Владимир Казимиров: "ОБСЕ не хватает верности собственной миссии и обязательствам по Нагорному Карабаху"

Баку, 12 июля 2006, 18:59 — REGNUM  

ИА REGNUM публикует полный текст доклада Владимира Казимирова, представленного 22-24 июня в Сочи участникам 63-го семинара "Роуз-Рот" Парламентской ассамблеи НАТО.

Справка: Владимир Николаевич Казимиров - посол, в 1992-96 гг. руководитель посреднической миссии России, полномочный представитель Президента РФ по Нагорному Карабаху, участник и сопредседатель Минской группы ОБСЕ от России, ныне - зам. председателя Ассоциации российских дипломатов.

В карабахском конфликте, помимо ОБСЕ, в 1992-94 гг. было несколько посредников. Результативнее других была Россия (прекращение огня, формат и основа переговоров - всё это потом унаследовала от неё общеевропейская организация). У Москвы был целый ряд объективных преимуществ перед другими посредниками, даже перед СБСЕ, но западные партнёры подозревали её в своекорыстии посредничества, в неоимперских амбициях.

Конечно, стерильно чистого посредничества не бывает. Посредник учитывает и свои национальные интересы. Но честность посредничества проверить не так трудно: достаточно присмотреться, что приоритетнее для посредника - интересы урегулирования конфликта либо иные, своекорыстные интересы, даже в ущерб самому урегулированию?

Когда Россия стала добиваться реальных сдвигов, западные представители - вместо поддержки усилий наиболее успешного посредника - стали всячески мешать ему (это реальные факты, а не домыслы: могу дать немало конкретных примеров). Они стали настойчиво добиваться "центральной роли МГ ОБСЕ"! Даже "оnly"!

И вот она уже 12 лет центральная, практически монопольная. Не пора ли подвести итоги, хотя бы промежуточные? Самое ценное - общее сохранение перемирия, но нет ничего другого, ощутимого для двух народов. Значит, дело не в том, что у ОБСЕ важная или исключительная роль, а в чём-то другом.

Конечно, дело, прежде всего, в общепризнанном глубоком взаимном недоверии сторон конфликта, в их полярных позициях и негибкости. Недоверие заклинило стороны в неуступчивости, в стремлении решить сначала свои проблемы, что не позволяет им идти на равноценные размены.

А как ОБСЕ влияет на стороны? Они требуют от ОБСЕ давления на противостоящую сторону. Посредники не хотят давить, и это верно.

Чего же не хватает ОБСЕ? Последовательности. Лишь бы спасти мирный процесс, в любом виде удержать его на плаву, ОБСЕ идёт иногда на неоправданные уступки сторонам в конфликте, проявляет конформизм, оппортунизм. Не столько энергично ведет их к миру, сколько плетется за сторонами, уступая им даже в необоснованных капризах. Конечно, мирный процесс чрезвычайно важен, хотя бы для сохранения перемирия, но не может стать самоцелью. Цель - разрешение конфликта мирными, переговорными средствами. Теперь два блока проблем.

Первый. ОБСЕ не хватает верности своему обязательству мирно разрешить этот конфликт, твердости в отстаивании этого курса. Раз взялась за мирное разрешение конфликта, то должна решительно выступать против всего, что мешает этому. А поскольку стороны и сами взяли то же самое обязательство, необходимо требовать последовательности и от них.

Необъяснима, например, удивительная толерантность ОБСЕ в отношении ряда весьма негативных явлений:

А) раскрутки воинственной кампании руководством любой стороны конфликта,

Б) периодических серий инцидентов на линии соприкосновения,

В) взвинчивания военных бюджетов и гонки вооружений, тем более в таком чувствительном, взрывоопасном регионе.

По всем трём названным линиям идёт нагнетание напряженности, закрепление и даже наращивание взаимного недоверия, парализующего мирный процесс.

Сопредседатели МГ ОБСЕ высказываются по этим вопросам слишком деликатно, даже чересчур робко. Это ещё можно понять с учётом иерархии. Но где же высшие должностные лица ОБСЕ? Не похоже, чтобы они привлекали внимание руководителей сторон конфликта к неприемлемости таких акций и заявлений для общеевропейской организации.

ОБСЕ приложила немало усилий для мирного решения конфликта и не должна позволять сторонам пренебрежительного отношения к ним. Это вовсе не давление на стороны, а естественное ограждение мирного пути решения конфликта, того пути, за который выступили как все стороны, так и ОБСЕ и международное сообщество.

Второй блок. ОБСЕ не хватает верности своим собственным решениям, документам, принятым ранее, причём принятым опять же с согласия сторон. Можно привести немало решений ОБСЕ, от которых она давно отошла и действует не так, как было решено.

