Обзор СМИ о ситуации в Красноярском крае за 18 августа 2006

Красноярск, 18 августа 2006, 12:33 — REGNUM  

"Я с нетерпением ждал, когда же наступит коммунизм".

(Конкурент, 16.08.06)

"Скажи мне, каким видом спорта занимается первый заместитель губернатора по вопросам экономического и социального развития края, и я скажу, что это за край" -так, кажется, говаривали древние греки, форсируя сибирские реки. "Заниматься горными лыжами я начал ещё до того момента, как Путин пришёл к власти, а большим теннисом - уже после того, как Ельцин ушёл в отставку". Каково сказано! Словно бы не о забаве насущной, а о лавировании между политической Сциллой и харизматической Харибдой - одном из самых сложных и травмоопасных занятий, добиться успеха в котором суждено считанным единицам. Василий Кузубов ещё в прошлом веке (1998-1999 гг.) занимал должность заместителя при позапрошлом губернаторе Валерии Михайловиче. Но и ныне, при Александре Геннадиевиче, что называется, и в теме, и при замовской должности. И не просто номер отбывает, а зачастую вносит решающий вклад. Спортивно-благотворительная иллюстрация - очередное тому доказательство: "Матч открыли Хлопонин и Пимашков, дав пас друг другу. А решающий гол в ворота балахтинскои команды на последней минуте матча забил Василий Кузубов". На последней минуте! Неподвластный суете и панике даже в самые смутные времена, наш сегодняшний в прямом и переносном смысле высокий гость целым краем не раз руководил в момент уважительного отсутствия народом избранного губернатора. "Всё исполнение губернаторских обязанностей сводится к выполнению моих функций, плюс добавляются некоторые формальности, в чём я мог бы заменить губернатора, - например, участие в публичных мероприятиях. Я не испытываю дискомфорта при этом". Не испытывали дискомфорта, надо полагать, и подданные его губернаторского величества, даже не подозревавшие, что "царь-ненастоящий!". Не в этом ли высший профессионализм большого руководителя: контролировать процесс, оставаясь при этом незаметным? Кто-то скажет, что ему этого мало. Но тогда он превзойдёт самого Бога.

- Василий Юрьевич, в последний месяц лета нет ничего более интересного, чем поговорить о политике. Сентябрь - месяц политического обновления - не за Саянскими горами...

- Действительно, специфика текущего момента состоит в том, что такое межсезонье, как нынешнее, продолжительным не бывает. Мы ведь находимся на пороге выборов в законодательный орган нового - объединенного - субъекта Российской Федерации. И поэтому, наверное, грядущая осень будет в крае политически жаркой. Хотя, на мой взгляд, обе ветви власти работают сейчас достаточно конструктивно. И все последние четыре года - в рамках взаимной критики, в рамках совместного принятия решений, в том числе и острых, социальных решений - мы двигаем край вперёд, развиваем его экономику и политику. Современное позиционирование Красноярского края: это сильный регион в рамках России. В преддверии предстоящего политического сезона настроение больше позитивное, нежели какое-то тревожное. Мне кажется, что мы найдём общий язык с предполагаемыми оппонентами, пройдем без каких-то социальных или политических потрясений намеченную дистанцию и с успехом завершим процесс объединения края.

- Неужели политические потрясения в нашем регионе сейчас вообще возможны?

- Смотря кто и с каких позиций оценивает. Политики зачастую живут в своём собственном мире. Они, к примеру, являются активнейшими читателями, слушателями и зрителями печатных и электронных СМИ. И расценивают свои удачи и неудачи, собственное позиционирование в общественном пространстве более тщательно и обострённо, нежели это делает население. Поэтому то, что мы расцениваем иногда как некие политические потрясения, на самом деле для населения зачастую таковым не является. То есть народ более сдержанно относится к каким-то нестандартным решениям, экстравагантным выходкам и локальным проблемам. Наших граждан больше волнуют земные проблемы: все', что касается их реальной жизни, благополучия в их семьях, - доход, работа, безопасность на улицах. В конечном итоге, именно по этим критериям люди оценивают власть. И когда возникают какие-то политические интриги, подчас смотрят на них, может быть,. даже не заинтересованно, а больше как на своеобразный спектакль. В этом и состоят, наверное, реалии сегодняшнего дня и система ценностей, с которыми мы живём. Это почти философский вопрос: что считать политическими потрясениями. Каких-то объективных причин, мне кажется, для них нет. Я могу обосновать свою позицию. Мы выстраиваем достаточно понятные отношения практически со всеми партиями, в том числе и оппозиционными к нынешней власти. Нам важно, чтобы у них была понятная позиция в общественном пространстве. С тем, чтобы они получили поддержку избирателей и были представлены в Законодательном собрании края. С нашей точки зрения, только такой подход позволит населению проявлять интерес к политической жизни, делать правильный выбор, регулярно участвовать в голосовании. В идеале только, наверно, в этом и должна состоять интрига и суть политической системы. Когда есть позиция того или иного движения, когда оно умеет правильно и активно её защищать, когда электорат реагирует на сложившуюся ситуацию и становится на сторону того или иного игрока на политическом поле. Для демократической власти это хорошо, так как исключает потрясения.

- Наш край политически представляется весьма благополучным. О мощных противостояниях и катаклизмах люди за последние годы успели подзабыть. Нельзя сказать, что "злопыхатели" возлюбили вдруг "доброжелателей", но в целом можно более или менее комфортно жить и работать. Вы согласны?

- Наверное, да, это главный критерий. Ведь для любой власти, кем бы она ни была представлена, всегда актуальна задача сохранить данную власть, в хорошем смысле этого слова. Отличаются просто методы этого сохранения. Диктатура, как правило, пытается сохранить власть на штыках. А, скажем, такая административно-командная система, в условиях которой мы жили долгие годы, базировалась на жёсткой идеологии, закрытости -общества и дезинформации населения. Есть демократическая система отношений, демократический способ правления, когда власть пытается укрепляться путём завоевания доверия населения. В этом смысле, мне кажется, мы добились определённых успехов. Я не хотел бы давать оценки, но вы сами сказали о том, что спокойствие, стабильность и отсутствие предпосылок для серьёзных политических потрясений говорят о том, что наша власть пытается сохраниться как конструктивная система. Это власть, способная к диалогу, способная реагировать на запросы общества, умеющая разумно и профессионально вести себя и реализовывать свои полномочия на территории Красноярского края.

- Приближаются очередные выборы в краевое Законодательное собрание. Совершенно определённо можно о них сказать, что ничего определённого о них сказать пока нельзя?

- Прогнозы вообще вещь неблагодарная. А на моей должности ещё и достаточно опасная, потому что это будет справедливо расцениваться как некое влияние со стороны исполнительной власти на предстоящий предвыборный процесс. Мне кажется, в преддверии выборов следует говорить о задачах. Я уже коснулся их. Задачи состоят в том, чтобы политический процесс активизировать. У нас ведь большое количество людей не голосует вовсе. Чуть ли не до шестидесяти процентов доходит. Это очень плохо. Для власти - прежде всего, потому что мы не узнаём мнения большей части населения. И наша задача - сделать так, чтобы люди шли на выборы, чтобы они определялись политически. Поэтому то, что я говорил о всемерной поддержке развития партийного строительства, это одна из приоритетных задач власти. И мы достаточно энергично этим занимаемся. Мы получили первый импульс и использовали его, когда стоял вопрос об объединении края. В итоге все политические силы поддержали этот процесс, признали его правильным, объективным и справедливым с исторической точки зрения. Мы пытаемся и дальше строить все наши отношения и корректировать свою работу так, чтобы участники процесса под названием "выборы" были абсолютно понятны - прежде всего, той части населения, которая политически неактивна или индифферентна. В рамках демократических процессов мы идём к смешанной системе выборов. Перспективы я всё-таки вижу в том, что это будет в чистом виде система, связанная с представительством партий в законодательных органах. На мой взгляд, это более эффективная схема, потому что человеку, если он претендует на роль лидера, надо будет в кругу своих товарищей, в кругу партийной организации доказывать состоятельность на политическое, лидерство. Это ставит перед человеком более серьёзные задачи. Активное участие партий в процессе, связанном с выборами, для нас очень важно. А как будет складываться голосование, какие проценты получит тот или иной кандидат или та или иная партия, это вопрос уже для избирателей - дело предвыборной кампании и всех её участников. Важно, еще раз повторяю, чтобы этих участников было как можно больше.

- Если народ меньше стал участвовать в выборах, это не всегда плохо. Это просто обратная сторона стабильности. Люди могут рассуждать уже и так: "Если мы в этот день будем свои огороды копать, война не начнётся". Не всю же жизнь - между урной и баррикадой...

- Я тогда немного уточню: народ сейчас нет необходимости, как раньше, стопроцентно гнать на выборы. Вопрос в другом: люди должны иметь право выбора среди нескольких сильных игроков. Это очень важно. Народ должен определиться со своими экономическими и политическими пристрастиями. Народ должен являться устойчивой социальной базой для политической надстройки. Это и есть стабильность общества. Если эти "бывшие индифферентные" голоса распределятся между двумя-тремя сильными политическими игроками, это уже хорошо: значит, население имеет возможность выбирать.

