Виктор Ольжич: Польша и Литва: друзья или скрытые конкуренты?

Рига, 20 августа 2006, 14:29 — REGNUM  

На поверхности - стратегическое партнерство

О том, что Литва и Польша являются стратегическими партнерами в регионе,- известно давно. Практически одновременно вступив в Евросоюз и в НАТО, они создали некий внешнеполитический альянс. С одной стороны, их объединяет настороженное, если не сказать больше, отношение к соседней России. Эти государства уж никак нельзя назвать "дружественными" России. Объединение на этой почве стало особенно заметным со сменой президента Польши. На место "левого" Квасьневского пришел "правый" Качински. Теперь и в Литве, и в Польше - президенты правого толка.

С другой стороны, обе страны входят в так называемый "проамериканский" блок в Евросоюзе, что с особенной отчетливостью проявило себя во время американо-иракского конфликта, когда в переломный момент они выступили вместе с некоторыми другими "новичками" ЕС в защиту вторжения США в Ирак, в то время, как такие страны, как Франция и Германия, категорически выступали против.

Однако если мы углубимся в детали отношений между Литвой и Польшей, то увидим, что в отношениях между этими странами не все так просто. На политическом уровне в последние годы царила теплота отношений, обусловленная в основном личной дружбой между президентом Литвы Валдасом Адамкусом и президентом Польши Александром Квасьневским. Очень частые личные встречи, совместное участие в "оранжевой" революции на Украине позволили обозревателям говорить о польско-литовских отношениях чуть ли не в эйфорических тонах. Эти тона тем более, казалось бы, имели основание, что в историческом плане у поляков и литовцев много недоразумений и претензий друг к другу (чего, кстати, не скажешь о литовско-украинских отношениях). Чего стоит один только "захват" Вильнюса поляками в переломный момент завоевания Литвой своей первой независимости. И сегодня для многих поляков Вильнюс - "их" город. В польской культуре существует даже целая плеяда поляков, которые считают своей Родиной Литву (от Адама Мицкевича до нобелевского лауреата Чеслова Милоша). Тем не менее, литовцам и полякам, казалось бы, удалось отодвинуть прошлое в тень, ради столь важного "стратегического сотрудничества" сегодня. В этом плане эти отношения то и дело подаются в качестве примера, как можно прошлым не измерять настоящее (другой вопрос, почему это не применяется к России).

Но посмотрим на эту идиллию более пристально. Безусловно, Польше нужны стратегические союзники в регионе. Как сегодня Литва в отношении к Украине, так ранее Польша в отношении к Литве выступала "проталкивателем" в деле интеграции Литвы в ЕС и особенно в НАТО. И мотивы - те же, не бескорыстные: с принятием Литвы в НАТО, Польша перестала быть "пограничной страной" блока. Литва мечтает о вступлении в НАТО Украины и даже Белоруссии, что тоже ее отодвинет "вглубь" территории блока.

Еще больше заинтересована в стратегическом сотрудничестве Литва. В своем стремлении играть роль "регионального лидера" ей выгодно иметь крупного стратегического партнера в регионе. Голос маленькой Литвы может затеряться на просторах Евросоюза и трансатлантического блока. Однако вместе с Польшей Литва представляет собой некую силу. К этому стоит добавить, что две другие прибалтийские страны не могут похвастаться таким партнерством, что в определенных ситуациях как бы придает Литве особый вес рядом с Латвией и Эстонией. Ведь недаром с эмиссаром ЕС в Киев во время событий "оранжевой" революции прибыли именно президенты Литвы и Польши, но не президенты Латвии и Эстонии. Более, чем заметно, взаимное тяготение Литвы, Польши и Украины, что обусловлено, скорее всего, общим историческим путем. Правда, для полноты картины не хватает Белоруссии, которой все три страны не случайно желают скорейшей "демократизации" и "евроатлантической интеграции". И более чем заметно, пребывание в стороне от этого процесса двух других стран Прибалтики. Условно говоря, "немецкая" Латвия и "финская" Эстония - это несколько другое измерение.

Отрежет ли Польша Литву от ЕС?

Итак, факт общего польско-литовского стратегического интереса - налицо. Однако этим миром правит не только политика, но и, быть может, в еще большей степени экономика. Какие экономические реалии стоят за этим политическим партнерством? А тут нас ожидают совсем другие факты. Чтобы понять, о чем речь, возьмем карту Европы. При первом же взгляде мы обнаружим, что Литва по суше не имеет выхода к Западу, как только через Польшу. На Север Европы, кстати, ей тоже нужно идти через Латвию и Эстонию. Если, конечно, не считать Балтийского моря. Но море скорее разделяет, чем соединяет. Чтобы полноценно интегрироваться в Евросоюз, Литве жизненно необходима сухопутная связь, прежде всего, с Западной Европой (потом уже - и с Северной).

Литва этой связью на сегодняшний день не обладает и фактически во многих смыслах, являясь полноправным членом ЕС и НАТО, отрезана от этих международных структур. Что означает эта связь? Эта связь означает наличие прямых железнодорожных и автомагистралей, энергомостов, газо- и нефтепроводов. Только обладая этими коммуникациями, Литва может себя чувствовать экономически интегрированной в Евросоюз, быть естественной частью экономического целого.

Начнем с железнодорожного транспорта. Нет прямых сообщений железнодорожным транспортом, поскольку Литва, как впрочем, и две другие прибалтийские республики, унаследовала от советских времен иную ширину железнодорожного полотна, чем та, которая является стандартом в Западной Европе (включая и Польшу). На границе с Польшей нужно переставлять у вагонов колеса. Что касается автодорожного сообщения, то вы не можете сесть в Вильнюсе и поехать по автостраде в Германию, а оттуда - по всему ЕС. Нет автострады, которая со стороны Литвы пересекала бы Польшу в направлении Германии. Автобусные маршруты, соединяющие Вильнюс с городами Западной Европы, проходят большей частью по извилистым и узким дорогам Польши, нужно проезжать через города. Электроэнергия, газ, нефть - тоже никоим образом не может поступить в Литву с Запада, поскольку нет соответствующих электромостов и трубопроводов, пересекающих Польшу.

На сегодня единственная прямая связь Вильнюса с Западом Европы - авиационное сообщение. Несмотря на рост авиаперевозок, они, конечно, не могут считаться серьезным связующим звеном Литвы с Евросоюзом. Но кто должен обеспечить Литве связь с ЕС? Кроме Польши, которая отделяет Литву от "остального" ЕС, это сделать некому. Все эти коммуникации должна строить Варшава, пусть и за деньги ЕС. Но Варшава не хочет этого делать.

Об этом сегодня во всеуслышанье говорят как в самой Литве, так и в ЕС. Польша не проявляет активности в отношении проекта строительства железнодорожной магистрали с "европейской" шириной полотна "Rail Baltica", которая бы соединила Варшаву, Каунас, Ригу и Таллин. И это несмотря на то, что проект Rail Baltica включен в список приоритетных транспортных проектов ЕС. Однако никакого активного строительства до сих пор не ведется. И это понятно. Польша, благодаря ширине железной дороги, соответствующей западной, давно связана прямыми железнодорожными сообщениями с Западом. А слишком стараться, чтобы и Литва с Латвией и Эстонией подключились к ЕС через железнодорожные магистрали, ей ни к чему. Это ведь не ее интерес, а интерес прибалтийских государств.

Еще более очевидный пример - автомагистраль "Via Baltika", которая в сторону Литвы строится в Польше с большим трудом, а со сменой власти в Польше, вообще работы прекратились. Пассивность поляков в отношении столь важных для Литвы проектов давно уже вызывает раздражение литовских политиков, руководителей государства. Например, недавно ушедший в отставку литовский премьер-министр Альгирдас Бразаускас публично возмущался нежеланием польских властей "интегрировать" Литву в ЕС.

С подозрением принял решение Польши тормозить касающиеся этой интеграции европроекты председатель комиссии сейма по делам НАТО, член комитета по иностранным делам Вацлав Станкевич: "Торможение прокладки "Via Baltika" - это непонятное политическое решение поляков. Хочется верить, что в этот переходный период они чего-то не поняли".

В свою очередь председатель парламентского комитета по иностранным делам социал-демократ Юстинас Каросас раскрыл тайну пассивности поляков - по его словам, эти проекты важны для Литвы, а не для Польши. Каросас: "Раньше они тормозили, поскольку не было такого финансирования из ЕС, но сейчас опять это приостановление выглядит странно. Однако я склонен все объяснять тем, что новая власть еще не успела вникнуть в дела, кроме того, поляки меньше заинтересованы, поскольку выходят на Запад, а нам без них - никак". Как пишет газета Respublika, "Литва с тревогой смотрит в изменившееся лицо соседней Польши. Наша страна уже получила первые пощечины от изменившейся и все еще не устоявшейся польской власти. Приостановлено строительство важной для Литвы магистрали "Via Baltika", а линия электропередачи, способная избавить от энергетической зависимости от России, не сдвигается с мертвой точки. В контексте потрясшего Европу конфликта между Украиной и Россией возникают подозрения, что такое поведение Польши может быть умышленным, продиктованным соображениями конкуренции между новичками Евросоюза".

Но чего, собственно, боятся поляки? Потока литовских товаров в Польщу по проложенным путям? Конкуренции с литовцами на западноевропейских рынках? Но Литва - не соотносимая с Польшей экономическая величина. Она не в состоянии заполнить польские рынки и создать серьезную конкуренцию польским товаропроизводителям. Загвоздка в другом: прямые пути на Восток, на Литву - означают не только интеграцию Литвы в экономическое пространство ЕС. Не забудем, что Литва - транзитное государство, в большой мере связанное транспортными путями с Россией. Польша в экономическом плане боится не Литвы, а России, с которой Литва со времен СССР тесно связана железнодорожными путями, электромостами, газо- и нефтепроводами. Ведь, как считают в Польше, никто не сможет гарантировать, что в один прекрасный день Россия не воспользуется Литвой как "воротами на Запад". Так зачем слишком стараться строить эти ворота?

Возьмем энергетический сектор. На сегодня в Польше большое количество электроэнергии вырабатывается на электростанциях, работающих на угле. Это дорогая электроэнергия. Как только будет проложен электромост, тут же возникнет реальная опасность для Польши в плане конкуренции на внутреннем энергетическом рынке. Это поставит под вопрос существование отсталых угольных электростанций и существование угольных шахт. Закрытие шахт означало бы для Польши резкое увеличение количества безработных, которых и так чуть ли не самое большое количество в ЕС, а вслед за этим опасность социального взрыва. Вспомним роль шахтеров в революционные времена "Солидарности". Нужно это Польше?

Опасность поляки видят в самой политике Брюсселя, который требует либерализации еврорынка, включая и энергетический. В 2006 г. начала действовать директива Еврокомиссии, согласно которой поставщик электроэнергии (распределительные сети) может покупать электроэнергию у кого хочет. Как известно, электроэнергия в России несравнимо дешевле, чем в Польше и на Западе. Кто может запретить поставщику закупать более дешевый товар у России? Но пока нет электромоста с Литвой со стороны Польши - это сделать трудно.

И все же, думается, вряд Польше удастся долгое время игнорировать ситуацию. Брюссель заинтересован в едином рынке ЕС, ведь во многом ЕС был задуман как один из самых больших мировых рынков. Вопрос в том - как долго Варшава сумеет делать вид, что что-то делает, не делая ничего. Вот и на очередной встрече с польским руководителем, председателем сейма Польши Мареком Юреком, президент Литвы Валдас Адамкус заявил, что у Литвы и Польши есть неоконченные работы и выразил надежду, что будет создана энергетическая сеть, соединяющая государства Балтийского региона с Западной Европой. Адамкус: "Мы должны проложить энергомост стратегической важности между Литвой и Польшей". Председателю польского парламента ничего не осталось, как сказать, что вопросы энергетической безопасности становятся "особенно актуальными в сегодняшней Европе". Он заверил, что стороны будут стараться устранить все препятствия, мешающие созданию общих проектов инфраструктуры.

Все это слова. Правда, новая видимость выхода из тупика связана с покупкой польской компанией PKN Orlen Мяжейкяйского нефтеперерабатывающего комплекса. Напомним, что контрольный пакет акций теоретически перекуплен поляками у ЮКОСа, свои акции практически продало и литовское правительство. Как бы в знак благодарности, PKN Orlen в июне 2006 г. заявил, что он собирается участвовать в строительстве электромоста. Перед этим президент Адамкус заявил, что надеется на более благоприятный взгляд "польского правительства" на строительство электромоста после того, как Литва одобрила покупку польской компанией нефтеперерабатывающего гиганта в Мяжейкяй.

Каковы же экономические мотивы участия PKN Orlen в строительстве моста? Мол, Польша собирается принять участие в строительстве новой АЭС в Литве, а после этого полякам понадобится и электромост. В то же время, как проговорился член комитета по международным делам польского парламента Ежи Новаковски, прежде, чем будет построена новая АЭС, Литве на протяжении многих лет не будет хватать электроэнергии после закрытия Игналинской АЭС. А на этот период неизвестной пока длительности Польша сможет продавать через электромост свою энергию в Литву. То есть и здесь национальный польский интерес. Новаковски: "После закрытия атомной электростанции Литве придется импортировать электроэнергию и лучше, если она ее будет импортировать с Польши, а не с Востока. После того, когда начнет работать новая электростанция, посредством электромоста можно будет импортировать более дешевую электроэнергию в Польшу" (Verslo žinios).

Тем временем, после стольких лет проволочек со строительством энергомоста и сухопутных магистралей, мало кто в Литве верит в переход поляков от слов к делу. Отношения Литвы и Польши - казалось бы, тесных стратегических партнеров - лишний раз показывают, что в Евросоюзе бал правит национальный эгоизм: национальные, обусловленные часто экономическими соображениями, интересы ставятся выше общих целей.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.