Игорь Мурадян: Новый политический курс и национальные интересы России

Баку, 17 июня 2006, 16:43 — REGNUM  

ИА REGNUM публикует полный текст доклада эксперта аналитического центра "Кавказ" Игоря Мурадяна, представленного на круглом столе "Региональная политика России 90-х годов и сегодня". Мероприятие было организовано Южнокавказским филиалом Фонда развития "Кавказский институт демократии" в Ереване 15 июня.

Следует отметить, что концерном "Газпром", нанята группа идеологов евразийства, вернее, так называемого "Неоевразийского проекта", в целях обеспечения интеллектуального обеспечения сближения России и Турции, России и Азербайджана. Данными деятелями всячески подчеркивается анти-армянская составляющая российско-турецко-азербайджанского альянса. Дело дошло до того, что, находясь в Анкаре, эти люди открыто заявили о том, что Турция не должна признавать Геноцид армян 1915 года, хотя Госдума России еще в 1995 году приняла соответствующую резолюцию. Это происходит после длительного периода, когда армянские круги были единственными партнерами данных адептов евразийства.

"Внешняя и внутренняя политика президента Владимира Путина вызывает большой интерес за рубежом, в том числе в странах постсоветского пространства. Довольно длительный период системного распада России с опасением воспринимался одними государствами и с надеждой - другими, в зависимости от их собственных интересов. Вместе с тем, многие политические группировки в тех странах, которые выступают в роли противников России, понимали, что чрезмерное ослабление и тем более распад России представляется опасным для их стран. В действительности, гибель российского государства импонировала определенным группам, которые можно отнести к исключениям в политическом классе. Данные группы, не будучи маргинальными, тем не менее, не выражали настроений каких-либо значительных слоев населения. Каждое государство, находившееся ранее в сфере коммунистического влияния, проходит свой политический путь осмысления, выбор приоритетов, геополитических ориентаций, а также отношения к России. Отношения с Россией, при этом, строились, скорее исходя не из принадлежности государств к определенному культурно-историческому типу, а под влиянием соображений безопасности, экономической целесообразности, интересов правящих элит. Восточно-европейское и евразийское пространство продемонстрировало либо тщетность доктрины о столкновении цивилизаций, либо то, что нынешние представления о цивилизациях устарели и требуют переосмысления.

Российское общество, включая либеральные и прозападные группировки, вполне осознало наличие планов низведения России до положения подчиненного, подконтрольного государства, обреченного на дальнейший частичный распад, роль поставщика энергии и сырья, утратившей значительную часть населения, нуждающейся во внешнем руководстве и во внутренней управляемой внешними силами элите. Этот план, напоминающий "Особую папку Барбаросса", не мог быть воспринят как должное русским народом, который приступил к возрождению своего государства. Пока российское общество не выразило свою реальную позицию в отношении происходящих в стране событий, предпочитая выжидать и исповедуя потребительские идеалы. Поэтому для данного исторического периода представляется весьма позитивным и возможно, безальтернативным формирование правящей команды, включающей патриотов-националистов. Данная правящая элита России получила широкую поддержку русского народа, практически всех коренных народов, народов, связывающих с Россией будущее своей исторической Родины. Вместе с тем, перед правящей элитой стоит дилемма: избрать в качестве политической идеологии государственный национализм, основанный на православном и евразийском традиционализме, или этническом национализме. Этнический национализм в данных конкретных условиях России выступает не иначе как инструментарий различных корпоративных группировок политического, административного, предпринимательского, информационного, религиозного, регионального и этнического характера. Выдающиеся идеологи России конца 19 - начала 20 веков, придерживавшиеся традиционалистского и либерального направления, предупреждали русское общество и будущие поколения русского народа об опасности этнического национализма в условиях России. Сейчас не вызывает сомнений то, что на общем фоне подъема патриотических настроений, высокой популярности президента Путина и его команды, стремления молодежи продемонстрировать свои патриотические убеждения, происходит активное культивирование этнического национализма, причем у большинства этносов России. В России происходит подготовка этнонационалистической революции деградированных маргиналов, в число которых входит значительная часть русской интеллигенции, растерявшаяся в условиях распада. Происходит попытка противопоставить по принципу идеологических полюсов прозападное начало и этнический национализм. Данное противопоставление, будучи совершенно ложным и неадекватным, - быть может, самое опасное, что ожидает Россию в ближайшем будущем. Данная "поляризация" - совершенно ложная и не отражает ничего сущностного, что может быть как в православной, так и в евразийской традиции. Следует отметить, что националистические организации, возникшие в России в начале 80-тых годов и получившие развитие в 90-тых годах, никогда не проповедовали универсального этнического национализма, не ставили под сомнение права национальных и религиозных меньшинств, но выступали против альянса этнических группировок с антироссийскими, агентурными структурами. Не будет преувеличением сказать, что множество прозападных неправительственных организаций узурпировали идеи и мысли данных националистических организаций. В число данных идей входят защита историко-архитектурных памятников, русского языка, окружающей среды, осуждение сталинских репрессий, преступления Коммунистической системы. Все эти идеи активно использовались Западом и его адептами в период системного распада и используются сейчас. Это говорит о том, что русский национализм, не поддержанный русским обществом, легко стал источником идей и проектов враждебных группировок и организаций. Организации русского национализма, вопреки ожиданиям Запада, так и не вышли за рамки маргинального существования. Очень скоро, так и не сумев внести ничего существенного в дело защиты своего отечества, данные организации перешли на содержание банков определенной этнической принадлежности, что, видимо, стало наиболее позитивным способом их самоликвидации. Но это произошло не по причине противопоставления им либеральной идеологии, а вследствие отрицания их радикализма той общественной субстанцией, которую, несомненно, можно назвать русским традиционным обществом, пережившим большевизм. Но даже данные радикальные по лозунгам организации не проповедовали расизм и нацизм, включали многих представителей различных национальностей Северного и Южного Кавказа, Балкан, Центральной Азии, и даже Центральной Европы. Две ведущие в свое время националистические организации - "Национально-патриотический фронт Память" и "Русское Национальное Единство" - не допустило ни одного погрома или насильственной акции против какой-либо этнической группы. По крайней мере, эти и другие националистические организации были расположены к общению, сотрудничеству и обсуждению различных проблем с этническими и религиозными организациями. Можно засвидетельствовать, что руководители националистических организаций России просто панически опасались проявлений расизма и нацизма, довольно решительно выдворяли из своих рядов агентов влияния или просто неуравновешенных персон, проповедующих данные гибельные для России идеи, которые во всей совокупности никак невозможно было назвать идеологией.

