Адвокат о деле "ивановских узбеков": Их нельзя выдавать узбекским властям

Ташкент, 7 августа 2006, 07:23 — REGNUM  Адвокат Ирина Соколова, занимающаяся защитой граждан Узбекистана, живущих сейчас в Иванове, прокомментировала ИА REGNUM решение выдать их правоохранительным органам Узбекистана.

"Есть основания отказаться от выдачи, - заметила Ирина Соколова. - Но решение о законности постановления генпрокуратуры будет принимать суд. На мой взгляд, их нельзя выдавать даже потому, что права человека там не соблюдаются, нет гарантии, что не будут применены пытки, как ко многим в узбекских тюрьмах. Несмотря на однозначное алиби, свои права они там защищать, всего вероятнее, не смогут. Суд в Узбекистане часто бывает закрытый, в том числе в местах лишения свободы, если и будет защитник - то лишь тот, какого предоставят. Их доводы могут просто не принять во внимание. 12 из 13 обвиняемых в совершении убийств в период андижанского восстания 12-13 мая находились в Иванове, что полностью исключает их участие в убийствах. Малмиржон Таштемиров вообще приехал в Иваново из Турции лишь в июне 2005 г., в Узбекистане не бывал. Но нарушения принципов международного права и российского законодательства начались с самого задержания и продолжаются до сих пор. Задержание произошло 18 и 19 июня 2005 г., под стражей и в заключении подзащитные находятся с 20 июня. При аресте не им было дано возможности связаться с адвокатом, не были предъявлены основания. Жалоба в суд на незаконное задержание возвращена без рассмотрения. Максимальный срок заключения под стражей, по российскому законодательству - 18 месяцев. С того времени, как в июле 2005 г. были рассмотрены дела об избрании меры пресечения, срок заключения ни разу не продевался в законном порядке. Жалобу на начальника СИЗО, на незаконное содержание свыше установленного срока, суд отказался принять, мотивируя необходимостью рассматривать ее в порядке уголовного судопроизводства, в уголовном суде тоже отказались ее рассматривать и предложили подать жалобу "в ином порядке". Областное управление федеральной миграционной службы отказало в статусе беженцев, обжалование в суде оставило отказ в силе. Служба национальной безопасности Узбекистана не имела права вмешиваться в деятельность российских правоохранительных органов, тем более участвовать в задержании, допросах. Всё это российским законодательством не предусмотрено".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.