Саратовская область. Пресс-конференция вице-губернатора Сергея Шувалова.

Саратов, 23 марта 2001, 12:50 — REGNUM  Вице-губернатор Сергей Шувалов провел первую за время пребывания в должности пресс-конференцию.

- Недавно прошла пресс-конференция генерального директора авиазавода. Он сказал, что не был приглашен на актив по итогам года. Как это могло произойти? Ведь звучала критика в его адрес, это не совсем этично.

- Он, конечно же, был приглашен. Здесь он несколько лукавит. Нужно сказать, что в этой полемике возникли непростые личностные отношения. К сожалению, на критику у нас еще не научились реагировать адекватно. Это касается и властных структур, чиновников, и руководителей. Нужно сказать, что у правительства на эту проблему взгляд объективный. И то, что сегодня Ермишин стал по-другому действовать и воспринимать какие-то предпосылки, это тоже результат вмешательства правительства в данный вопрос.

- На чем основывается оценка положения САЗа как кризисное, на каких конкретных экономических показателях?

- Если сейчас говорить о том, что предприятие работает, люди ходят на работу и получают минимальную заработную плату, то, возможно, это и не называется кризисом по большому счету. Но то, что сегодня никого не устраивает состояние экономики на САЗе - это понятно каждому. Загрузки мощностей нет, практически перспективы до последнего момента не было, пока не подключился губернатор и не стало заниматься правительство, прожекты САЗа оставались прожектами.

Руководство завода не предпринимало никаких мер по включению предприятия в Российскую программу авиастроения. Если говорить с точки зрения производственных мощностей и возможностей, то рентабельности там давным-давно нет. И, конечно, сегодня никто не может позволить, чтобы районообразующее предприятие погибло. А пока перспектив никаких нет. Конечно, тот проект, который на подходе и который, скорее всего, будет реализован - по производству комбайнов - это для авиационного завода загрузка всего одного цеха.

- Термин деприватизации в данном контексте экономический или политический?

- Нет, понимаете, дело в чем, здесь надо смотреть вообще. По особому варианту приватизировались два предприятия - это наш СЭПО и Авиационный завод. Суть приватизации была в том, чтобы создать так называемый коллективное, по-старому народное предприятие. По сути никакой приватизации, как таковой, с точки зрения классической модели и не произошло. Я когда лекции по приватизации читал, то говорил, что границы государства в данном случае просто сузили до одного забора вокруг завода.

Ничего не менялось, то есть людей, работников просто назвали сособственниками. Тогда еще такие были термины. Тем более что ранжирование сособственников происходило тоже без соблюдения абсолютного права справедливости, то есть там считали стаж, и работник, который проработал менее 15 лет не становился собственником. Тот, который более - становился. Была очень сложная система так называемых паев, то есть это все переписывалось друг на друга, были даже моменты перепродажи и т.д.

А в итоге что получилось? На предприятии как бы появились собственники, нормативно назначенные, но предприятие оказалось без оборотных средств, без заказов и практически без средств существования. В этом режиме выживания предприятие работало и существует до сегодняшнего дня. Если говорить о деприватизации, ну как бы этот термин не корректный, в законодательстве такого нет, но вообще это нормальная классическая формула, которая существует во многих странах и она называется не деприватизация, она называется национализация. И по идее не плохо было бы принять закон о национализации, чтобы были понятны правила игры государства и бизнеса, чтобы когда государству было необходимо для решения каких-либо социальных или других проблем, можно было в соответствии с законом решать вопросы возвращения предприятия в государственную собственность.

- Есть ли в планах у правительства области сменить руководство авиационного завода, есть ли человек, который может занять это место?

- У нас нет коварных планов сменить руководство авиационного или какого-либо другого завода. Дело в том, что, учитывая сегодня структуру собственности предприятия, конечно, предлагалось руководителю уйти в отставку, но это, в конце концов, ему решать. А сказать, что мы сегодня имеем рычаги, чтобы освободить от работы директора, то таких рычагов нет.

