Виктор Якубян: ГУАМ и ГУМ: Грузия, Молдавия и Украина несут чужие убытки

Гагра, 22 июня 2006, 19:33 — REGNUM  

Всякое крупное политическое событие или цепочка таких событий представляют интерес, по меньшей мере, с двух точек зрения - информационной и аналитической. Если информационное сопровождение обеспечивается практически параллельно процессу, то аналитическое понимание причин и последствий приходит гораздо позже, когда становятся явными не только мотивы действий фигурантов, но и поддаются сравнению первоначальные их цели и реальные результаты. В данном материале хотелось бы обратиться к текущей ситуации в трех государствах СНГ - Молдавии, Грузии и Украине. Причем, цепочка известных событий в этих государствах, скрупулезно отслеженная в информационных лентах, в напоминании не нуждается. Стоит зафиксировать лишь общую логику тенденций, приведших эти страны к текущей ситуации.

Грузия, Украина и Молдавия - три государства СНГ, вот уже несколько лет ведут курс на политическую конфронтацию с Россией, планомерно противопоставляя российским интересам "собственные". Причем, наблюдатели сходятся во мнении, что в данном случае "собственные" интересы этих стран по тем или иным причинам оказались тесно сопряжены с интересами атлантического блока. Говоря о конфронтации с Россией, стоит подчеркнуть, что она объективно возникла не столько из-за желания указанных стран сотрудничать с западным блоком, сколько из-за подчеркнутой моновекторности их внешней политики. Сегодня практически все страны СНГ в той или иной мере развивают сотрудничество с тем же НАТО, делает это и Россия, однако ни одна из них не противопоставляет полярные интересы в тех вопросах, в которых они объективно существуют. Тот же Азербайджан, выстраивая внешнюю политику, старается не допустить столкновения интересов, допустим, Ирана, России и США ни на своей территории, ни в вопросах интересующей Баку повестки. Именно данный факт позволяет нам анализировать ситуацию не в приложении к организации ГУАМ, куда Азербайджан входит вместе с указанной группой стран, но именно с акцентом на Грузию, Украину и Молдавию (ГУМ).

Фактически, после смены властей в Грузии и на Украине, а также резкого пересмотра политики в отношении России со стороны президента Молдавии, мотивированного приближением президентских выборов в этой стране, прошло несколько лет. К чему же пришли эти страны, и какие результаты дала попытка стратегического противопоставления Россия-Запад?

Грузия

Несмотря на распространенное мнение о лидерстве Украины в "конфронтационном блоке" ГУМ, данный подход кажется не столь обоснованным. Первоначально, именно Грузия являла собой узловую точку сопротивления российскому влиянию, взяв на себя роль главного связующего звена - в политическом смысле, и транзитного - в смысле экономическом. На Тбилиси ложится и основной риск, в случае провала проекта. Уже сегодня эта страна испытывает наиболее ощутимые политические и экономические последствия негибкой политики своего руководства.

Внутриполитическая ситуация в Грузии, на первый взгляд, выглядит достаточно стабильной и не угрожающей позициям президента Михаила Саакашвили, пришедшего к власти на волне народной поддержки. Вместе с тем, за прошедший после "революции роз" отрезок времени здесь произошли знаковые события, позволяющие говорить не столько о кризисе власти, сколько о кризисе самой государственности.

Декларировав основным направлением своего президентства - восстановление территориальной целостности страны, Саакашвили предложил достаточно оригинальный механизм достижения этой цели - конфронтацию с Россией. Объявив, что Грузия не имеет проблем с Абхазией и Южной Осетией, и все ее проблемы связаны с Россией, президент Грузии повел политику вовлечения западного сообщества в фактически грузино-российские отношения, стараясь при этом полностью оттенить позицию непризнанных республик.

Ясно, что такая политика могла, в лучшем случае, усугубить российско-грузинские проблемы, а в худшем - испортить взаимоотношения России с так называемой группой стран-друзей Грузии. Второе казалось практически неосуществимым, поскольку при наличии разного рода противоречий Россия, в свою очередь, старается вести достаточно конструктивный диалог со всеми участниками международного процесса по гораздо более широкому спектру вопросов, нежели сфера интересов Грузии. Саакашвили делает неоднократные попытки обострить ситуацию в конфликтных зонах, что нацелено на консолидацию внимания международной общественности к проблемам своей страны, как уже отмечалось, изначально приписанным влиянию России. В определенной степени грузинскому руководителю это удается, после чего возникает встречный вопрос - что же делать дальше? Желающих идти на конфликт с Россией оказалось не так уж и много...

Задача ГУМ состояла в объединении усилий по созданию санитарного кордона против России, а также, уже с участием Азербайджана, формированию единого блока в достижении контроля над самоопределившимися республиками. Результатом данного маневра становится консолидация самих непризнанных республик - Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья, что на порядок усложняет каждую из проблем в отдельности, ставя под еще большее сомнение целесообразность грузинской политики, в частности. Становится ясно, что территориальную целостность Грузии Саакашвили придется действительно отвоевывать, но уже не на одном фронте, а, как минимум, на двух.

Между тем, альтернатива всегда оставалась неизменной - договариваться с Россией.

Тем временем, внутри самой Грузии происходит загадочный инцидент со смертью премьер-министра Жвания, отход сразу нескольких парламентских сил и министра иностранных дел в оппозицию, что влечет резкое падение рейтинга самого Саакашвили. Политика Тбилиси в отношении Аджарии, которая фактически теряет статус автономии после изгнания Абашидзе, еще больше усложняет возможности поиска приемлемого для Тбилиси варианта решения конфликтов.

В попытках удержать ситуацию под контролем, Саакашвили создает жесткую внутрипартийную иерархию, выдвигает на силовые посты радикальных деятелей, за что получает предупреждение о возврате к авторитаризму уже из уст заместителя госсекретаря США Дена Фрида.

Нелогичность целенаправленного обострения политических отношений с Россией - главным экономическим партнером Грузии, оборачивается вполне ожидаемыми последствиями. Планомерное увеличение участия российской стороны в грузинской энергетике, а также точечные удары по основным экспортным статьям грузинской экономики оборачиваются совершенно абсурдной заявкой Грузии о возможности выхода из СНГ. В экономическом отношении, членство в СНГ гораздо более выгодно самой Грузии, нежели любой другой из стран Содружества. Страны СНГ занимают лидирующую позицию во внешнеторговом обороте этой страны, причем первое место традиционно удерживает Россия (16%). До последних пор на Россию приходилось 70-80% экспорта грузинских вин и минеральной воды. По некоторым данным, эмбарго только на грузинские вина приносит еженедельный ущерб грузинской казне в размере $18 млн. - $25 млн. Стоит учитывать, что винодельческая инфраструктура тесно связана с целым каскадом сырьевых и обслуживающих отраслей - виноградарством, производством и импортом минеральных удобрений, изготовлением тары, железнодорожными перевозками и т.д. Естественным итогом данных тенденций, а также практически двойного подорожания цены на экспортируемые энергоносители стал рост потребительских цен с начала 2006 года на 5,8%, а в годовом разрезе на 10%.

Итак, реальные итоги грузинской политики за последние годы заключаются:

1.В откате от возможности мирного урегулирования абхазского и югоосетинского конфликтов;

2.В подрыве собственного внешнеторгового баланса;

3.Падении рейтинга властей;

4.Реальной перспективе стать крупнейшим мировым поставщиком уксуса.

Молдавия

С определенной долей уверенности можно сказать, что указанная выше новая перспективная статья грузинского экспорта рискует войти в жесткую конкуренцию с аналогичной продукцией молдавских коллег. А если серьезно, экономическая ситуация в Молдавии не внушает даже такого оптимизма.

По мнению экспертов, молдавская экономика находится на пороге масштабного финансово-банковского кризиса. Среди наиболее характерных показателей отметим планомерное сокращение валютных резервов, скачкообразное увеличение отрицательного баланса внешнеторгового товарооборота (43%). Только за четыре месяца 2006 года внешнеторговый оборот Молдавии сократился на 10%. После потери позиций на рынках алкоголя и фруктов в России, Молдавия планомерно превращается в чистого импортера. Причем, никаких подвижек в структуре товарооборота с соседями - Румынией и Украиной также не наблюдается. Так, молдавские поставки в страны СНГ сократились примерно на 15%, в Евросоюз - на 4%.

Президент Воронин продолжает связывать надежды с финансовыми инъекциями Запада, прекрасно осознавая при этом, что таким образом спасти традиционные направления экономики, лишенные основных рынков сбыта, просто невозможно. Примечательно, что согласно стратегии развития аграрно-промышленного комплекса Молдавии до 2015 года, планируется ежегодное увеличение объемов сельскохозяйственного производства на 5-7%. Между тем, в 2005 году этот показатель составил всего 1%, а ввиду фактического застоя винодельческой отрасли в текущем году может не дотянуть и до этой планки.

Украино-молдавская акция по введению новых таможенных правил, призванных оказать давление на Приднестровье, также обернулись для Кишинева экономическим ущербом. Объем грузов, перевозимых через украинско-молдавскую границу, снизился с 4,5 млн. тонн за январь-апрель 2005 года до 3,1 млн. тонн за аналогичный период 2006 года. В первом квартале 2006 года общий объем взаимных поставок между Молдавией и Украиной снизился на $4,8 млн., или на 3%. В общем и целом, несмотря на заверения правительства Молдавии о 9-10% уровне инфляции, экономические аналитики считают данный прогноз нереальным, утверждая, что инфляция в 2006 году будет не менее 13%. За пять первых месяцев 2006 года рост инфляции в этой стране составил 7,2%. В прошлом месяце цены на продовольственные продукты в Молдавии выросли на 1,6%, на непродовольственную продукцию - на 1,4%, а услуги населению подорожали, по сравнению с апрелем, на 0,3%. Стоит отметить, что основные последствия роста тарифов на поставляемый из России природный газ еще не дали о себе знать в полной мере.

Что касается политической повестки, то здесь "успехи" Молдавии немногим отличаются от Грузии.

Молдавия, объективно лишенная возможности играть более или менее значимую роль в ГУАМ, фактически ограничивается ролью наблюдателя за основными перипетиями, надеясь получить дивиденды исключительно за счет участия в проекте. Очевидно, молдавская сторона не в состоянии внести ни экономический, ни политический вклад в маневры блока. Между тем, с последствиями скоординированной политики "союза непризнанных" под эгидой "косовского прецедента" молдавской стороне придется считаться в полной мере. Жесткая политика противопоставления интересов ЕС и России, желание выдавить Россию из приднестровского переговорного и миротворческого урегулирования еще более усугубили позиции сторон, а саму Москву настроили на максимальную принципиальность.

Украина

Наиболее сложной, с политической точки зрения, остается ситуация на Украине. К перспективе стать главным импортером грузинского и молдавского уксуса данная страна добавила претензии на звание самого последовательного исполнителя положений европейской хартии о языках.

Если же говорить серьезно, то затяжная кампания, кажется, выбила Украину из единой логики международного политического процесса. В этой стране начинают происходить события, свидетельствующие о потере контроля над ситуацией. Чего только стоит инцидент с американскими морпехами и инженерами в Крыму. Иностранные военные специалисты так и не заметили, что оказались, прямо скажем, в роли оккупантов только лишь потому, что власти в пылу борьбы за портфели просто забыли об их приезде. Впору говорить о хаосе в системе законодательной и исполнительной властей.

Пришедшее к власти под демократические лозунги "оранжевое трио" дошло до взаимных обвинений в предательстве "идей майдана". Политики, жестко противопоставив идею вступления в НАТО с военно-техническим сотрудничеством с Россией, рискуют свести на нет украино-российское сотрудничество в оборонной сфере. Российская сторона заявляет о готовности отказаться от военно-технической кооперации, что обязательно скажется не только на экономическом, но и оборонном потенциале Украины. Не стоит доказывать, что для восстановления ущерба понадобятся годы, а может и десятилетия.

Тем не менее. Каждый день фактического безвластия на Украине еще больше обостряет ситуацию, выявляя явные и скрытые проблемы украинской государственности. Факт языкового разделения страны в данном случае нельзя считать случайным, или, тем более, инспирированным извне. Данный фактор существовал объективно, и украинские политики просто должны были считаться с реальностью. Другое дело, что некоторые политические силы, претендуя на реванш, умело используют любую возможность для укрепления собственных позиций.

Продолжительная неопределенность на политическом поле привела к торможению экономического роста, заложенного в период правления Кучмы. Имея мощный промышленный и аграрный потенциал, по темпам экономического роста Украина опускается на последнее место в Европе. Европейский банк реконструкции и развития в своем отчете прогнозирует, что экономический рост Украины в этом году будет наихудшим среди всех 27 стран Центральной и Восточной Европы. По прогнозам банка, в 2006-м этот показатель на Украине снизится до 1,2%, тогда как в прошлом году он был более чем вдвое больше. По итогам 2005 года темпы роста Внутреннего валового продукта снизились в 3,6 раза, в промышленном производстве - в 4 раза ниже, чем за январь-июнь 2004 года.

По данным Счетной палаты Украины, за первое полугодие нынешнего года темпы роста инвестиций в основной капитал снизились почти в 4 раза, при этом доля государственного бюджета также сократилась на столько же. Положительное сальдо внешней торговли товаров, по состоянию на 1 августа 2005 года, сократилось более чем в 21 раз (!). Украина скатилась на уровень 2000 года. За семь месяцев 2006 года в госбюджет поступило лишь 51,6% от утвержденных годовых показателей. Как считают финансисты, политические колебания украинского истеблишмента могут сказаться на стабильности национальной валюты. Среди предпосылок такого сценария отмечается также рост цен на энергоносители, накопленная инфляция и отрицательное сальдо торгово-платежного баланса.

Стоит отметить, что Украина выгодно отличается от Грузии и Молдавии тем, что в случае достижения внутриполитической стабильности может сравнительно быстро компенсировать экономические издержки за счет бюджетных капиталовложений и крупных иностранных кредитов. Однако, именно политическая дестабилизация на Украине является наиболее опасным явлениям не только для украинской стороны, но и двух других участников ГУМ. Известно, что в Грузии крайне болезненно воспринимают происходящие сегодня на украинском политическом поле процессы. И это понятно: являясь мотором проекта, грузинское руководство прекрасно понимало, что главным аргументом против России должна стать именно Украина. Первый и самый важный козырь украинской стороны - роль транзитного коридора между Россией и Европой. Российская сторона ответила на этот вызов в превентивном порядке, заложив строительство Северо-европейского трубопровода. По сути, этот проект также можно в некоторой степени считать результатом противопоставления векторов со стороны украинской элиты, продиктованного польскими и прибалтийскими "приоритетами".

В общем и целом, итогами "оранжевой" революции в настоящий момент можно считать:

1. Торможение экономического развития, общий рост потребительских цен, в том числе на горючее и транспорт;

2. Нарастающую общественную напряженность, вызванную еще далеко не урегулированным хаосом в лагере властей, а также грубо очерченными, порой взаимоисключающими приоритетами украинской государственности;

3. Обострение ранее потенциальных противоречий в Крыму, выход проблемы полуострова в сферу глобальной политики;

4. Ослабление вертикали власти, отсутствие контроля над регионами, что стало причиной импульсивной кадровой политики;

5. Ослабление суверенитета страны, что позволяет внешним силам непосредственно участвовать в политической судьбе страны;

6. Потерю органического места в геополитической конструкции Европы - превращение из узловой страны между СНГ и Европой, в конфликтный буфер между Россией и Европой с риском потерять доверие и российской стороны, и ряда европейских стран.

7. Удар по интересам крупного бизнеса через непродуманные действия в сфере большой приватизации, превращение отдельных политиков в силы явно реваншистской направленности, что становится вызовом национальной безопасности страны.

Подводя итог, можно отметить, что напряжение, которое испытывают в данный период страны антироссийской "дуги", - явление вполне ожидаемое, может быть и со стороны руководства этих стран. Становясь между двумя полюсами, трудно ожидать, что последующий разряд минует тебя. Тем не менее, проект "санитарный кордон" не завершен, можно сказать, что он находится в ключевой фазе развития. Многое будет зависеть от последующих событий на Украине. После "успешной" развязки драматического по накалу "портфельных страстей" процесса создания коалиции, здесь возникла новая ситуация. Ясно, что закулисное противостояние будет только усугубляться, и каждый из лидеров крупных политических сил будет стараться доказать, что именно его голос является решающим. Есть основания полагать, что будущий премьер Тимошенко, наученная горьким опытом краткосрочного премьерства, постарается сразу же укрепить свои позиции, вероятно, через подрыв позиций президента. Тем не менее, задача главных действующих лиц на этой площадке - не допустить раскола страны, поскольку, как оказалось, при проектировании места и роли Украины западными сценаристами была допущена колоссальная ошибка - эта страна не может выполнять роль однослойного буфера. Грубо говоря, если западная часть этой страны станет буфером между Европой и Россией, то восточная - объективно отгородит Россию от Европы и ее буфера.

Грузия, Украина и Молдавия - три страны СНГ, поведшие если не враждебную, то, по крайней мере, конфронтационную политику в отношении Москвы. Прослеживаются явные попытки торпедирования важных интеграционных инициатив на постсоветском пространстве, в том числе через разрыв СНГ изнутри посредством ГУАМ и снижение потенциальной значимости ЕврАзЭс. Очевидно, в этих условиях ущерб испытает не только Россия, но и другие страны СНГ. К примеру, выход Грузии из Содружества не может не отобразиться негативным образом на Армении, хотя, в отличие от Грузии, Армения некоторым образом диверсифицировала внешнюю торговлю, и ЕС в последние годы опережает Россию по объему экспортно-импортных операций.

В свою очередь, Россия, взяв за основу девиз "диалог возможен лишь с теми, кто готов его вести", также приняла ряд мер. Нельзя сказать, что все они корректны и оправданы, наоборот - многие действия российской стороны лишь усугубляют обстановку. Очевидно, Россия выдвигает в действие новый модус отношений - "наши потери становятся вашими".

Виктор Якубян - эксперт по проблемам Южного Кавказа

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.