СМИ о ситуации в Красноярском крае за 19 июля 2006 года

Красноярск, 19 июля 2006, 14:56 — REGNUM  

СМИ о ситуации в Красноярском крае за 19 июля 2006 года

"СМЕРТЕЛЬНЫЙ ПЕРЕГРУЗ".

(Газета, 19.07.2006).

Установлены причины крушения теплохода "Некрасов" Завершилось следствие по делу о крушении теплохода "Некрасов" на Таймыре в сентябре прошлого года. Тогда утонули 14 пассажиров и членов экипажа.

В результате обвинение предъявлено генеральному директору красноярской фирмы ООО "Фарватер" Алексею Гопонтюй и его заместителю Виктору Гордиенко.

Следователи транспортной прокуратуры посчитали, что руководство компании, эксплуатировавшей судно, не обеспечило выполнения правил безопасности на теплоходе.

Теплоход "Некрасов" затонул 16 сентября 2005 года при заходе из Енисея в морской порт города Дудинка Таймырского автономного округа. По свидетельствам очевидцев, издалека было видно, что он шел с креном на один бок, а когда стал заходить в порт - перевернулся. Это произошло в ста метрах от берега, глубина в этом месте восемь с половиной метров. Из 21 человека, находившегося на борту, спастись удалось только семерым - четверым пассажирам и трем членам экипажа. Капитан, его помощник и еще 12 пассажиров - граждане Узбекистана, Азербайджана и Туркмении - погибли. При этом, как было установлено, некоторые пассажиры погибли из-за того, что внутренние помещения судна были наглухо заставлены ящиками с овощами и фруктами - этот груз теплоход перевозил из Красноярска на Таймыр. Эти ящики и отрезали путь к спасению тем, кто пытался выбраться из тонущего судна. Как рассказал "Газете" старший следователь облпрокуратуры Игорь Пряхин, в ходе расследования выяснилось, что теплоход был сильно перегружен: он перевозил свыше 100 тонн овощей и фруктов, в то время как официальная предельная грузоподъемность составляла 80 тонн. При этом, как установили специалисты, ящики были размещены на теплоходе с нарушением так называемого центра тяжести, что является крайне опасным для любого судна. Именно это и стало причиной сначала крена "Некрасова", а затем и его перевертывания, говорится в заключении комиссии Министерства транспорта России, расследовавшей обстоятельства кораблекрушения.

Эксперты также пришли к выводу, что еще одной причиной трагедии стала ошибка экипажа. В непогоду и при полутораметровой высоте волн в акватории Дудинского порта капитан рискнул совершить поворот теплохода в ту сторону, в которую судно и так было наклонено. В результате "Некрасов" еще глубже опустился этим бортом в воду, которая тут же начала заливать палубу и - через незакрытые иллюминаторы - каюты. Вскоре теплоход, длина которого составляет 41 метр, а ширина - 7 метров, затонул. В прокуратуре говорят, что нарушения правил безопасности налицо. "Руководство фирмы, эксплуатировавшей теплоход, было обязано проконтролировать процесс погрузки и обеспечить безопасность рейса", - отметил следователь Игорь Пряхин. В связи с этим гендиректору красноярской фирмы ООО "Фарватер" и его заму Виктору Гордиенко, который является фактическим хозяином теплохода, предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 263 УК РФ (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации водного транспорта, повлекшее гибель людей). В ближайшее время прокуратура передаст материалы уголовного дела в суд Дудинки. Бизнесмены вину за собой категорически не признают. Всю ответственность они возложили на погибшего капитана судна Андрея Вильда. По их мнению, именно он должен был отвечать за погрузку и следить за распределением груза по помещениям теплохода. Что касается перегруза "Некрасова", то о нем, по утверждению предпринимателей, им якобы ничего не было известно.

"ПЕСОЧНЫЙ ЩИТ".

(Гудок, 19.07.2006).

Вчера вокруг подстанции водозабора Красноярской железной дороги нарастили дамбу, чтобы отвести основной поток воды от здания подстанции и защитить ее оборудование. Железнодорожники уложили мешки с песком. Сброс воды на Красноярской ГЭС поднял уровень Енисея до критической отметки. Под угрозой затопления оказались и объекты КрЖД. ("Гудок" писал об этом в прошлом номере.) К вторнику уровень воды в Енисее в районе подстанции поднялся на 10 сантиметров.