- Приближается сорокалетие полета первого человека в космос. Оцените вклад Саратовской области в развитие отечественной космонавтики?

- Вклад Саратовской области в реализацию космических программ, конечно, есть, беда в том, что сами программы небольшие, и я бы так сказал, что они какие-то разовые. То у нас появляются государственные затраты на авиастроение и космос, то они исчезают, солидности в этом вопросе нет. Я не думаю, что в день сорокалетия полета Гагарина что-то изменится в этом плане, дело даже не в том, что это касается Саратовской области или какой-либо другой. Сегодня наша страна теряет свои позиции. Одним из людей, которые выступают с предметной критикой Правительства, является Дмитрий Федорович Аяцков. Я присутствовал в Правительстве Российской Федерации на последнем заседании организационного комитета по подготовке празднования сорокалетия полета первого человека в космос. К сожалению, речь шла о многих вопросах: о значках, о грамотах, о всяких мероприятиях, но глобального подхода, о том, что можно сделать в рамках сорокалетия полета человека в космос, какой-то стартовой площадки, для того чтобы кардинальным образом пересмотреть финансовые и экономические подход к развитию космонавтики пока у Правительства Российской Федерации не существует. Все по остаточному принципу.

- На областном активе Вы сказали, что "Кейс" попал в руки мошенников. Не могли бы Вы прокомментировать.

- Я считаю, что только суд может назвать кого-то мошенником. Может быть, я чересчур эмоционально выразился, я не пользуюсь написанным для меня текстом. Конечно, тонкость такая есть, что я немножко рановато выразил свои эмоции. Сделка по покупке комбайнов проводилась одновременно с Оренбургской областью. В Оренбурге было куплено 50 машин, а в Саратовской области - 100.

Оренбургская область решила 30% проблем на финансирование своего АПК этими комбайнами, обеспечив жесткий учет и использовании машин на тех урожайных полях, где они действительно эффективны. А в Саратовской области мы, к сожалению, не смогли этого сделать. Когда у нас комбайны как велосипеды ездили из одного района в другой, вместо того, чтобы убирать. Прекрасные качества у "Кейсов", но лучше бы они на полях ездили. И я думаю, что в ближайшие месяца два страна узнает своих героев.

- Станет ли Саратовский авиазавод государственным унитарным предприятием или чем-то другим?

- Я вообще думаю, что мы очень нервозно подходим к теме авиационного завода. Это обычный рабочий момент и ничего страшного не произойдет, если предприятие будет ГУПом или мы вообще другую форму найдем. Для меня главное, чтобы предприятие работало. Тем более что если будет такой мощный российский ГУП, ничего плохого в этом нет.

Мы сегодня должны прекрасно понимать, что может на рынке существовать и обычное государственное предприятие. Это никакое-то ущемление законов рынка или нарушение объективных экономических законов. Но вы тоже прекрасно видите, что в условиях так называемой полной свободы или абсолютной свободы рыночных отношений, мы пробуксовывали уже некоторое количество времени. И ни для кого не секрет, что я открыто выступаю против позиции Правительства России. Не надо заниматься деприватизацией экономики, надо экономикой заниматься. Ведь от того, что будет одно количество лицензий или будет другое количество лицензий ничего не изменится. Мы что, хотим сказать, что если завтра отменим все лицензии, то заживем лучше? Это не решает проблем конкретной экономики, конкретного бизнеса.

Если завтра вы снимите все ограничения, все лицензирование с ларька, то в этом ларьке начнется народный социализм? Там будут дешевле продавать, будут с вами вежливо разговаривать, не будут вас обманывать. Так полагаете? Наверное, нет. Вопрос - в другом. Как сделать, что бы получение лицензии проходило цивилизованно, было нормальным. Но это действительно, наверное, болезнь того роста, который еще будет продолжаться. Пока мы, к сожалению, многие чиновники даже высокого уровня хотим, чтобы в этом едином окне появится высокоинтеллектуальный человек, который нам с удовольствием все разъяснил, показал и выдал пакет документов. Пока нет таких.

Мы сами ищем сегодня путь. Работать с коллективным предприятием в любой форме достаточно сложно. В классическом варианте АООТ создается по желанию тех учредителей, которые в него входят. У нас же сегодня масса учредителей стали учредителями без собственного желания, в том числе и коллектив Авиационного завода. Вообще таких предприятий нет. Когда в ЗАО такое количество учредителей. Это нонсенс. В нормальном ЗАО 15 учредителей. Двадцать уже многовато, когда 1000, ну какое же это ЗАО.

- Есть ли в настоящий момент задолженность за газ?

- Проблема эта стоит в течении года, и возникла она из-за позиции монополистов, которые диктуют условия не только области, но всей РФ. Мы проводили большое количество встреч, переговоров, у нас есть масса соглашений с энергетиками, и у губернатора с Чубайсом есть соглашение, правительства с "Межрегионгазом" по реструктуризации задолженности, по преобразованию задолженности в инвестиции, масса документов, но самое тяжелое, что возникает текущее потребление.

Текущее потребление достигает максимально высоких нагрузок когда идет отопительный сезон и в время население не доплачивает. Не доплачивает не только по уровню стандарта, а недоплачивает фактически, то есть каждый здесь сидящий, я думаю, не поднимет руку и не скажет, что он на сегодня проплатил все коммунальные платежи. Дальше не доплачивают предприятия ЖКХ и нагрузка на бюджет возрастает пропорционально этим недоплатам. И даже при наличии плановых ассигнований у нас текущий баланс января-февраля не складывается. Поэтому мы продлевали договоренности с поставщиками электроэнергии, продлевали платежи до 5-7 числа каждого месяца. В настоящее время, я думаю, мы справимся с оплатой и в марте месяце. Хотя задача, я скажу очень тяжелая, и исполнение бюджетов всех уровней по расходам идет примерно так: процентов 50-55-60 идет на заработную плату, процентов 35 - на оплату топливно-энергетических ресурсов, остальное идет на необходимые нужды, поэтому, конечно, имеются проблемы и в социальной сфере, в образовании, имеются проблемы и в здравоохранении, но я надеюсь, что эти проблемы будут уменьшаться. В апреле будут бюджетные поступления выше. Первые месяцы мы получали меньше нормы. Апрель, май позволят нам выйти из кризиса. По итогам января, февраля задолженности за газ мы не имеем.

- Голубая мечта Аяцкова - Саратов рай для инвесторов. Насколько она осуществима?

- Я так думаю, что это голубая мечта всех. Я хотел вам привести такой пример. Мы в прошлом году побывали в Грузии. Мы встречались с президентом Грузии, и нам Шеварднадзе сказал: "Вы обязательно посетите инвестиционный центр". Мы его посетили. Нас встретили, нам его показали, там прекрасные ребята, образованные, молодые, которые имеют иностранное образование, и они нам с упоением рассказывали, сколько они разработали программ, схем и вот завтра, ну послезавтра Грузию просто завалят инвестициями. Мы, конечно, улыбнулись, мы этот этап уже проходили, когда мы пачками возили документы и за рубеж, и в Москву, и в так называемые программы инвестиционные. То есть дело конечно не программах, дело сегодня в большой финансовой политике, которая вообще происходит в мире.

И пока сегодня Россия как страна, как субъект международного права, субъект финансового права не решит свои проблемы по взаимоотношениям со всеми клубами и кредиторами, которые когда-то давали деньги на какие-либо программы, какого-либо инвестиционного прорыва ожидать просто наивно. Последняя встреча на совместной комиссии российско-германской по подготовке встречи Шредера и Путина, где я участвовал вместе с Грефом состоялась в Берлине. Прекрасные были переговоры, масса предложений, обсуждались вопросы, касающиеся развития ряда предприятий Саратовской области, но немцы нам сказали однозначно: "У нас все лишние ресурсы выделены, они у нас в бюджете зарезервированы, но ни одна дойчмарка не пойдет, пока не будут учтены предыдущие долги". Если говорить в целом об инвестициях, о климате инвестиционном, то он у нас неплохой, у нас неплохо работают совместные предприятия, у нас хорошее сальдо во внешнеторговом балансе, но область никогда не станет самостоятельным субъектов мирового финансового права, поэтому как бы мы не хотели, но мы будем иметь рейтинг, категорию, не выше рейтинга страны.