- Если честно, вы против того, чтобы убрали строчку "против всех"?

- Считаю, что это преждевременная мера. Потому что в этом смысле мы имели возможность протестировать себя, насколько правильно мы осуществляем свои властные полномочия. Протестное голосование - для власти это лакмусовая бумажка с сигналом о том, что люди либо дезориентированы, либо настроены против власти. В результате отмены графы "против всех" мы можем потерять часть голосов избирателей, которые ещё не определились со своими политическими предпочтениями.

- Есть политики-экономисты, политики-силовики, политики-культурологи. Вы, по-моему, стопроцентный "политический политик".

- На самом деле, у меня биография не связана с чисто политической работой. Я успел позаниматься во власти очень многим: и ЖКХ, и развитием северных территорий, и социальной сферой... Поэтому у меня есть своя история и свои отношения с политикой. В своё время я активно участвовал в создании предвыборного блока "Союз дела и порядка", так он назывался на выборах 1996 года. Александр Викторович усе тогда шёл в политику уже больше как самостоятельная политическая фигура, как лидер именно этого "Союза". Я принимал в этой работе активное участие. Затем - предвыборная кампания Зубова. Немножко я занимался политикой и будучи вне края - в Санкт-Петербурге и в Тюмени. Поэтому, наверно, есть какие-то у меня навыки в политической работе. Но сам я, безусловно, не политик. Я чиновник, член команды А. Г. Хлопонина, мне поручено вести вопросы, связанные с общественно-политической жизнью края.

- Если без излишней скромности: за что вас ценят, за что вы цените себя сами?

- Я пытаюсь быть последовательным. И предельно честным. Всё остальное, в моём понимании, категория относительная: ум, профессионализм, пунктуальность, Это должны оценивать другие и как-то человека характеризовать. Должны быть личные качества, которые либо принимаются теми людьми, с которыми ты работаешь, либо не принимаются. Отличительная особенность нынешней администрации и вообще команды Хлопонина состоит в корпоративности отношений. Но не надо связывать это с корпорационной этикой, перенесённой из бизнеса. Корпоративность, в моем понимании, это командные, взаимо требовательные и в то же время товарищеские отношения. И я бы не побоялся этого слова - государственные отношения. Потому что приоритетом во всех наших рассуждениях, поступках и действиях, как бы пафосно это ни звучало, всё-таки служат интересы общества. И в этом смысле есть у нас своя корысть: выглядеть профессионально, чтобы добиться успеха и утвердиться на публичном пространстве не только края, но и России. Это нормальное явление, это достойная мотивация для людей, которые любят и знают своё дело.

- Не слишком ли многогранен универсализм наших политиков? Вот министр юстиции запросто меняется местами с генеральным прокурором...

- Это близко. Это не очень удачный пример. Подальше если - тогда это действительно плохо.

- Ну, а тот же Кириенко. Подарил стране дефолт-98, будучи премьером, а сейчас - главный атомщик страны! Что - умных людей мало?

- Это вообще-то относительное суждение. Каждый случай индивидуален. Бывает, что и профессионал, который лет двадцать или тридцать проработал в этой области, становится совершенно непригодным, когда его ставят руководить отраслью. Хотя он и образование имеет, и отношение к этому- самое прямое, и работал всё время. Иногда происходит обратный случай. Но в целом я бы, наверно, с вами согласился: конечно, пусть юридическими вопросами занимается профессиональный юрист, а промышленностью, экономикой- профессиональный экономист.

- В целом ведь к этому идём сейчас, да? А телефонного права всё меньше.

- Я надеюсь, что да. Телефонного права, действительно, становится всё меньше по одной простой причине: само общество становится более самодостаточным. Если раньше, в период административно-командной системы, концентрация властных полномочий была только. ~ у узкой прослойки общества, то по мере развития демократических принципов формируется много институтов власти, где принимаются решения. Власть становится многополярной. Пример самодостаточности - крупные корпорации. И не только в плане того, что они очень большой экономический сектор занимают. Они втягивают в свою орбиту грамотных людей, там работают действительно профессиональные и высокооплачиваемые менеджеры, которые имеют представление о жизни порой даже лучше, чем чиновники. И власть вынуждена с этим считаться. Законодательные органы власти, политические партии - это равноправные участники процесса, составляющие региональную элиту. В рамках этой элиты сложно быть истиной в последней инстанции, когда ты только сказал - и все побежали исполнять. Это такая чисто психологическая часть вопроса. А ещё есть и законодательство, которое разделяет полномочия и разделяет уровни власти. Такие законы, как 131-й - "О местном самоуправлении", 95-й - закон об общих принципах законодательных, исполнительных и представительных органов власти, субъектов федерации и т.д. То есть теряется монополия на власть, а значит, и телефонное право.

- Вы назвали одним из своих сильных качеств - последовательность. Мне кажется, вам ещё присуща высокая степень политкорректности. Вас трудно представить порющим горячку или что-то "брякнувшим" в запарке. Даже господин Блаттер, президент ФИФА, "брякнул" вон в адрес некоего Иванова, а потом извинения приносил. А теперь - вопрос: вам приходилось когда-либо публично озвучивать то, с чем вы лично не были полностью согласны?

- Не буду кривить душой, что я всё время выражал только своё мнение. Конечно, приходилось и "озвучивать". Пытаюсь уходить от этого: либо вообще лучше стараюсь промолчать, либо говорить очень мало о том, что я считаю неправильным. Приходится строить своё выступление таким образом, чтобы больше акцента делалось именно на то, что волнует меня, что соответствует моим принципам, что является для меня главным. Поэтому ответ "да, приходилось", но, как и у любого политика, чиновника, у меня имеются различные способы, как это минимизировать и как от этого уходить вообще.

- Все мы живем в Сибири, весьма далеко от "златоглавой". И когда бываем в Москве, нередко видим, насколько снобистски по отношению к "провинциалам" настроены "столичные штучки". У них там элитная политика, элитная культура, элитные секретарши (префиксов "квази" и "псевдо" они не замечают). Я вот к чему клоню. Вы, вероятно, "выше" нашего региона как политик вряд ли будете пытаться подняться. Не возникнет ли в этом случае у вас комплекса провинциала?

- У меня нет такого комплекса и никогда не будет. Может быть, потому что так складывалась моя жизнь. Я когда учился в Красноярском политехническом институте (он тогда был общим, не было ещё выделено из него отдельного строительного института), то играл в регби. И параллельно с учёбой очень много путешествовал. Я объездил тогда чуть ли не весь Советский Союз: Москву, Ленинград, Прибалтику, Среднюю Азию, Украину, Белоруссию, Грузию, Азербайджан, Армению... Причем реально много где бывал, потому что мы играли преимущественно с командами, расположенными в европейской части страны. И, естественно, в отличие от своих сверстников, я многое узнавал самостоятельно. Я очень много общался с самыми разными людьми. И у меня было объективное преимущество в познании страны и жизни в целом. Это ведь не туристические большие поездки, и общение происходило реальное. Всегда нужно уметь вынести полезное зерно из того, что ты видишь, с кем разговариваешь. И ещё: я все-таки много работаю во властных структурах, из которых немало людей ушло в Москву. И многие бывшие красноярцы сегодня являются крупными политиками, государственными чиновниками или бизнесменами, которые в жизни состоялись. У меня с ними, как правило, дружеские или товарищеские отношения, я понимаю их сильные и слабые стороны. Мне кажется, это как-то ставит меня в ситуацию, когда мне не за что переживать, будто я чего-то не достиг или чего-то не понимаю. И уж совсем меня не угнетает ситуация, буду я в Москве или не буду. Тем более что в Москве я уже отметился. Так сложились обстоятельства, что я прожил в столице почти четыре года. И тоже занимался там активной деятельностью. И в этом смысле я себя чувствую ничем не хуже москвича, в хорошем смысле этого слова. Но самое главное не в этом. Хотел бы подвести к мысли о том, что я не чувствую себя провинциалом именно потому, что я - красноярец. Я считаю, что любой из нас, родившихся и выросших здесь, способен не чувствовать себя провинциалом. У нас очень интересная территория - потенциально и реально сильная. Наша земля даёт нам возможность чувствовать себя достаточно сильной и развитой личностью. И есть у меня, безусловно, определённая гордость за место, где я родился и живу. Это не простые слова, а результат длительных наблюдений, общения и сопоставления себя с людьми, которые являются столичными.

- Нескольких "столичных", с кем знакомы, хорошо бы назвать...

- Из тех, кто сегодня во власти, я очень хорошо знаю Христенко, Грефа, Чубайса. Разумеется, это не те, кто уехал из Красноярска. (Улыбается.) Знаю многих руководителей крупных компаний. Прохорова Михаила Дмитриевича, в частности. Из тех, кто состоялся здесь... Сейчас просто смена поколений происходит и на память, в первую очередь, приходят те люди, которые уехали ещё в советскую эпоху: Федирко, Видьманов, Шенин. С ними тоже меня связывали отношения достаточно близкие. Мало того, я их поддерживаю и сейчас. Из последних, молодых дарований, назову Даниила Бримана, который уехал и стал крупным менеджером "Балтики".

- А команда ваша регбийная "Политехник" называлась?

- Да, "Политехник", в честь института. Тренером был Леонид Тихонович Сабинин. А те ребята, которые сегодня руководят нашими знаменитыми командами-чемпионами, они тогда со мной играли. И Первухин, и Грачёв, и Ивашкин, и Чупров.

- Бились тогда уже сильно?

- Играли что надо! И травмы, конечно, были. У меня сейчас вот хронически болит левое плечо, остаточное явление от травмы. Честно говоря, сложновато порой приходится. А тогда была нормальная игра. Мы неплохо выглядели по тем временам. Я ведь ушёл, когда команда уже практически входила Б высшую лигу, была на подъёме. Просто я окончил институт в 1980 году, немножко ещё поиграл и понял, что мне нужно заниматься работой. И пошел строить экскаваторный завод.

- При Сталине многое было запрещено. При Брежневе, во времена вашей молодости, многое "не рекомендовалось". Вы были тогда благонадёжны стопроцентно? Или всё же какой-нибудь шальной "Playboy" между томами Ленина прятался? -

- На самом деле, у меня были вполне здоровые наклонности. (Смеётся). Я очень любил заниматься спортом, с детства. Хоккей, футбол, потом регби. Ничего такого пикантного за мной не водилось. Разве что "инакомыслия" понаслушался. Я уже говорил, что разъезжая по уголкам нашей великой страны, был очевидцем многого. И для меня очень долго казались странными некоторые рассуждения людей где-нибудь в Грузии или Прибалтике по поводу Советского Союза, русских или даже в целом советских граждан. Конечно же, совсем не те, какие нам преподавались в школе, эти отношения наблюдались на бытовом уровне: среди молодёжи, среди простого люда. Настороженные отношения. То есть, университеты у меня собственные, народные, были. Тем не менее, наверное, до того момента, как я пошёл на стройку работать, я был таким убеждённым "сторонником" и патриотом. И, как и все-- советские граждане, с нетерпением ждал, когда наступит коммунизм и мы все будем жить хорошо. Когда загнивающий капитализм окончательно загниёт, и всё там у них разрушится. Вполне нормальный такой был идеологизированный молодой человек. Проблемы у меня начались, когда я на работе столкнулся с реальной действительностью. Я вдруг понял, что всё не так хорошо и не так правильно у нас в стране происходит. Но это чисто на таком созерцательном уровне. Диссидентом я не стал всё равно. Наоборот, у меня была своеобразная реакция: я посчитал, что, очевидно, те, кто нами правит, - по крайней мере, тогдашнее руководство коммунистической партии, - они не все и не всё понимают до конца. Они не являются профессиональными управленцами, поэтому плохо руководят. Я, на самом деле, с большим желанием пошёл работать в райком партии. Стал инструктором. Но партийная моя карьера на этом почти закончилась. Я дальше был зампредседателя исполкома и даже председателем исполкома Советского района. Но это уже при перестройке, когда был Горбачев и начинали внедряться элементы демократии, в том числе и в партийную систему. Поэтому если говорить о моей личной эволюции, то я вполне сознательно пришёл к неким иным ценностям через собственную жизнь, практику, через собственный опыт. А никак не из-за того, что меня кто-то этому научил, что-то рассказал или совратил с пути истинного.

-Тогда ещё немного об "иных ценностях". Хочу задать вам непростой для ортодоксального гражданина вопрос. Вот компетентные органы ликвидировали Басаева. С точки зрения российского политика, вы обязаны сказать: "Басаев - стопроцентный злодей, мы его наказали, он получил по заслугам". Но ведь он не золотому тельцу молился и, вероятно, тоже верил, что дело его правое. Итак, можно ли этому несчастному хоть частичку уважения отмерить за то, что бился он до последнего вздоха, пусть даже "якобы" за независимость своей родины?

- Вы знаете, я бы по-другому рассуждал. И даже по-другому ответил. У нас ведь даже сама мораль основана на истории развития нашей страны, она весьма своеобразна и, в принципе, отражает нынешний исторический этап. Отражает в виде законов уголовно-процессуального кодекса, где при характеристике человека, который убил, не берут во внимание, к примеру, что он был отличником в школе или был честным человеком, но убил потому, что что-то такое с ним сделали и у него были основания... А если он к тому же убил двух-трёх или десять человек, то тем более, это всё не учитывается. Что касается Чечни и Басаева, это вообще трагедия народа в целом. Там нет правых и виноватых ни с одной, ни с другой стороны. Там гибли десятки, сотни, тысячи людей. Кто-то сознательно разжигал национальную рознь, кто-то был просто бандитом. Кто-то совершенно искренне защищал независимость Ичкерии. Ошибок много было, безусловно, и со стороны России - неправильных, непрофессиональных действий, непродуманных, имперских, каких угодно. Но то, что сделал Басаев... В моём понимании, он перешёл предельно допустимую грань человеческих отношений. У меня даже и тени сомнения нет в том, что не может человек, какими бы он ни руководствовался мотивами, совершать такие действия. Не может! Вы себя поставьте в эпицентр тех ужасов, когда дети, женщины, грудные младенцы... Это нереально просто!

- По-моему, вы исчерпывающе ответили. И пора бы продолжить беседу, что называется, без галстуков. Кстати, часто ли вы бываете без галстука?

- Конечно, часто. Спортом ведь при галстуке не займёшься. А мы ведь немножко занимаемся. "Мы"- имеется в виду с друзьями, с губернатором, со Львом Кузнецовым... Занимаемся игровыми видами спорта, немножко фитнесом увлекаемся железным. Немножко- гидроциклами, это на которых ездят не сидя, а стоя. Это не туризм, а такой вид спорта. Я бы не сказал, что очень сложный, но там нужны определённые навыки. Чтобы чего-то на нем достичь, добиться, надо тренироваться. Третий год мы на гидроциклах катаемся. В основном- на Красноярском море. А зимой с удовольствием играем в хоккей на "Соколе". В администрации края многие хоккей любят. На базе этого увлечения у нас сформировалось две устойчивые команды. Формально это "Администрация края" и "КрасЭйр". На самом деле ребята самые разные играют. Я ещё в детстве хоккеем занимался здесь, в городе, и даже ребята, с которыми я тогда играл, они тоже со мной сегодня играют. То есть веду я такой достаточно, наверное, здоровый образ жизни. Хотя, конечно, тоже люблю отдохнуть, как-то отвлечься, погулять в компании. К сожалению, не так часто это удаётся.

- Чемпионат мира по футболу какие мысли навеял?

- Накануне чемпионата в Германии по "НТВ+" шёл показ чемпионатов мира прошлых лет. Я 66-й год посмотрел, какие-то отдельные эпизоды 70-го, 74-го... Я достаточно тщательно в своё время следил за футболом, увлекался статистикой, знал сборные, игроков, кто и где играл. Кумиром моим был Олег Блохин, на протяжении всей его спортивной карьеры. Считаю, что это был выдающийся игрок. И сборная команда на тот период у нас была выдающейся. И выдающийся тренер был - Валерий Лобановский. Сейчас я смотрел, сравнивал и воочию убедился, что футбол действительно стал другим. Совершенно другим - с точки зрения физики, он стал более быстрым, более жёстким. Вообще содержание футбола стало другим, если сравнивать с тем, что было двадцать-тридцать лет назад. Выиграл ли он или проиграл от этого - у меня сложные ощущения. Потому что сегодня в результате такого тотального роста скоростей, общего уровня мастерства вряд ли может появиться второй Марадона, который в своё время настоящие чудеса на поле творил. Пятерых англичан обвёл и такой гол забил! Смог ли бы он в нынешней рубке такое сотворить - вопрос. И мы можем утратить подобные эпизоды. Возможно, мы станем получать действия, которые будут очень профессиональными, но пресными. Кстати, итоги чемпионата многие специалисты как раз и оценили так, что зрелище пресноватое стало. Не было какого-то куража, драйва. Хотя мне очень французы понравились. И очень понравился Зидан, очень! Конечно, это блестяще мыслящий человек на поле. Безусловно талантливый. Великий. Не знаю, что там с ним произошло в последней игре, чем так обидел его итальянский защитник, но. в моём представлении это был, безус7говно, лучший игрок. И вообще Франция, на мой взгляд, сильнее Италии.

- Несмотря на скандал в финале, именно Зидану присудили "Золотой мяч", мастерство выше этики поставили. Я бы так сказал: он не сподличал, он не в глаз ткнул исподтишка, как в НБА делается, он на подлые слова вполне по-мужски отреагировал.

- Да, полностью согласен. То, что он ударил головой, мне кажется, вполне корректно. Не хулиганство, не рукоприкладство...

- Когда были в одной команде: Зубов и Кузубов, вас не доставали шутники?

- Там ещё смешнее было. Кузьмин и Зубов, а если сложить, то получалось - Кузубов.

- Дружба с "однофамильцами" не завязалась?

- У меня хорошие отношения с Валерием Михайловичем. Никаких вопросов нет, мы друг друга понимаем. Другое дело, что у нас могут политически разные взгляды быть. Каждый живет своим умом, и это правильно. А в личном плане мы общаемся. Мне, безусловно, очень жалко Кузьмина. Этот человек для меня многое сделал, мы очень близко сотрудничали и вообще были близки по характеру.

- Зубов, на ваш взгляд, сейчас политик востребованный?

- Я не знаю, насколько он сейчас востребован, это его должно волновать больше, чем меня. Я-то как раз не могу уловить его сейчас как лидера чего бы то ни было, как самостоятельную политическую фигуру. Да, он умён, интеллигентен, жизненно активен. Но как лидера я его не понимаю.

- Зубов и Хлопонин сильно отличаются?

- В чём-то отличается, в чём-то нет. С точки зрения порядочности, интеллигентности и, скажем так, духа новаторства они очень похожи. Но Хлопонин более последовательный, мне кажется. Такой более конкретный, что ли.

- Советские люди считались самыми читающими в мире. Сейчас ситуация, по-моему, не поддаётся анализу. Как у вас с этим делом?

- Если честно, читать мне сейчас особо некогда. В молодости - да, я очень много читал. Перечитал едва ли не всех советских и зарубежных классиков. Сейчас, к сожалению, успеваю только то, что очень рекомендуют. Пауло Коэльо, к примеру. Естественно, "Код да Винчи" Дэна Брауна - бестселлер, по которому сейчас фильм поставили. Увы, не могу сказать, что мне "Код" понравился. Да, там есть интересные рассуждения с претензией на историческую справедливость, но даже сам язык мне не очень показался. Сейчас я хотел бы философские вещи почитать и, исходя из того, что происходило со мной в жизни, что-либо переосмыслить, переоценить. Ницше, Шопенгауэр - для этого нужно время, постараюсь его найти.

- На концерты какие-то успеваете?

- Тоже пытаюсь. Но не являюсь теперь уже фанатом.

- А были кем?

- Мне эстрада нравилась, особенно зарубежная. Как и все советские школьники и студенты, увлекался всеми "улётными" группами, английскими прежде всего. Мне очень-очень нравились "Лед Зеппелин", "Дип Пёрпл", "Пинк Флойд"... Как-то много у меня всего этого было - и записей, и всего. Сейчас гораздо прозаичнее: больше тяготею к ремиксам, к обработанной классике. Музыка ведь, к сожалению, стала в основном электронной. Это как и в футболе, о котором мы с вами рассуждали: достаточно интересно, привлекательно и профессионально, но всё больше пропадает душа. И это даже интуитивно чувствуешь,

- Вряд ли это чувствует сейчас молодое поколение. Кстати, о детях...

- Их у меня двое. Сыну двадцать лет, дочери - одиннадцать.

- Вы строгий отец? Или любящий? Второе?

- Наверно, да. По крайне мере, меня за это критикуют.

- Воспитание - дело тонкое?

- Раньше я сильно заблуждался, много делал ошибок в отношении детей. Сейчас считаю, что надо давать им как можно больше самостоятельности и просто доверять. Иначе ты человека просто ломаешь. Я совершенно убеждён, что все трагедии детей, их несчастные судьбы - на девяносто процентов это вина родителей. Здесь тоже нужна демократия. Ментальность воспитания - это ключевая вещь в семье.

- Фраза на посошок...

- Всё будет хорошо!-

"Не зам, зато полпред".

("Красноярский рабочий", 18.08.06)

Вадим Медведев назначен полномочным представителем губернатора в закрытых административно-территориальных образованиях края. Вчера о новом назначении сообщил первый заместитель губернатора Василий Кузубов. Как известно, Москва взяла курс на упразднение статуса ЗАТО. Всего в крае четыре такие территории - это города Железногорск и Зеленогорск, посёлки Солнечный и Кедровый (напомним, что последний с 1 января будущего года лишится статуса ЗАТО). По словам Кузубова, основной задачей Медведева на новом посту будет контроль над интеграцией бывших закрытых городов и посёлков в единую систему муниципальных образований края. Этот процесс должен пройти безболезненно для жителей, без ухудшения социальной обстановки. Как подчеркнул первый зам губернатора, кандидатура Медведева была выбрана не случайно - у него богатый опыт и хорошее знание социальной, экономической и политической обстановки в ЗАТО. Прежде Вадим Медведев сам был замом губернатора, возглавлял краевое управление имущественных отношений, работал заместителем руководителя краевого департамента строительства и архитектуры.

"Безболезненная интеграция".

(Городские новости, 18.08.06)

В закрытых административных территориальных образованиях Красноярского края появился уполномоченный представитель губернатора. На эту должность назначен бывший заместитель руководителя департамента строительства и архитектуры администрации края Вадим Медведев. Кадровое изменение позволяет систематизировать административные отношения краевых властей с органами управления закрытых образований. Вероятно, в пользу кандидатуры Медведева сыграл его опыт работы в управлении имущественных отношений края, а также хорошее знание социальной, экономической и политической обстановки в ЗАТО. В круг полномочий представителя губернатора входят вопросы бюджетного регулирования, социальные проблемы, экономические отношения и ЖКХ. Он подчиняется напрямую Александру Хлопонину, а в оперативных ситуациях имеет возможность советоваться с его заместителями. Василий Кузубув, первый заместитель губернатора Красноярского края: - Сейчас происходит процесс снятия с закрытых территориальных образований их статуса. Для нас важно, чтобы их интеграция в единую систему края прошла безболезненно для жителей ЗАТО. Чтобы социальная обстановка там не ухудшилась. Поэтому процесс должен проходить под соответствующим контролем со стороны администрации края. Это будет основной задачей работы Вадима Медведева.

"Власти решают проблему загрязнения Енисея".

(Известия-Красноярск, 18.08.06, Григорий Ростовцев)

В переулке Ярцевском, на берегу Енисея в районе Каменного квартала, вчера было установлено аварийное фильтрующее заграждение, новое сооружение должно предотвращать попадание нефтепродуктов в Енисей из промышленно-ливневого коллектора. По сообщению НИА, в запуске принял участие замгубернатора Красноярского края, руководитель департамента природных ресурсов и лесного комплекса Андрей Гнездилов. "Весной этого года на Енисее возникла сложная ситуация, в результате которой администрация края приняла решение об установке этого сооружения. В его основе сорбент-новый продукт, который специально разработали красноярские ученые. Он позволит эффективно предотвратить сброс нефтепродуктов в Енисей", - прокомментировал чиновник. Стоит напомнить, что необходимость установки такого заграждения вызвана разливом нефтепродуктов весной этого года. Виновные до сих пор не известны широкой общественности.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
22.02.17
30000 тонн соли, английский парусник и казнь дяди царя Михаила Романова
NB!
22.02.17
Киев ведёт Украину к созданию крымско-татарской автономии в Херсоне
NB!
22.02.17
Президент Сербии посмертно наградил Чуркина орденом Сербского флага
NB!
22.02.17
«Перестрелка» в матче «Манчестер Сити» — «Монако»
NB!
22.02.17
«Атлетико» Мадрид не оставил шансов «Байеру» на выход в четвертьфинал
NB!
22.02.17
Госдума обсудит боеготовность России с Сергеем Шойгу
NB!
21.02.17
Украина: ставка на хаос
NB!
21.02.17
Аргентина теряет доверие к президенту Маурисио Макри
NB!
21.02.17
Национал-коммунизм в собственном соку: Украинская ССР и современная КПУ
NB!
21.02.17
Самый стойкий оловянный солдат США
NB!
21.02.17
Нагорный Карабах и Южная Осетия: один референдум – два подхода
NB!
21.02.17
Макей прибыл к Лаврову обсуждать отношения России и Белоруссии
NB!
21.02.17
В Госдуме настаивают на праве школьников сдавать ЕГЭ не на русском языке
NB!
21.02.17
Бои в Донбассе: позиции нацбатов заняли иностранные ЧВК, развод сил сорван
NB!
21.02.17
«Проклятое место»: трехлетие госпереворота на Украине
NB!
21.02.17
Молдавия: Додон и Плахотнюк объединят силы ради ликвидации ПМР
NB!
21.02.17
Чебоксары отчитались и получили новый символ города — «Батыра»
NB!
21.02.17
Санкции ЕС: Mercedes вложит 15 млрд рублей в Россию
NB!
21.02.17
Отвод тяжелого вооружения сорван Киевом — Грызлов
NB!
21.02.17
После митинга самарские власти уступили: не 50, а 60 поездок по соцкарте
NB!
21.02.17
Регионализация: В России может появиться 85 МРОТов
NB!
21.02.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 21 февраля