Эксперт: С чем едут в Санкт-Петербург Путин и Саакашвили

Гагра, 11 июня 2006, 22:45 — REGNUM  

Предстоящая 13 июня в Санкт-Петербурге встреча президентов России и Грузии стала предметом для разного рода предположений и прогнозов, суть которых сводится к попыткам ответить на вопрос - удастся ли президентам снизить напряженность в двусторонних отношениях и выйти на решение существующих проблем? При этом грузинская экспертная общественность с уверенностью утверждает, что центральным вопросом переговоров станут конфликты в Абхазии и Южной Осетии. По мнению эксперта Давида Джапаридзе, грузинская сторона в лице Саакашвили собирается поставить эти вопросы "ребром".

Между тем, это не первая встреча президентов двух стран, до этого были их личные встречи в рамках форумов СНГ и многочисленные телефонные беседы. Сомнений в том, что официальный Тбилиси уже давно и максимально ясно высказал свои позиции и планы относительно путей и вариантов урегулирования абхазского и югоосетинского конфликтов, практически нет. Иными словами, совершенно очевидно, что грузинская сторона уже давно поставила ребром все, что могла. Не думается, что встречу в Санкт-Петербурге Саакашвили использует для того, чтобы в очередной раз потребовать уважения к территориальной целостности Грузии, тем более, что на официальном уровне Москва под сомнение ее и не ставит. Другое дело, что тема конфликтов обязательно будет фигурировать на переговорах в контексте всего комплекса российско-грузинских взаимоотношений, а также ситуации, сложившейся в регионе Южного Кавказа. Не стоит забывать, что сама встреча проводится по инициативе Михаила Саакашвили, и со стороны грузинского президента было бы, как минимум, недальновидно, добившись встречи, выставлять ребром вопросы, в такой постановке не нуждающиеся.

С чем же едет на встречу Саакашвили?

Во-первых, он едет в Санкт-Петербург с заметно снизившимся собственным рейтингом внутри самой Грузии. По данным депутата парламента Грузии от Республиканской партии, родного брата министра по урегулированию конфликтов Ивлиана Хаиндрава, рейтинг партии президента сравнялся с совокупным рейтингом оппозиции, и это притом, что Саакашвили пришел к власти с более чем 90-процентным вотумом доверия.

С другой стороны, за последние полгода Саакашвили не мог не заметить, что Россия готова идти и идет на адекватные меры в приложении к странам, тайно и явно подрывающим ее позиции на постсоветском пространстве, а по сути наносящим урон ее национальной безопасности. В данном случае, абхазский и югоосетинский конфликты для России являются факторами не первой важности, поскольку политика Москвы диктуется не их наличием, а фактической обстановкой в регионе, сложившейся в результате политики Тбилиси. Взяв на себя роль связующего звена "антироссийской дуги" и основную ношу в задаче вытеснения России из стратегически важного региона, Грузия сама предопределяет характер конфликтов на границе с Россией. И при анализе некоторых моментов грузинской политики четкого ощущения того, что Тбилиси стремится к решению этих противоречий, не складывается.

Предельно ясно в этом отношении высказался тот же Ивлиан Хаиндрава. По его словам, поставив во главу угла вопрос возращения Абхазии и Южной Осетии, Михаил Саакашвили стал пленником собственной PR-кампании. "Необходимо было заняться решением социальных и экономических проблем страны, а лишь потом предлагать Абхазии и Южной Осетии переговоры, наглядно демонстрируя те блага, которые ожидали бы их при возвращении в состав Грузии. Поставив телегу впереди лошади, Саакашвили стал пленником собственных программ и обещаний", - отметил Хаиндрава. С другой стороны, Хаиндрава, объясняя свою критическую в отношении Саакашвили позицию, отметил несогласие своей партии со "снижением статуса Аджарии от автономии до символического уровня самоуправления поселка".

Итак, Саакашвили едет в Санкт-Петербург, предварительно подорвав доверие к той модели решения конфликтов, которые он же и предлагает. То есть, возвращение Абхазии и Южной Осетии в состав Грузии под гарантии широкой автономии не означает, что грузинская сторона эти гарантии очень быстро не нарушит. Кстати, имеется еще одно подтверждение обратному: дав гарантии не преследовать Аслана Абашидзе, если последний покинет Аджарию, вскоре Тбилиси подал его в розыск по линии Интерпола.

С чем едет на встречу с Саакашвили Путин?

Владимир Путин едет на встречу с Саакашвили, в первую очередь, с практически выполненным российской стороной обязательством вывезти военные базы из Ахалкалаки и Батуми. О том, насколько целесообразно было с точки зрения российских интересов в регионе идти на такой шаг, распространяться не будем, поскольку ответ здесь однозначен - это был жест доброй воли, хотя и, в известной степени, вынужденный, а с геополитической точки зрения совершенно неоправданный. Тем не менее, президент России едет в Санкт-Петербург с очевидным пониманием той роли, которую Москва сыграла в процессе разрешения кризиса в Аджарии - здесь тоже оценки могут быть неоднозначными, но жест доброй воли налицо. Убедившись, в итоге, что в результате этих шагов никакого послабления в напоре со стороны Грузии не последовало, Россия приняла на вооружение несколько иную политику, которая сводится к простому определению: диалог возможен лишь с теми, кто готов на него идти. Благо список обязательств, подписанных прежним президентом России, кажется, исчерпан.

В итоге, Путин едет на встречу с Саакашвили, вероятнее всего, с однозначной позицией по поводу того, что российские миротворцы не могут быть выдворены из Абхазии и Южной Осетии с одного лишь пожелания Тбилиси, а сами конфликты должны быть решены с учетом мнения не только грузинской, но и абхазской и югоосетинской сторон. С другой стороны, смеем предположить, что, готовясь к встрече со своим грузинским коллегой, российский лидер запасся расчетами о том, чем оборачивается для экономики Грузии так и не осуществленное желание заполонить российский рынок вином и газироанной водой, а также насколько успешно продвигается грузинская винодельческая продукция в Китае и Папуа Новой Гвинее. Так что исключать обмен мнениями о перспективах грузинской винодельческой, сельскохозяйственной, перерабатывающей промышленности и судьбе производства минеральных вод тоже не стоит.

Очевидно, что у народов Грузии и России нет шанса жить с добрососедских отношениях и безопасности, пока лидеры стран не смогут трезво взглянуть на ситуацию и понять, что альтернативы такому соседству нет, а существующие между двумя соседями проблемы невозможно разрешить руками "парня с заднего двора" - этими руками проблемы можно только усугубить.

Виктор Якубян - эксперт по проблемам Южного Кавказа

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.