Обзор СМИ о ситуации в Красноярском крае за 21 июня 2006

Красноярск, 21 июня 2006, 20:02 — REGNUM  

"Сибирское изменение".

(Российская газета. 21.06.06. Подготовила Екатерина Добрынина)

Губернатор Красноярского края Александр Хлопонин считает, что для экономического успеха надо сломать старый менталитет и построить новый бизнес Российская газета: Александр Геннадиевич, огромный Красноярский край делит карту страны пополам и во многом служит для России моделью. Тем более в проектах, имеющих статус национальных приоритетов. Какова ваша стратегия на четырех этих фронтах? Александр Хлопонин: Недавно на заседании президиума Госсовета мы эти вопросы обсуждали. Естественно, у каждого региона свои программы и подходы, и Красноярский край не исключение. Не буду вдаваться во все подробности, это долгий разговор с цифрами и выкладками в руках. Как известно из экономических учебников, государству всегда приходится искать оптимальный баланс между стимулированием роста экономики и инфляцией. В высших эшелонах российской власти все время спорят, где он, этот оптимум. Моя точка зрения - инфляции как таковой бояться незачем, надо дать людям деньги. Только не в виде зарплаты, а целевые. Займы под строительство, субсидирование процентных ставок по кредитам, через оплату стоимости части квадратного метра жилья. Это очень эффективный экономический инструмент, который надо сейчас задействовать в полной мере. В сибирских городах уже есть соответствующий опыт, мы будем его изучать и применять на практике. Особое внимание к жилищной сфере, естественно, не означает, что будут заброшены все прочие. По сельскому хозяйству сейчас готовится особая программа, скоро будем ее обсуждать. Несколько не в то мы сейчас на селе вкладываем деньги, мне кажется. Для регионов, кроме того, тонкий вопрос - софинансирование национальных проектов.

В России всего пять субъектов Федерации, которые имеют возможность вкладывать деньги в нацпроекты наравне с центром. А где возьмет средства дотационная территория? Оторвет откуда-то и залатает другую дыру? Все очень непросто. Даже если деньги есть, это еще не гарантия успеха. Самый наглядный пример - образование. Не всегда раздача средств приводит к повышению качества обучения. Поэтому мы в Красноярском крае на уровне школ обращаем внимание на три ключевых показателя: качество знаний, здоровье ребенка, ход воспитательного процесса. Стимулируем только тех, кто способен удерживать высокую планку во всем. И, безусловно, есть один очень важный фактор, без которого нацпроекты осуществить невозможно. То, что называют гражданским обществом. Попечительские советы в школах (только реально действующие, а не те, в которых родители "покупают" детям отличные оценки), влиятельные и представительные общественные организации и так далее. Когда все эти институты работают, все и начинает нормально развиваться, будь то школа, колхоз или государство в целом.

РГ: Насколько нам известно, в Красноярском крае готовится особая программа по оздоровлению демографической ситуации. Вы достаточно много говорили об "азиатской экспансии" и других неблагоприятных явлениях, характерных для Сибири. Что конкретно будет предложено и в какой форме? Хлопонин: Об особом региональном законопроекте речь пока не идет, проблема достаточно сложная, и большинство необходимых решений здесь, конечно, федерального уровня. Но и проблема - далеко не только краевого уровня. Известно, что наша демографическая ситуация, наша миграционная политика не соответствуют целям экономического роста. Для обеспечения стабильного 6-7% роста экономики Россия должна привлекать минимум по полмиллиона человек в год на рынок труда. Стопроцентно верных рецептов, по которым можно с завтрашнего дня все поправить, не найдено. Если же бросить все как есть, к 2070 году в России действительно, как эксперты пугают, останется 35 миллионов населения. Демография всегда зависит от экономических процессов, происходящих в стране. И мигрируют люди в основном по экономическим причинам - в поисках работы, приличной зарплаты, социальных гарантий, более высокого уровня жизни. Если мы в переселенцах нуждаемся, то мы должны создать им условия. Сейчас в правительстве РФ и на уровне региона разрабатывается программа возвращения в Россию наших бывших соотечественников из стран СНГ. Красноярский край в этом смысле выступает "пилотной территорией".

Хотя есть три группы регионов - в одни люди будут возвращаться, чтобы работать, в другие - "просто жить", третьим потребуются еще и дотации на обустройство мигрантов. В этом смысле Красноярский край в более выигрышном положении, он динамично развивается, в нем готовится много новых инвестиционных проектов, обеспечивающих населению рабочие места и заработок. Большие надежды в этом смысле мы связываем с программой развития Нижнего Приангарья. 14 июня на заседании в рамках X Международного Санкт-Петербургского экономического форума проект "Комплексное развитие Нижнего Приангарья" был одобрен Инвестиционной комиссией и вынесен на рассмотрение правительственной комиссии. Согласно заявке Красноярский край может получить на развитие инфраструктуры территории 34, 4 миллиарда рублей из Инвестиционного фонда РФ. Мы уверены в своей победе, потому что подготовлен образцовый государственно-частный проект создания нового промышленного района, где на каждый рубль, вложенный государством в инфраструктуру, частные компании вкладывают больше 5 рублей в строительство новых промышленных предприятий. Полный цикл реализации программы, по нашим оценкам, может сформировать дополнительно до 50 000 рабочих мест. Уже все подсчитано - какие специалисты нужны, какой квалификации, в какие сроки. Федеральные структуры должны будут ускоренными темпами оформить для них необходимые документы и гражданство, а мы - обеспечить социальные гарантии, дать жилье, предоставить ипотечные кредиты за счет регионального бизнеса и т.д. Правда, как обычно, пока идут споры с Минфином о размерах компенсаций и прочих вопросах. А действовать надо быстро. Миграция из бывших стран СНГ стала постепенно снижаться: люди ищут себе работу уже не в России, а в других странах. Пока поток не иссяк, мы должны дать ему необходимое русло, упростить процедуры легализации, содействовать обустройству переселенцев из ближнего зарубежья. По той простой причине, что эта категория граждан (в отличие, скажем, от китайцев или арабов) ассимилируется в России, создает смешанные семьи, рожает детей - а не замыкается в "особых районах", куда русскоязычному населению хода нет и где свои законы. В любом случае есть рабочие места, где коренные жители работать не хотят и не будут.

Никто не идет подметать улицы, водить автобусы, стоять за прилавком в магазинах и горбатиться на сельских полях. Всем подавай большую зарплату и теплое место на печке - не случайно мы так любим сказку про Емелю и щучье веление. Но вместо сказок, хочешь не хочешь, придется заниматься делом. Иначе мы просто провалимся в болото. РГ: И чем собираетесь печки из болота вытаскивать? Хлопонин: Ключевые вопросы - доступность жилья, поддержка семьи, стимулирование рождаемости. Разрабатываем сейчас краевую программу ипотеки. Для молодых семей, для врачей, учителей, сельских милиционеров, для тех, у кого двое-трое и больше детей, будем субсидировать процентную ставку в полном объеме. Если человек равномерно выплачивает кредит, то вплоть до его погашения половину суммы получает из регионального бюджета. Сейчас просчитываем оптимальные варианты. Это не отменяет и денежных выплат на детей в дополнение к тем, которые предложил установить президент в своем ежегодном Послании.

Только все равно остается главный, глобальный вопрос. Какую стратегию в отношении Сибири в итоге выберет Москва? Если такую же, как сейчас, то есть никакую конкретно, зачем вообще заселять этот громадный регион? Надо всех вывезти, оставить миллионов пять вместо нынешних двадцати, а остальные пусть качают из сибирских недр природные богатства вахтовым методом и живут постоянно в европейской части страны. Только скажите - так оно и будет. Но если спросите мое мнение, я категорический противник подобного подхода. У Сибири есть естественные конкурентные преимущества - энергетика, нефть, газ, которые обязательно надо использовать. Да, нас невозможно приравнять к европейской части страны и нужно вводить систему неких преференций. Не чрезмерных, но понимая, что конкурировать по себестоимости продукции с центральными районами Сибирь не может. У нас 4 тысячи километров до европейских рынков сбыта и столько же до азиатских, суровый климат, огромные малонаселенные пространства. Эти места все равно пустыми не останутся, но вопрос, кто их заполнит в итоге. Значит, по-видимому, надо уже сейчас стимулировать приток рабочих рук в Сибирь, например освобождать от налогов молодежь до 30 лет, жилье давать и так далее. Все это сейчас обсуждается. Это и есть та "новая экономика", о которой много у нас говорят.

РГ: Вы все время говорите о субсидиях и ни разу не употребили термин "льготы". Вы их принципиальный противник? Хлопонин: Да как угодно это назовите, все равно деньги, которые государство раздаст людям на руки, породят инфляцию. Но ведь и сидеть на деньгах, не создавая никакого производства, неразумно и нереально. Конечно, России надо оценить свои возможности и конкурентоспособность в разных отраслях.. Мы сильны в энергетике, в конверсионных технологиях, в оборонке? Сильны. Значит, надо биться на этом направлении, выходить со своей продукцией на мировые рынки и очищать собственные. Правильно говорил президент: если не двигаться, то нас просто замкнут в кольцо. Отсюда вывод: нужна активная промышленная политика с курсом на возврат лидерства в тех отраслях, где мы сильны. РГ: "Великие стройки" далеко не всегда улучшают благосостояние жителей тех регионов, где осуществляются эти проекты. Приглашенным специалистам платят бешеные зарплаты, цены взлетают выше московских, а местное население по-прежнему у разбитого корыта. Вы как-то просчитывали, удастся ли этого избежать? Хлопонин: Замечательный вопрос. Потому что я могу ответить на него красивой фразой, сорвать аплодисменты, а правда это или нет, никто не проверит. Невозможно спрогнозировать все. Но смотрите. На освоении, например, нефтегазовых проектов, тяготеющих к зоне Приангарья, занято будет не так уж много персонала. И если просто выкачивать нефть и газ и экспортировать их по трубам - это действительно небольшой эффект для территории. И совсем другое дело, если на базе этих углеводородов и дешевой энергии Богучанской ГЭС развивать современную нефтепереработку, газопереработку, химию, производство пластиков.

Получается кластер энергоемких предприятий с тысячами рабочих мест. И это совсем другие эффекты для территории. Именно так сформирована наша программа развития Приангарья. Кроме того, неизбежно развивается инфраструктура, строятся аэропорт, дороги, коммуникации, жилые поселки. Чтобы обслужить одного специалиста, понадобится еще семеро. Это наверняка будут не "пришлые" люди. На строительстве Богучанской ГЭС планируется задействовать до 96 процентов местного населения. На целлюлозно-бумажных комбинатах - топ-менеджмент из столиц, а специалисты все местные. Вот с нефтяниками проблема: мы сами их никогда не готовили. Теперь подписываем соглашения с руководителями естественных монополий, чтобы совместными силами обучать людей у нас в Сибири, создавать училища, кадровые центры, университеты и т.д. Кстати, возрождаем даже студенческие стройотряды. Около 12 тысяч студентов из 12 институтов Красноярского края поедут работать на новые объекты, причем по специальности. Собственные кадры - принципиальный вопрос, но его одним махом тоже не решишь.

РГ: Не боитесь, что эти кадры, едва оперившись, сразу же рванут покорять столицу или "утекут" за рубеж? Хлопонин: Не думаю, это скорее иллюзия. Кто их там ждет? Они здесь могут достичь гораздо большего. Вообще, меня очень радует молодое поколение. Я сейчас много встречаюсь со студентами, с молодежью. На редкость качественное, сильное поколение растет! У них глаза горят, у них энергии через край. Ну, максималисты, конечно, но это тоже плюс. Таких главное не останавливать, а стимулировать, создать им условия - и они взлетят на огромную высоту. Вот пригласил я 20 студентов Московской финансовой академии в Красноярск. Провел по промышленным предприятиям, показал разваливающиеся площадки - вот, смотрите, есть поле для приложения сил. И привез на молодежный форум, где собираются левые, правые, красные, зеленые. После форума они сели с красноярскими студентами, пиво поставили - ребята, говорят, вы в своей Сибири просто халявщики. Те вскинулись: почему? Да потому, отвечают москвичи, что вы сидите и ждете, пока вам государство что-то принесет и в рот положит. А вам надо брать всех за жабры и двигаться вперед. Все ваше! Это в Москве конкуренция такая, что пробиться нереально, да еще сверху иностранцы давят - 30-летним выбить их из занятой ниши пока не по зубам. А здесь все в движении, простор огромный, интересно... Только не надо быть по жизни иждивенцами: "А что вы мне дадите? А кому мне на вас жаловаться?" В этом смысле Сибирь с нашими крупными индустриальными проектами, не до конца обеспеченными кадрами - явная площадка для стремительного карьерного роста.

РГ: Понятно, Почему вы так активно лоббировали создание Национального университета в Красноярске. Но можно поконкретнее: что он даст России, Сибири и лично вам? Вузов в стране и без него немало. Хлопонин: В царские времена Тобольск был "сибирской столицей", университетским центром, а Томск - "деревней". Как только император принял решение двинуться на восток и построить в Томске университет, этот город сразу получил новую жизнь и развитие. Приехала молодежь, оживилась провинциальная общественность, стала подниматься экономика. Точно так же был "деревней" Новосибирск - до момента, пока советская власть не приняла решение о создании Академгородка. В итоге современный Новосибирск - самый крупный город за Уралом с населением в миллион 600 тысяч человек, с огромным количеством новых кадров и научным потенциалом. Красноярск вполне вписывается в подобную логику развития. Национальный университет должен стать моделью продвижения молодых кадров, талантов и инновационных технологий на восток. А будущее страны - именно здесь, в Сибири и дальше к востоку. В Красноярском крае сконцентрированы предприятия атомной и гидроэнергетики, собственно говоря, весь ТЭК у нас присутствует. Есть площадки, на которых можно отрабатывать и потом экспортировать технологии,. Покажите мне на карте России хотя бы один регион, где присутствует такой же "набор" предприятий цветной металлургии, производств, связанных с космосом, и многого другого. Можем конкурировать? Нужны для этого кадры? Должны их подготовить? Три ответа "да" - это и есть главные аргументы в пользу Красноярского национального университета.

РГ: Он будет отличаться от других вузов? Хлопонин: Принципиальнейшим образом. Я убежденный сторонник двухступенчатой системы образования - бакалавриата и магистратуры, в которую человек может поступить через 4 года обучения, окончательно определившись с выбором профессии. Важна мобильность преподавательского состава - иными словами, профессоров мы должны привлекать буквально со всего мира, чтобы выпускники стали по-настоящему конкурентоспособными не только в Российской Федерации, но и далеко за ее пределами. Раз так, обязательно нужен аудит вузов, соответствуют они международным стандартам или нет. Для каждого института необходимы научно-производственные площадки. И, наконец, сам университет по форме своей должен представлять собой не государственное образовательное учреждение, а автономную структуру и уметь зарабатывать деньги. Я полностью поддерживаю соответствующий законопроект, который сейчас обсуждается.

РГ: И систему преимущественно платного образования в вузах? Хлопонин: Места в институтах должны быть в основном бюджетные. А деньги принесут научные изыскания, технологии, создание площадок на промышленных предприятиях, венчурные фонды вокруг вуза... Правда, ни в чем нельзя спешить. Сейчас все кричат, что, мол, бизнес должен "пойти в университеты". Да нет такого нигде. Гарвардский фонд - это средства не просто бизнесменов, а выпускников знаменитого университета. Мы не готовы к тому, чтобы бизнес вкладывал средства напрямую в университеты, в их собственность. Так можно вообще подорвать систему образования.

РГ: А театры, по-вашему, тоже должны быть "автономными" и сами себя обеспечивать? Помните спор Калягина с Кудриным? Хлопонин: Никогда нельзя на одной площадке сводить минфин и культуру. Они никогда не придут к согласию, потому что разговаривают на разных языках. Один - про то, что денег в казне нет, а другой - что "губят репертуарный театр"... Но вот в Красноярске некоторый опыт у меня есть. И если в краевом театре будут ставить пьесы, на которые никто не ходит, кроме знакомых режиссера, но при этом заключать договоры на их постановку, декорации, костюмы и так далее с братом жены директора театра и требовать на это пять миллионов из краевого бюджета - не нужна мне такая "культура". Я не стану диктовать, откуда актерам выходить на сцену и какие произносить реплики, но я театру дам и оплачу "госзаказ". На классику, на Чехова и Достоевского, на детские спектакли... Я выделю средства для гастролей по краю и за его пределами, если его спектакли действительно хороши. Пусть все видят, какой у нас в Красноярске театр. А за пределами "госзаказа" - пожалуйста, пусть зарабатывают на антрепризах, на других спектаклях, на чем хотят (только чтобы без борделей и стриптиза, за этим я буду следить). И оставляют все эти заработки себе, на развитие театра. По-моему, такая "автономность" невыгодна только тем, кто привык к бесконтрольным "утечкам" бюджетных денег в собственные карманы.

РГ: Ну, как раз это - давняя российская традиция. Перебороть сложно. Так же, как и многое другое. Вот скажите, когда вы возглавили рабочую группу Госсовета по вопросам социально-экономического развития регионов, ваши бизнес-подходы не вызвали сопротивления коллег? Хлопонин: Тема конфликтная ровно в той степени, в какой руководители регионов понимают, о чем вообще речь. В любом случае подход очень простой. Нельзя выстраивать стратегию развития страны, не понимая стратегии развития бизнеса. Не потому, что бизнес такой хороший и его надо как-то ублажать. Но все начинается с маленькой деревушки - муниципального образования. И если без подготовки потребовать от главы этого образования "написать стратегию муниципального развития", знаете, что вы получите? "Дайте мне 10 миллиардов рублей, я найду в своей деревне нефтяную скважину и будет нам всем счастье". По сути, именно так пишут свои "стратегии" многие регионы. Пожалуйста, я тоже могу прийти в правительство и потребовать деньги на Богучанскую ГЭС. Не заботясь, заинтересован ли бизнес в этой электроэнергии, на каких позициях стоит государство... Никогда в жизни мы ничего не создадим, если не будем строить свою стратегию на базе государственно-частного партнерства, где пересекаются интересы самых разных отраслей и структур. И в Красноярском крае стратегия развития региона начинается с того, что наши крупнейшие компании и корпорации представляют свое видение этого процесса, а государство реализует программы как в интересах общества, так и в интересах бизнеса. Оно может и должно определять стратегию госкорпораций, развития инфраструктуры и пр. Это идеальная модель, но вполне осуществимая.

РГ: А вы сторонник создания свободных экономических зон? Или, как ваш нижегородский коллега Валерий Шанцев, тоже думаете, что это "баловство" и соблазн для воровства? Хлопонин: Создание СЭЗ необходимо, сомнений нет. Но в той форме, в какой они существовали до сих пор, - это действительно было чистым разворовыванием денег. Нужны другие свободные экономические зоны - например, так называемые технопарки, где созданы условия для развития наукоемких технологий. Мы пока, к сожалению, не смогли предложить достаточно убедительный проект СЭЗ и проиграли конкурс. Инвестиции в такую зону должны оцениваться в десятки или сотни миллионов долларов - вот когда от нее будет реальная отдача и простор для развития. Но если, как мы поначалу хотели, создавать свободные экономические зоны на базе ЗАТО, ничего не получается. В "закрытые" города никто не идет и капитал не вкладывает. Но в целом я считаю эту идею правильной. Такие зоны есть во всех странах мира, вопрос лишь в том, насколько грамотно управляют такой системой и нет ли огрехов в администрировании.

РГ: Вы даже в политике оперируете словами "выгода", "дивиденды" и т.д. Пользуясь вашими терминами, слияние регионов - это для страны выгодный бизнес или нет? За "локомотивом" - Красноярским краем сейчас выстроилось целое депо. Стоит ли форсировать процесс? Хлопонин: Нельзя просто дать регионам команду "Объединяйсь! Смирно!" Никакого не будет толку. Но есть искусственно созданные территории- матрешки, которые в ельцинские времена просто "наглотались суверенитета". Не хочу обижать любимую мной Эвенкию, но пример на слуху: на 18 тысяч человек населения в ней приходилось 6 тысяч федеральных служащих. И представителей малочисленных коренных народов, проживающих в ее пределах, - 3 тысячи. Абсурд, паноптикум. При этом никакого производства в Эвенкии не было, люди сидели, образно говоря, и рыбу ловили, а мы закачивали туда ежегодно по 3-4 миллиарда рублей, чтобы обеспечить их хотя бы теплом. При этом вся экономика Таймыра, Эвенкии, Красноярского края и ряда примыкающих к ним регионов всегда была увязана в единую цепочку промышленного комплекса. До объединения никто не хотел вкладывать средства в освоение эвенкийских месторождений. Для кого все затевать? Для этих 18 тысяч? Даже политически подобное решение принять было некому. Сейчас, когда автономия вошла в Красноярский край, выиграли оба. Крац. получил дополнительные природные ресурсы, у него резко выросли кредитный рейтинг и инвестиционная привлекательность. С другой стороны, теперь появилась возможность привлечь ресурсы Красноярского края в проекты освоения эвенкийских месторождений, и не только их. Сейчас, как только будет реализована программа развития Нижнего Приангарья и построен мост через Ангару - все, Эвенкия встроится в общую работу. При этом ей совершенно незачем иметь отдельного губернатора, свои правоохранительные структуры, местные законы и все прочие атрибуты автономной власти. Но это вовсе не значит, что ее опыт "обязателен к применению" где-то еще. Любые действия должны быть нацелены на конечную цель: улучшение качества жизни людей, развитие инфраструктуры и т.д. Если объединение регионов этому способствует, значит, им надо заниматься. Если нет - бесполезно тратить силы и деньги. Экономика есть экономика, а политика к ней прилагается.

РГ: Вы по статусу политик, но говорите совершенно на другом языке... Хлопонин: Да, мне еще Владимир Иванович Долгих в свое время сказал: "Твоя должность бежит впереди тебя"...

РГ: Приятно осознавать, что принадлежишь к "новой генерации". Но скажите, вы в политической элите России чувствуете себя уверенно или на правах меньшинства? Хлопонин: Поначалу - да, ощущал себя странновато. Приход на Таймыр для меня, правда, был своего рода "разминкой". Я же работал генеральным директором "Норникеля", прекрасно знал ситуацию, да и социальных обострений, конфликтов законодателей и исполнителей в регионе не было, он специфический, обособленный. А вот в 2002 году, когда я пришел в Красноярский край и столкнулся с абсолютно новыми для меня вещами - от прямых конфликтов до необходимости вникать в проблемы физической культуры, театра, сельского хозяйства, тут, конечно, мало не показалось...Я в жизни этим никогда не занимался, приходилось много читать, на ходу чему-то учиться. Конечно, поначалу чувствовал себя не в своей тарелке, особенно среди таких "грандов", как Егор Семенович Строев, Юрий Михайлович Лужков. Да и сибирские губернаторы тоже все из разряда тяжеловесов - Кресс, Толоконский, Полежаев... "Ну что, - говорили, - сынок? Как тебе, молодому, власть?" А потом ситуация постепенно начала меняться. Причем достаточно серьезно. Суть не в должности, но если я в Сибирском федеральном округе возглавил Ассоциацию "Сибирское соглашение" - значит, авторитет все-таки удалось заработать. А то, что иногда критикуют, и обижаются, и обвиняют в "лоббизме", - на самом деле хорошо. Значит, прислушиваются. Значит, нам и правда удается кому-то "сломать менталитет", доказать и обосновать свою позицию, достичь цели, а не компромисса. Не зря работаем день и ночь. Уже видно, что не только в Красноярском крае, но и на федеральном уровне сейчас по-иному выстраиваются отношения, политическая линия становится четкой и обоснованной. Во власть приходит целая когорта людей молодых, энергичных, действующих по экономической логике, свободных от административных и политических стереотипов. Мне это очень нравится. Чем нас больше - тем лучше.

"Ускоренное выживание".

(Российская газета. 21.06.06. Алексей Морозов)

Красноярские экономисты заполнили собой брешь в региональной политике центра. Красноярский край самой природой обречен стать локомотивом развития российской экономики. Однако за 15 лет "новой экономической политики" Красноярск прославился разве что политическими скандалами да пресловутым переделом собственности. Команда губернатора Александра Хлопонина разработала план развития региона до 2010 года и уверена, что скоро край не просто вернет утраченные позиции: в нем, в отличие от советских времен, будет хорошо и комфортно жить. Реальны ли планы? Всмотримся в программу - самую, к слову, проработанную из всех региональных программ в стране. Потенциал Перечислять природные богатства края можно бесконечно. Здесь сосредоточены основные российские запасы платины и платиноидов, медно-никелевых руд, второе по объему месторождение золота в России, крупнейшие запасы свинцово-цинковых руд, самое крупное в России месторождение марганцевых руд, неисчерпаемые запасы железно-алюминиевого сырья, месторождения богатых хромитовых руд, апатитов и фосфоритов, титана, графита. Колоссальные месторождения угля и, конечно, 25 месторождений нефти и газа (общие запасы нефти - 1001, 3 миллиона тонн, газа - более 1 триллиона кубов). Лесами покрыто более 80 процентов громадной территории края, а суммарные запасы древесины составляют почти 10 процентов от всех российских запасов. Причем по качеству красноярский лес едва ли не лучший в мире. Энергия, вырабатываемая на тамошних ГЭС, едва ли не самая дешевая в мире, и лишь в Нижнем Приангарье потенциальные гидроресурсы составляют 100 миллиардов киловатт-часов.