Водозабор может быть отключен, если вода начнет заливать бактерицидные фильтры. До этого уровня остается менее полутора метров. А сброс воды в Енисее, по данным МЧС, планируется продолжить до 1 августа. На Красноярской магистрали создан оперативный штаб под руководством главного инженера дороги Евгения Савченко. Железнодорожники работают в напряженном режиме, что позволяет держать ситуацию под контролем. Предприятия, жилой массив и дорожная клиническая больница КрЖД, как и прежде, получают воду в полном объеме. В случае отключения водозабора снабжение водой будут вести противопожарные поезда. Красноярская магистраль проинформировала соседние дороги, чтобы пассажирские составы максимально заправляли водой. Поезда формирования КрЖД в случае полного отключения водозабора будут снабжать водой на станции Красноярск-Восточный или подвозить им воду в цистернах.

"С ХИЛЫМ РАЙ И В ШАЛАШЕ".

(Московский комсомолец, 19.07.06г.).

Юная россиянка добровольно ушла в тайгу к немощному старику-отшельнику Нет, не силой держал в своих владениях Кощей красную девицу. Он не прятал ее в подземелье и не заставлял выходить за себя, беззубого, замуж.

Он просто рассказал ей, как ужасен мир за пределами его царства. Как злы окружающие люди. И что не стоит доверять помощи заезжих "добрых молодцев". И она поверила. Стала добровольной затворницей, стражем его, Кощеева, бессмертия.. Такие вот они - современные сказки о любви... О 80-летнем старике, что запер на краю света в ветхой таежной избушке красивую молодую женщину в городе Дивногорске, пожалуй, слышали все.

За десять лет жизни вдали от людей эта женщина - Катя Пронина - родила своему избраннику четверых детей. Живут отшельники Пронины в крайней бедности и нужде. В избушке-времянке два с половиной на два с половиной метра. Последнюю корову съели в прошлом году.

Дети спят калачиком на деревянных лавках. Катя рожает их прямо по месту жительства, без акушерок и обезболивания. Колет топором дрова и, как схватки начинаются, бежит в баньку, зовя на помощь мужа и старшую дочку, 9-летнюю Аделину. Семилетний Тимофей, второй сынишка, от страха за мамку прячется в сенцах.

Но, слава богу, обходится. Последыши Нина и Семен, трех и одного года, - здоровые и крепкие, не чета городским. И мама Катя такая же. Наутро после родов она обычно выходит на работу. Иначе как семью прокормить? Отец малышей - Валентин Петрович Пронин - слишком стар и немощен, чтобы быть настоящей опорой. В отличие от детей, он спит не на лавке, а отдельно, в бане под стеганым одеялом, возраст все-таки.

Каждую ночь на цыпочках пробирается к нему туда и Катя..

Целый год в сибирском городе Дивногорске шла акция помощи затворникам Прониным, местные телевизионщики снимали жалостливые сюжеты про них, а чиновники били во все колокола: "Выведем Катю и ее малышей из тайги!" Но саму Катю никто не спрашивает: а хочет ли она, чтобы ее спасли? Дедушка с веслом - Ненавижу! Зачем вы приехали?! Снова учить меня жить, но я вас об этом не просила! - рослая девушка с веслом отталкивает лодку от другого берега. Чтобы перебраться к нам, на этот.

Иглы сибирских сосен, растущих здесь на отвесных скалах, цепляются за рваные клочья тумана. Раннее утро. Река Мана бурлива и холодна. Солнце только что встало. Сто метров, разделяющие два края земли, - непроходимая водная преграда. Граница лесного, таежного мира отшельников Прониных и враждебной им городской цивилизации. Я кричу Кате слова приветствия, но она их будто и не слышит.

С усилием гребя против течения.

"Наш берег" чужд и непонятен для Кати Прониной, с 18 лет безотлучно живущей в тайге с человеком, который сначала заменил ей отца и мать.

А потом и вообще всех людей во вселенной. К себе в гости отшельники никого не зовут. В лодке восседает сам Валентин Петрович, глава семьи. Он уже не может помогать жене в управлении плавающим средством, только командует действиями Кати, со всепоглощающей любовью косясь на нее единственным видящим глазом. На втором у него возрастная катаракта.

- Мамочка, давай не будем прогонять эту тетю, которая к нам из Москвы приехала, - заискивающе просит старшая дочка Аделина, плывущая вместе с родителями. - Может, она с добром к нам пришла? Может, я ей барсучка в норе покажу? - Ну, действительно, Катюша, мало ли что нам привезли? - миролюбиво замечает и Валентин Петрович, узрев неподъемную сумку с гостинцами.

- Пусть уходит, - как отрезает Катя и "паркует" лодку подальше, обходя меня стороной, будто прокаженную. - Я устала от людей, понимаешь, устала, - объясняет она мужу. - Приезжают, смеются - надо мной, над тобой, над детьми, изъяны в нас ищут, грехи.. Как мне со стариком? Как тебе со мной? Плюют в душу..

У нее прямая монументальная спина. И скованная походка. Сразу видно: такой женщине никто не нужен. И только когда Катя, пройдя метров двадцать по узкой тропке причала, поднимает руку к глазам и отворачивается, я вдруг понимаю, что она плачет.

..О том, что километрах в сорока от Дивногорска, на берегу широкой сибирской реки, обитает семья отшельников, как водится, узнали случайно. Когда в феврале 2003 года избушка Прониных вспыхнула от маленькой искорки в печной трубе. Посреди ночи. Катя по очереди вынесла на улицу детей и помогла выбраться Валентину Петровичу. До утра они пробыли на морозе, завернутые в одни одеяла.

Потом отправились к местным властям просить о помощи. - Так мы и узнали об этом семействе, - вспоминает Александра Каратаева, ведущий специалист по вопросам семьи, материнства и детства. - В принципе люди нынче частенько уезжают из города жить в тайгу. И если бы не разница в возрасте сожителей - почти пятьдесят лет, ничего удивительного в их истории я бы не увидела. Жнаты официально Катя и Валентин Петрович тогда не были. Из детей на него оказалась записана только старшая. А малыши - так вообще без документов и прописки, без пособий. Пронин объяснил, что не регистрировал их на себя, чтобы Катя считалась матерью-одиночкой.

Дескать, ей это пригодится для льгот. Но какие льготы, если, случись что, все их нехитрое имущество принадлежит старику? А Катя и дети ему никто.

И откуда она - такая наивная и беспомощная - в наших местах взялась?. "Я обязательно к тебе вернусь!" Тайга приняла Катю в 12 лет. Круглую сироту, городского подростка. Не знающую, как строить жизнь, с кем, по каким правилам.

Весьма неблагополучная социально девочка отличалась от детдомовок только тем, что имела старших братьев и прописку в Красноярске.

На этих самых братьев, браконьерствующих в лесу, и напоролся как-то здешний лесник Валентин Петрович Пронин. Бывший штурман гражданской авиации, сбежавший однажды из мира. Летной карьеры у него не вышло. Наград и званий не выслужил. С первой женой разошелся. Вторая умерла от инфаркта. Сыновья разлетелись по миру и отца навещали редко. В общем, земная жизнь, пройдя на две трети, казалась прожитой зря. И тут под руку Валентину Петровичу попались красноярские браконьеры. - Другой бы им уши надрал, а я пригласил чаю с малиной попить в свою сторожку. Сказал, чтобы звали меня дядей Валей и заглядывали еще в гости, если что. А лес больше не трогали, - с усмешкой вспоминает теперь Пронин. - Они мне: "Дядь Валь, можно мы к тебе свою сестренку на каникулы пришлем? Она у нас того, нелюдимая, людей шугается, несовременная очень!" Валентин согласился. Скучно одному. Чувствуется, что с ровесниками у него отношения с молодости не ладились. Те были приятелями, коллегами, соперниками - но на равных. А Пронин хотел править чужими судьбами - словно рулить в небе самолетом - и чтобы его собственной жизнью никто не распоряжался. Он и в лес ушел ради этого, иди свободы и спокойствия. Тут для него не было командиров. Но, как выяснилось, не было и тех, кто готов был безоговорочно признать лидерство Пронина.

Он остался один. И вот случайно забрела на огонек сирота Катя. Крупная, нескладная, в сарафанчике в цветочек. Глаза на хозяина не поднимала и одергивала подол - стеснялась, значит.

Пронин поселил ее отдельно на чердаке. Чтоб без баловства. Работой по дому особо не загружал: пусть отдыхает. Он тогда еще и сам в силе был - всего-то шестьдесят с небольшим. Так и встретились два одиночества.

Катино - незрелое, нежное, будто царапина на коже. И Валентина Петровича - глубокое и хроническое, как наболевшая рана. По вечерам, наливая гостье чаю с малиной, старик пересказывал ей свою долгую жизнь. И так выходило, что ничего хорошего в ней не было. Давнишние обиды штурмана Пронина, как заварка в стакане, всплывали вверх во время этих неспешных бесед, оседали на наивной Катиной душе.

"Резервация, Катюша, - так я называю общество, откуда ты ко мне пришла. Хороших людей там нет - одно зло и бесчестие. Пробиться порядочному человеку невозможно, - с чувством объяснял Валентин Петрович. - Врачи убивают пациентов.

Родители мучают маленьких детей. Политики врут, бизнесмены воруют. Молодежь спивается и наркоманит. Нет ни любви, ни жалости, ни преданности. А единственный способ спастись, сохранить себя в чистоте - это уйти из мира. Как сделал я". Возможно, если бы откровения отставного штурмана выслушивал взрослый человек, уже имеющий некий опыт, он бы отделил зерна от плевел. Вовремя осознав, что наша жизнь, пусть и порядком несовершенная, все же иногда бывает прекрасной. И черная полоса не была бы такой черной, если бы за ней не следовала белая. И надо искать хорошее даже в плохом, несмотря ни на что. Но слишком уж мало этого самого хорошего случилось за сиротские Катины 12 лет.

И поэтому она сразу и безоговорочно поверила Пронину, убеждающему скорее не гостью, а себя самого в правильности таежного бегства. - Дядь Валь, не хочу я больше домой возвращаться. Страшно мне там, - прошептала Катя.

- Я сюда на каникулы приезжать буду. А когда сравняется восемнадцать, останусь на вашем берегу навсегда.. Шуба под мухой Русская провинция страдает еще от приступов небывалой доброты. Прослышав про отшельников-погорельцев, сердобольные жители Дивногорска понесли им мешки с подарками. Всем было жаль Прониных. "У нас 132 многодетные семьи, и многие нуждаются. 36 многодетных очередников на жилье. Но проблемы Прониных, учитывая их непростую личную ситуацию, оказались для города на первом месте", - с гордостью констатируют власти.

В срочном порядке администрация выделила детям Прониных бесплатные места в детском саду, родителям - 2-комнатную квартиру со всеми удобствами и даже мебелью. Детские кроватки заправлены чистыми покрывалами. На тумбочке красуется новенький телевизор, черно-белый, правда, но ведь у таежных затворников и такого не было.

Аделина с Тимошкой, зайдя в туалет, принялись пускать кораблики в унитазе. Катя размечталась о том, как пойдет на работу нянечкой в детский сад.

Только Валентин Петрович, который впервые не был в центре внимания своих домашних, ходил недовольный, "извести они нас с тобой хотят, Катерина, - наконец, произнес он. - И доброта эта показная. Телевизор вон даже не цветной подарили, пожадничали".

- Зачем же развести? - с недоумением восклицает Александра Каратаева, ведущий специалист по вопросам семьи, материнства и детства. - Мы, наоборот, настояли на том, чтобы Валентин Петрович наконец зарегистрировался с Катей.

Он ведь отказывался это делать: "Я ее и детей люблю, а вмешательство государства мне не требуется!" Еле убедили его, что им нужно расписаться, чтобы решить проблемы с наследством. Ведь не вечный же он, в самом деле! По словам окружающих, в городе Катя наконец расцвела. Ей не надо было с утра до вечера колоть дрова, стирать и готовить, таскать на своем горбу неподъемные бревна для строительства новой избушки. Загрубевшие мозоли на руках, не исчезавшие вот уже 10 лет, с тех самых пор как 18-летняя Катерина поселилась хозяйкой в доме Пронина, наконец прошли.

- Переехав в Дивногорск, Катя научилась регулярно умываться, причесываться, надевать новые вещи, которые ей подарили, - рассказывает Татьяна Николаевна, ведущий специалист по вопросам семьи, материнства и детства. - Мы Пронину говорили: "Валентин Петрович, вы же свое пожили, посмотрели мир - ну не запирайте жену в четырех стенах. Ведь нельзя же быть таким паучком, годами держащим в паутине любимую мушку". Но у него одна позиция: все вокруг желают его семье зла. Положительные изменения во внешности Кати ему, естественно, тоже не понравились. Он же умный человек, он прекрасно понимал, что на новом месте у молодой женщины могут появиться другие интересы и знакомства, и тогда он неминуемо перестанет быть для нее и детей непререкаемым авторитетом.

Катя потихоньку расправляла крылья. Но Валентину Петровичу, похоже, этого было не надо. Под предлогом, что надо срочно восстанавливать сгоревшую избушку, старик срочно вернулся в тайгу. Вслед за ним с детьми уехала туда и Катерина.

Нянечкой в детский сад она так и не устроилась. Новая жизнь закончилась, толком и не начавшись. К осени она снова была босой, беременной и колола дрова во дворе. Обихоженную квартиру в Дивногорске бывшие погорельцы просто бросили. Город, еще вчера жалевший и сочувствующий таежным затворникам, на них сильно обиделся. Пронины отвечали им взаимностью. Перебраться на другой берег для незваных гостей - а такими отшельники считают абсолютно всех чужаков - стало проблематично.