- Будапештский саммит поручил сопредседателям проведение переговоров между конфликтующими сторонами, а не только между признанными государствами. Или возьмите мандат сопредседателей. Там тоже речь идет лишь о сторонах конфликта, а не государствах. А одна из сторон фактически давно отстранена от переговорного процесса.

- О НК как третьей стороне этого конфликта однозначно высказался Действующий председатель ОБСЕ Ласло Ковач 31 марта 1995 г. Из этого же исходили сопредседатели МГ ОБСЕ в целом ряде своих предложений сторонам в прежние годы. Нынешняя позиция на этот счёт не слишком чёткая. ОБСЕ вместо соблюдения принятых решений сползла на позицию, как бы чего не случилось. Лучше вести переговоры кое-как, лишь бы вести.

- СБСЕ в 1992 г. приняла во внимание проведение выборов в Нагорном Карабахе (приглашались "избранные и другие представители НК"). А в последние годы ОБСЕ и его структуры, да и государства-сопредседатели осуждают проведение в НК выборов. Ведь там избирается власть только для своего населения, пусть даже на временной и не вполне легитимной для всех основе "де факто" из-за того, что конфликт пока так и не урегулирован. Разве предпочтительнее власть военщины или авторитарных личностей? Да и кого лучше иметь в мирном процессе - узурпатора власти, фактически самозванца или лицо, которое имеет пусть даже не самый общепризнанный мандат от населения данного региона?

- ОБСЕ с 1996 г. проводит мониторинги соблюдения прекращения огня на линии соприкосновения. Но полностью игнорируется единственное в активе ОБСЕ соглашение между всеми тремя сторонами - об укреплении режима прекращения огня, которое определило порядок урегулирования инцидентов на линии соприкосновения, не допускало эскалации напряженности из-за них. В нём высшие военачальники всех трех сторон конфликта по прямому поручению своих первых лиц взяли целый ряд бессрочных обязательств, которые вообще не выполняются.

К самым нелепым курьёзам нынешней многосторонней дипломатии можно отнести то, что личный представитель Действующего председателя ОБСЕ посол Каспржик, проводящий мониторинги на линии соприкосновения с 1996 г., узнал об этом соглашении лишь из моей газетной статьи в 2003 г. И это не его вина - так неряшливо ведутся дела в ОБСЕ. Но положение не изменилось и после этого. До сих пор ОБСЕ так и не потребовала от сторон конфликта выполнения взятых обязательств, хотя Ереван и Степанакерт будто бы готовы вернуться к их выполнению, если так же поступит Баку.

Встает даже сакраментальный вопрос: стоит ли добиваться новых соглашений между сторонами, если те тоже не будут выполняться, а ОБСЕ так и не добьётся от сторон надёжного выполнения взятых обязательств?

Но вся эта критика вовсе не имеет целью поиск новых посредников взамен сопредседателей МГ ОБСЕ или в пристёжку к ним. Наивно полагать, что смена посредников решила бы дело. Многие просто не выдерживали тягот посредничества по Карабаху. Так Италия "утомилась" за 17 месяцев, Швеция за 16, Финляндия взмолилась через 11 и с трудом дотянула до 20 месяцев. Так что хватит экспериментов в подборе посредников!

Дело, повторяю, в позициях сторон и оппортунизме ОБСЕ. Надо требовать от общеевропейской организации большей чёткости и последовательности в ведении дел, непримиримости даже к помыслам о силовом решении конфликта и настойчивости в проведении в жизнь принятых решений.

Коснусь и некоторых других проблем урегулирования в Карабахе:

В Конфликте было немало отвратительных явлений: депортаций, бомбёжек и обстрелов городов и сёл, редко брали в плен и т.п. Среди этих проблем и оккупация чужих земель. Об оккупации говорится много, даже отождествляют её с агрессией, хотя это далеко не одно и то же.. Противоборство началось ещё в СССР (это был внутренний конфликт, а не агрессия), а разгорелось после распада Советского Союза. Только Москва прямо говорила тогда Еревану, что Армения - прямой участник конфликта. Запад был терпим к подключению РА к военным действиям (в 4 резолюциях СБ ни слова об участии Армении в войне). Видимо, сказывалась инерция поддержки карабахского движения ради ослабления СССР.

Есть явный умысел подавать нынешний статус-кво и оккупацию статично, замазывая их происхождение. Не всем нравится разбираться, как это было. Не с оккупации начался конфликт, а с депортаций и силовых акций. Оккупация - следствие военных действий и их продолжения 2,5 года. Мы осуждали каждый захват, но в ходе боевых действий военная логика не всегда подчиняется политической. Армяне норовили спрямить, сократить линию фронта перед лицом потенциального превосходства Азербайджана и продолжали захваты. Однако "соавтором" армянской оккупации стал тот, кто упорно искал силового решения и уходил от миротворческих инициатив, срывал прекращения огня. В этом официальный Баку повинен не меньше, а даже больше других сторон. Оплакивать последствия своей воинственности маловато - полезнее осознать немалую собственную ответственность за происшедшее и извлечь уроки на будущее.

Конечно, оккупация районов вокруг НК - аномалия. Её надо устранить как можно скорее. После падения Агдама это было даже безоговорочным требованием СБ ООН, но после серии срывов миротворческих усилий в 1993-94 гг. стало предметом переговоров. Нельзя было вознаграждать того, кто более года не выполнял главное требование не одной, а всех четырёх резолюций СБ ООН - немедленно прекратить военные действия.

Из-за взаимного недоверия сторон много лет идёт спор, быть ли урегулированию пакетным или поэтапным? Что должно быть устранено в первую очередь - причины или последствия вооруженного конфликта?

А на самом деле наивысший приоритет (выше последствий и даже причин!) имеет задача перекрыть пути к возобновлению военных действий. Пакетное урегулирование автоматически включает в себя гарантии мирного решения, исключает возврат к войне как средству решения спорных проблем. Сложнее в этом отношении с поэтапным решением, которого добиваются азербайджанцы с целью первоочередного освобождения территорий, занятых вокруг НК, и возвращения вынужденных переселенцев.

Но есть внутренняя логика урегулирования. Основным условием поэтапности должен стать однозначно четкий отказ сторон от применения силы. Это как бы "нулевой цикл". Без него не быть первому этажу, не проскочить к первому этапу. Освобождению оккупированных территорий больше всего мешает как раз попытка цепляться за иллюзию военного реванша. Это не даёт вместить все спорные проблемы в политическое поле, оставляет многие из них в военном измерении. А кто же сдаст более выгодные, давно укрепленные позиции, если угроза вспышки военных действий так и не снята полностью? И, наоборот, устранение военной угрозы лишит армян внятных предлогов сохранять оккупацию азербайджанских районов, даже если окончательно ещё и не решён вопрос о статусе НК. Это и стало бы во многом победой разума и права над силой.

Поэтому необходимо отдать теперь 2006 год не столько принципам урегулирования, сколько снятию любых военных угроз, что скорее открыло бы путь к первым практическим шагам. Отказ от этого - синоним нежелания идти на мирное, переговорное разрешение конфликта. Это должно вызывать однозначно негативную реакцию со стороны ОБСЕ, сопредседателей и участников МГ, других государств и международных организаций.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
30.05.17
Железная дорога Баку — Тбилиси — Карс. Грузия на Шелковом пути?
NB!
30.05.17
Эрдоган: порты Черного моря – как прилавки на рынке
NB!
30.05.17
У варварской «реновации» есть альтернатива!
NB!
30.05.17
Отделение Каталонии: замысел приобретает очертания?
NB!
30.05.17
Оптика Японии — торговый паром кажется шпионом, а Россия Америкой
NB!
30.05.17
Новосибирский бизнес: итоги 25 лет развития
NB!
30.05.17
Реституция во Владимире. Лишится ли страна одного из важнейших музеев?
NB!
30.05.17
Новосибирск в зоне повышенного риска: чем грозят огромные долги
NB!
30.05.17
Фундаментализм в Православии «мешает реформам»
NB!
30.05.17
«СССР — статист в военной истории США»
NB!
30.05.17
Новый проект Трампа. Неустойчивое единство арабского НАТО
NB!
30.05.17
Минкульт РФ «вспомнил» брошенные реставраторами церкви. Не до конца
NB!
29.05.17
Молдавия: у Додона и Плахотнюка появился общий план ликвидации ПМР
NB!
29.05.17
Липецкие общественники выступили против «финского опыта изъятия детей»
NB!
29.05.17
«Макрон без помощи Меркель с Путиным не справится»
NB!
29.05.17
В Москве ликвидируют последствия разрушительного урагана — фоторепортаж
NB!
29.05.17
«Извращенный» враг Соединённых Штатов
NB!
29.05.17
Троицкий мост: дитя большой политики
NB!
29.05.17
Украина изучает опыт Хорватии по уничтожению Сербской Краины
NB!
29.05.17
«Националистические настроения в Башкирии существуют на уровне кухонь»
NB!
29.05.17
Путин: история России и Франции начинается с русской Анны Ярославны
NB!
29.05.17
Битва за Китай: почему Саудовская Аравия сталкивает Израиль и Иран