- Говорят, у правительства есть претензии к фирме "Агротон"?

- Да не у правительства есть претензии к фирме "Агротон", там идет разбирательство, выяснение куда фирма "Агротон" и другие фирмы, которые использовали комбайны потратили то зерно, которое собрали. У меня никаких претензий к фирме "Агротон" нет.

- Хотелось бы знать окончательную ситуацию с Торговым центром.

- На мой взгляд, ничего особенного не происходит, хотя частичное ущемление прав акционеров есть, но здесь та же самая проблема, не работает очень много нормативных актов нашего законодательства. Если взять и провести юридическую экспертизу уголовного кодекса, бюджетного кодекса, налогового кодекса, то вам любой юрист найдет массу нестыковок. Сегодня у нас масса проблем в стране возникает по законодательству. Закон работает по-разному, поэтому один закон нарушается, другой нет. И здесь тоже самое. Длительные тяжбы с ущемлением прав акционеров Торгового центра до сих пор юридической окончательной оценки не получили. То законодательство, которое есть, позволяет провести ту процедуру, которую мы провели, хотя по общей логике права акционеров нарушаются. Мы сегодня когда с акционерами разговариваем, говорим: "Да, мы понимаем, что Ваши права нарушены".

Если рассматривать вариант отключения тепла и газа, мы говорим: "Идите обращайтесь в суд и отстаивайте свои права в суде", но у нас почему-то все любят отстаивать свои права либо в кабинетах правительств, либо на страницах печатных изданиях. Я пока одно могу сказать. По крайней мере те вопросы, которые здесь задаются, находятся в поле зрения правительства.

- Сергей Алексеевич, Вы на время отпуска стали первым лицом области, и на ваши плечи выпало разрешение по установлению статуса кво в связи с Сауриным (Балаково). Делаются ли шаги по нормализации обстановки?

- Правительство делает ряд шагов по трудоустройству Саурина. Ему сделано ряд официальных предложений. Естественно, я не могу говорить за решение Конституционного суда, какое решение он примет по всему законодательству о выборах Российской Федерации. И вы тоже не всегда правы, когда пишете, что Конституционный суд будет рассматривать ситуацию в Балаково.

Алексей Иванович по сути дела проиграл. Противостояние Правительства и федеральных оппозиционеров в Балаково закончилось ничьей, но без Саурина. Так что ничья без Саурина - она сегодня уже реальна. Если суд решит окончательно, что он станет депутатом, значит Саурин станет депутатом городского собрания. Но сегодня, или в апреле, или в мае возвращаться к новым выборам мэра - смысла не будет. Все решения суда, конечно, будут приниматься с точки зрения закона и здравого смысла. Опять же в чем здравый смысл - в том, чтобы вернуть Саурина - я так не считаю. Сколько можно будоражить людей.

У нас с Сауриным очень хорошие отношения и чисто по-человечески я понимаю его позицию, которую он занял и накануне выборов и во время выборов, но такие проблемы на площадях и митингах не решают.

- Почему идет оценка экономического состояния предприятий, регионов страны не с их техническими показателями, заложенными в конструкцию, а с предшествующим годом, который совершенно не отражает реального положения дел?

- Вы совершенно правы, но если вы посмотрите наш последний отчет социально-экономического положения, который с моей подписью вышел, он сравнивает состояние дел в экономике с 1990 годом. Нельзя предприятие смотреть к конечному уровню прошлого года. Потому, что там был упадок, здесь госзаказы, вот тебе и экономический рост. А если смотреть с 1990 годом, то здесь более-менее объективно, а объективно мы стоим на половине уровня 1990 года, не более того. Потом конечно нужно учитывать, что и структура производства меняется, то есть если в дореформенные, доперестроечные годы у нас оборонная промышленность давала объем, давала нагрузку, давала заработную плату, теперь табачные фабрики и мебельная промышленность занимают более передовые позиции, чем в предыдущей экономике. Рынок - это абсолютное право потребителя. Потребителю нужна мебель, нужны, к сожалению, сигареты.

- Я десять лет работаю на информационном рынке, и меня удивляет неспособность правительства повлиять на информационное пространство с точки зрения экономики. Любая редакция, любая газета - это хозяйствующий субъект, и здесь мы видим совершенное игнорирование и рыночных механизмов и экономических. Пример можно расшифровать, он проецируется на Авиазавод. Как только правительство начнет смотреть на них как на хозяйствующий субъект, все станет на свои места.

- Ваш покорный слуга смотрит на СМИ как на нормальный хозяйствующий субъект. Стоит ли говорить вообще о каких-то вариантах идеологической окраски? Вот у Ильфа и Петрова был прекрасный сюжет: "Ваше политическое кредо? Всегда "за". Сейчас вот спроси политическое кредо СМИ, я скажу - против. Против чего, так и не пойму. Если против того, что мы плохо живем, то я тоже против этого.

- В Саратове побывали представители КБ. Возможно узнать подробности?

- Это был не директор КБ. И переговоры были закрытыми между губернатором и министром. Вот все, что знаю, я вам все скажу, чего не знаю...

- Как обстоит ситуация с оплатой за газ и электроэнергию?

- Если говорить о долгах как таковых, то судьба их предрешена, то есть давным-давно было подписано соглашение с РАО ЕЭС о реструктуризации долгов прошлых лет. Сегодня мы решаем вместе с энергетиками одну проблему: схему оплаты текущего потребления, то есть долги у нас двойные. Есть долги прошлых лет и по текущему потреблению.

Если объективно говорить, у нас сегодня есть долги по текущему потреблению за электроэнергию и тепло. И сегодня уважаемый город Саратов дает нам разрыв платежа порядка 140-150 млн. рублей. То есть сегодня население города Саратова с начала года не заплатило 118 млн. за свет. Город имеет долг порядка 140 млн. Приходится решать эту ситуацию правительству. Мы ее решаем. Вот ситуация с долгами. Самсонов действительно выезжал в Москву, но это происходит в начале каждого месяца. Просто в марте Москва широко праздновала 8 марта и вот эта оперативная комиссия состоялась только позавчера. Обычно оперативная комиссия по итогам каждого месяца проходят пятого числа, когда платежи месяца заканчиваются, собирается так называемая оперативная комиссия и дает оценку каждой энергетической системе, как она отработала этот месяц. Сколько получено дохода, сколько продано электроэнергии, тепла, горячей воды, сколько получено оплаты и дается оценка руководителю и региону в целом. Никакие другие судьбоносные решения не принимаются.

- Поясните, пожалуйста, ситуацию с управляющей компанией над Саратовэнерго.

- В чем суть управляющей компании. Во-первых, практическое понимание управляющей компании. У нас в законодательстве прописано, что есть два вида управления: директор управляет предприятием или предприятием управляет управляющая компания. То есть директор заменяется управляющей компанией. Это одна из экспериментальных попыток с управлением. Сейчас РАО ЕЭС образовало управляющую компанию. Это управляющая компания для всех энергосистем входящих в наш регион. Я читал информацию в брифинге Самсонова. Он так претенциозно отвечал на вопросы. Если будет решена судьба создания этой управляющей компании, то он просто становится исполнительным директором.

Его права по хозяйственному управлению снижаются. Хотя и сейчас его права как руководителя "Саратовэнерго" не очень велики, так как РАО жестко консультирует и имеет финансовые планы. Директор не имеет права тратить финансовые ресурсы без согласия РАО. Сегодня такие управляющие компании работают во многих акционерных обществах. Почему я принципиально возражаю? Хорошо работает управляющая компания Сиданко, которая руководит Крекингом. Крекинг работает, сырье имеется, почему не поэкспериментировать и не создать управляющую компанию? Сделали. Ее никто и не заметил. А здесь, поскольку руководителем управляющей компании назначен руководитель "Самараэнерго", то сразу возникает вопрос. Опять все под Самару, опять все туда. А если директором управляющей компании будет назначен не директор "Самараэнерго", а директор "Ульяновскэнерго", что теперь, все под Ульяновск? То есть сегодня этот вопрос не решен. Идут переговоры с РАО и мы хотим понять.

Будут слушания депутатов в Думе, чтобы приехали специалисты с РАО ЕЭС, приехали специалисты с управляющей компании и объяснили, что будет, потому что когда я вел переговоры, я готов был принять идею управляющей компании, но если бы у нас сегодня была рентабельно работающая, развивающаяся энергетика. Энергетические предприятия имеют большое число проблем с техническим состоянием и с финансовыми ресурсами и с ремонтом, подготовкой к зиме следующего года. Сегодня надо заниматься решением проблем предприятия, а потом решать - как экспериментировать, кто будет управлять. Это была моя позиция. Мне ответили, что есть план финансовой реструктуризации задолженности и подъема дееспособности экономики предприятия. Мы дальше не пойдем.

- Bы говорите, что главный неплательщик - население, Саратовэнерго - бюджетники. Кто прав?

- Я не говорю, что главный неплатeльщик - население, я вам просто называю цифры, которые есть. Проблема в то, что не платят все группы населения. Если смотреть ситуацию текущего года, то бюджеты переплачивают. Поскольку энергетики и газовики превратились сегодня в продавцов. Легко выстоять такую позицию, когда вы монополист. Сидишь с рубильником или задвижкой и говоришь: "Вы не заплатили" - и задвижка начинает двигаться. По сути дела это задача самих энергетиков, они продают, они вырабатывают электроэнергию, тепло, значит должны получить за это оплату. Мы сегодня говорим, давайте призывать людей судиться с энергетиками, подавать исковые заявления за отключения. Представьте себе нормальную ситуацию. Вы директор в торговом предприятии, дали мне 10 жевательных резинок на продажу. Я вечером прихожу и говорю: "Резинок нет, вот за 5 резинок 5 рублей, а за эти 5 резинок - нет". Что сделает директор? Накажет финансово и уволит.

Сегодня энергетики продавая тепло не получают ресурсов и ищут виноватых, втягивая в этот пояс виноватых и вас и нас. 80% своего рабочего времени я трачу на решение вопроса оплаты топливно-энергетических ресурсов. Ежедневно у меня лежит информация по каждому городу, каждому району, сколько бюджетных средств ушло на оплату топливно-энергетических ресурсов. Сама система огромная, неповоротливая, то есть если мы сейчас будем рисовать схему, как израсходовано тепло и как оно дошло до потребителя, то надо нарисовать большую карту. Возникает масса перепродавцов, а любая нестыковка по оплате тарифов энергетиками списывается на компенсацию из бюджета. А бюджет - это же закон, он рассчитывается по законодательству.

Если установлен федеральный стандарт 60%, а теперь 80%, то бюджет должен быть рассчитан на 20%, а районы и городские администрации принимают решение, что они не могут и делают 35%. И где разницу взять между 80 и 35? Возникает определенное количество денег, которых в принципе нет нигде, ни у населения, ни в бюджете, ни у перепродавцов. Эту ситуацию все прекрасно понимают, каждый энергетик, каждый глава администрации, но как из нее выходить пока не понятно. Мы сегодня идем на то, чтобы упорядочить все тарифы и стандарты, чтоб у нас были одинаковый стандарт по городам и районам. Тогда возможно этот дефицит будет меньше. А пока этот дефицит покрывает в большей степени областной бюджет.

- То есть осенью ситуация повторится?