- Стоишь на пригорке, кричишь ему несколько часов: "Валентин Петрович, перевезите нас к себе на лодке, мы детишкам подарки привезли", - рассказывают сотрудники городской администрации. - А он выйдет из времянки своей и машет рукой: уходите, мол, нам ваша помощь не нужна. Ему-то, может, и не нужна, а детям? Как-то по осени социальная комиссия все же доехала до Прониных, чтобы посмотреть, построили ли они себе новую избу, и заодно выяснить, почему старшие дети нерегулярно ходят в школу: в непогоду, которая в Красноярском крае стоит почти шесть месяцев в году, родители не выпускают Тимошку и Аделину из дома. Изба возведена так и не была. Замотанная Катя с очередным младенцем на руках месила тесто во времянке. Прочие дети копошились рядом. На полу в полнейшем беспорядке валялись подаренные горожанами вещи и игрушки. По новенькой когда-то девичьей шубке из искусственного меха ползали мухи.

Старшие дети в разговоре со взрослыми сказали несколько слов матом. И мигом замолкли, виновато посмотрев на отца.

- И эту словесную грязь они приносят нам домой из школы, - расставил точки над "i" Валентин Петрович.

Все бабочки мирa - Нет, я не могу сказать, что Пронин плохой муж и отец, - разводит руками Альбина Пыжикова, директор местной школы. - Да, он - человек с ленцой, взвалил на молодую жену все хозяйство. Да, он часто не приводит детей на занятия. Но не потому, что не хочет, как мне кажется, чтобы они получали образование и общались со сверстниками. Просто Кате на лодке на наш берег трудновато каждый день добираться, а когда ледоход - вообще невозможно. Но тем не менее чувствуется, что Валентин Петрович своих домашних самоотверженно любит и поэтому просто боится отпустить их от себя хоть на шаг.

- Л-ю-ю-ю-бит! - с надрывом протягивает еще одна инспекторша комитета по делам материнства и детства. - А кого ему еще любить, кроме Кати? Да, для Пронина, чтобы жена была рядом - это вопрос выживания: он сам в тайге и дня не протянет. Он зависим от Кати и боится ее потерять. И поэтому полностью поработил девчонку, не давая ей возможности вырваться на волю, - а со стороны кажется, что это она от него зависит. Нет, в конце концов это их личное дело - как жить, но ведь есть еще и четверо малышей, которые сейчас поневоле разделяют затворничество матери и впитывают негативное мировоззрение отца. Что с ними будет дальше, когда они вырастут, я не знаю.

..Затворническая девочка Аделина выпрыгивает из лодки и виновато косится на меня. Ей неудобно за внезапную истерику матери, приключившуюся на берегу.

"Оставьте меня в покое. Я никого не хочу больше видеть!" - рыдает Катя.

Аделина - уже почти взрослая, понимает, что означают эти горькие слова.

В приступе внезапной детской досады она давит колонию бабочек, веселым ковром устилающих прибрежную землю. Она не знает, что это плохо: убивать живых бабочек. Папа не объяснил.

Старик нежно гладит по спине молодую жену, собирающуюся плыть на лодке домой. Аделина закусывает нижнюю губу. - Ненавижу людей, - тихо произносит девочка, очевидно, меня за человека не признавая. - Все вокруг жестокие и злые. У меня даже друзей нет. йтому что папа говорит, что никому верить нельзя. А мама только плачет. С тех пор как вернулась домой, из Дивногорска, так и плачет. Мне ее очень жалко..

- А ты сама хотела бы в Дивногорск? - Да, хотела бы, там игрушки на рынке продаются, шоколадные конфеты - это здорово, если бы еще людей не было.. Только папе не говорите, - помолчав, просит она и безжалостно дотаптывает детской босоножкой последнюю бабочку.. Фамилия главных героев изменена.

"Эвфемизмы будут в ходу".

("Московский комсомолец" в Красноярске", 19.07.06, Николай Федоров)

Летняя жара и каникулы обманчиво действуют на электорат. Между тем из столицы до самых до окраин постоянно поступают политические импульсы. Примечательно, что одним из главных персонажей этих сигналов в последнее время становится "теневой" руководитель сектора внутренней политики страны, замглавы кремлевской администрации Владислав Сурков. Московские слухмейкеры, говоря о прямом вмешательстве чиновника в дела "Единой России", не двусмысленно указывают на то, что Сурков оппонирует генсовету партии и лично Борису Грызлову не просто так, а ради сохранения своего влияния на период после 2008 года. В отношении Красноярского края это может означать как минимум два варианта развития событий.

Во-первых, желание куратора партстроительства насытить список "Единой России" своими выдвиженцами из молодежных организаций и движений может изрядно подпортить нервы местным "единороссам", что вступили в партию исключительно из карьеристских соображений (а кто здесь подругой причине?). Ведь молодых предполагается не просто включить в список, а поставить на проходные места. Стало быть, подвиньтесь, господа Усс, Клюкин и другие "ветераны" партии? Это в их планы не входит, Во-вторых (что, собственно, вытекает из первого), Александр Хлопонин находится, по сведениям тех же слухмейкеров, в очень близких отношениях с Владиславом Сурковым. Так что радеть ему придется обязательно, создавая тем самым нервозность в высшем эшелоне краевой власти. Кто же добровольно поделится привилегиями? Прямых конфронтаций, разумеется, не будет, но эвфемизмы в ход явно пойдут.

"Смутное бремя".

("Московский комсомолец" в Красноярске", 19.07.06, Алексей Зайцев)

21 июля в Москве состоится заседание Госсовета, где Александр Хлопонин представит президенту свое видение стратегии социально-экономического развития российских регионов. Конфиденциальная же встреча Хлопонина с президентом случится накануне Госсовета. Как утверждают источники в "сером доме", именно во время этого визита губернатора в столицу должна решиться судьба его дальнейшего карьерного роста. Не исключено, что многочисленные слухи о назначении Александра Геннадиевича на правительственный пост могут материализоваться: ему предложат должность министра регионального развития (нынешнего якобы направят в Финляндию послом). Если это случится, то в преддверии формирования высших органов власти объединенного края расклад политических сил может существенно измениться.

Первый вопрос, волнующий обитателей "серого дома" (и не только их), касается, конечно же, не объема инвестиций, новых проектов и прочих добрых дел, которые может совершить на благо края Александр Геннадиевич в новом качестве. Кто в случае окончания затянувшейся "командировки" Александра Хлопонина в Сибири займет вакантное место? Вот то главное, что занимает умы местной политической элиты. Многие аналитики сходятся во мнении, что неожиданностей не случится: исполнять обязанности губернатора будет первый заместитель Лев Кузнецов. По крайней мере - до весны следующего года, когда должна произойти смена обеих ветвей краевой власти. В эти несколько месяцев и будет решаться вопрос, кому ближайшие 4-5 лет предстоит вести наш "локомотив" в светлые дали. Отсутствие полноправного губернатора в преддверии выборов, безусловно, наложит отпечаток на многие процессы. Прежде всего, вероятно, станет ясно, что команда Хлопонина без самого Александра Геннадиевича вовсе не является командой, а превращается в массу самолюбивых чиновников, у каждого из которых имеются собственные интересы. Сегодня они худо-бедно работают в одном направлении, вписываются в систему сдержек и противовесов, созданную губернатором; считаются с его авторитетом на федеральном уровне власти, который базируется, в том числе, и на личных отношениях с отдельными кремлевскими чиновниками. - Лев Кузнецов, разумеется, другой человек. Несмотря на то что практически все вопросы оперативного управления краем в настоящее время сосредоточены в его руках, он все-таки действует от имени Хлопонина. Повышение статуса до исполняющего обязанности губернатора, надо полагать, не добавит весомости его решениям. Скорее, наоборот, поскольку он не имеет ни влияния, ни харизмы "предшественника". Да и сама приставка "и.о." подразумевает определенные ограничения временно уполномоченного. Ослабление консолидирующего и стабилизирующего влияния первого лица на чиновничью братию неизбежно приведет к формированию внутри администрации группировок, контуры которых сейчас очерчены лишь пунктирной линией. Сам же Лев Владимирович рискует стать предводителем одной из таких групп, борющихся за место под солнцем. Но не главой края. Уход с краевой политической сцены Александра Хлопонина и, как следствие, разброд и шатание внутри администрации, вероятно, приведут к ослаблению позиций "Единой России" и, соответственно, к усилению ее конкурентов на выборах в Заксобрание. Амбициозные планы получить более чем две трети мест в объединенном парламенте окажутся под большим вопросом.

Отсутствие достаточно яркой фигуры губернатора-"единоросса" делает свет других "звезд" гораздо ярче. Такие неординарные личности, как Александр Усс и Анатолий Быков (как бы к ним кто ни относился), на фоне не слишком харизматичного главы исполнительной власти будут выглядеть весьма выигрышно. И хотя Александр Викторович не устает заявлять о своей преданности "Единой России", не следует ставить знак равенства между его личными устремлениями и задачами партии.

То же касается и многих чиновников-"единороссов". В ряды "руководящей и направляющей" затесались очень разные люди, объединяет которых, пожалуй, одно: желание сохранить и упрочить свое положение во власти. При столь высокой плотности чиновничьего населения в одной партии "внутривидовая борьба" неизбежна. Уже сегодня есть факты теневых действий отдельных "единороссов", направленных против однопартийцев. А если в верхушке администрации края появится несколько организованных группировок... Зря партфункционеры полагают, что главы городов и районов, почти поголовно являющиеся членами "ЕР", будут использовать административный ресурс исключительно в интересах "своей" партии. Тот же Анатолий Быков, например, уже находит взаимопонимание с руководителями некоторых муниципальных образований.

Призрачны надежды и на то, что голоса основных конкурентов "Единой России" будут разодраны между несколькими участниками выборов, работающими на одном электоральном поле. К примеру, появление семигинских "Патриотов России" вовсе не означает, что они ослабят поддержку КПРФ. У коммунистов, как известно, самый стабильный электорат. Борьба может идти только за голоса "ничьих" избирателей, ориентированных на социал-демократическую идеологию. Поскольку "левыми" лозунгами пользуются и "Родина", и "Евразийский союз", и "Единая Россия", более вероятно, что семигинцы экспроприируют голоса потенциальных избирателей как раз таки у "единороссов".

Изменения в высшем руководстве, без сомнения, отразятся на облике краевой власти. И его трансформация вряд ли произойдет по сценарию идеологов "Единой России". С позиции интересов Федерации, ближайшие месяцы - не самое удачное время, чтобы одарить Александра Геннадиевича министерским портфелем. Даже если вместо "и.о." регион обретет "настоящего" губернатора, назначенного Кремлем, как это произошло в ряде субъектов РФ, дестабилизации политической и, возможно, экономической ситуации в крае не избежать. Однако наиболее политизированной части его жителей такое развитие событий принесет определенные плюсы. По меньшей мере, появятся предпосылки для рождения парламента как самостоятельной ветви власти, а не подобия нынешней ручной Госдумы.

"Обреченный на предательство".

("Московский комсомолец" в Красноярске", 19.07.06, Илья Найденов)

На прошлой неделе по страницам краевых СМИ прошелестел скандал: отопительный сезон в Ачинске может быть сорван. Причина - долг в 375 млн. рублей. Именно столько администрация города задолжала производителю тепла - АГК. После неоднократных просьб комбината проблемой занялись депутаты Законодательного собрания. Тепло и долги - далеко не единственная проблема западного форпоста края. В Ачинске накопилось и множество других. Не менее животрепещущих.

Раньше было модно во всех городских проблемах винить "Русский алюминий", которому принадлежит глиноземный комбинат. Однако РУСАЛ теперь даже самые рьяные "доброжелатели" не могут обвинить в пренебрежении к проблемам города. Администрация края и алюминщики сели за стол переговоров и ударили по рукам. Согласно договоренностям, АГК значительно увеличил налоговые отчисления городу. Комбинат уже заплатил в этом году дополнительно 30 млн., а до конца года заплатит всего 54 млн. Однако на ситуации в городе это никак не сказывается. Больше того, город продолжают сотрясать политические скандалы и конфликты. Удивительно - казалось бы, в многострадальном Ачинске давно должен наступить мир: ушли все фигуры, которые олицетворяли собой кипевшие там на протяжении многих лет баталии. Николай Ашлапов, с именем которого так или иначе было связано большинство политических скандалов, давно в Москве, рулит крупнейшей строительной фирмой и про Ачинск думать забыл. Мэр Михаил Ачкасов дорабатывает последний год - в 2007-м его переизберут окончательно и бесповоротно.

Между тем спокойствия не наблюдается. Администрация не находит общего языка с горсоветом. Депутаты ссорятся на сессиях, группы и группировки торпедируют начинания друг друга, а принятие любого мало-мальски важного решения превращается в Куликовскую битву. Ситуация в городе такая, как будто генералы сели за стол переговоров и заключили мир, соответствующие приказы отданы, армии распущены, однако мосты продолжают взрываться, а поезда - лететь под откос. Впору задаться извечным русским вопросом: кто виноват?

Чтобы понять это, надо вернуться немного назад, в минувший март, когда были доизбраны оставшиеся восемь депутатов горсовета. Сразу после этого в представительном органе власти прошли выборы спикера. Им второй раз стал Николай Трикман. Ничего удивительного, скажете вы, - ачинский спикер просто продлил свои полномочия. И будете в корне не правы. Дело в том, что непосредственно перед этими выборами Трикман был фактически отлучен от кормила власти - снят с высших постов партии "Единая Россия". Экс-секретарь местного отделения и экс-член регионального политсовета поплатился за провал референдума, на который пришло меньше половины ачинцев, и за четвертое место "Единой России" на выборах в горсовет. В марте кандидатуру Трикмана не поддерживали ни "единороссы", ни комбинат. Казалось, политическая карьера кончена. Но не тут-то было!

Прекрасно ориентирующийся в местных политических реалиях Николай Трикман переиграл всех. Потерпев поражение в одномандатном округе, и пройдя в депутаты по списку "Единой России", он получил 16 голосов на выборах спикера против девяти у консолидированного кандидата партии власти и АГК. Как же так вышло? Решило дело то, что свои семь голосов за него отдали депутаты из блока Анатолия Быкова. Интересно, что и выдвинул Трикмана в спикеры на второй срок депутат Юрий Краснов, ныне "единоросс", ранее же - глава ачинского отделения фонда Быкова "Вера и Надежда". Ситуация более чем пикантная - человек, целиком и полностью обязанный своим мандатом "единороссам", пост спикера получает фактически из рук "быковцев". В крае это было бы невозможно - всем известно, как относятся власти предержащие к Анатолию Петровичу и его политическим протеже в свете грядущих выборов ЗС. Однако на местах, ввиду короткой, а то и вовсе отсутствующей скамейки запасных, такое "политическое двоеженство" вполне в порядке вещей. Затем, как мы уже писали, Николай Васильевич попытался вернуть долг Анатолию Петровичу - избрать на должность вице-спикера "быковца" Юрия Любкина. Не получилось, все три попытки оказались неудачными. Зато у Трикмана есть ответ на возможные претензии и Быкова, и "Единой России". Первому он может сказать про жесткое противодействие РУСАЛа и партии власти. Второй - о том, что Любкин-то пока не избран! Имея определенную гибкость, лавировать между интересами крупных политических сил можно бесконечно. Что председатель горсовета с завидной ловкостью и демонстрирует.

Говорят, в Ачинском горсовете сегодня не "Единая Россия" правит бал, не "быковские" и не "русаловские". Там, по сути, сформировалась одна партия. Партия Трикмана. Ловкий спикер умудряется "рулить" и теми, и другими, и третьими. Интересные вещи, например, рассказывают про его методы воздействия на славящийся своей дисциплинированностью "Блок Быкова". Мол, перед важнейшими голосованиями, как, например, по кандидатуре заместителя, Николай Васильевич лично обходит депутатов и велит каждому на бюллетене для голосования нарисовать особый знак. Треугольник, квадрат, круг с точкой или птичку какую. Дескать, все бюллетени я повезу показывать Петровичу - он будет в курсе, кто как голосовал! Возит или нет, об этом история умалчивает. Вполне возможно, что и возит - ссориться с могущественным Петровичем ему сейчас никак нельзя. Во-первых, как продвинул в спикеры, так может и отозвать - "Блок Быкова" в горсовете представляет собой серьезную силу. Тем более что крайне недовольны Трикманом и остальные участники политического процесса, Во-вторых, не исключено, что на грядущих выборах в ЗС Быков может пообещать Трикману проходное место в возглавляемом им "Евразийском союзе".

Но с другой стороны, Николай Васильевич до сих пор - обладатель мандата "Единой России", член политсовета местного отделения партии. То есть обязан подчиняться партийной дисциплине. А у "Единой России" свои взгляды на то, как обустроить ачинскую политическую жизнь. В частности, имеется другая кандидатура и на пост вице-спикера. Как же быть в таком случае председателю? Лавируя между интересами политических противников, ачинский спикер сам загнал себя в ситуацию, выходом из которой может стать только предательство. Вопрос лишь в том, какую из сторон предавать. А это будет зависеть от того, кого Николай Васильевич больше боится - однопартийцев или своего высокого покровителя Быкова.

Впрочем, по большому счету, оно и неважно. Это в крае есть "Единая Россия", коммунисты или, теперь вот, "Евразийский союз". На местах же - вполне конкретные люди и их интересы. И в какой цвет краситься, им совершенно безразлично. Лишь бы кормили хорошо и снабжали билетом в светлое будущее. Ведь тот же Трикман - никакой не злой гений. Просто он умеет учитывать интересы ачинского политического бомонда и ловко на них играть. Если группе депутатов выгодна война - чтобы сохранить свои портфели, чтобы объяснять избирателям отсутствие результатов собственной работы - значит, будет война. Итог: в многострадальном городе ничего не меняется - депутаты голосуют не так, как выгодно горожанам, а назло политическим оппонентам.

Ведь как распорядились, например, теми деньгами, которые АГКдо-полнительно заплатил городу в виде налогов? Немалая их доля направлена... на евроремонт в помещениях горсовета! Ряд депутатов протестовали против такого использования. Они пытались убедить коллег решить на эти деньги не собственные проблемы, а проблемы ачинцев, выполнить вполне реальные наказы избирателей своих округов. Однако им ответствовали, что депутаты - тоже люди, а горсовет - часть города, его лицо. И теперь ачинцы, замерзающие зимой в своих квартирах и вынужденные ежедневно лицезреть окружающее их убожество, смогут греться в стенах местного парламента. Вот только рады ли там будут таким гостям? Вопрос риторический. Интересы людей волнуют многих ачинских политиков не то чтобы в последнюю очередь, но - после своих собственных интересов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail