Политолог: Грузия после Аджарии хочет показать еще один "успешный" шаг по "сбору земель"

Гагра, 26 июля 2006, 14:08 — REGNUM  "Грузинское руководство после Аджарии хочет продемонстрировать и своему электорату, и Западу, в первую очередь США и НАТО, еще один "успешный" шаг по "сбору земель". Об этом, как передает корреспондент ИА REGNUM в Сухуми, заявила абхазский политолог, содиректор Центра гуманитарных программ Лиана Кварчелия.

По ее словам, Грузия готовится к вступлению в НАТО, и ей надо решить ряд проблем, самые главные из которых - конфликты с Абхазией и Южной Осетией. "Но, следует обратить внимание на предлог, который использовался в Аджарии и сейчас используется для вторжения в Кодорское ущелье - борьба с криминальным режимом Абашидзе в одном случае, борьба с криминальными элементами в Кодорском ущелье, в этом случае, требующая, проведения специальной полицейской операции. Все это происходит на фоне постановления парламента Грузии о необходимости прекращения миротворческой операции КСПМ и замены российских миротворческих сил на международную полицию. А теперь вспомним интервью г-жи Хайди Тальявини, бывшего спецпредставителя ООН, которое она дала после своей отставки. В нем она, в частности, обосновывает необходимость введения международной полиции в Абхазию тем, что существующие угрозы безопасности носят, якобы, не военный, а криминальный характер. И Европейский Союз предпочитает не замечать милитаристского настроя грузинских лидеров. В заявлении от 24 июля ЕС также делает упор на необходимость скорейшего введения международных полицейских сил в Абхазию. Налицо явное желание Грузии перевести конфликты из военно-политической в совершенно иную плоскость. Этот маневр, к сожалению, подкрепляется вышеупомянутыми заявлениями представителей ООН и ЕС. Между тем, не заметить именно военной угрозы безопасности, исходящей от руководства Грузии, крайне сложно. Если оставить в сторону явно провокационные милитаристские заявления лидеров Грузии и посмотреть, что же в реальности делает или скорее не делает Грузия для мирного урегулирования конфликтов, то мы увидим следующее. Например, грузинская сторона фактически не пожелала обсуждать планы мирного урегулирования, предложенные Южной Осетией и Абхазией. Если грузинские лидеры и имели некий план по урегулированию в Южной Осетии, то в отношении Абхазии такой план так и не был выработан. В ответ же на предложения абхазской стороны ("Ключ к будущему"), которые некоторые политологи в самой Грузии расценили как хорошую основу, содержащую новые для переговорного процесса элементы, грузинское руководство отреагировало наспех составленными и явно рассчитанными на провал переговоров предложениям. В них, в частности, в качестве предварительного условия для урегулирования было выдвинуто заранее обреченное на неприятие требование о возвращении всех грузинских беженцев в Абхазию. Очевидно, что грузинские лидеры избегают серьезного разговора о мирном, политическом урегулировании конфликтов, рассчитывая если не на военную победу, то, по крайней мере, на извлечение политической выгоды из возможного военного столкновения. Ведь всегда можно обвинить "третью силу" в нагнетании напряженности для обоснования необходимости замены российских миротворцев на международных полицейских", - заявил Лиана Кварчелия.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.