"Надеюсь, что общество не откажет музейным хранителям в доверии": Интервью директора Государственного музея политической истории России Евгения Артемова (Санкт-Петербург)

Санкт-Петербург, 16 августа 2006, 15:54 — REGNUM  ИА REGNUM: В связи с событиями в Государственном Эрмитаже и музейное сообщество, и общество в целом обсуждает не только технические возможности музейной безопасности и сохранности экспонатов, но и моральный императив - встал вопрос о доверии к тем, кто все эти сокровища хранит.

Действительно, как бы мы не совершенствовали технические средства, но именно доверие к хранителю остается одним из важнейших факторов сохранности культурного наследия. И я надеюсь, что общество не откажет в дальнейшем хранителям в доверии. Наш музей был создан в 1919 году и находился на двух этажах Зимнего дворца, в 1945 за десять дней музей убрали на десять лет, спрятав на чердак Мраморного дворца. Мало того, репрессировали половину сотрудников, провели чистку экспозиций и фондов. И только благодаря ежедневным подвигам хранителей, прятавших экспонаты от уничтожения, мы имеем полное право говорить о том, что наш музей - это Музей политической истории России.

ИА REGNUM: Но это было давно, сейчас мы живем в другое время. Все говорят о маленькой зарплате, низком статусе хранителей, а искушение велико...

Вот помните - "Пока гром не грянет, мужик не перекрестится"? Поверьте - "крестились" и многократно, вчера вот музейное сообщество всей России прилюдно "перекрестилось" на заседании в Эрмитаже. Но должна "перекреститься" власть. Да, не все так плохо в культуре и не нужно кричать "караул", но единая тарифная сетка оплаты труда - это посмешище сегодня. Директор музея, имеющий 18 разряд ЕТС, получает 3200 в месяц, научный сотрудник, кандидат наук, проработавший в фондах 25 лет еле-еле с надбавками из внебюджетных средств "дотягивает" до 5 тысяч. Можно с таких людей что-то требовать? А мы требуем, и они выполняют. Если говорит о морально-нравственном императиве... Ведь не все, далеко не все измеряется деньгами. Как хранителю реализовать себя? Через выставочную деятельность он может реализовать свое авторское право, представив коллекцию, где он знает и судьбу, и легенду каждого экспоната. Поэтому выставочную работу сворачивать никак нельзя. Но все же, в первую очередь, социальный статус работника музея оценивается обществом ровно во столько, сколько власть этому работнику платит.

ИА REGNUM: И, все-таки, если вернуться к теме охраны музейных ценностей, какие сложности вы испытываете в этом?

Что касается взаимодействия с органами вневедомственной охраны, то последние 3-4 года мы стали говорить на одном языке, руководство охраны идет нам навстречу в кадровой проблеме, чтобы люди, которые работают в охране, соответствовали своей работе. Мы не отваживаемся отказаться от вневедомственной охраны, предпочтя частные предприятия. Что касается цены вопроса... Если 5 лет назад мы тратили 500-600 тысяч рублей в год на охрану, то теперь уже 1,5 млн. рублей. И не всегда это учитывается теми, кто рассчитывает бюджет музеев - Минфином и Минэкономразвития. Получается, что, если не хватает на охрану, то сокращай выставочную работу или на реставрацию меньше потрать. А мы не можем поднять тарифы, мы не монополисты света и газа. Без света человек не проживет, все равно вытащит из кошелька и заплатит последнее, а вот наша аудитория - школьники и студенты, если мы повысим цены за посещение, к нам не пойдут.

ИА REGNUM: Что будет, если будут приняты поправки к Бюджетному кодексу, и вы не сможете использовать ваши внебюджетные средства?

Для нас это будет катастрофой. Потому что внебюджетного фонда мало, чтобы дать достойную надбавку к зарплате. Это во-первых. Во-вторых, снова о безопасности... В 2005 году мы получили из бюджета 500 тысяч рублей и ввели систему видеонаблюдения по всему периметру музея, но мы при этом использовали и собственные средства. Сейчас пишем грант для Всемирного банка на оснащение музея внутренней системой видеонаблюдения. Вся она "потянет" на 7-8 млн рублей. Нам все равно придется привлекать внебюджетные средства. А что касается обсуждения темы возможной приватизации музеев в связи с этим, то я думаю, что меценатов не найдется, и музеи просто будут погибать.

ИА REGNUM: Ощущаете ли вы "давление" рынка экспонатов за стенами музея?

Да, безусловно, раньше дарители безвозмездно передавали нам ценности, семейные реликвии. Сейчас все очень хорошо осведомлены, что сколько стоит. И нам - музеям, зачастую с рынком не потягаться в приобретении того, что необходимо для коллекции. К тому же зачастую бывает так, что до нас коллекцию уже успели посмотреть, и самые лучшие вещи "уходят".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail