Села Архангельской области уходят под воду? СМИ региона за 24-25 августа

Архангельск, 25 августа 2006, 16:41 — REGNUM  

Браконьерам помогают губить рыбу (Знамя)

По-прежнему запрещен любительский лов сетными орудиями лова как на Северной Двине, ее полоях, так и в озерах. Но это никак не останавливает любителей нарушать правила рыболовства. Вооружившись плавными сетями, они днем и ночью бороздят воды Северной Двины.

Некоторым не удается скрыться от инспекции рыбоохраны, но штрафы не особо их пугают, так как добытая незаконным способом рыба покрывает все затраты. Ставные сети также достойно представляют арсенал браконьеров. Они выставляются повсюду и остаются, как правило, без присмотра. Вынимает их инспектор, а владельцев нет. Такие нынче нравы.

Беспредел устраивается владельцами автомобилей на берегах Северной Двины около населенных пунктов. Они считают, что наша северная река и ее притоки лучшее место для мойки их любимых автомобилей. А то, что в соответствии с законодательством в километровой водоохранной зоне мойка автомобилей и другой техники запрещена, автовладельцев не смущает. Находят массу доводов, чтобы избежать административного наказания (штраф в размере от 300 до 500 рублей).

И, видимо, только усилий рыбинспекции в деле наведения порядка на берегах наших рек, которые являются местом отдыха населения, не хватает. Здесь требуется активная помощь со стороны общественности и работников соответствующих служб муниципальных образований, которые также призваны следить за соблюдением природоохранного законодательства.

Также хочется напомнить нашим доблестным дорожникам про протоку перед Смагином (дорога Красноборск-Куликово). По карте водоохранных зон числится "Смагинская протока", здесь должна быть заложена труба, но трубу три года назад в половодье развернуло, и она в данный момент закопана под дорогой. Конечно, закопать-то ее легче, чем содержать. Но из-за такой вроде бы мелочи стали заморными и непроточными прекрасные озера Цивинское, Прямое и Кулижское, в которых нерестятся и живут лещ, щука, окунь, язь и прочие виды промысловых рыб. Будем надеяться, что руководство сейчас уже Котласского ДРСУ установит трубу, как оно и должно быть. Думаю, что местные жители им будут очень благодарны, так как прекрасные рыбные запасы - это большое подспорье в их и так нелегкой жизни.

Цены все выше, выше... (Архангельск)

Осень - не только начало учебного года, но и время активных сделок в различных отраслях бизнеса. В частности, на рынке недвижимости. Если говорить по существу, это обычная ситуация: некоторый всплеск в сентябре вполне закономерен. Повышаются спрос, активность, объемы продаж, а вслед за ними и цены.

На днях в мэрии Архангельска обсудили вопросы доступного и комфортного жилья. Маленькое лирическое отступление - жилья, которого пока нет. И, судя по прозвучавшим на круглом столе мнениям, еще долго не будет.

За последние три месяца цена на какой-нибудь "симпатичный уголок" в Архангельске выросла на 50 процентов, а за прошедшие две недели - еще на 20. Если на вторичном рынке квадратный метр стоит дороже 1000 долларов, то что будет дальше?

Интересно, но для многих архангелогородцев, по-видимому, это вполне приемлемые деньги. Однокомнатные квартиры, к примеру, разлетаются вмиг. Не успеют появиться, как тут же находятся покупатели. В общем, ценовая ситуация на рынке говорит о том, что у нас есть все шансы приблизиться в этом отношении к Москве.

А вот дешевое (если такое слово уместно) жилье еще никто не отменял. Оно есть. Но далеко. Например, на Левом берегу. Или на острове Бревенник. 300 долларов за квадратный метр в периферийном районе - это уже нормально.

Стоимость же квартир в самом городе изменяется по правилу: чем ближе к набережной, тем дороже. Жить "как на войне", в какой-нибудь древней хрущевке, но зато в центре - это по-прежнему модно.

Момент, который стоит отметить отдельно - для "крутых": если кто-то думает, что является собственником элитного жилья и вовсю этим гордится, он глубоко заблуждается. Такового в Архангельске нет и в помине. Как выяснилось на круглом столе, если руководствоваться европейскими или все теми же московскими мерками, их фешенебельные домики можно назвать всего лишь недвижимостью "с повышенной комфортностью":

Вопрос увеличения цен требует пристального внимания - по мнению директора строительно-монтажного треста N 1 Евгения Бойцова, квартиры не будут дешевле до тех пор, пока в городе не уравновесятся спрос и предложение. С последним "пунктиком" в Архангельске вообще явные напряги, потому как в сравнении с другими регионами строительство у нас почти не ведется. Единственный положительный момент: качество того малого процента возводимого жилья с каждым годом все лучше и лучше. Это, согласитесь, уже что-то. Вот только утешает не очень.

Но, само собой, присутствуют и всенепременные факторы - проблемы, проблемы... Куда без них. Отсутствуют рабочие кадры, не хватает строительных материалов, нет возможности перспективного планирования деятельности - и это при том, что сбор согласований по земельному проекту занимает 2-3 года. Нет, наконец, строительных площадок:

Последнее утверждение, конечно, спорное. Площадки есть. На окраинах. Малопривлекательные. Но если над этим вопросом поработать, вдруг да окажется, что когда-нибудь отдаленное от центра место будет считаться самым "продвинутым" в городе. А для этого стоит применить комплексный подход. Думать, разрабатывать, развивать. Кто захочет? Подобный опыт был пока разве что в гарнизоне Катунино: как только составили план, цены на недвижимость тут же возросли, появился спрос. Вроде бы все хорошо - да только на бумаге. В действительности же там все по- прежнему.

Получается, что ни городские власти, ни строители еще не готовы к массовому возведению жилья. Нужна строительная политика с четко отлаженным механизмом реализации выдвинутых решений, разработать которую должна мэрия. Если она будет подсказывать коммерческим структурам, где, что и как строить, а также будет выступать заказчиком, ситуация, дай бог, разрешится.

Село уйдет под воду (Правда Севера)

Недавний приезд ради посещения родных могил в деревню Конецдворье не порадовал. Как будто смерч пронесся вдоль берега, обглодав угор, обнажив заглубленный в землю сруб старого погреба. Жители поясняют: такого катастрофического обрушения берега, как за прошлый год, они не припомнят. Конецдворье стоит на правом берегу Никольского рукава - на острове Ластольский.

Вешние воды, устремляясь к северу, все время подмывают берег. Если когда-то, по преданиям жителей, через этот рукав Двины можно было хомут перебросить, а берег был высоченным, то теперь от него остались одни воспоминания. В воду смыло уже не меньше трех рядов домов, а до ближайшего дома от кромки берега всего два-три метра. Тревогу забил А. Куроптев: за прошлое лето юго-западный ветер обрушил в воду полосу берега шириной метров 12-15. Смыло дорогу, которая проходила по неукрепленному угору. Именно по ней два года назад подвозили доски и бревна к реставрировавшейся тогда Никольской церкви. Разбитый тяжело груженным транспортом участок берега в результате был унесен водой. И теперь дома сельчан под угрозой смыва. Всего по 6-12 метров остается до строений, 150 метров - до обновленной красавицы церкви, к которой за два года уже проложен паломнический маршрут из Архангельска.

Раньше берег укреплялся бревнами для защиты от ледохода. А от коварной речной волны защиты не было никогда. Речное русло давно не чистится, и вода делает с ним что хочет. Конецдворская пристань (причальный камень) уже несколько лет как передвинута метров на 800 вправо по берегу, а на прежнем ее месте теперь - песчаная коса, грозящая вот-вот перегородить отмелью русло. А. Куроптев и еще 30 жителей села обратились к председателю Ластольского сельсовета с просьбой помочь им укрепить берег. Сейчас жители укрепляют его чем могут: сносят к воде мусор потяжелее, пытаются высаживать кустарник. Но впустую - вода уносит все. Вид берега у Конецдворья удручающий: свалка отбросов да и только. А ведь в церковь, где скоро должен появиться свой настоятель, приезжают туристы и паломники, в том числе и иностранцы.

Отравив письмо председателю сельсовета, сельчане уповают на помощь ластольского совхоза, но даже не знают, существует ли он сейчас. Раньше-то Конецдворье было его центральной усадьбой. Тогда совхоз выращивал капусту, картофель, морковь, турнепс и овес на корм скоту, заготавливал сено и силос, для разведения скота было построено несколько современных телятников. Молоко из Конецдворья постоянно поставляли в Северодвинск: утром и вечером туда бегал теплоходик-молоковоз, а до того в деревне были и небольшой молокозавод, и рыболовецкие бригады, которые снабжали рыбой Северодвинск. В одной из таких бригад в Яндовой губе, кстати, вместе со своими дядьями восемь лет ловила рыбу девушка-поморка - впоследствии мать нашего известного земляка председателя Центризбиркома Александра Вешнякова.

Теперь с островов в Северодвинск надо попадать чуть ли не через Архангельск - теплоход до города не ходит (а почему, если пароход "Гоголь", например, курсирует по "корыткам" по-прежнему?) Из-за отлучения от Северодвинска Конецдворье полностью пришло в упадок и теперь больше похоже на дачный поселок - в нем нет уже двухэтажной больницы, поликлиники, двухэтажной школы, двух магазинов (и вообще нет магазина), клуба, разрушены до основания в годы перестройки телятники, продана сельскохозяйственная техника. В селе нет работы, поэтому молодежь покидает обжитый предками рай. Старикам тоже негде вместе собраться даже в престольный праздник, все встречают его, сидя по домам.

Сейчас жители согласны выйти на субботники и помочь сбросить в воду остатки кирпично-бетонных скотных дворов, чтобы укрепить берег. Но услышат ли их власти? Предъявит ли кто-нибудь счет строителям, бездумно разбившим берег тяжеловозами? Устоит ли против людского равнодушия старинное поморское село?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.