальное движение Саакашвили получило возможность установить контроль над Исполнительной властью, правительство разработало и осуществило ряд конституционных поправок, которые крайне ограничили правомочия Парламента тем самым, увеличив прерогативы Президента.

Например, контроль Парламента над расходами правительства был доведен до опасного минимума. Если законодательный орган несколько раз не утверждает представленный правительством бюджет, президент имеет право распустить парламент.

Эта и другие, далеко идущие реформы Парламент утвердил в срочном порядке и за закрытыми дверями в феврале 2004 года. В связи с конституционными изменениями не были организованы ни общественные консультации, ни дискуссии, правительство даже не попыталось учесть различных мнений. Это был первый сигнал того, что процесс, возможно, развивается не в правильном направлении. Гражданское общество никоим образом не откликнулось на эту ситуацию, так как придерживалось общего мнения, что новому правительству нужно дать шанс. Несмотря на это, данная конституционная поправка была первым явным признаком "революционной логики", которая быстрыми темпами укоренялась во власти. Стоявшие перед государством задачи требовали скорейшего решения, и у правительства возникло желание облегчить свою задачу для свободы действий. В жертву данному желанию были принесены фундаментальные демократические принципы, одним из которых и является требование об организации общественных консультаций по конституционным изменениям. Согласно мнению властей, в консультациях с гражданским обществом не было необходимости, так как учиться было нечему. Она - власть и была гражданским обществом, и в то же время - хозяином власти. Помимо этого, многое необходимо было сделать, времени придавалось величайшее значение, и нужна была сильная рука.

Вскоре стало ясно, что новый режим так торопится совершать дела, или, по крайней мере, пытается создать имидж успешно функционирующего, что запутался вообще. Сегодня, когда растет напряжение, как в самой Грузии, так и в отношениях Грузии и Россией, отсутствие четкого курса может привести к далеко идущим последствиям.

Правительство изначально считало борьбу с коррупцией основным вопросом. В процессе охоты за олигархами и коррумпированными должностными лицами, представители власти вскоре обошли такие важные для демократичного общества ценности, как презумпция невиновности и объективное судопроизводство. После "Революции" аресты подозреваемых высокого ранга, хорошо известных и ненавистных в грузинском обществе, проводились показательно и часто в результате рейдов, транслируемых по телевидению. Как правило, после ареста подозреваемых помещали в места предварительного заключения. После страшных побоев и (или) пыток им предоставлялась возможность освобождения из тюрьмы посредством "возвращения" власти нажитого незаконным путем в прошлом.

Хорошо известно, что после "Революции Роз" случаи применения пыток в Грузии также не сократились. Напротив, уровень безнаказанности должностных лиц исполнительной власти более чем увеличился, что подтверждают многочисленные доклады международных и общественных организаций. Именно вмешательство такой "сильной руки" было и остается популярным среди широких слоев населения. Жизнь в Грузии тяжелая и как следствие в стране много людей, которым нравится наблюдать, как сводят счеты по заслугам с "пиявками". При подобном отношении, естественно, предпринимается мало действий для усиления принципа верховенства закона в такой стране, в которой более двухсот лет жили под диктатурой или царя или пролетариата.

Усиление верховенства закона может быть эффективным только в случае, если грузинское общество совместными усилиями попытается осуществить деперсонализацию власти и создание действенных государственных институтов. Это сложный вызов, поскольку в Грузии традиционно уважения удостаивались не институты, а сильные лидеры, которым удавалось установить порядок в этом свойственном Грузии хаосе.

В Грузии много говорят о демократии и институциональном строительстве и у правительства в этой связи должны бы быть также, несомненно, благие намерения. Однако факт, что министры, госсекретари и высокопоставленные должностные лица назначаются, освобождаются, или переводятся на другие должности с вызывающей беспокойство частотой. Все получившие назначение, как правило, моложе 35 лет и создается впечатление, что делаются какие-то скрытые попытки для того, чтобы при назначении должностных лиц, не было ни одного обладающего институциональной памятью и принимающего решения чиновника. Подобная революционная нестабильность делает нереальной координацию реформ. Это осложняет также обеспечение эффективного технического содействия, оказываемого международными донорскими организациями реформам и институциональному строительству, осуществляемым в Грузии. Процессу институционального строительства препятствует также откровенное бессилие или отсутствие желания у представителей власти, с уважением относиться к дифференцированию компетенций и власти на всех уровнях.

Под давлением институтов

Очевиден тот факт, что сегодня в Грузии один из фундаментальных принципов демократии - независимость суда, находится под сильным прессингом исполнительной власти. От работы в судах, вследствие угроз или вынужденных переводов, были отстранены такое количество судей, что уже нереальны размышления о правах человека, об объективном судопроизводстве. Количество собранных для рассмотрения дел достигло астрономических цифр. Все это показывает, что цель данного безнадежного процесса - расчистить дорогу для молодых неопытных и покорных судей, которые после назначения будут быстро приводить в исполнение приказы правительства.

Накопление дел имеет непосредственное влияние на карательную систему страны, которая сегодня ужасно перегружена. Как правило, все обвиняемые осуждаются на предварительное заключение. К этой тенденции, превалирующей на всей территории СНГ, теперь прибавилось заявления президента Саакашвили о нулевой толерантности даже в случае незначительного преступления, а также его желание видеть весь криминал, заключенным в тюрьмы, независимо от тяжести содеянного преступления. Карательная инфраструктура Грузии не обладает возможностями для принятия такого количества заключенных. Результатом этого стало то, что многие люди, ожидающие начала судебного процесса, вынуждены находиться в страшно бесчеловечных и унизительных условиях. Эти условия, вместе с безнаказанностью высокопоставленных должностных лиц исправительной системы стали причиной вспыхнувшего 27-го марта мятежа, вследствие которого погибли и были ранены многие. То, что власть, невзирая на внутреннюю и международную поддержку, не желает проводить независимого и открытого расследования этих событий, свидетельствует о непрофессионализме этого правительства и нестабильности его демократического мандата.

Опора на суды со стороны правительства, несомненно, приостанавливает процесс значительных внутренних или внешних инвестиций, в которых для восстановления своей экономики так нуждается Грузия. Вопрос неприкосновенности имущества останется проблематичным до тех пор, пока власти Грузии неубедительны в проявлении уважения к независимости судов. В течение прошедшего времени в Грузии создано мало богатств и лом все еще остается одним из источников дохода. Однако, без здоровой экономики, безработица не сократится, а бедность может обусловить нестабильность и отсутствие безопасности человека в будущем.

Грузия все еще находится на той позиции, когда влияние индивидов превалирует над законом, порядком и институтами. Конечно, искоренение коррупционного авторитаризма, впитавшегося в течение веков в психологию грузин, не легкое дело. Несомненно - создание баланса под давлением проблем в переходный период, трудно осуществимая задача. С учетом всего вышеизложенного, находящаяся во власти элита обязана проявить в этом истинное лидерство. Если правительство не служит примером, как могут грузины питать какие-либо надежды на позитивные изменения.

Территориальная целостность. Препятствия на пути прогресса

Все сегодняшние проблемы Грузии осложняются по причине гнойных ран сепаратизма. Понятно, что любое правительство должно искать пути реинтеграции в единое государство двух сепаратистских режимов - Абхазии и Южной Осетии. Ни одно государство не уступает своей территории по собственной воле. Ни одно государство не может смириться с тем обстоятельством, что более двухсот тысяч его граждан, изгнанных из зоны конфликта, снова вынуждены жить в собственной стране со статусом перемещенных лиц.

Желание возврата потерянных грузинских земель, вполне нормальный рефлекс, хотя невозможно без удивления наблюдать, какое количество энергии растрачивается на деструктивную и жалкую риторику, позиционирование, угрозы или провокации в отношениях с сепаратистскими режимами. Можно было бы подумать, что создание привлекательного государства с цветущей экономикой и эффективными демократическими институтами имело бы большее значение для того, чтобы убедить отделившиеся регионы в полезности реинтеграции с Грузией. Можно было бы подумать, что после отъезда Абашидзе в Россию, сохранение реальной автономии Аджарии, вместо ее ослабления, стало бы более убедительным аргументом для осознания абхазами и южными осетинами того, что в Грузии действительно возможно приобретение существенной автономии. Можно также предположить, что согласованные и постоянные попытки по установлению более тесных контактов с регионами национальных меньшинств Грузии, Самцхе-Джавахетией и Квемо Картлией, могло бы дать намного больше с точки зрения сохранения длительного единства и стабильности Грузии, чем сооружение каменных стен и бряцание оружием.

Однако, выясняется, что бряцание оружием намного легче и более знакомый образ отношений. Более того, создание периодических кризисов и контекста напряженности имеет дополнительную привлекательность, так как мешает любой критике в адрес политики правительства, ведь в кризисных ситуациях критика правительства антипатриотична.

Фактор России

Невозможно не завидовать геополитической ситуации, в которой находится Грузия. Для нас всех уже давно в прошлом ослабленная и уступчивая Ельцинская Россия. В руках Правительства, руководимого бывшими сотрудниками КГБ, Россия быстро возвращается к своим тоталитарным и экспансионистским рефлексам. Обладая мощными природными ресурсами, она уверенно возвращается также на международную арену. В мире, где ощущается нехватка нефти и газа, Россия имеет то, что необходимо всем индустриальным государствам и в чем они нуждаются - нефтепродукты и газ. Ощущая свое величие, Россия не избегает демонстрации силы и пытается восстановить свое влияние в Средней Азии и на Кавказе, двух регионах, которые она никогда не уступит по собственной воле. Грузия, с ее демонстративной прозападной политикой оказалась в очень щекотливой ситуации. В то время, когда никто не хочет иметь иллюзий относительно имперских амбиций России, власти Грузии должны полностью осознать тот факт, что помощь Соединенных Штатов будет продолжаться до тех пор, пока это в их стратегических интересах. Смена администрации в Вашингтоне, или перегруппировка монополистических групп вокруг природных ресурсов может привести грузинские власти к состоянию полной изоляции и оставить в тяжелой ситуации под угрозой с севера в дальнейшем. Этот крупный северный сосед не собирается никуда уходить, кроме того, чтобы безопасно плавать в этих безнадежных водах, Грузии необходимо владеть искусством управления государством. Из перечисленных трех атрибутов, в Грузии на данный момент не присутствует ни один. Правительство Грузии должно попытаться хотя бы немного учитывать интересы России. Сегодняшняя конфронтационная риторика, которой придерживается политическое руководство, не служит интересам Грузии. Кроме того, в своей внешней политике Грузия не должна упускать тот факт, что в России живет и работает от примерно 500 тысяч до одного миллиона грузин. Именно за счет перечисляемых ими в Грузию денежных средств живет большая часть населения страны. Тот день, когда Россия, в качестве ответного шага, депортирует на родину эту иностранную рабочую силу, станет для Грузии черным днем. Сейчас нет никакой перспективы для создания рабочих мест и развития экономики. В такой опасной ситуации у Грузии, где царит безработица и отсутствует надежда, нет необходимости в возвращении отчаявшихся людей, которые будут полны ненависти к режиму, в результате политики которого они потеряли работу.

Международная общественность. Отчего нам грустно?

Успешный переход Грузии к рыночной экономике и демократии входит в круг интересов Западной демократии. Переход к альтернативным источникам нефти и газа имеет большое значение для Запада, особенно, после спровоцированного "Газпромом" прошлой зимой энергетического кризиса. Было бы хорошо, если бы Европа и Соединенные Штаты позаботились о том, чтобы Баку-Тбилиси-Джейхан и Южнокавказские нефтепроводы не оставались бы под контролем какого-либо одного государства. Наилучшим путем достижения этой цели стали бы усилия, направленные на формирование стабильной демократической Грузии. Если Грузия достигнет успеха на этом пути, если в процессе демократических реформ она придет к той намеченной цели, после которого возврат к прошлому невозможен, она действительно станет путеводным маяком демократии, служащим образцом для других стран региона. Хотя до этого ей предстоит пройти долгий путь, и в то же время нет никаких гарантий достижений успеха. Если Грузия на этом пути потерпит поражение, последствия будут печальными не только для нее, но и для всего региона.

