Политика компромиссов никогда не приведет к разрешению карабахского конфликта: интервью Рауфа Раджабова

Баку, 20 августа 2006, 12:52 — REGNUM  

Рауф Раджабов - эксперт по проблемам конфликтологии, руководитель исследовательско-аналитического Центра "Мир, демократия и культура" (Азербайджан)

ИА REGNUM: Г-н Раджабов, в какой степени политический истеблишмент Азербайджана и Армении должен быть вовлечен в поиск и согласование найденных компромиссов в нагорно-карабахском конфликте?

Политические элиты двух стран должны заниматься не урегулированием уступок и компромиссов, а разрешением карабахского конфликта. Нужно, как бы это трудно ни было, согласиться с тем, что каждый имеет право выбора. Тем более обе общины Карабаха. Так давайте предоставим им это право, а сами же будем помогать им его реализовать. Политика компромиссов никогда не приведет к разрешению карабахского конфликта. Именно разрешение, а не урегулирование должно стать основным и стратегическим направлением переговорного процесса.

Политика компромиссов предполагает, во-первых, позиционный торг, который превалирует в переговорном процессе, во-вторых, уступки, то есть отказ или откат в своей позиции. А это уже потеря. В-третьих, отсутствие надежной системы региональной безопасности.

ИА REGNUM: А что же в таком случае предполагает политика разрешения "карабахского треугольника"?

Во-первых, прямое сотрудничество конфликтующих сторон. Во-вторых, взаимовыгодные и взаимоприемлемые условия политического соглашения. В-третьих, вышеперечисленные условия позволят сторонам конфликта совместными усилиями создать долгосрочную систему национальной и региональной безопасности. Настала пора обеим сторонам кардинально поменять стратегию переговорного процесса.

Попытка урегулирования карабахского конфликта на базе компромиссов в реальности превращается в позиционный торг конфликтующих сторон. К примеру, одна сторона (Армения) предлагает территории в обмен на статус, другая (Азербайджан) - коммуникации в обмен на территории. Между тем, ситуация торга и ситуация поиска взаимоприемлемого компромисса - это все-таки две разные вещи. В первом случае, каждая сторона пытается перекупить оппонента, ничего не меняя в своей позиции, во втором случае - предполагается сближение позиций и поиск общего знаменателя для того, чтобы сдвинуть переговорный процесс с мертвой точки. Сегодня в переговорном процессе превалирует имитационная игра и откровенный торг. Готовность же к реальному сотрудничеству отсутствует. Слишком разнятся позиции сторон в понимании того, что, может, и должно быть предметом компромиссов. Армения, добившись в ходе карабахской войны временного военного успеха, стремится выстроить ассиметричную формулу компромисса, производную от отношений между победившей и проигравшей стороной. Следовательно, Ереван ждет от Азербайджана не столько компромиссов, сколько признания итогов войны. Налицо не поиск реальных компромиссов, а стремление поставить переговорный процесс в прямую зависимость от факта военного успеха. На схожей позиции стоит и Азербайджан, с той лишь разницей, что здесь имеет место демонстрация грядущих успехов, в том числе и военных. Иными словами, в одном случае поиску реальных компромиссов мешает ностальгия по прошлым успехам, а в другом - уверенность в грядущих.

ИА REGNUM: Не кажется ли вам, что одними из главных целей разрешения конфликта должны быть построение системы безопасности и развитие регионального сотрудничества?

Поскольку безопасность Азербайджана после прекращения конфликта не вызывает особых вопросов, остановимся на Армении. Ее главная цель - не только, как представляется на первый взгляд, безопасность армянской общины Карабаха. Армения находится в окружении стран, с которыми имеет значительные проблемы. Исключением является, пожалуй, только Иран, но если ситуация вокруг Ирана все же кардинально изменится, то единственным гарантом останется Россия. Там понимают, что уход из Армении - это потеря в дальнейшем Северного Кавказа. Политика изоляции партнера по переговорному процессу не может считаться прагматичной на долгосрочную перспективу. На краткосрочную перспективу - да, но это элемент позиционного торга. Возможное участие Армении в региональных проектах целесообразно именно через призму выстраивания долгосрочных взаимоотношений, учитывающих интересы сторон. Данный шаг продемонстрировал бы, что в переговорном процессе начинается новая стадия - сотрудничество с целью разрешения конфликта. С другой стороны, манипулировать оккупированными азербайджанскими территориями и предъявлять претензии на Нахичевань и т.д. вредно и опасно.

Нельзя оставить нетронутой тему проведения референдума. Чудеса бывают. Еще в 1923 году через три года после первой карабахской войны население Карабаха проголосовало за право остаться в составе Азербайджана. Но все дело в том, что чудеса - плод человеческих усилий и деяний.

Если в условиях нынешнего противостояния референдум пройдет на всей территории Азербайджана, то негативный для Еревана исход предсказать нетрудно. Если же волеизъявление карабахских армян и азербайджанцев пройдет в пределах Нагорного Карабах, то результат будет отрицательным уже для Баку.

ИА REGNUM: А что, если ко времени проведения референдума Азербайджан урегулирует свои отношения с Арменией?

Это очень важно. Но еще важнее следующее. Карабахцы вне зависимости от национальности должны быть уверены в том, что нужны Азербайджану не для удовлетворения его амбиций, а для формирования гражданского общества в стране и регионе в целом. К сожалению, пока процесс формирования политических, экономических и научных элит двух общин НК в силу известных причин проходит изолированно друг от друга. Но армянская и азербайджанская общины Нагорного Карабаха обязаны строить мосты доверия уже сегодня. И начинать нужно с народной дипломатии, которая, как не раз показывала история, является залогом дальнейших серьезных успехов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.