Власть против детей-инвалидов, закон против самогона, газовики против бюджетников: обзор воронежских СМИ за неделю

Воронеж, 1 июля 2006, 22:59 — REGNUM  

Одну из острейших социальных проблем - вопрос положения детей-инвалидов и их семей в нашем обществе - поднимает "Новая газета" в Воронеже" в статье "Полжизни за "Оку". Автор статьи Татьяна Машкова напоминает, что количество детей-инвалидов в последние 10 лет в России увеличилось в 2 раза - по официальным данным их около 650 тысяч, а по неофициальным - 2 миллиона. Эту разницу в цифрах, отмечает журналист, можно объяснить только тем, что власть либо не владеет информацией, либо сознательно скрывает ее. Со времен советской власти, когда существовала закрытая инструкция Минздрава от 1974 года, которая рекомендовала родителям отказываться от детей-инвалидов, мало что изменилось, отмечается в статье. Сегодня дети-инвалиды буквально изолированы от общества, а родители, воспитывающие таких детей, не получают от государства никакой помощи - ни моральной, ни уж тем более материальной.

Характерный пример такой ситуации - история офицера МВД в отставке Сергея Звонарева. В 1999 году в семье Звонаревых родился Артем. В результате родовой травмы ребенок оказался навсегда прикован к постели. Среди диагнозов - ДЦП, спастический тетрапарез, стволовой синдром, задержка психомоторного развития. С рождения ребенок прошел 2 курса реанимации, каждые три месяца его кладут в стационар. Ежедневно он получал 45 инъекций, прошел 4 курса восстановительного лечения в центре реабилитации детей-инвалидов в Воронеже, лечился в Москве и снова в воронежских больницах - и так все 7 лет. Когда Артему исполнилось 3 года, Сергей оставил службу, чтобы взять на себя все заботы по уходу за больным ребенком. Семья Звонаревых живет в Подгорном - это пригород Воронежа. Добраться до Воронежа можно только на "газели", которые постоянно переполнены, везти же ребенка в инвалидной коляске просто невозможно. До трассы, где ходят большегрузные автобусы - 2 километра, и ребенка приходится нести на руках. У Звонарева было 2 варианта - лишить ребенка необходимого лечения, либо оставить службу. В течение последних 5 лет Сергей обивает пороги различных инстанций с требованиями наладить транспортное обслуживание Подгорного, однако никакого результата не добился. Обращался и с просьбой выделить ему "Оку", причем писал Михаилу Фрадкову.

По областному закону №101-11 от 1999 года "воспитание ребенка-инвалида признается общественно-полезным трудом", согласно законодательству, одному из родителей полагается выплата ежемесячной зарплаты в 1 МРОТ. Этот документ в руки Звонарева попал случайно - он о нем не знал, и не узнал бы, как и тысячи родителей, воспитывающих детей-инвалидов. На запрос в управление труда и соцразвития по этому поводу Звонарев получил следующий ответ: "Финансирование ст.27... из бюджета области может осуществляться при условии включения средств на ее реализацию в закон о бюджете, наличия источника финансирования и порядка ее реализации. Законодательные акты, не обеспеченные источниками финансирования. Исполнению не подлежат. Финансирование мер социальной защиты указанной статьи закона в течение всего периода его действия не предусматривалось". "Чтобы исключить возможность кого-либо обращаться с аналогичными просьбами, по инициативе областной администрации другим областным законом №105-ОЗ второй абзац статьи 27 закона "О защите прав ребенка на территории Воронежской области", в котором как раз и была прописана указанная норма, был отменен", - говорит Сергей Звонарев.

"Эскулап в канистре" - так называется статья, опубликованная в газете "Коммуна" от 1 июля и посвященная вступившему с 1 июля в силу закону о регулировании алкогольного рынка. 171-й закон об урегулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции направлен прежде всего на то, чтобы остановить продажу паленой водки, сделать алкогольный бизнес более цивилизованным, а питие - управляемым, отмечает автор статьи и подчеркивает, что имеется ввиду качество употребляемого. "Выпустив монополию из рук, государство добровольно отдало барыши спиртоводочным королям, о доходах которых ходят легенды. "Коммуна" уже сообщала о каналах, по которым водочные деньги текут вне бюджета. Один из каналов - производство неучтенного спирта. Опять-таки сообщалось, как несколько лет назад по инициативе губернатора Владимира Кулакова была проведена эколого-ландшафтная "ревизия" эталонных воронежских земель. Оказалось, что около 23 процентов посевов зерновых и технических культур нигде не зафиксированы, то есть это были левые посевы! Гектар работает, а плоды уплывают в виде потоков неучтенного спирта", отмечает издание.

Согласно статистике, воронежцы покупают водки в 2 раза больше, чем ее производится, отсюда автор статьи делает вывод о существовании мощных теневых потоков.

C июля введена новая форма маркировки, и это, по идее, должно снизить количество паленой водки. Кроме того, с 1 июля право на торговлю спиртными напитками должны получить только крупные заведения с солидным уставным капиталом - теперь лицензия обойдется предпринимателю в 50 тысяч рублей.

Однако, отмечается в статье, похоже, что все эти меры привели к обратной реакции: в регионе открывается все больше "точек" по продаже самогона. К примеру, в одном из сел Воронежской области уже открыты около двух десятков точек по продаже самогона. Воронеж буквально увешан объявлениями с предложением о продаже спирта. Предлагается: "Раствор бытовой, содержание спирта 95%, возможна доставка, реализация". Автора статьи позвонил по указанному номеру, и выяснил, что спирт продается в пятилитровых канистрах, в любом количестве. Оплата наличными.

Почти половина месячного заработка у сельских учителей уходит на плату за газ, пишет "Коммуна" в статье "Газовая" зарплата" (номер от 30 июня). Поводом к написанию статьи стало первое судебное заседание по делу о взыскании задолженности по оплате за газ, состоявшееся на днях в Острогожском мировом суде. В качестве истца выступило ООО "Воронежрегионгаз", ответчики - супруги Киселевы из Коротояка Острогожского района: воспитательница детского сада и водитель школьного автобуса. "Подобная "судебная эпопея" уже не первая, - рассказала "Коммуне" Ольга Киселева. - По решению суда в пользу ООО "Воронежрегионгаз" приставы удерживают часть зарплаты у одной воспитательницы, и по 300-400 рублей из пенсии мужа (воевал в Афганистане) у другой воспитательницы. Трудовой стаж у меня 20 лет. С недавних пор зарплата выросла на 450 рублей и теперь составляет 3 тысячи 331 рубль в месяц. Это по двенадцатому разряду. А вот заработок у пришедшей к нам после педагогического училища молоденькой воспитательницы - 1600 рублей. При этом начисления за "коммуналку" особенно в зимнее время очень большие. У нашей семьи, например, они достигают 2 тысяч рублей в месяц (из них 1 тысяча рублей - за газ)".

В хозяйстве, где работал Сергей Киселев, зарплату не платили в течение 5 лет. Потом хозяйство перешло в ведение "Воронежинвеста", и периодически какие-то деньги платить начали. С ноября 2005 года Киселев работает водителем школьного автобуса. До мая нынешнего года зарабатывал 2 тысячи 700 рублей в месяц.

Представлявшая на суде интересы газовиков начальник Острогожского участка абонентского отдела ООО "Воронежрегионгаз" Надежда Дьяченко озвучила изложенные в исковом заявлении требования: "Взыскать с ответчика Киселева Сергея Михайловича в пользу ООО "Воронежрегионгаз" задолженность по оплате за реализованный природный газ в сумме 9257 рублей за период с 1 августа 2003 года по 31 июля 2005 года. Взыскать с ответчика госпошлину в пользу ООО "Воронежрегионгаз" в сумме 370 рублей 31 копейка".

"Как известно, 20 апреля 2006 года Воронежской областной Думой был принят Закон Воронежской области № 35-ОЗ "О внесении изменений в Закон Воронежской области "О мерах социальной поддержки по оплате жилья и (или) коммунальных услуг отдельных категорий граждан, проживающих в сельской местности", которым сельским педагогам было возвращено незаконно изъятое у них год назад (депутатами же Воронежской областной Думы) "право на бесплатную жилую площадь с отоплением и освещением" (п. 5 ст. 55 Федерального закона "Об образовании"). Причем депутаты, вернув льготу, записали: "Действие настоящего закона Воронежской области распространяется на правоотношения, возникшие с 1 января 2005 года". До 1 января 2005 года возмещать расходы организациям за предоставленные педагогам коммунальные льготы должны муниципальные власти. С 1 января 2005 года эта обязанность легла на плечи обладминистрации. Часть 2 статьи 4 Закона гласит: "Порядок возмещения расходов организаций устанавливается нормативным правовым актом администрации Воронежской области". Но обладминистрация почему-то не спешит с разработкой означенного "порядка возмещения" хотя сам закон еще 4 мая подписан губернатором. Вот и получается, что и муниципальные власти, и обладминистрация перед той же семьей Киселевых оказались в должниках", - пишет "Коммуна".

"В Воронеже никто не контролирует безопасность аттракционов", об этом пишет еженедельник "Моё!". Как напоминает издание, в России периодически происходят трагедии на аттракционах, и часто причиной становится неисправность механизмов. Во многих городах России, в том числе и в Воронеже, в парках работают аттракционы либо еще советских времен, либо импортные, прослужившие за границей ни один год. "Причиной неисправности могут стать заводской брак, нарушения при установке, эксплуатации, отсутствие своевременного ремонта. Поэтому городские парки можно отнести к объектам повышенной опасности", - отмечает "Моё!".

Как пишет издание, обзвонив более десятка организаций, в том числе городское управление ГО и ЧС и управление Ростехнадзора, корреспонденты выяснили, что безопасность аттракционов в Воронеже никто не контролирует.

В Воронеже аттракционы работают в парках "Танаис" (Советский район), "Орлёнок" (Центральный район) и в парке авиазавода на левом берегу. В "Танаисе" находится 14 аттракционов, которые обслуживают пять слесарей, энергетик, главный механик.

Как рассказала корреспонденту газеты директор парка "Танаис" Пётр Гульбин, парк ориентирован больше на отечественные аттракционы. "Когда мы приобретаем аттракцион у российского производителя, всю ответственность за исправность в его работе он берет на себя. А мы несем ответственность только в том случае, если неправильно эксплуатировали механизм. Обычно это определяет специальная комиссия. Когда ресурс эксплуатации карусели заканчивается, например у "Орбиты" и "Вихря" он 10 лет, мы приглашаем производителей или представителей специальной организации. Они проводят обследование и либо продляют эксплуатацию, либо приостанавливают.... Я не хочу сидеть в тюрьме и поэтому буду контролировать безопасность в нашем парке. Для меня одного этого стимула достаточно".

В парке "Орленок" установлено 18 аттракционов зарубежного производства. По словам директора парка Дмитрия Нартова, электроника, на которой работают аттракционы, предусматривает 30 степеней защиты. Пока рабочими не будут соблюдены все необходимые операции по эксплуатации, машина не включится. "Мы сами осуществляем ежедневный самоконтроль. Нам не нужно контроля извне", - пояснил Нартов.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail