Юрий Лужков готов отдать архитектурные шедевры XX века под международный контроль: Интервью профессора Наталии Душкиной

Весь мир, 9 июня 2006, 08:07 — REGNUM  

Как ранее сообщалось, 17-20 апреля в Москве прошла Международная конференция "Heritage at Risk (Наследие в опасности). Сохранение архитектуры XX века и Всемирное наследие". Участниками конференции была принят документ международного значения - Московская декларация о сохранении культурного наследия XX века.

Итоги конференции в беседе с корреспондентом ИА REGNUM подвела одна из ее организаторов, член-основатель научного комитета по сохранению наследия ХХ века ИКОМОС (Международного Совета по вопросам памятников и достопримечательных мест, International Council on Monuments and Sites (ICOMOS)), профессор кафедры истории архитектуры и градостроительства Московского Архитектурного института Наталия Душкина.

REGNUM: Наталия Олеговна, почему для проведения международной конференции, посвященной судьбам архитектурного наследия XX века, была выбрана именно Москва?

Конечно, это неслучайно. За последние десятилетия я не припомню, чтобы в нашей стране проходило настолько масштабное событие в области сохранения наследия и истории архитектуры с таким обширным представительством. Аналогичное событие по числу международных экспертов было только в 1978 году, когда Москва стала местом проведения Генеральной Ассамблеи ИКОМОС, прославившейся тем, что именно на ней были приняты Международные уставы этой организации. Тогда это была дань уважения со стороны международного сообщества к Советскому Союзу послевоенного периода, который приложил колоссальные усилия и проявил огромную волю, чтобы разрушенные города и выдающиеся ансамбли мирового уровня были восстановлены и по-прежнему входили в культурное достояние человечества. Кроме того, в 1976 г. в СССР был принят первый закон о сохранении наследия.

На этот раз Москва стала местом проведения конференции, поскольку важнейшей темой для обсуждения являлась проблема сохранения наследия авангарда, созданного в России в конце 1920-х - начале 1930-х гг. Самые яркие мастера того времени работали именно в столице. Один только Константин Мельников построил в Москве пять клубов, четыре крупных гаража и собственный дом - раритетный пример, не имеющий аналогов. В Москве работал целый сонм архитекторов и архитектурных объединений. Надо назвать Моисея Гинзбурга, братьев Весниных, братьев Голосовых, Ивана Николаева, Общество современной архитектуры (ОСА) и так далее. Наряду с Кремлем, созданные ими постройки всегда были чрезвычайно привлекательными туристическими объектами, особенно для представителей профессионального архитектурного мира. Поэтому, когда была объявлена конференция и стало известно, что она пройдет именно в Москве, отклик был незамедлительный и очень широкий. В результате за четыре дня в конференции приняли участие около четырехсот специалистов, в том числе более 120 иностранных специалистов из 30 стран мира, включая даже такие далекие от России как Австралия, Новая Зеландия и Аргентина. Отечественные специалисты подали 65 докладов, причем с широким региональным представительством - от Владивостока до городов Поволжья, Москвы и Санкт-Петербурга. В конференции приняли участие не только историки архитектуры, реставраторы и специалисты по охране наследия, но и архитекторы, которые сейчас работают с объектами конструктивизма в Москве.

Мы подготовили к этой конференции специальное фундаментальное издание "XX век. Сохранение культурного наследия" (на русском и английском языках), в котором был собран материал первостепенного значения, демонстрирующий, что происходит с наследием Корбюзье, Аалто, Мис ван дер Роэ, Мельникова, Гинзбурга и других крупных мастеров, и эта монография пользуется сейчас большим спросом у специалистов всего мира.

У истоков недавно прошедшей конференции стоял не только ИКОМОС, но и DO.CO.MO.MO. (Международная организация документации и консервации памятников модернизма - прим. ИА REGNUM) - организация, которая целенаправленно занимается сохранением наследия Современного движения (архитектурного наследия модернизма), а также Международный союз архитекторов. Надо сказать, что архитекторам зачастую присуще прохладное, если не сказать нигилистическое отношение к наследию, но сейчас и эта международная организация, включающая 1,5 миллиона членов, обратила свой взор к ценностям исторической среды. И, наконец, Всемирный фонд памятников (WMF), который опекает большое число памятников во многих странах мира и каждые два года публикует знаменитый список из ста объектов, находящихся в опасности.

Из всех организаций, которые я перечислила, ИКОМОС (связанный с Всемирным наследием) и Всемирный фонд памятников, по-видимому, наиболее тесно связаны с историческими постройками, находящимися на территории России. WMF частично финансирует проведение работ на памятниках, в число которых входят ряд сооружений в пригородах Петербурга - Александровский дворец и Агатовые комнаты в Царском Селе, Китайский дворец в Ораниенбауме, Театр Гонзаго в усадьбе Архангельское и Новый Иерусалим в Подмосковье, ансамбль Останкино в Москве; Кижи, музей Малые Карелы под Архангельском и даже бывшая исправительная колония Пермь-36, где ныне музей истории политических репрессий.

Что касается архитектурного наследия XX века, то в список "SOS" Всемирного фонда памятников сейчас входят четыре объекта. Один из них находится в Ленинградской области, в Выборге (знаменитая библиотека постройки выдающегося финского архитектора Алвара Аалто), а три - в Москве (Клуб имени Русакова Константина Мельникова, дом Наркомфина Моисея Гинзбурга и собственный дом Мельникова, который был поставлен на учет как объект наследия, находящийся в опасности, недавно - в 2005 году).

REGNUM: Столь высокий интерес к этой конференции на мировом уровне свидетельствует о том, что архитектурное наследие XX века и, в частности, наследие авангарда, в глазах профессионального сообщества является международно признанной ценностью. Однако мы знаем, что в России все не так просто...

Да, существует, например, масштабный международный проект по реставрации библиотеки Аалто, однако сейчас он под угрозой из-за недостатка средств, поскольку на 2006 год Россия не выделила ни рубля на его осуществление, а финская сторона, видя это, тоже собирается приостанавливать финансирование. И только Всемирный фонд памятников выделил большую сумму на консервацию и реставрацию кровли, что позволяет после прекращения бесконечных протечек перейти к постепенному восстановлению внутренних помещений одного за другим. DO.CO.MO.MO. и Международный Союз архитекторов выступили с инициативой о включении библиотеки Аалто в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО, но пока этот процесс не сдвинулся с мертвой точки.

Помощь международных организаций России в деле сохранения наследия XX века могла бы быть и еще шире. В ходе конференции вице-президент Всемирного фонда памятников Джон Стаббс заявил: "Если бы мы были уверены в соблюдении всех международных принципов и норм реставрации, Всемирный фонд памятников мог бы полностью оплатить реставрационный процесс по дому Наркомфина".

REGNUM: В чем причина такого недоверия к России? Ведь отечественная школа реставрации известна в мире своими высочайшими достижениями.

К сожалению, это не касается наследия XX века. Представление о том, что на произведения архитектуры модернизма, да и лучшие постройки сталинской архитектуры должен распространяться реставрационный подход, уравнивающий их с шедеврами отдаленного прошлого, в нашей стране приживается очень тяжело.

В остальном мире, прежде всего, в Западной Европе и США, процесс признания ценности "молодого наследия", начался достаточно давно, но и там он сопряжен с определенными трудностями. "Молодым" памятникам не хватает временной перспективы, которая автоматически ставит историческое сооружение в разряд "наследия". Даже если не говорить об эстетических и художественных достоинствах, сам возраст сооружения, его исторический материал, субстанция является одним из главных критериев или "признаком" наследия. Для властных инстанций, а также общества в целом существование такой временной дистанции психологически очень важно.

В разных странах подходы к тому, через какой промежуток времени с момента возведения здания оно может претендовать на включение в реестр памятников, различны. Скажем, в Великобритании и Нидерландах это 50 лет, во Франции - 30, а в Финляндии этого интервала вообще не существует. По нашему законодательству 2002 года, эта дистанция составляет 40 лет, и статусом памятников уже обладают некоторые московские сооружения начала 60-х годов, например московский Дом пионеров на Ленинских горах или Кремлевский дворец съездов. Но при этом мы чрезвычайно отстали от европейских стран. Там о сохранении наследия 30-х - 50-х годов говорили еще 30 лет назад, и, соответственно, реставрировать начали на десятилетия раньше, причем в рамках классического реставрационного подхода, предполагающего не только поддержание авторского замысла, но и бережное сохранение подлинной материи зданий. У нас, к сожалению, то, что является общепринятым в западном мире, иногда представляет собой некую новость - главным образом для администрации и общественного мнения, но иногда даже и для специалистов.

REGNUM: В общественном сознании по сей день господствует подход, согласно которому основным критерием ценности вещи является ее исторический возраст. И администрация, то есть люди принимающие решения, в данном случае - это плоть от плоти общества, разделяющего такой "антикварный" подход. Восприятие наследия, основанное не на оценке его возраста, а качества, объективно гораздо сложнее, хотя бы потому, что оценка качества, особенно применительно к памятникам эпохи модернизма, требует определенного уровня эстетического развития.

Да, проблема образования и развития существует. Но надо сказать еще и о том, что сама история нашей страны способствовала тому, что наши современники сейчас с трудом воспринимают ценность культурного наследия недавнего прошлого. По-видимому, ни одна страна мира не знала такого резкого обрыва эволюционного развития архитектуры в XX веке, как наша. В начале 30-х годов было насильственно прервано развитие того, что мы называем авангардом, и произошел разворот в сторону ретроспективной "сталинской" архитектуры. Аналогичный процесс тогда же произошел в Германии, но ни в одной из стран не было такого повторного обрыва эволюции архитектуры, какой произошел в СССР в 1955 году, когда было директивно запрещено работать в рамках неоклассической архитектуры. Современная архитектура опять развернулась в сторону модернизма, но в его самом упрощенном "строительном" варианте, который полностью дискредитировал понятие современной архитектуры как таковой. Это одна из причин того, что архитектура этого периода вообще не воспринимается ни обществом, ни властью как наследие, подлежащее сохранению. И если мы сейчас "со скрипом" ставим на охрану 60-е годы, то на Западе ставят на охрану 70-е и уже вплотную подошли к выдающимся сооружениям 80-х годов.

REGNUM: В преддверии конференции многие специалисты ожидали проблем, связанных с несовместимостью подходов, принятых в России и в Москве в частности, с теми позициями, с которых выступают ИКОМОС и другие международные организации. Удалось ли избежать конфликта?

Контраст подходов существует, но я бы не стала называть это конфликтом. В частности, в ходе круглого стола, посвященного Московскому метрополитену, главный архитектор Института "Метрогипротранс" Николай Шумаков высказал мысль о невозможности в современных условиях сохранить первые станции московского метро в том виде, как они были построены, и это вызвало бурную дискуссию участников. Надеюсь, что этот обмен мнениями будет небесплоден. Я со своей стороны не раз высказывала беспокойство в связи с подходами, не соответствующими принципам научной реставрации, которые применяются на станциях Московского метрополитена, но хочу с удовлетворением отметить такое решение недавнего времени как отказ от идеи заменить мраморные полы на станции "Маяковская" гранитными. Следующий шаг, который необходимо сделать, - признать ценность всего сохранившегося исторического материала на станции и вместо предполагаемой тотальной замены мрамора произвести лишь его вычинку в тех местах, где это действительно необходимо.

На мой взгляд, чрезвычайно важно, что удалось реализовать один из замыслов конференции - усадить за один стол с представителями профессионального сообщества и международных организаций все силы, так или иначе связанные с формированием архитектурной среды и сохранением наследия, которые действуют в современном городе. Учредителями оргкомитета конференции наряду с ИКОМОСом, DO.CO.MO.MO. и другими международными организациями стали и Российская Академия архитектуры и строительных наук, и Москомнаследие, и Комитет по архитектуре и градостроительству Москвы, и оба Союза архитекторов - России и Москвы, и многие другие национальные организации. Глава департамента градостроительной политики, развития и реконструкции города Москвы Владимир Ресин был председателем оргкомитета, а почетным председателем стал мэр Москвы Юрий Лужков. Главным спонсором конференции выступила одна из крупнейших компаний-девелоперов - Холдинг "Капитал Груп", известная и тем, что реализует проекты, находящиеся подчас в контрасте с исторической средой. Привлечение таких крупных отечественных организаций к участию в подобных мероприятиях является своего рода пропагандистской и воспитательной акцией. Я убеждена, что, несмотря на угрозу сведения воедино настолько разных по характеру сил, способного привести к заведомому блокированию результата, это наиболее эффективный путь для ведения открытого диалога между всеми сторонами, действующими сегодня в архитектурном и градостроительном поле Москвы и международным профессиональным сообществом. И вопреки существовавшим опасениям такой "оркестр" был создан.

В результате появился документ, имеющий международную легитимность - "Московская декларация по сохранению культурного наследия ХХ века", подписанная всеми участниками конференции и всеми представителями оргкомитета. Таким образом, если диалог между российскими партнерами и крупнейшими международными организациями по охране наследия продолжится (а на это надо работать), и удастся наладить совместный контроль над ситуацией в сфере сохранения наследия XX века, это будет означать, что одна из главных целей конференции достигнута. Это будет также свидетельствовать о том, что дискуссия о сохранении наследия в нашей стране имеет шанс выйти на качественно новую ступень.

REGNUM: Не первый год специалисты в области охраны памятников, указывая на десятки реальных примеров, хором ругают правительство Москвы за варварский подход к наследию и за нежелание слышать мнение профессионального сообщества. И вдруг происходит то, о чем вы говорите, - начинается конструктивный диалог. Вряд ли это означает, что теперь в сфере охраны наследия у нас все разом станет хорошо, но представителями власти и государственных органов охраны наследия явно сделан сознательный шаг в сторону цивилизованного подхода. В чем причина этого, на ваш взгляд?

Одной из причин стала, я думаю, сама конференция - то, насколько представительной она была, и то, как активно она освещалась в прессе. Накануне и во время конференции только на телевидении на разных каналах прошло несколько фундаментальных передач, посвященных проблемам сохранения архитектурного наследия, в том числе XX века, хотя обычно эта тема не привлекает такого внимания. Больше чем обычно говорила о наследии и печатная пресса, и радио, и интернет.

Второе - состоялась своего рода эпохальная встреча между мэром Лужковым и руководителями международных организаций. Их беседа была посвящена проблемам сохранения наследия в Москве в целом и, главным образом, наследия XX века. Чрезвычайно важно уже то, что эта встреча вообще состоялась. Планировалось, что она продлится не более сорока минут, но она продолжалась полтора часа, и главным ее итогом стало высказанное мэром города предложение о заключении договора о сотрудничестве между Правительством Москвы и ИКОМОСом для контроля над проведением реставрационных работ на отдельных объектах XX века. В рамках этой беседы обсуждались семь конкретных памятников, которые вошли отдельным пунктом в текст Московской декларации (Дом Наркомфина архитектора Гинзбурга, клуб им. Русакова, клуб "Каучук" и собственный дом архитектора Мельникова, Дом-коммуна архитектора Николаева, радиобашня инженера Шухова, станция метро "Маяковская" архитектора Душкина). Это памятники, которые представляют собой выдающиеся произведений российской архитектуры ХХ века, среди них несколько шедевров, вошедших во все антологии мира, и они нуждаются в экстренном реставрационном вмешательстве. В тексте декларации также содержится предложение о выдвижении их в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

REGNUM: Учитывая статус Юрия Лужкова как почетного председателя оргкомитета конференции, можно считать, что и он как мэр Москвы подписался под этим предложением, высказанным в ее итоговом документе?

В какой-то степени да. С учетом тех обстоятельств, о которых я говорила, принятие этой декларации означает, что не только Москва, но и Россия в лице Федерального агентства по культуре взяла на себя определенные обязательства.

REGNUM: Безусловно, это ново и неожиданно. Год назад, если бы речь зашла о таком продвижении, все бы удивились...

Это результат естественного развития ситуации и тех усилий, которые неустанно прилагали и прилагают те, кому дорого наше наследие. Москва - город, активно посещаемый зарубежными туристами и специалистами, она переживает очень мощный строительный бум, и она нуждается в поддержании имиджа, который был бы достоин великой исторической метрополии, в частности, в том, что касается культуры. В отечественной прессе постоянно дается оценка тем событиям, которые происходят в Москве в связи с сохранением наследия, и очень часто они носят острый, критический характер. Иностранная пресса на основе исследований отечественных изданий и собственных визуальных наблюдений заполнена публикациями, посвященными проблемам наследия в России и в том числе - памятникам авангарда. Поэтому в какой-то степени то, что встреча состоялась и имела такой конструктивный результат, связано с тем, что назрел момент для очень серьезного разговора о том, что есть наследие и как с ним следует обращаться. Мне кажется, внутреннее интуитивное желание говорить об этом отчетливо проступило и в готовности московских структур участвовать в этой конференции, и в том, что это участие было реальным, рабочим.

REGNUM: Обсуждение проблем это, конечно, очень хорошо. Но для того, чтобы оценить искренность порыва, нужно увидеть конкретные дела. По каким действиям в обозримом будущем мы сможем судить о том, имел ли описанный вами процесс реальный результат?

Прежде всего, - каким образом будет выполняться принятая конференцией специальная резолюция по дому Мельникова и его коллекции. В этой резолюции говорится о том, что необходимо приложить все усилия для сохранения целостности самого сооружения и находящихся в нем графических авторских материалов, поскольку это единая, неделимая ценность. Там также определяется срок - год, необходимый для разработки плана сохранения и проекта реставрации этого здания, говорится о необходимости включения дома Мельникова в список памятников федерального значения и о необходимости создания совместного консультативного органа с участием российских и зарубежных специалистов для контроля над осуществлением работ. Это общепринятая международная практика для наиболее важных объектов. В России пример такого международного контроля демонстрирует ряд проектов с участием Всемирного фонда памятников, например библиотека Аалто в Выборге, или же деятельность ИКОМОСа и Центра Всемирного наследия ЮНЕСКО на российских памятниках Всемирного наследия, например, в Кижском ансамбле, в проекте сохранения которого принимали участие специалисты из пяти стран.

Второе - и это прозвучало как в резолюции, так и в Московской декларации - необходимо предпринять все усилия для включения важнейших сооружений XX века, находящихся в Москве, в список памятников федерального значения, не имея в виду их имущественную принадлежность, а подчеркивая их общенациональное значение. Сейчас ни одна из построек первого ряда того времени, находящихся в Москве, не состоит в списке памятников федерального значения. Это абсолютный нонсенс, который поражает воображение всех международных специалистов, - речь идет о включении этих шедевров в список Всемирного наследия, и вдруг выясняется, что они не имеют даже статуса памятников общенационального значения! Все последние годы пробить этот барьер не удавалось.

Сейчас у меня есть некоторая надежда на изменения к лучшему. Если такое большое количество людей внутри страны и международное профессиональное сообщество привлекают внимание к неблагополучию в области наследия, это повод, чтобы прислушаться, обратиться к важнейшим научным принципам реставрации и, в частности, к нашей классической реставрационной школе. Мне кажется, сейчас настал момент, который позволяет говорить о возможности возвращения России к высоким стандартам и научным принципам сохранения наследия, которые разделяются международным сообществом.

Я уверена, что от того, какую позицию занимает в обществе архитектура, какая архитектурная среда создается в наших городах, в каком состоянии находится наше наследие, каким статусом обладают в обществе архитектор и специалист по охране наследия, зависит формирование политического лица страны. Это понимали все великие правители, начиная с римских императоров и, прежде всего, императора Августа. В России, к примеру, во времена Екатерины II или Александра I осознавалась высочайшая миссия архитектуры, создающей общественную среду, и, как следствие, наследие этих эпох вошло в золотой фонд нашей культуры. В конце 20-х - начале 30-х годов XX века рождение нового языка архитектуры было созвучно рождению нового типа государства, нового политического облика страны, а послевоенная сталинская архитектура наглядно демонстрировала торжество Победы...

Возвращение архитектуре и профессии архитектора должного места в общественном сознании, забота о сохранении наследия являются, на мой взгляд, предпосылками позитивного развития нашего общества и страны в целом. Более того, я глубоко убеждена, что одним из основополагающих национальных проектов должен стать проект сохранения культурного наследия страны. Россия до сих пор крепка в умах всего мира не столько своей нефтью и лесами, сколько своей культурой. Частью этой культуры является та историко-архитектурная среда, в которой культура создавалась веками, и сохранить эту среду означает укрепление фундамента страны. Физическое здоровье, сбережение генофонда нации необходимо, но должно быть сбережено и то окружение, которое было создано этой нацией и с которым она генетически связана. Это оборотная сторона медали. Не понимать это, значит не выстраивать стратегию развития страны на будущее.

Справка ИА REGNUM:

Приводим полный текст Московской декларации о сохранении культурного наследия XX века:

Собравшись в Москве по случаю Международной конференции "Heritage at Risk - Сохранение архитектуры XX века и Всемирное наследие" (17-20 апреля 2006 г.) и Международного дня памятников по приглашению и благодаря гостеприимству Правительства Москвы, Российской академии архитектуры и строительных наук, Федерального агентства по культуре и кинематографии, Комитета по культурному наследию города Москвы, Комитета по архитектуре и градостроительства города Москвы и многих других российских организаций, чтобы поделиться опытом и научными достижениями в области сохранения зданий и градостроительных ансамблей, составляющих культурное наследие XX века,

Учитывая позитивный контекст недавних исследований и мировой практики, а также благодаря развитию международного сотрудничества, осуществляемого через неправительственные организации, профессиональные и академические связи,

Принимая во внимание приверженность Российской Федерации Конвенции по Всемирному наследию, принятой в 1972 г., и, следовательно, к декларированному в ней стремлению к применению высочайших стандартов и требований к выявлению, реставрации, охране и управлению объектов культурного наследия в России, в особенности, включенных в Список Всемирного культурного наследия,

Признавая выдающийся вклад русского авангарда в историю мировой архитектуры и острую необходимость сохранения этого наследия, имеющего международное значение, во благо нынешних и будущих поколений,

Сознавая усилия организаций и учреждений, занимающихся защитой, восстановлением и сохранением богатого наследия Москвы в его полноте и подлинности, в особенности объектов, связанных с XX веком,

Выражая обеспокоенность сегодняшним состоянием далеко зашедшего разрушения, а также степенью и разнообразием угроз многим из этих всемирно известных ансамблей и памятников,

И напоминая всем органам власти о том, что реставрация, как показывают проведенные исследования и мировой опыт, является долгосрочной экономической и культурной инвестицией,

участники международной конференции:

· Обращаются к соответствующим государственным и профессиональным организациям с просьбой срочно предпринять необходимые меры для обеспечения охраны, защиты и предотвращения дальнейших повреждений зданий и сооружений XX века, достойных включения в списки памятников, и в особенности памятников и ансамблей, уже находящихся под охраной. В число необходимых действий входит развертывание систематических историко-архитектурных исследований, публикаций, просветительских программ, направленных на разъяснение значения и культурной роли наследия XX века. Необходимо совершенствование работы по сбору, хранению и обработке документальных фактографических данных о памятниках архитектуры ХХ века, а также по обследованию и оценке их состояния, по применению новейших реставрационных методик, способных сохранить для будущего как отдельные сооружения и группы зданий, так и градостроительные ансамбли, составляющие наследие XX века. Крайне актуальны исследования, касающиеся специфики приспособления сооружений XX века к современному использованию.

· Призывают органы государственной власти к строгому соблюдению законов о защите культурного и природного наследия, и в особенности − к необходимости финансирования программ по исследованию, консервации и реставрации объектов наследия XX века, обладающих выдающейся ценностью для всего мира; настаивают на строгом применении международных научных принципов, отраженных в многочисленных международных хартиях по консервации и реставрации, а также Конвенции по Всемирному наследию.

· Признавая успех программы Всемирного наследия в целом и, в частности, в стимулировании культурного туризма, участники призывают к поддержке устойчивого использования нашего наследия в интересах социальной и экономической пользы для местных жителей, общенационального и международного сообществ. ICOMOS и DO.CO.MO.MO. выявили факт крайне низкого представления архитектуры XX века в Списке Всемирного наследия. Номинирование сооружений XX века в качестве потенциальных объектов Всемирного наследия должно поддерживаться и поощряться во всем мире.

· Выражают свою готовность к сотрудничеству с властями города Москвы и Российской Федерации для достижения поставленных целей охраны и сохранения этого уникального наследия XX века в соответствии с высочайшими стандартами и международными принципами.

· Рекомендуют российским властям поднять уровень защиты наиболее ценных объектов наследия ХХ века, придав им статус памятников федерального значения. Считают целесообразным подготовить предложения для включения в Список Всемирного наследия таких выдающихся произведений российской архитектуры ХХ века, как: Дом Наркомфина арх. М.Гинзбурга, клуб им. Русакова, клуб "Каучук" и собственный дом архитектора К. Мельникова, Дом-коммуна арх. И. Николаева, радиобашня инж. В. Шухова, станция метро "Маяковская" арх. А. Душкина.

· Констатируя, что значительная часть архитектурного наследия ХХ века находится в пределах стран Содружества Независимых Государств, призывают архитекторов и органы власти и управления в странах бывшего Союза развернуть программу международного сотрудничества в области историко-архитектурных исследований, восстановления и охраны памятников архитектуры ХХ столетия, в том числе формирование транснациональных проектов со странами СНГ по включению выдающихся памятников эпохи авангарда в Список Всемирного наследия.

В ходе конференции также была принята Резолюция по дому и коллекции Константина Мельникова. Приводим ее полный текст:

· Признавая выдающуюся ценность архитектурного наследия Константина Мельникова в Москве, и в особенности его собственного дома и коллекции как неделимой целостности,

· Отмечая с беспокойством отсутствие ясности в сохранении и управлении этой собственностью,

Делегаты Международной конференции "Heritage at Risk - Сохранение архитектуры XX века и Всемирное наследие" (17-20 апреля 2006 г.) обращаются с просьбой к Министерству культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации, Комитету по культурному наследию города Москвы:

· Признать, что выдающее наследие Мельникова находится в опасности,

· В срочном порядке, в течение 12 месяцев, разработать план сохранения дома Мельникова и его коллекции, в рамках существующих международных стандартов по проведению реставрационных работ на памятниках,

· Создать совместную российскую и международную консультативную группу для осуществления контроля и оказания помощи в этом процессе,

· В течение 12 месяцев обеспечить включение дома Мельникова и его коллекции в список памятников федерального значения.

Подписи:
ICOMOS International (Шеридан Бёрке, сопредседатель Международного научного комитета по наследию ХХ века)
DO.CO.MO.MO. International (Маристелла Кашиато, председатель)
Международный Союз архитекторов (Луис Кокс, первый вице-президент)
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
29.04.17
Современный оракул — толстый, желчный и брюзгливый
NB!
29.04.17
Русские следы на востоке Турции
NB!
29.04.17
Великий мусорный путь: Украина в зеркале мусорной проблемы
NB!
29.04.17
СМИ ЕС: «С наскока Америку великой не сделать»
NB!
29.04.17
Солдаты и матросы — против травли Ленина
NB!
29.04.17
«Апрельская война в Нагорном Карабахе поставила Азербайджан в тупик»
NB!
29.04.17
Как это будет: репетиция Парада Победы в Воронеже
NB!
29.04.17
Евросоюз не будет «бесплатно кормить» Британию после Brexit — Минфин ФРГ
NB!
29.04.17
Киргизские бедняки оплачивают счастье чиновников
NB!
29.04.17
Выборы во Франции: шанс на обновление будет упущен?
NB!
29.04.17
Свалка на Украине примет ядерные отходы. После освоения денег
NB!
29.04.17
Парламентаризм Грузии открыл врата надежды
NB!
29.04.17
Оправдает ли ожидания новый интернет-проект об искусстве?
NB!
29.04.17
Петербургский аэропорт: как собака на сене
NB!
29.04.17
КНДР провела испытание баллистической ракеты
NB!
29.04.17
Выборы президента Франции: «золотой мальчик» против «винтовки»
NB!
29.04.17
В Молдавии День Победы стал “Днем Европы”
NB!
29.04.17
СМИ узнали о содержании «тайного разговора» Путина и Порошенко
NB!
29.04.17
Freedom House: журналисты ИА REGNUM задержаны незаконно
NB!
28.04.17
Христианство – ответ на неприятные вопросы
NB!
28.04.17
Карабах: факторы сдерживания военной эскалации в исторической ретроспективе
NB!
28.04.17
Война России и США на Ближнем Востоке: сценарий из недалекого будущего — II