Все эти факторы даже в современных условиях ставят регион в десятку доноров, на 50 процентов формирующих бюджет Российской Федерации. Хотя, если сопоставить число населения с производством, цифры будут уже не столь хороши: здесь проживают 2, 04 процента Россиян, которые производят 2, 5 процента ВВП, или 2, 3 процента промышленного продукта страны. Да и по объему ВРП на душу населения край занимает лишь 8-е место в стране, уступая регионам, где ресурсов нет вообще, зато сосредоточены финансовые потоки. Так что пока регион явно не стал "прорывным" и похвастаться опережающим развитием не может. В чем причина? Угрозы Возьмем промышленность - в последние годы усиливается зависимость "общих показателей" этой отрасли от результатов работы предприятий цветной металлургии.

А они, в свою очередь, жестко завязаны на конъюнктуру мирового рынка. Эта и другие тенденции лежат на поверхности. Экономисты из Красноярска решили выявить абсолютно все потенциальные угрозы, применив так называемый SWOT-анализ (что это такое, математику объяснять не надо, а не математику объяснить трудно). Выяснилось, что плюсы, проистекающие из природных богатств края, с лихвой перекрываются возможными минусами. Сразу о минусах. Структура экономики завязана на считанное число отраслей, (топливо, металлы и лес). Мировые рынки сбыта далеко. Износ основных фондов в промышленности высок, доля продукции с глубокой степенью переработки невелика, что отчасти объясняется именно устаревшим оборудованием. Отсюда понятно, что колебания на рынках больно бьют по региону, инвестиционные риски от этого становятся чрезмерно высокими, каждое повышение цен на продукцию естественных монополий - губительным, а малейшая попытка развить промышленность на имеющейся базе, без ее перевооружения, бьет по экологии, от чего уже, как в советские времена, так просто не отмахнешься.

В результате еще более детального анализа выяснилось, что наиболее сильный удар с наибольшей степенью вероятности может нанести именно экология. Это, а также столь же вероятная ситуация массовых отказов устаревшей инфраструктуры ЖКХ может вызвать отток квалифицированных кадров из Красноярского края. С более низкой вероятностью прогнозируется рост цен на услуги естественных монополий, а это приведет к снижению конкурентоспособности, к потере стимулов предпринимательской деятельности и рикошетом спровоцирует ускоренный износ оборудования (предприниматели будут тратиться на нефть и газ, жертвуя техническим перевооружением). Наконец, к существенным рискам относятся также усиление диспропорций в экономике края, повышенные траты на поддержание жизни в северных окраинах и снижение инвестиционной привлекательности края в целом.

Что делать Понимание этих угроз легло в основу новой экономической стратегии краевых властей, причем экономисты начали с выявления наиболее перспективных секторов экономики. Оказалось, что ими являются лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность, малое предпринимательство и промышленность стройматериалов. Как ни парадоксально, развитие таких отраслей, как химическая и нефтехимическая промышленность, даст наименьший экономический эффект. Далее экономисты ввели понятие кластера - это то, что на облегченном "федеральном" языке обычно называется "точкой роста". Но если "точку роста" можно понимать по-разному, в том числе как действительно точку (сделали завод, он дал работу, вот и точка), то в понятие кластера изначально заложено понимание комплексного подхода. Так сложилось несколько кластеров, построенных не по региональной, а по отраслевой модели. Она оказалась более гибкой - такой кластер можно наложить на наиболее подходящий регион и не изобретать каждому региону особый кластер.

Поскольку выше говорилось, что лесная промышленность оказалась для края в перспективе самой выгодной, с нее и начнем. Лесной кластер должен объединить в себе лесозаготовку, деревообработку (включая мебельное производство), целлюлозно-бумажную промышленность, биохимическое производство, специализированное машиностроение, полиграфическую промышленность, транспорт. Пока, признают экономисты, ни одно из звеньев этой цепочки не отлажено. Знамением времени является то, что второй по значимости кластер - агропромышленный. В него включается и производство собственно продуктов питания, и развитие предприятий пищевой промышленности (кондитерские, пивные и табачные заводы), и, естественно, алкогольная промышленность, этот незаменимый источник пополнения региональных бюджетов. Третьим по значению кластером является именно машиностроительный. Далее идет кластер строительный. К строительству у экономистов двоякое отношение. С одной стороны, производство стройматериалов и само строительство - наиболее динамичные виды бизнеса, свидетельствующие, кстати, о подъеме экономики в целом. С другой, именно застой в строительстве часто становится спусковым крючком к застою экономики в целом, а он может наступать из-за того, что, просто "все уже построено", бум кончился, нет заказов. Тем не менее в строительный кластер "влезли" 4, 5 тысячи крупных, средних и мелких предприятий.

И, наконец, транспортный кластер связан с географическим положением края, с потенциальной возможностью устроить из региона "перевалочный узел" для массы товаров, которые пока движутся в обход России, но, может быть, со временем узнают и более короткую дорогу. Среди задач этого кластера не последнюю роль играет превращение Красноярского аэропорта в современный хаб, то есть супераэропорт для транзита огромного числа пассажиров и грузов.

Планы создания такого хаба есть, есть и реальные инвестиции, которые уже вложены в аэропорт. Да и сам он уже сегодня выгодно отличается от "сараев", принимающих самолеты в областных городах. Однако аэропорту приходится выдерживать конкуренцию на право стать хабом с другими портами. Вот и выходит, что приедет один чиновник, скажет - "да у вас тут готовый хаб!", а другой приедет и одернет - "нет, тут хабом и не пахнет". Что делать, географическое преимущество - самое уязвимое, и делать ставку только на него нельзя. Есть еще один кластер, который в программу не вошел. Это одобренная Инвестиционной комиссией претендующая на финансирование из средств Инвестиционного фонда программа комплексного развития Нижнего Приангарья. Предполагается достроить расположенную в тайге Богучанскую ГЭС. Рядом возведут потребителей ее энергии: алюминиевый завод, деревообрабатывающие, металлургические, газохимические предприятия.

Сумма финансирования из Инвестфонда инфраструктуры, создаваемой на первом этапе реализации проекта (до 2009 года), составит 34,41 миллиарда рублей. Бизнес планирует вложить в строительство предприятий примерно в 5 раз больше - 179 миллиардов рублей. На федеральные деньги построят схему выдачи мощности Богучанской ГЭС, 200-километровую железную дорогу, мост через Ангару и реконструируют дорогу Канск-Абан-Богучаны-Кодинск. Бизнес-деньги будут аккумулированы в управляющей компании ОАО "Корпорация развития Красноярского края", созданном в 2006 году в равных долях администрацией края, компаниями Базэл, ГидроОГК и Внешэкономбанком. Исключая этот сверхплановый кластер, оказывается, что наибольший эффект при минимальных затратах может дать реализация строительного кластера, а наибольший эффект при максимальных затратах - лесного и аграрного (климат все-таки не тот, что на Кубани). Средний эффект при низких и средних затратах дадут машиностроительный и транспортный кластеры. Кластеры с низким эффектом даже не рассматривались.

Навести порядок. Как же выглядит стратегия развития края, полученная путем анализа возможностей кластеров? Так, для развития промышленного комплекса краевые экономисты считают главным усиление кооперации предприятий, развитие потребительского кредитования на товары и услуги местного производства, формирование конкурентного оптового рынка электроэнергии, а также - вместе с федеральными органами - выстраивание местных транспортных тарифов, всю эту кооперацию облегчающих. В лесном деле власти края на первое место ставят порядок - надо пресечь браконьерство, а также придумать, как убедить предпринимателей вкладывать больше денег в закупку оборудования для глубокой переработки. Что все это даст? Экономика края оторвется от металлической и вообще сырьевой зависимости и, что называется, повернется к людям. Главное, наверное, то, что экономика края в 2010 году окажется более человеческой - стихию труб и "лисьих хвостов" на полнеба заменят красоты возделанной земли, запах свежей древесины и грохот отбойных молотков. Бросается в глаза, что на развитие новых для края отраслей будет брошено много сил, однако эффект сам по себе окажется не слишком значительным.

Вероятно, это связано с тем, что указанные отрасли "новые" лишь для края. С глубоким прискорбием видишь отсутствие в программе таких отраслей, как хай-тек и электроника, то есть того, на чем сегодня в мире делаются основные деньги. Программа как была, так и осталась завязана на эксплуатацию природных ресурсов, только ресурсов второго порядка.

А что Москва? На самом деле этому есть простое объяснение. Программа толкует о том, что можно сделать в крае без помощи извне. Для остального нужны инвестиции, причем в связке с технологиями. И если деньги могут прийти и от собственных предприятий, то технологии уж точно оттуда не придут. Слишком многое зависит от политики федеральной власти, которая для регионалов является фактором непредсказуемым. Что решат в правительстве? Где захотят строить завод по сборке автомобилей? Как договорятся с иностранцами о размещении цеха по производству микросхем? Помогут ли найти инвестиции? И так далее. В итоге получается, что перед нами - идеальная региональная программа, написанная без иллюзий на помощь центра. И тут впору заметить, что центр попросту не может предложить встречной программы развития регионов, в которой Красноярский край наверняка получил бы первые позиции просто в силу своей величины и значения для всей Сибири. В отсутствии такой программы регионы вынуждены выживать. Кто-то делает это менее талантливо, рыская по Москве в поисках бюджетных подачек, кто-то - более. Красноярск это делает, на мой взгляд, сверхталантливо. Но сколько еще зиять этой бездне под названием "Региональная политика России"? Хороший вопрос для тех, кто, сидя в Москве, постоянно толкует о роли регионов.

"Вспоминайте иногда вашего студента".

(Российская газета. 21.06.06. Ирина Поленова)

Красноярский край - регион, для которого "молодежный вопрос" стоит едва ли не на первом месте. Осваивать сибирские просторы всегда было делом нелегким. Суровый и безлюдный край российская империя покоряла, поднимала и развивала скорее кнутом, чем пряником. Города, заводы и прииски Сибири построены усилиями подвижников, авантюристов, ссыльнопоселенцев - в общем, тех, кого лишения не пугали, а спокойная жизнь не ждала. В советские времена ставку делали на энтузиастов-идеалистов, рвавшихся на "стройки века". Чем это обернулось-известно.

Времена, к счастью, меняются. Даже в самых отдаленных уголках России люди вовсе не намерены быть вечными первопроходцами. Если они вкладывают во что-либо свои силы, труд и талант, то вполне обоснованно рассчитывают на взаимность со стороны государства, на комфорт и приличный заработок. Особенно это касается молодежи, которая выросла свободной от идеологического давления и догм. Демография безжалостна: население нашей страны с каждым годом стареет. Молодежи - главного трудового ресурса страны - у нас все меньше. Между тем, по прогнозам ведущих экономистов, для обеспечения стабильного 6-7-процентного роста своей экономики Россия должна привлекать минимум по полмиллиона человек в год на рынок труда. Регионы, которые ставят перед собой амбициозные планы "скачка и прорыва", просто вынуждены сейчас искать способы привлечения в свои города и села - на строящиеся предприятия - молодых людей, создать им все условия для жизни и работы. В огромном объединившемся субъекте Федерации разработана сейчас стройная концепция молодежной политики, рассчитанная на долгие годы. Охватывает она практически все социальные группы молодых граждан - от трудных подростков до талантливых студентов; от детей-инвалидов до молодых семей и многодетных мам; от малых народов, населяющих край, до мигрантов из стран СНГ и российских регионов.

Одно из самых громких начинаний последних лет - проект создания в Красноярске Национального университета, отвечающего всем международным критериям образования как по своей форме, так и по содержанию. По замыслу губернатора Красноярского края Александра Хлопонина, который является автором идеи Сибирского национального университета, новый вуз должен стать для региона и для Сибири в целом "точкой роста" в интеллектуальном отношении.

Вуз обеспечит ведущие отрасли отечественной экономики конкурентоспособными технологиями и блестяще образованными кадрами, создаст предпосылки для притока в Восточную Сибирь молодых талантов, квалифицированных специалистов. Основу Национального университета должны составить четыре ведущих краевых вуза - Красноярский государственный университет, Красноярский государственный университет цветных металлов и золота, Красноярский государственный технический университет и Красноярская государственная архитектурно-строительная академия.

Однако новый вуз не станет лишь механическим объединением своих предшественников. Он будет действовать на совершенно новых принципах - его намерены сделать, как предусматривает законопроект, обсуждающийся сейчас в Госдуме, автономным образовательным учреждением. Эта новая для России форма организации является классической для ведущих западных университетов, она позволит новому вузу самостоятельно формировать свои образовательные программы в соответствии с потребностями экономики края, привлекать внешние ресурсы в виде благотворительных взносов и заказов на проведение научно-исследовательских работ и подготовку кадров. Позднее, возможно, университет будет преобразован в государственную корпорацию, участие в деятельности которой примут крупные российские и зарубежные компании и некоммерческие организации - будущие работодатели выпускников.

Обучение предполагается сделать, как принято в международной практике, двухступенчатым (бакалавриат и магистратура). 30-40 тысяч студентов Национального университета получат возможность обучаться у лучших профессоров с мировыми именами, которых будут специально привлекать в Красноярск на договорной основе, причем соотношение количества преподавателей и студентов будет -1:4. Планируется, что 30-40 процентов абитуриентов приедут поступать в Нацуниверситет из разных регионов РФ и зарубежных стран. Главные сферы, в которых Национальный университет призван осуществить интеллектуально-технологический рывок, естественно, являются одновременно и самыми перспективными для региона. Это металловедение и металлургия, геология и горнодобывающая промышленность (в том числе нефте- и газодобыча), электроэнергетика и атомная промышленность, экология и космические технологии и многое другое. В вузе планируется широко применять практику межвузовских и международных студенческих обменов, дистанционное образование.

Найден и ответ на самый животрепещущий вопрос: "Откуда деньги взять?". Финансировать новый вуз должно не только государство в лице федерального центра, но и региональный бюджет и бизнес-структуры. Если проект будет одобрен правительством, набор студентов в Национальный университет начнется уже в 2007 году, В2009-2012 годах организационная структура вуза приобретет необходимую стройность и завершенность и к 2013-2015 годам эта своего рода фабрика по производству новых знаний и технологий "выйдет на проектную мощность". Пока проектуниверситета находится в стадии согласований, нынешних студентов тоже без внимания не оставляют. Красноярский край первым в России решил возродить давно, казалось бы, забытую практику студенческих стройотрядов и молодежных дружин по охране общественного порядка. Правда, на новой основе - осмысленно и целенаправленно. Каждое лето сотни студентов из разных вузов края работают на строительстве Богучанской ГЭС, возводят жилье и животноводческие комплексы на селе, благоустраивают города. Важно, что многие из них имеют при этом возможность получить дополнительную практику по своей специальности и одновременно заработать вполне приличные деньги (энтузиазм остается для турслетов, кавээнов и прочей "культурной программы", которой студотряды тоже не лишены).

Есть своя программа для "трудных" подростков - "Зеленый дом". 14-17-летним ребятам помогают в трудоустройстве, о них заботятся и помогают найти свое место в профессии и в обществе. Финансирует программу краевой бюджет - только на лето 2006 года выделено 12, 5 миллиона рублей. То, что потрачены они были с пользой, могут подтвердить почти 3 тысячи подростков из 57 городов и районов края. В Красноярском крае проводится политика развития семейных форм воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В первую очередь она направлена на профилактическую работу с "проблемными семьями", а также на развитие института патронатного воспитания. Для этого разработана концепция перепрофилирования детских домов - из учреждений постоянного пребывания они постепенно станут организациями, способствующими устройству детей в приемные и патронатные семьи. 17, 8 миллиона рублей будет потрачено в 2006 году на приобретение квартир для сирот. Действует также целевая программа "Дети-инвалиды", на которую в 2003-2005 годах региональный бюджет ассигновал 495 миллионов рублей.

И, безусловно, невозможно говорить о сколь-нибудь целостной молодежной политике, если не начинать с самого важного звена - средней школы, профессиональных училищ и техникумов. Вся стратегия в этой сфере ориентирована сейчас на сегодняшние и завтрашние потребности рынка труда, которому придется реагировать на изменения в экономике края. Пока что налицо дисбаланс: быстро растущим отраслям экономики региона (например, ЖКХ, строительству, лесной отрасли, нефтедобыче) требуются квалифицированные кадры, а они - В дефиците, их почти нигде не готовят. И, наоборот, среди выпускников переизбыток работников сферы обслуживания: слишком много безработных секретарей, продавцов, операторов ЭВМ и т.д. В Красноярском крае этой проблемой озаботились всерьез и надолго, разработана специальная концепция модернизации начального и среднего профессионального образования. Рассчитана она до 2009 года, но первые результаты начинает приносить уже сейчас. Темпы поневоле приходится ускорять: на общие проблемы накладывается и "демографическая яма": по статистике, еще недавно (в 2001 г.) в крае было 48, 5 тысячи выпускников 9-х классов и 29 тысяч одиннадцатиклассников. В 2008 году их будет соответственно 18, 2 тысячи и 19, 8 тысячи. Придется, видимо, побеждать "не числом, а умением", к чему все усилия и направлены.

"Длинный кредит на квартиру".

(Российская газета.21.06.06. Андрей Кульчицкий)

Красноярск активно включившись в реализацию национального проекта "Доступное и комфортное жилье - гражданам России", Красноярский край намерен в скором будущем строить ежегодно до 1,5 миллиона квадратных метров жилья. Все необходимое для этого в регионе есть. В строительном комплексе - более 60 тысяч человек, 4861 подрядная и 157 проектно-изыскательских организаций, 143 предприятия стройиндустрии, 200 риелторских компаний. Из них 3, 4 процента - в государственной и муниципальной собственности, 92, 5 процента принадлежит частникам, остальное - в смешанной собственности. Основная часть материалов, используемых в строительной сфере края (цемент, кирпич, железобетон, теплоизоляционные материалы), производятся в регионе. Так, мощности предприятий позволяют ежегодно выпускать 1450 тысяч кубометров сборного железобетона и 305 миллионов штук кирпича.

Вместе с тем далеко не все граждане могут приобрести квартиру в собственность: нет достаточных накоплений и доступных долгосрочных кредитов. Для выхода из этой ситуации был создан Красноярский краевой фонд жилищного строительства - началось активное развитие системы ипотечного кредитования. Теперь рядовой красноярец может взять длинный кредит до 30 лет, всего под 12 процентов годовых. К 2010 году ставка должна снизиться еще на треть. К этому времени в крае ежегодно будет выдаваться не менее 2500 кредитов на сумму 2, 7 миллиарда рублей. Для сравнения, в текущем году планируется выдать только 700 кредитов размером 900 миллионов.

Интересный подход к решению жилищного вопроса разработан в Красноярске. Существующая программа позволяет малоимущим и молодым семьям, работникам бюджетной сферы и ветеранам получить квартиру с помощью облигационных займов. Причем на льготных условиях - в рассрочку и по приемлемым ценам: покупая облигацию стоимостью всего в тысячу рублей, будущий владелец может предъявить ее в счет оплаты жилья, которое в итоге обойдется на 25-30 процентов дешевле. При проектировании упор делается на одно- и двухкомнатные квартиры площадью до 54 квадратных метров. Первые дома, построенные по программе облигационных займов, уже приняли счастливых новоселов. К 2012 году за счет продажи ценных бумаг планируется привлечь более 3, 4 миллиарда средств частных инвесторов и дополнительно профинансировать строительство более 264 тысяч квадратных метров типового недорогого жилья.

"Сердечное решение".

(Российская газета. 21.06.06. Вячеслав Корзун)

Красноярск в числе ключевых составляющих национального проекта "Здоровье" - создание сети федеральных кардиохирургических центров, один из которых будет построен и в Красноярске. Выбор Красноярска отнюдь не случаен. С одной стороны, он удален от крупных научно-медицинских центров, с другой - здесь создана хорошая школа по подготовке высококвалифицированных специалистов, накоплен большой опыт в лечении сердечно-сосудистых заболеваний. Красноярский кардиохирургический центр станет одним из крупнейших в России. Планируется, что в нем будут проводиться до 9 тысяч операций в год, что полностью обеспечит потребности в сложной кардиохирургической помощи не только края, но и соседних регионов - Тывы, Хакасии, Иркутской области и даже Якутии, где нет возможности качественно обследовать и лечить "сердечников".

Снимет создание центра и остроту еще одной очень важной проблемы: хирургическое лечение новорожденных. В настоящее время грудных детей с патологией сердца в Красноярском крае не оперируют. Кардиохирургический центр станет своего рода высокотехнологичной фабрикой по проведению сложнейших операций на сердце и сосудистой системе. Для этого он будет укомплектован самой современной техникой и лучшими в своей отрасли специалистами. Предполагается, что Красноярский Кардиохирургический центр начнет работать уже к концу 2007 года. Столь высоких темпов строительства удастся добиться благодаря применению модульных конструкций. К настоящему времени полностью подготовлена проектно-сметная документация, на федеральном уровне проходит конкурс на определение генерального подрядчика.

"Острог для путешественника".

(Российская газета. 21.06.06. Андрей Мармышев)

Красноярск. В последнее время власти Красноярского края особую ставку делают на разработку программы развития туризма, которую здесь называют "пятым национальным проектом". О том, как сделать регион привлекательным для отечественных и зарубежных любителей путешествий, говорили и на публичных слушаниях. Сейчас роль отрасли в экономике края незначительна: на ее долю приходится менее одного процента валового регионального продукта. Это, по словам первого вице-губернатора Василия Кузубова, следствие того, что десятилетия территория жила в режиме закрытости. Теперь ситуация начала меняться.

Краевые власти готовы поддержать в рамках частно-государственного партнерства 4-5 весьма перспективных направлений. Как отмечают специалисты, потенциал Красноярского края для развития туризма чрезвычайно велик. От редчайших по красоте таймырских озер и грандиозных водопадов Эвенкии до горно-лыжных трасс на юге. От красноярского карнавала, на который теперь приезжают гости не только со всей Сибири, но даже из далекой Бразилии, до золотоглавого Енисейска, одного из древнейших сибирских городов, памятника деревянного зодчества. Рядом с ним - уникальный Обь-Енисейский канал, строившийся в одни годы с Суэцким и не уступающий ему по масштабам работ. А по берегам Ангары, впадающей неподалеку в Енисей, - самые многочисленные общины староверов, во многом сохранившие быт древних русичей.

В планах - строительство в Красноярске копии казацкого острога и этнографической деревни, в которой будет представлен быт сибирских народов. Готовится также программа развития природного парка "Ергаки". Недавно принято решение начать работу по созданию особой туристско-рекреационной экономической зоны края.

"Генерация будущего".

(Российская газета. 21.06.06. Андрей Кульчицкий)

ОАО "Территориальная генерирующая компания" - совсем новая компания, но уже получившая известность, имеющая вес и статус. Образовавшаяся в результате реформы энергетики компания сразу и прочно заняла свое место в экономике края. В октябре прошлого года из состава ОАО "Красноярскэнерго" выделилась генерирующая компания - ОАО "Красноярская генерация". А 1 января ОАО "ТГК-13" приняло на себя функции управления деятельностью ОАО "Красноярская генерация" и ОАО "Хакасская генерирующая компания". Основная продукция предприятий, входящих в конфигурацию "ТГК-13", - это тепло- и электроэнергия. Ее выработка обеспечивается мощностями Красноярских ТЭЦ-1, ТЭЦ-2, ТЭЦ-3, Назаровской ГРЭС, Минусинской и Канской ТЭЦ и Красноярской теплосети. Важнейшая цель "ТГК-13" - привести тепло- и электрогенерирующие активы в соответствие с мировыми стандартами, обеспечить перспективы для производственного и экономического роста. Насколько выполнима эта задача? Этот вопрос мы задали генеральному директору ОАО "Территориальная генерирующая компания N 13" Олегу Салькову. - Олег Иванович, в чем суть реорганизации генерирующих активов энергетических компаний Сибири? - Основная задача реформирования энергетики состоит в формировании конкурентного рынка. Только крупная компания может обеспечить внедрение современных технологий, снижение издержек производства, экономию ресурсов и вывести генерацию на более высокий уровень развития. Кроме того, крупная компания, имеющая разноплановое оборудование и мощности, высокую степень устойчивости, более привлекательна для инвесторов. Уверен, в ближайшие годы "ТГК-13" станет одной из ведущих энергетических компаний Сибири. Об этом свидетельствует то, что в 2005 г. доля рынка компаний, входящих в ОАО "ТГК-13", в регионе присутствия составляла по выработке теплоэнергии 72%, по электроэнергии - 19%. К 2010 г. мы планируем увеличение доли рынка тепловой энергии до 85%.

Привлекательность генерирующей компании для инвесторов очевидна. В нашем регионе сконцентрирован мощный производственный потенциал, который является основным потребителем вырабатываемой теплоэлектроэнергии. С каждым годом растет и теплопотребление объектами жилья и соцкультбыта. А значит, инвестиции в отрасль являются выгодными и финансово обеспеченными. Важно и то, что инвестиции в энергетику стимулируют развитие энергосвязанных отраслей и промышленности в целом. Сегодня в Красноярском крае созданы условия, благоприятствующие притоку средств в энергетику. Ряд компаний уже выразили заинтересованность во вложении средств в проекты "ТГК-13". В конструктивном русле протекает и диалог "ТГК-13" с администрацией Красноярского края относительно размещения облигационного займа. Таким образом, решение задачи энергообеспечения Красноярска и эффективного развития экономики региона - вопрос ближайшего будущего.

"Красцветмет": комплекс драгоценности".