Российский "суперэтнос" сформировался не только на основе трех общепринятых составляющих: славянской, финно-угорской и тюркской. Не меньшую роль в формировании современного русского народа сыграли германские, западно-славянские, южно-славянские и кавказские народы. Представляет также интерес участие еврейского народа в формировании российского народа и особенно его современной элиты. После всяческих эзотерических и прагматических попыток сформулировать русскую национальную идею, возникла совершенно универсальная и честная мысль - "русский - это тот, кто любит Россию и готов ее защищать". Характерно также и то, что из трех рассматриваемых идей - византийство, нордический проект и евразийство, русское общество избрало именно евразийство, или доктрину, которая наиболее толерантна к различным евразийским и неевразийским этносам. Именно евразийская доктрина последовательно становится основой внешней политики России, стала вполне понятной, усвояемой и реализуемой нынешней правящей элитой, включая ближайшее окружение президента Владимира Путина. Евразийская доктрина давно воспринята многими интеллектуалами на постсоветском пространстве как наиболее привлекательная политика, способствующая обеспечению безопасности и экономическому развитию многих государств. Такие основополагающие организации, как Договор о коллективной безопасности, Евразийский экономический союз и другие культивируют евразийскую политическую ментальность, развиваются, несмотря на не очень благоприятные экономические и политические условиях, при сильном негативном внешнем давлении.

Вместе с тем, Россия по-прежнему характеризуется слабостью центральной власти и вообще институтов власти по всей политико-административной вертикали. Наряду с институтами официальной власти, Россией пытаются править различные корпорации: нефтяные, газовые, энергетические, рыбные, лесные, золото-алмазные, банковские, торговые, военно-промышленные, транспортные, информационные, разведывательно-информационные, культурно-просветительские, регионально-экономические. Политическая жизнь России во многом характеризуется прямыми и перекрестными "войнами" между данными корпорациями за власть, влияние. Многие из данных корпораций обладают финансовыми возможностями, сопоставимыми с возможностями правительства, что позволяет создавать собственные информационные, разведывательные, аналитические и охранные службы. Однако, данные корпорации имеют возможность участвовать также во внешней политике, что ставит под сомнение ответственность правительства за внешнюю политику и безопасность. С этим связанно, например развитие отношений России с Турцией и Азербайджаном, где российские компании имеют очень серьезные интересы, и в последнее время стало сомнительным соблюдение Россией интересов ее ведущего партнера на южном направлении - Армении. В связи с этим, буквально за два - три последних года, произошло кардинальное изменение представлений о безопасности в армянском обществе. Однако, помимо внешней политики, интересы корпораций предполагают различные инициативы в части усиления напряженности в тех или иных кластерах российского общества. Нет сомнений в том, что целенаправленные антиармянские акции, регулярно совершаемые в России, связаны с задачами и обязательствами ряда корпораций. В недалеком прошлом удалось совместно с рядом русских и армянских патриотов в Москве буквально приостановить и полностью ликвидировать оплаченную Азербайджаном антиармянскую лоббистскую деятельность группы "Мост", которой руководили Владимир Гусинский и бывший шеф пятого управления КГБ СССР Филипп Бобков.

Участие корпораций в сфере внешней политики - нормальное явление в странах, которые играют большую роль в мировой торговле, но лишь в том случае, если данные экономические интересы не подрывают систему внешней политики и безопасности государства. Армения заинтересована в ровных отношениях России с Турцией, когда не происходит ни крайнего усиления конфронтации, ни формирования альянса. В настоящее время, когда США кардинально пересмотрели свои отношения с Турцией, что совершенно не зависело от турецко-российских отношений, у России возникает уникальная возможность выстраивать отношения Турции, рассматривая ее как государство, которое все более подвергается геополитическому блокированию, дискриминации и игнорированию со стороны всех без исключения "полюсов" мировой политики, а не как политическому нуворишу, находящемуся в поисках "новых" друзей на Евразийском Востоке и Ближнем Востоке. Данные идеи внедряются во внешнюю политику России неформальными консалтинговыми группами, которые являются по сути профессиональными политическими маклерами. Россия еще долго будет вспоминать разворот правительственного самолета над Северной Атлантикой, воспринятый как высшее проявление патриотизма, а в действительности ставший ширмой для сдачи Сербии.

Несмотря на большую обеспокоенность в Армении нынешней политикой России, все же главным явлением в российской внешней политике является новый курс в направлении пересмотра государственных границ и создания новых государственных образований. Это вызывает в Армении интерес. Необходимо отметить, что такого рода задачи уже стали составляющей внешней политики США, которые включились в гонку за передел ряда ключевых геополитических регионов - Ближнего Востока, Балкан, Анатолии, Южной Азии. Без решения данных задач американцы не представляют себе дальнейшую мировую "перестройку". В этом смысле, Россия может оказаться наиболее важным союзником США, если, конечно, европейцам не удастся перетянуть ее на свою сторону - как партнера в борьбе против чрезмерных амбиций США. Уже сейчас можно говорить о российско-американском "заговоре по умолчанию", в результате которого произойдет своеобразная селекция государств и политических клубов по признаку заинтересованности в переделе мира. В настоящее время из более чем 160 знакомых нам британских и американских экспертов практически нет таких, которые могли бы предложить обоснованные аргументы в части невозможности существования таких проектов. Такие проекты есть, и они разработаны в деталях. Этим заняты не только в ведущих аналитических центрах США, но и в отделе стратегического планирования Государственного департамента. В связи с этим, карабахское армянство может гордиться, что оно заложило основу данной мировой геополитической тенденции.

Перед Россией стоит задача обеспечения своей национальной безопасности, Россия все еще находится в обороне и до настоящей геополитической экспансии ей еще далеко. Идеи создания универсального евразийского пространства нуждаются в уточнении элементарных условий, например, являются ли Украина и Белоруссия евразийскими осударствами, или не слишком ли сильным оказался евразийский крен, не является ли виртуальным российско-китайский альянс, не является ли германская и общая европейская ориентация западней для России. Главное геополитическое преимущество России не в наличии энергетических и сырьевых ресурсов, а в реальной возможности контролировать территории, геополитические точки и геополитические узлы, важнейшие коммуникации. Реализовать данные задачи и обеспечить безопасность России в ближайшие десятилетия можно только преобразованием того крайне ущербного геополитического пространства, которое было сформировано большевистскими лидерами исходя из революционной конъюнктуры. Существование некоторых государств в их нынешних границах представляет большую опасность для России. Вместе с тем, данная геополитическая конфигурация связана с абсолютной несправедливостью, чудовищными формами расизма и нацизма. Таким образом, интересы России совпадают не просто с прагматикой безопасности, а с задачами национальной справедливости. Такая Россия интересна многим, вследствие такой политики Россия приобретет надежных партнеров и, быть может, даже друзей в лице малых народов и крупных держав. Но успех данной политики тесно связан с внутренним состоянием России, с формированием доктрины государственного национализма и отрицанием этнического национализма.

К сожалению, исчерпание президентского срока Владимира Путина вселяет не очень благоприятные ожидания. В условиях слабости и, во многом, искусственности правящих политических партий, сильного влияния корпораций и группировок, преемственность нынешнего политического курса может быть поставлена под сомнение. Россия, так же, как Армения, ждет президентов-традиционалистов, ждет продолжения политики защиты государственных интересов. Это могло бы стать основой для более глубокого взаимопонимания, чего сейчас не хватает обеим нациям.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.