Среди всех стран Кавказа и Средней Азии, Грузия единственная, кто, так или иначе, вселяет надежду на демократическую эволюцию. Несмотря на многочисленные вышеперечисленные препятствия, в Грузии присутствует один из главных компонентов достижения успеха, и это наличие жизнеспособного сектора неправительственных общественных организаций. Гражданское общество консолидируется для защиты демократических ценностей путем мониторинга и недвусмысленной критики политики и действий правительства, ценностей, которые, по их мнению, сейчас находятся под угрозой. Профессиональные навыки руководителей общественных организаций, по созданию коалиций и осуществлению функций по критике правительства так, чтобы в результате не оказаться в тюрьме, это то, что отличает сегодня Грузию от других государств региона. Нужно надеяться, что подобная ситуация сохранится и в будущем, хотя есть растущие признаки того, что возможно грузинское правительство начнет применять политику запугивания и угроз в отношении открыто выступающих общественных организаций.

Коалиция обратилась за помощью к международной общественности. Она четко сформулировала, чтобы Грузии была оказана поддержка в ее попытке преодоления и решения сложных задач, посольства и международные организации должны открыто и искренне выражать свое мнение, когда власти Грузии не выполняют взятых на себя перед ООН, ОБСЕ и Европейским Союзом обязательств. Такая публичная критика мешает правительству заявлять, для легитимизации своих действий, что оно пользуется полной поддержкой международного сообщества.

После произошедшего в тюрьме и подавленного в крови мятежа 17-го марта 2006 года, ОБСЕ призвало власти Грузии провести публичное и независимое расследование для выявления тех причин, которые стали поводом этих беспорядков. Конечно, правительство предпочло проигнорировать этот призыв ОБСЕ, однако это событие сыграло величайшую роль на внутриполитической сцене. Призыв ОБСЕ придал легитимность требованиям общественных организаций относительно расследования факта явного превышения использования силы, и виновные ответили перед правосудием.

Процесс принятия Грузии в "Евро-атлантическое" пространство не должен быть излишне облегчен со стороны международного сообщества. Те демократические государства, которые уже вовлечены в процессы, происходящие в Грузии, оказывая ей политическое или техническое содействие, тем не менее, без сомнения, должны критиковать ее власти тогда, когда это необходимо. Донорское сообщество должно находиться на отдалении от государственных институтов, и при этом уделять большее внимание гражданскому обществу, увеличению его потенциала и осуществлять объективную наблюдательскую миссию и контроль.

Достижение успеха на пути переходного процесса Грузии к демократии находится в интересах всех государств Большой восьмерки. Нестабильная Грузия или ее превращение в постсоветскую банановую республику не входит ни в чьи интересы. Подобное развитие событий может только создать угрозу для попыток Запада взять под контроль альтернативные источники нефти и газа Центральной Азии и Каспийского моря, но и подтвердит тот факт, что демократия не имеет будущего в СНГ. Поражение Грузии станет свидетельством того, что Кавказ не может преодолеть авторитаризм, коррупцию, бедность, конфликты и загадочную цепь милитаризма. Это поражение воодушевит северокавказских исламских фундаменталистов на осуществление их экспансионистских целей и создаст серьезную нестабильность в южных регионах России. Это может способствовать также процессу исламизации Азербайджана.

Видеть стабильную, демократическую, успешную и цветущую Грузию - выгодно всем. Однако Грузия сегодня опять стоит на перекрестке. Нужно надеяться, что она сделает правильный выбор.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.