(Российская газета. 21.06.06)

Красноярский завод цветных металлов создал многопрофильный комплекс по переработке драгоценных металлов Промышленный массив здесь сформировался в советские времена, и по большей части он объединял добывающие мощности. В последние годы все больше внимания уделяется не только использованию природных ресурсов, но и развитию высоких технологий. Одно из ведущих предприятий отрасли - Красноярский завод цветных металлов - в последние годы сформировало на своей базе многопрофильный комплекс по переработке драгоценных металлов. Завод готовится к агрессивной конкурентной борьбе не только за клиентов - добывающие предприятия, но и за рядовых потребителей: на осень намечен запуск нового бренда для ювелирной продукции. Стратегия Красноярский завод цветных металлов строился как часть Норильского горно-металлургического комбината и занимался только аффинажем металлов платиновой группы. Но с 2001 года предприятием была избрана стратегия диверсификации бизнеса. Завод осваивал новые виды бизнеса, развивал цепочку переработки драгоценных металлов. И сейчас "Красцветмет" обладает целым рядом производств, связанных с различными технологиями такой переработки. Базовое направление - аффинаж - объединяет переработку всех восьми драгоценных металлов: платины, палладия, иридия, родия, рутения, осмия, золота и серебра. Активно развивается ювелирное производство. Отдельное направление - производство химических соединений из драгоценных металлов. В 2003 году на заводе появился новый цех: производство каталитических систем для азотной промышленности. Кроме того, предприятие выпускает проволоку, прокат, различные полуфабрикаты, монокристаллический кремний.

Сегодня "Красцветмет" перерабатывает 98,5% платиновых металлов в России, 45% золота. На рынке ювелирных изделий завод имеет долю 8%, на рынке цепевязания - 25%, активно выходит на рынок технических изделий из платиновых металлов. В итоге сейчас кроме "Норильского никеля" "Красцветмет" обслуживает еще около 300 предприятий из 10 регионов страны. Перспективы развития "Красцветмет" работает на активно растущем российском рынке: добыча золота в России за последние 7 лет увеличилась на 36%. Вслед за этим росли и объемы переработки на заводе: в 1999 году "Красцветмет" переработал 16 тонн золота, в 2000-м - 32, 3 тонны, в 2001-м -40 тонн, в 2002-м - 54, в 2003-м - 59, 5 тонны, в 2004 году - 67, 5. В 2005-м рост составил 1% и объемы переработки достигли 68, 3 тонны добычного золота. И этот рынок будет расти. Например, российский лидер золотодобычи "Полюс Золото" к 2012 году планирует производить до 150 тонн золота, и на красноярском заводе готовы перерабатывать все эти объемы. Растет в Красноярске и ювелирное производство: с момента его основания объемы в этом направлении увеличились в 11 раз. В последние годы российский рынок ювелирных изделий рос по 30% в год, сейчас процесс замедлился отчасти из-за того, что золото на мировых рынках подорожало, что сказалось и на цене на ювелирные украшения. Тем не менее на "Красцветмете" предсказывают если не рост продаж, то их стабилизацию. На это можно рассчитывать благодаря высокому качеству изделий и эффективности сбытовой политики. Следующим шагом в развитии ювелирного направления станет собственная торговая марка для украшений, выпускаемых на "Красцветмете": запуск нового бренда завода запланирован на осень. Тактика - Торговая марка "Красцветмет" не очень удачная для конечного потребителя.

Она хорошо действовала на оптового покупателя, у которого ассоциировалась с промышленностью, надежностью. Но я сомневаюсь, что женщина хотела бы получить в подарок надень рождения коробочку с надписью "Красцветмет". Поэтому мы разрабатываем новый бренд, - поясняет начальник отдела маркетинга Олег Огнев. - Изменится и рекламная политика: раньше рекламу "Красцветмета" можно было встретить только в специализированных журналах и на сайтах, сейчас готовится федеральная кампания, ориентированная на конечного потребителя. "Красцветмет" готовит бренд, рассчитанный на массового покупателя. Основная продукция ювелирного производства - цепочки, и в дальнейшем завод планирует ориентироваться именно на масс-маркет.

Еще одно тактическое решение "Красцветмета" - смена тарифной политики. Если раньше стоимость переработки золотосодержащего сырья устанавливалась в зависимости от цены золота на Лондонской бирже цветных металлов, то теперь, чтобы избежать привязки к биржевым и валютным колебаниям, завод ввел фиксированные цены. Клиенты-золотодобытчики положительно оценили смену тарифной политики по аффинажу: по мнению экспертов, цена золота на бирже и дальше будет расти, поэтому применение фиксированных тарифов будет более выгодным для добывающих компаний. Технологии Красноярский завод цветных металлов - уникальный технологический комплекс, сумевший объединить научные достижения советских времен и достижения мировых производителей оборудования. Профильное производство - аффинаж драгметаллов - это абсолютно уникальная технология, построенная с применением титанового оборудования. Сейчас обновление ведется с использованием других материалов - железа со специальным покрытием из пластика, что делает работы по обновлению производственных мощностей дешевле.

Новые виды деятельности развиваются с использованием иностранной техники. Так, развитие ювелирного направления начали с закупки итальянского оборудования. Завод постоянно совершенствует ювелирный комплекс: закупаются современные станки с новыми видами плетения цепей. Активно развивается производство ювелирных изделий из платины и палладия: красноярский завод является лидером на российском рынке по изготовлению украшений из этих металлов. В планах предприятия - стать лидером по аффинажу серебра. Сегодня строительство нового перерабатывающего участка увеличит мощности завода по аффинажу до 500 тонн в год. Это позволит "Красцветмету" стать крупнейшим переработчиком российского серебра. Высокое качество слитков серебра ОАО "Красцветмет" в мае этого года подтверждено Ассоциацией лондонского рынка драгоценных металлов (LBMA).

Цех по производству каталитических систем для азотной промышленности на базе технологии английской компании Johnson Matthey на "Красцветмете" создавался в течение полутора лет. Работа велась поэтапно: сначала была установлена машина для вязания сетки и началось производство с использованием проволоки из платиновых металлов других производителей, потом был сформирован и запущен комплекс по собственному производству проволоки. В итоге сейчас на предприятии функционирует полный цикл производства катализаторных сеток, тем самым была разрушена существовавшая на российском рынке до этого монополия Екатеринбургского завода по обработке цветных металлов. Каталитические системы - новый, сложный, но очень перспективный рынок для красноярцев. Часть продукции "Красцветмета" покупает Johnson Matthey и реализует своим зарубежным клиентам - себестоимость сеток, выпускаемых в Красноярске, ниже, чем у производимых в Англии.

Сотрудничество с Johnson Matthey этим не ограничивается: недавно компания начала развивать собственный проект на территории завода - производство автомобильных катализаторов. Это будет двенадцатое предприятие Johnson Matthey в мире. Установочная мощность производства на первом этапе составит до 1 млн. штук катализаторов. Английская фирма тщательно выбирала место для нового производства: сначала речь шла о Восточной Европе, но в итоге был выбран географический центр России. С одной стороны, соседство с "Красцветметом" обеспечит бесперебойные поставки химических соединений драгоценных металлов, необходимых для производства катализаторов, с другой - английских партнеров привлекла высокая культура производства красноярского завода и уровень обеспечения безопасности.

Непрофильное направление на Красноярском заводе цветных металлов - производство монокристаллического кремния. Сейчас монокристаллический кремний полностью идет на экспорт: в европейских странах, где широко развиваются программы по использованию альтернативной энергии, он используется для изготовления солнечных батарей. Производство кремния на заводе выросло в десятки раз, и рост продолжится.

"Манифест о намерениях".

(Московский комсомолец в Красноярске. 21.06.06. Игорь Дмитриев)

На красочном карнавале в честь Дня города Александр Усс как бы обронил незатейливую фразу: "Для меня главный карнавал впереди - это называется выборы..." Короткое замечание спикера осталось вне внимания местных аналитиков и околополитической тусовки. Между тем это знаковая фраза. Буквально двумя словами Александр Викторович без экивоков заявил о своих амбициях, по сути, взорвав хрупкое равновесие на политическом поле края. Фигурально выражаясь, Усс вышел из рамочного соглашения с командой Александра Хлопонина, по которому он бы получил должность ректора национального университета в обмен на оставление активной политики. По версии аналитиков, место председателя ЗС в этом случае должен получить нынешний губернатор Эвенкии Борис Золотарев. Менее харизматичный и еще менее электоральный.

Пассаж спикера на карнавале о "карнавале" можно было бы отнести к общему состоянию праздничного лицедейства, но в минувший понедельник Александр Викторович вновь недвусмысленно заявил о невозможности занятия им должности ректора. И при этом камня на камне не оставил (что, в общем, справедливо) на проекте постановления правительства по созданию национального университета в Красноярске. Что интересно, исполнительная власть в лице замгубернатора Владимира Шишмарева высказала диаметрально противоположное мнение, показав крайнее удовольствие от совещания в Москве по поводу судьбы нового вуза. Что из всего этого следует? Аналитики, пока, правда, очень осторожно, делают выводы о том, что Усс готовит почву к разрыву отношений с "Единой Россией", где ему, судя по всему, не гарантируют не только первого, но даже призового места в предвыборном списке партии власти. И что это сигнал Анатолию Быкову о возможном альянсе. Хотя о "сигнале" - это уж слишком. Широко известно, что рабочие контакты Усса и Быкова не прекращались никогда. Просто вскоре они могут стать публичными.

Впрочем, можно говорить и о том, что Александр Викторович своими последними заявлениями сузил поле для маневра, поэтому политологи оценивают ситуацию как преждевременный выход Александра Викторовича из тени под свет софитов и прожекторов. Но как знать. Может статься, что ситуация развивается по Ленину. Помнится, он говаривал: сегодня рано, а завтра может быть поздно.

"Талмудисты".

(Московский комсомолец в Красноярске. 21.06.06. Алексей Зайцев)

Ворона и за море летала, да вороной и вернулась. Русская половица

Говорят, реформа календаря не сокращает срок беременности, А административная реформа, как показывает практика, не сокращает числа чиновников и не делает государственный механизм более управляемым. Напротив численность управленцев растет а эффективность их работы, в лучшем случае, остается на прежнем уровне. И удивительного в этом ничего нет. Можно ли ждать иного результата от реформирования бюрократии руками самой бюрократии? Приговор административной реформе на федеральном уровне фактически уже подписан. Правда, пока только "в устной форме". Но на смену одной реформе придет другая. План премьер-министра Михаила Фрадкова по изменению структуры правительства доведен до сведения президента и получил принципиальное одобрение. Официальная презентация новой реорганизации кабинета министров ожидается в ближайшее время на заседании Совета безопасности.

Необходимость очередных преобразований российского правительства, по мнению аналитиков, вызвана тем, что создание цепочки "министерство-служба-агентство" дало не тот эффект, который ждали. Вместо четкого разграничения полномочий и ответственности возникла еще большая неразбериха. Увеличилось число министерств и ведомств, а, следовательно, - и количество чиновников. Между министерствами и агентствами, а также между их руководителями стали возникать конфликты. Вспомнить хотя бы обвинения в коррупции, прозвучавшие в адрес агентства культуры и кинематографии из уст министра культуры и массовых коммуникаций Александра Соколова. Но случаев противостояния "по вертикали" и "по горизонтали", не получивших широкой огласки, гораздо больше. В итоге Михаил Фрадков задумал новую реформу, очень похожую на возврат к прежней системе управления. Самостоятельность министров будет вновь ограничена, а центром принятия решений станет аппарат правительства. При этом число вице-премьеров опять-таки увеличится.

Административная реформа на краевом уровне принципиально ничем не отличается от реформы федеральной. Суверенностью можно сказать, что преобразования удались лишь в части многократного повышения чиновничьих зарплат. Не зря главный реформатор Сергей Сокол вел затяжные переговоры с депутатами и убеждал их в том, что народные избранники тоже не будут обделены. В остальном... У нас же нынче все делается "по образу и подобию". Соответственно, и результаты весьма схожи. Появилось множество структуре похожими названиями и функциями. Как между ними распределена ответственность - непонятно. К примеру, у антимонопольной службы возникло немало проблем с возбуждением дел в отношении новоиспеченных краевых руководителей за их прошлые грешки. На все вопросы антимонопольщиков чиновники - отвечают, что нарушения допускали дореформенные подразделения администрации, а нынешние агентства и департаменты, хотя и возглавляются теми же людьми, за них не в ответе.

Что касается полномочий и сфер влияния, то у нас борьба за них ведется не так шумно, как в столичных властных коридорах: сопят, пыхтят и исподтишка бьют поддых локтями. Впрочем, эта перманентная возня может перейти в стадию более явных и жестких схваток. Опять же, следуя примеру федерального центра, в "сером доме" заговорили о новой реформе. В качестве варианта очередной перестройки исполнительной ветви региональной власти называется создание краевого правительства. Среди российских регионов собственные правительства имеют не только республики, но и области. Например, свердловская. Так что прецеденты есть. И вообще идея хорошая. Представляете, какое звучание обретут должности нынешних руководителей департаментов! Министр сельского хозяйства! Министр образования! Министр здравоохранения! Уж будучи министрами, они просто обязаны поднять свои отрасли до невиданных высот.

Справедливости ради следует заметить, что и для нашего края идея создания правительства не нова. Еще в 2000 году закон "О правительстве Красноярского края" был принят краевым парламентом. Но тогда губернатор Лебедь наложил на него вето, и рукопись "ушла в стол". В первоначальном виде она, конечно, не годится - сильно устарела. Но большинство тогдашних "писателей-диссидентов" по-прежнему сидят в Заксобрании и смогут принять участие в работе над новой редакцией. Тем более что штатный реформатор администрации сейчас очень занят - собственную стрижку реформирует. Потому у депутатов будет прекрасная возможность проявить себя в канун выборов в парламент объединенного края. А какие перспективы открывает новая реорганизация для реализации амбиций чиновников и желающих таковыми стать! Вот, к примеру, известный строитель Разим Абасов - чем не кандидат в госслужащие? В бизнесе Разим Магарамович серьезных успехов достиг. Президентом Союза строителей стал. Что еще нужно человеку для полного счастья? Наверное, кабинет в "сером доме". Тем более что некоторым из нынешних кураторов строительной отрасли давно рекомендуют "сосредоточиться на партийной работе".

Наверняка не прочь обзавестись министерским портфелем и Евгений Васильев. Когда Евгения Яковлевича назначили советником губернатора, "МК" писал, что столь скромная должность его вряд ли удовлетворит, ведь еще в советские времена он занимал аналогичный пост - был помощником председателя крайисполкома Владимира Плисова. Вскоре статус Васильева, действительно, подняли, назначив руководителем управления общественных связей. Но и эта должность - не та высота для бывшего заместителя губернаторов Зубова и Лебедя. Будут, безусловно, и другие делающие упрочить свое положение и поднять статус. Хотя мест на всех, конечно же, не хватит, даже если еще раз расширить штаты. Но тем веселее будет наблюдать за происходящим. И это шоу наложится на "карнавал", как выразился Александр Усс, - на выборы в объединенное Заксобрание. Экономике края от таких увеселительных мероприятий, понятно, лучше не станет. Но со временем все устаканится. До новой реформы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
29.03.17
Дания: отправив солдат в Эстонию, мы защитимся от агрессии России
NB!
29.03.17
Битва за Арктику: Госдума вспомнила о приграничном сотрудничестве в регионе
NB!
29.03.17
Путин и Лукашенко 3 апреля обсудят функционирование единого рынка ЕАЭС
NB!
29.03.17
Порошенко: Россия строит «альтернативную Европу»
NB!
29.03.17
Тефт: Тиллерсон прибудет в Москву и встретится с Лавровым и Путиным
NB!
29.03.17
Лавров: Порошенко «хоронит» Минские соглашения
NB!
29.03.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 29 марта
NB!
29.03.17
Православные активисты оспорят в суде референдум по Исаакию
NB!
29.03.17
Молдавия: Спикер парламента указал президенту Додону его «место»
NB!
29.03.17
Кургинян: Запрещая обсуждение проблем, власть развязывает руки «навальным»
NB!
29.03.17
Кургинян о власти: Система работает против лидера
NB!
29.03.17
Акции 26 марта: Когда сначала запрещают, потом позволяют — система рушится
NB!
29.03.17
Кургинян об акциях 26 марта: «Нас волокут в катастрофу распада страны»
NB!
29.03.17
Украину могут отстранить от «Евровидения» из-за ситуации с Самойловой
NB!
29.03.17
«США нужно менять курс в Азии, иначе велика вероятность войны с Китаем»
NB!
29.03.17
Акции 26 марта: «Пропаганда «борьбы с коррупцией» идет в школах»
NB!
29.03.17
«Ситуация в школе — самая главная проблема», — о причинах протеста 26 марта
NB!
29.03.17
Кургинян: Гражданское общество не отдаст государство под снос «навальным»
NB!
29.03.17
«Пока мы ничего не предложим молодежи, будет побеждать Навальный»
NB!
29.03.17
Первый пошел? Ливан может сделать ставку на создание гражданской нации
NB!
29.03.17
«Патриотического движения на улице нет»
NB!
29.03.17
Расстрел генконсульства Польши на Украине: опять виновата Россия