БТД - "гарантия безопасности" Нагорного Карабаха: интервью Ивана Данилина

Баку, 5 июня 2006, 17:27 — REGNUM  

Иван Данилин - старший научный сотрудник ИМЭМО РАН

ИА REGNUM: Г-н Данилин, на прошедшем недавно в Киеве саммите ГУАМ была озвучена инициатива отказа от использования нефтепровода Одесса-Броды в режиме реверса и переход на первоначальную идею проекта, предполагающего, в частности, поставки каспийской нефти через Украину в Европу. Насколько реалистична данная перспектива с учетом позиции Азербайджана? Каков реальный экпортный потенциал азербайджанской стороны?

В среднесрочной перспективе подключение Азербайджана к проекту Одесса-Броды маловероятно из-за технических и финансовых сложностей исполнения данного проекта. Для обеспечения геополитических да и экономических задач трубопровод Одесса-Броды необходимо продлить до польского Плоцка, где расположен нефтеперерабатывающий завод. К тому же остается открытым вопрос, кто будет платить за более дорогую азербайджанскую нефть - а ее стоимость будет выше, чем у российской за счет перевалки нефти в Супсе и в Одессе. Опять же, неясно, найдет ли даже в будущем Баку необходимую нефть для Одесса-Броды (-Плоцк) ибо пока ее не хватает даже на Баку-Джейхан и ситуация по самым оптимистичным прогнозам не изменится ранее конца 2007 года.

Пока Азербайджан представляется значимым, но не слишком крупным поставщиком энергоресурсов на мировые рынки. По различным прогнозам, поставки азербайджанской нефти по БТД на мировые рынки составит после 2008 г. около 35-40 млн. т в год. Правда, по данным азербайджанских экспертов, в последнее время были обнаружены некие новые возможности на месторождениях блока Азери-Чираг-Гюнешли, но окончательно этот вопрос может быть прояснен лишь после окончания соответствующих работ на месторождениях. С точки зрения значимости азербайджанской нефти на мировых рынках укажем лишь, что даже работающий на полную мощность БТД будет осуществлять около 1,5% мировых поставок нефти.

ИА REGNUM: Что означает начало функционирования БТД в региональном и международном разрезе? Каковы шансы подключения к проекту Казахстана?

В международном отношении итоги создания БТД довольно ограничены, главным итогом события стал своего рода психологически значимый для постсоветских государств шаг в деле окончательного прорыва российской монополии на транзит углеводородов с постсоветского пространства.

Это, кстати, само по себе станет стимулом к развитию альтернативной экспортной системы, куда, несомненно, постарается подключиться Казахстан. Впрочем, для Астаны БТД (особенно после планируемого расширения мощности трубопровода) станет не столько "главным окном" в мир (как боялись в России), сколько дополнительным, хотя и значимым каналом поставок своей нефти в рамках политики диверсификации путей транзита нефти.

Нельзя сказать, что введение в строй БТД кардинально изменит ситуацию в Закавказье или Средней Азии.

Для регионального измерения фактор БТД имеет двойственное значение. С одной стороны, он объективно укрепляет позиции Азербайджана, отчасти Грузии, делая, прежде всего, Баку менее зависимым от Москвы. В то же время, ситуация не столь однозначна как кажется. Во-первых, если раньше Баку остро нуждался в американской поддержке для завершения строительства БТД, то теперь, после прямого выхода азербайджанской нефти на мировые рынки, подобная зависимость уходит в прошлое. Точно также ясно, что БТД не сможет сделать, например, Грузию финансово, а, значит, и энергетически и экономически независимой от России, как это представлялось.

Между тем, БТД явно укрепит стабильность в регионе. Так, сложно не согласиться с мнением некоторых армянских представителей, уже 2 года утверждающих, что БТД - "гарантия безопасности" Армении и - добавим - Нагорного Карабаха. Расположенный недалеко от границ НКР и Армении нефтепровод делает масштабный вооруженный конфликт в регионе маловероятным.

ИА REGNUM: С некоторых пор, ГУАМ начали величать энергетическим НАТО. Согласны ли вы такой характеристикой и если да, то, что может противопоставить в энергетической сфере этому блоку Россия?

По большому счету, использование термина "Энергетическое НАТО" применительно к Организации за демократическое развитие-ГУАМ (ОДЭР-ГУАМ) не вполне корректно. Под ЭнергоНАТО обычно понимается неформальный союз, создаваемый под эгидой Польши в Восточной и Юго-Восточной Европе (начало было положено на январском саммите в Давосе).

На самом деле, учитывая наличие определенного - в основном политического - спроса на каспийскую нефть на Украине, Молдавии, Польше - страны ГУАМ могут попытаться реализовать проект Одесса-Броды-Плоцк или просто обеспечить поставки азербайджанской нефти на Украину (по одному из проектов, в Одессе будет создан НПЗ). Все будет зависеть от того, выделят ли США и ЕС крупные кредиты на достройку и работу нефтепровода Одесса-Броды-Плоцк, а также смогут ли Киев, Молдавия и Варшава позволить себе дорогую каспийскую нефть.

Пока подобный сценарий представляется более чем маловероятным, хотя в случае очень удачного для Баку стечения обстоятельств, в том числе по мере удорожания нефти на мировых рынках и в условиях роста жесткости энергетической политики РФ, он может стать реальным. Создается ощущение, что более реалистичным станет вариант умеренных поставок азербайджанской нефти на одесский НПЗ - но и то не в ближайшем будущем.

ИА REGNUM: Насколько актуален проект Бургас-Александруполис и в чем причина простоя реализации данного проекта?

Сложность проекта состоит, как и в случае с Одесса-Броды - в многократной (в случае Бургас-Александруполис тройной) перевалке нефти. Это существенно удорожает проект, делая российскую нефть менее конкурентоспособной по сравнению с той же азербайджанской нефтью из БТД. Видимо, именно это и служит основной причиной промедления в процессе осуществления проекта.

В новых условиях Россия делает ставку на северный маршрут транспортировки нефти (по Балтийской трубопроводной системе). Впрочем, рассматриваются и альтернативные варианты, к примеру, итальянская сторона уже готовит проект нефтепровода Самсун-Джейхан, рассчитанный именно на российскую нефть. Есть и другие варианты.

В целом, перспективы проекта пока представляются крайне туманными, возможно, как и в случае с "Голубым потоком" Россия также, по крайней мере, частично предпочтет воспользоваться "турецким транзитом" - ибо в любом случае Бургас-Александруполис не "перекроет" весь южный транзит российской нефти. Между тем, "турецкий вариант" нежелателен по геополитическим причинам, ничего принципиально не изменяя в ценовой схеме. Как можно понять, российское руководство колеблется, однако промедление может ему дорого стоить, тем более, что Турция почти не скрывает, что будет и дальше ужесточать свою политику по режиму работы проливов Босфор и Дарданеллы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.