- Я не думаю, что она в такой же степени повторится, но проблема эта есть. И это проблема есть не из-за того, что в Саратовской области глупые люди работают. Когда речь идет о 100-процентной оплате, это расшифровывать надо по-другому. Население должно оплачивать 100%, но знать, за что оно будет платить, а те слои населения, которые имеют право на дотации и субсидии должны идти в органы социальной защиты и получать на свои лицевые счета ресурсы из бюджета, если ему положено.

А пока мы будем играть в кошки-мышки, мы так и будем иметь проблемы. Я не думаю, что мы будем авторами этого эксперимента, поскольку экспериментировать в области ЖКХ очень сложно и потом в Конституции запрещено экспериментировать над людьми, но сегодня мы близки к решению проблемы. Я не имею в виду 100-процентную оплату, и потом, как отличить богатого от небогатого, или богатого от неимущего. Каждый должен платить ровно за то количество энергии, тепла и ресурсов, которое он получает.

- Тарифы на энергоресурсы, они оправданы?

- Как сказать, оправданы - не оправданы. Тарифами занимается региональная энергетическая комиссия. Они экономически обоснованы, но здесь возможны противоречия. Тарифы мы определяем для населения, а не население их определяет как покупатель. Я когда выступал перед газовиками, сказал: "То, что вы получаете - то, что вы стоите". Если говорить рыночным языком, то мы платим столько, сколько они стоят. Но учитывая то, что у нас альтернатив нет и я не могу купить тепло не у Самсонова, а кого-то другого. Я б с удовольствием купил у кого-нибудь другого. Поэтому мы сегодня являемся жертвами предприятий монополистов, объектами эксперимента, который производится сегодня компанией РАО ЕЭС и РАО Газпром.

Виртуальный рынок ФОРЭМ - чисто умозрительная структура, которая придумана умными людьми для того, чтобы обеспечить скрытую перепродажу дешевой электроэнергии всей стране. Это понимает и школьник. Не может такого быть, чтобы 8 копеек, превращались в 80 копеек. Не понятно, каким путем, без дополнительной переработки, это чистый результат монополизма.

- Выхода нет?

- Понимаете в чем дело, я вам сейчас сказал, выход есть. В чем проблема? Федеральное Правительство. Не вижу я, чтобы оно как-то жестко занималось.

- Как работает программа энергосбережения?

- То, что у нас происходит с энергетикой - это и есть настоящее энергосбережение. Мы не занимаемся снабжением населения и предприятий энергией, мы занимаемся энергосбережением. Мы занимаемся неснабжением. А программа эта на самом деле есть и программа эта простая и ясная. По сути дела нам надо обеспечить абсолютный учет потребление энергии и тепла и других ресурсов. В принципе парадоксальная вещь, мы начинаем устраивать рынок с двумя весами, то есть вы когда приходите на рынок за продуктами, вы же не приходите со своими весами.

Когда-то в старые времена были контрольные весы где вы могли пойти и проверить не обманули ли вас. А с энергетикой у нас сейчас как получается: выписали счет, что вы вот сколько энергии потратили, а вы должны придти со своими весами и сказать: нет Анатолий Борисович, извините, на 50 грамм вы меня обманули. А сегодня как: поступление электроэнергии или газа в регионы считают по счетчикам системы и как дальше пошло? Украли эту электроэнергию или она пошла потерями газовых составляющих в недогретой воде или потерях теплоснабжения: все это списывается на бюджет, население, то есть у нас энергетические потери ресурсов на территории области отсутствуют. Все включается в счета и все оплачивается населением и бюджетом.

- Будете ли Вы баллотироваться на пост губернатора?

- Не буду.

- По какому принципу составлялась делегация в Париж и кем?

- Никто ни какого секрета из формирования делегации не делает. Делегацию формировало министерство международных связей. Состав делегации формировался рабочей группой. Мы предложили многим поучаствовать в этом визите, посещении Парижа, многие отказались. Работа шла долго, так как сама поездка была небольшая. Некоторые у нас отказались сразу, некоторые за несколько часов до поездки. Делать из этого делегацию победителей соцсоревнования мы не собирались. Ездили в основном супруги наших работников, руководство области, руководство Областной думы, главы администраций и если Вы думаете, что мы хотели кого-то в чем-то обмануть, то Вы ошибаетесь.

- Еще в 70-е годы в хозяйствах области проводилась работа по созданию бонитетных карт. Сейчас стоит вопрос о купле-продаже земли. Но никто толком не знает, какие это земли, как они оцениваются, какие бонитетные оценки. Есть ли сейчас какие-либо сведения, перспективы по этой работе?

- Суть закона о земле, и вообще, земельного законодательства, в том, что земля как основной ресурс не может существовать без рыночных отношений. Сегодня закон о земле нам нужен не для того, чтобы землю кому-нибудь продать, а чтоб возникла эта реальная цена земли. Реальная цена реального участка земли зависит от того, насколько эффективен на этой земле тот или иной бизнес. Даже если взять сегодня теорию оценки любой, можно оценить рыночную стоимость, можно оценить активы предприятия, можно оценить стоимость бизнеса. Вот если мы хотим оценить стоимость бизнеса участка, то мы должны по его бонитету, он тоже будет участвовать наряду с другими характеристиками. Но окончательная цена будет вытекать из эффективности того производства, которое на нем будет производиться.

Если говорить о параметрах земли, то сегодня программа идет. Вместе со Швецией мы участвуем в программе по составлению земельного кадастра. Тут мы впереди - в первой пятерке регионов России по этой работе. Если говорить сегодня о тупиках, то большой тупик у нас в целом в земельном законодательстве. Если взять Гражданский кодекс, то в нем есть один момент с правом на долю в общей собственности. Есть такая замысловатая статья: вы можете иметь долю в общей собственности, а можете иметь лишь право на долю в общей собственности. Этот правовой нюанс разрушает сегодня все земельное законодательство. Основная масса наших собственников земли имеет только право на долю в общей стоимости. А что можно сделать с правом на долю в общей собственности? Можно передать в наследство. Но право в банк заложить невозможно. Распорядиться этим правом тоже достаточно сложно.

Вот мы с Крутовым купили два стула вместе. Это наша общедолевая собственность. Мы можем договориться, что левый стул Крутова, а правый мой. А можем не договориться. И тогда у нас остается только право на стул: он будет иметь право на стул (безразлично, на какой) и я буду иметь. Вот он начнет свой стул кожей отделывать, а я буду мехом отделывать. И мы с ним перессоримся, так как каждый улучшил свою долю в неравной степени. И поэтому эти права будут меняться.

В большинстве случаев то же самое происходит с землей. Закон не будет работать, пока не будет обеспечено выделение реальных долей. Реальные доли с реальным бонитетом и с реальной ценой. Это уже и предмет залога, и предмет торга, и предмет продажи. А пока земельные отношения существуют только номинально.

- Затраты на поездку в Париж?

- У нас затрат практически не было, не считая подарков и сувениров.

- 80% вашего времени уходит на решение вопросов по долгам по ТЭКу, а тогда чем же занимается Министерство доходов?

- Доходами. Проблема долгов - это расходы. Министерство доходов занимается большой серьезной работой. Там не так то много штыков, в этом министерстве. И нельзя требовать, что создали мы структуру, тем более первые в России. Мы тоже пробуем, проверяем. Мы видим, что сегодня предприятия закрывают от нас баланс и говорят, что мы ничего вам не должны. И получается так, что 12 тыс. работающих, в год предприятие потребляет электроэнергии, света и тепла на 300 млн., 400 млн. живых денег платят за тариф, за ресурс и т.д. А налог это предприятие платит 12 млн. в бюджеты всех уровней. Конечно, надо заниматься. Мы никогда не победим бизнес фискальными методами, но нужно стремиться к тому, чтобы раскрывать этот бизнес и смотреть реальную прибыль.

Стенограмма предоставлена Министерством информации и печати Саратовской области

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail